Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.08.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+10° / +21°
Ночь / День
.
<< < Август 2018 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1955 – Село Новая Письмянка получило статус города с названием Лениногорск.

    Подробнее...

Что хочет сама Богородица?

История обретения и трагической потери Казанской иконы Божией Матери, казалось бы, известна нам до деталей. Но когда в июне 2002 года, в рамках международной научно-практической конференции «Христианство в Волго-Уральском регионе: история и культура», проходившей в Казани, был объявлен круглый стол на тему «Историко-культурное значение Казанской иконы  Божией Матери и Казанского Богородицкого монастыря», именно он получился самым острым и собрал самую большую аудиторию. Ведь до сих пор не было ни одного широкого публичного обсуждения версии о возвращении иконы из Ватикана.

Этот пробел пытались как-то восполнить средства массовой информации, публикуя материалы как «за», так и «против» версии о сохранности иконы, украденной в 1904 году. Поэтому на круглом столе в Казанском государственном университете собрались не только участники конференции, но и многие казанцы, интересующиеся этим вопросом.

В начале нового века историки и краеведы, миряне и люди верующие, специалисты и дилетанты вновь заинтересовались судьбой украденной иконы. Появилась версия о том, что она чудом оказалась целой и после долгих мытарств оказалась в Ватикане, у папы Римского.

Жители Татарстана узнали, что глава города Камиль Исхаков и государственный советник при Президенте РТ Рафаиль Хакимов уже побывали на приеме у Павла Иоанна II и вели разговор о возвращении иконы в Казань. Православных немного покоробило то, что судьбой иконы заинтересовались представители другой веры, но было понятно, что это событие хорошо бы вписывалось в канву событий, связанных с тысячелетием Казани.

Правда, был во всем этом один негативный аспект: «черная кошка», пробежавшая между Ватиканом и Москвой, вносила в будущий сценарий возвращения иконы нежелательные коррективы: в планы Патриарха Московского и всея Руси Алексия II никак не входила встреча с Ионанном Павлом II, хотя определенные шаги по сближению позиций предпринимались. И в какой-то мере Казань к ним оказалась причастна.

Способствовать диалогу между Римско-католической и Русской православной церковью, развитию отношений между Ватиканом и Россией была призвана состоявшаяся 1 декабря 1997 года встреча заместителя Председателя Совета Федерации, Председателя Государственного Совета Татарстана Василия Лихачева с папой Иоанном Павлом II. По словам В.Лихачева, в ходе беседы, проходившей «в предельно доверительной обстановке», он передал папе Римскому содержание размышлений на тему о непростых отношениях между Римско-католической и Русской православной церквями, которыми с ним поделился Патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время их встречи.

«В свою очередь я передам Патриарху размышления понтифика на эту тему, а также самые добрые пожелания Иоанна Павла II Алексию II и Президенту России Борису Ельцину»,– сказал тогда В.Лихачев журналистам.

В. Лихачев имел возможность общаться с Патриархом как в официальной, так и в неофициальной обстановке, когда Алексий по его приглашению был гостем Казани с 31 августа по 2 сентября 1997 года.

Нельзя было не обратить внимание на то, что в спорах во время круглого стола в университете участвовали в основном миряне, причем были они преимущественно татарской национальности. На дискуссии присутствовал архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий, но он больше молчал.

На конференции целый блок составили доклады по архитектуре Богородицкого монастыря – вспоминали, каким он был в прошлом, представляли, в каком виде что сохранилось, думали над тем, как вернуть жизнь в руины. Председатель круглого стола – руководитель Православной энциклопедии» Сергей Кравец высказал общее мнение: «Было что-то замечательное, а сейчас – удручающее. Это – рана города и ответственность города».

Все были за то, чтобы реставрировать все, что сохранилось, а на месте разрушенного совсем необязательно можно построить и новые сооружения. Главное – надо возродить весь комплекс бывшего Богородицкого монастыря.

А если икона жива?

Если в этом вопросе спорить было не о чем, то следующая тема дискуссии – судьба святого образа после его похищения – вызвала острый спор. Это и понятно. Пришлось прочитать немало версий о том, что икона не погибла, как принято считать. Одни считают, что она была продана ворами старообрядцам, другие – что украден был не первообраз, а список с него (подробнее – в публикации Татьяны Мамаевой, газета «Время и деньги», 28 июня 2002 г.), третьи – что Ивану Грозному была отправлена настоящая икона, а не ее список.

Как сообщила старший научный сотрудник Музея древнерусской культуры имени Андрея Рублева Н.Чугреева, известно точно: во времена Митрополита Гермогена чудодейственная икона оставалась в Казани. Владыка Гермоген пишет о ней (переиздана в Казани в 2005 году), из которого мы знаем, что после деревянного храма ее переносят в каменный храм, специально построенный для этого, что здесь продолжали совершаться чудеса.

«Настоятельница обители игуменья Маргарита, в миру Мария Максорова, напуганная несколькими попытками похищения иконы, обращалась в полицию, где инциденты приписали ее мнительности и сказали, что охрана монастырских ценностей – дело церкви. Понимая, что с ушлыми ворами ей не справиться, она заказала список с чудотворного образа. Каждый вечер, после того как храм закрывался, настоятельница вынимала явленную икону из-под ризы и заменяла ее списком. Явленный образ она уносила в свои покои, а поутру водружала его на место.

...На другое утро после кражи, когда плачущие монахини обступили настоятельницу, она, необычайно спокойная, сказала им: “Не плачьте, сестры, Божья Матерь с нами”.

Эту историю Ефимия слышала от своей подруги, бывшей келейницей у настоятельницы Богоявленского монастыря, и если следовать этой версии, то получается, что злоумышленники похитили и уничтожили не подлинник Иконы Казанской Божьей Матери, а список!

Из материала Татьяны МАМАЕВОЙ  (газета «Время и Деньги»).

Очень многим хочется верить, что первообраз жив и находится сейчас в Ватикане, в личных покоях папы Римского Иоанна Павла II. Придерживались этой версии и власти, республиканская и городская.

Самые острые споры развернулись на дискуссии вокруг того шедевра, что хранится в покоях папы Римского. Есть эксперты, которые полагают, что девять лет назад в Ватикан попала именно та чудотворная икона, которая была явлена в Казани в 1579 году. При этом высказывается масса предположений, но слишком мало фактов, которые бы позволяли судить с уверенностью, что икона – та самая, казанская. Ватиканскую святыню вообще мало кто видел. Это не может не добавлять спорам еще больше остроты.

Дискуссию открыл Дмитрий  Хафизов, советник казанского мэра по религиозным вопросам. Участники конференции узнали от него о новой идее казанского руководства – открыть в Казани Паломнический центр мирового уровня.

Особое внимание он обратил на известные факты, связанные с явлением людям Девы Марии. Кстати, результаты изысканий Д. Хафизова были для нас очень полезными, поскольку мы узнали об истории казанских списков то, что не знали раньше.

Оказывается, сообщения о явлениях матери Иисуса Христа стали появляться еще на заре христианства. За первые 1700 лет после Рождества Христова было отмечено 300 таких явлений, а с середины XIX века число их стало резко возрастать. Только в XX столетии зафиксировано 445 случаев Ученые выдвигают два объяснения этого феномена: в XIX столетии началось систематическое изучение явлений Богоматери, а в 1854 году папа Римский Пий IX провозгласил догмат о непорочном зачатии.

Д.Хафизов сделал сравнительный анализ трех наиболее известных случаев явления Девы Марии – в Казани (1759 г.), городе Лурд на юге Франции (1858 г.) и деревне Фатима, расположенной в 115 км к северу от Лиссабона – столицы Португалии. (1917 г.) И везде боговидицами становились девочки-подростки. В Лурде Богородица несколько раз являлась 14-летней Бернадетте Субиру, в Фатиме свидетелями чуда стали трое детей: 10-летняя Лусия душ Сантуш, ее 9-летний кузен Франсишку Марту и его cecтра Хасинта семи лет. В Казани Богородица явилась 10-летней Матроне.

Соблюдается и другая закономерность: все дети отличались глубокой набожностью, но они не сумели заставить окружающих поверить в истинность своих рассказов.

Рассказывая о том, что место явления Богородицы всегда становится центром притяжения огромного числа паломников, как это случилось с Лурдом и Фатимой, докладчик вполне закономерно допустил, что то же самое будет в Казани, если предпринять некоторые организационные и прочие меры. Ведь наш город занимает в ряду явлений образа Божией Матери особое место, поскольку это случилось в Казани раньше, чем в Лурде или Фатиме. Столь важный исторический факт, по мнению Д.Хафизова, позволяет Казани претендовать на особую роль среди центров паломничества, и высказал конкретные предложения на этот счет.

У докладчика нашлось много оппонентов. В дискуссии наметилось два направления, которые были связаны не столько с разной интерпретацией исторических событий, сколько с разными позициями по поводу современных фактов.

Во-первых, не все согласились с тем, что могут быть прямые параллели Казанской святыни со святынями Лурда и Фатимы. Там речь идет о явлении именно Богородицы, а Матрона в Казани увидела икону Божией Матери. Это все-таки не одно и то же.

Участники конференции не были едины ни в оценке Ватиканского образа Богоматери, ни в представлениях о его дальнейшей судьбе в случае возвращения в Россию.

Впрочем, в 2002 году никто не был уверен, что икона будет возвращена в Россию. Роман Стагер, советник Ватикана по межрелигиозным отношениям, выступая во время дискуссии в КГУ, говорил очень осторожно и осмотрительно.

Во-первых, он сразу оговорился, что приехал в Казань не как официальный посланник папы Римского, а как частное лицо, во-вторых, не сказал ничего определенного, правда, отметил, что не исключает положительного решения данной проблемы. Он подчеркнул, что решение этого вопроса никак не связано с возможностью визита в Москву папы Римского. На тот период это было важное заявление.

В то время между Москвой и Ватиканом наметилось откровенное противостояние. Решение Ватикана об учреждении католических епархий в России вызвало такую гневную отповедь российских святых иерархов, что практически все московские СМИ уверенно предрекали: визит Павла Иоанна II в Москву невозможен. Сам папа Римский в выступлении 22 января 2002 года сказал, что икона вернется в Россию «при определенных обстоятельствах».

Мусульманская Казань со своей идеей возвращения Казанской святыни на место обретения оказалась как бы между двух огней – православной Москвой и католическим Ватиканом, и этому факту кое-кто не преминул придать политическое значение. В связи с чем граф Петр Шереметьев, директор Парижской консерватории имени Рахманинова, принимавший участие в конференции, в интервью газете «Казанские ведомости» заявил: «Икона Казанской Божией Матери – не та вещь, которую можно разыграть в каких-то политических целях». Он сказал еще одну ключевую фразу: «Хочется верить, что с момента возвращения чудотворного образа начнется возрождение России и Татарстана».

При этом нельзя было не вспомнить исторические факты, которые и впрямь доказывают чудотворное воздействие святого образа на дела российские. Об этом же говорил профессор богословия Гиссенского университета (Германия) Адольф Хампель – непосредственный участник переговоров между Ватиканом и Татарстаном. Возвращение иконы, по его мнению, может быть символом духовного возрождения не только для России, но и для всего христианского мира.

С этим разве поспоришь? Возражали по другому поводу. Не все участники конференции были уверены в том, что в Ватикане хранится оригинал казанской святыни. В частности, старший научный сотрудник Института истории Академии наук РТ Е. Липаков считает, что факт уничтожения иконы достоверно установлен, следствие по делу кражи иконы велось профессионально и пристрастно, а Н. Чугреева, старший научный сотрудник Музея древнерусской культуры имени Андрея Рублева, обратила внимание участников дискуссии на ряд фактов, доказывающих, что мы имеем дело с разными иконами. Это видно, например, по размерам: Ватиканская икона намного больше Казанской – 31,12х26,49. Размер Казанского образа – 26,7х22,3 см. Как известно, списки всегда больше по размерам, чем оригиналы икон, подчеркнула Н. Чугреева.

Выступает Н. Чугреева

Она утверждает, что в Ватикане находится список, изготовленный много позже оригинала – в первой половине XVIII века. Это доказывают многочисленные свидетельства специалистов, изучавших Ватиканскую икону по фотографиям.

Знаток иконописи подробно остановилась на различиях, подчеркнув, что со временем сложилась устойчивая и простая иконография Казанской иконы: Богородица изображена без рук, склонена к младенцу, младенец прямоличен, он стоит, а не сидит. Ватиканская икона отличается от более ранних списков тем, что Богородица обращена к молящимся, в то время как на ранних списках она смотрит на Христа. Обращенный на молящихся взгляд – признак более поздних икон. На Ватиканском списке жест благословения именословный (пальцы руки изображают по две буквы имени – «Иисус Христос»), в то время как на ранних образах – двуперстный.

Есть разница и в стиле исполнения. По древним спискам мы видим несколько грекофильский тип лика Богородицы – с огромными глазами, с удлиненным носом. Стиль этот характерен именно для XVI века, хотя, как заявила Н.Чугреева, икона может быть и более древней. Ведь существует гипотеза о том, что в факте явления образа в Казани нет ничего мистического. Известный специалист в области иконографии рассказала в интервью «Восточному экспрессу» о свидетельстве одного летописца: якобы некая девица была пленена одним из казанских мурз, привезена в Казань, где, не желая осложнений, зарыла икону в землю…

Стоит отметить, что ни Е.Липаков, ни Н.Чугреева не утверждали со стопроцентной уверенностью, что новоявленная икона все-таки исчезла навеки.

Из следственного дела, которое нам известно по опубликованному в 1905 году отчету с процесса, получается, что правосудие так и не пришло к уверенному заключению. С одной стороны следствие констатировало, что какая-то доля тайны остается. С другой же стороны прокурор Покровский говорил о том, что к сожалению, придется признать, что этот человек действительно мог сжечь образ. Во-первых, в печи, где обнаружили остатки окладов и петель, по которым монахини узнали части убранства явленного образа, нашли и частицы того мелового слоя, на который обычно накладывается живопись, и он мог быть только от иконы. Да и сам Чайкин богохульно говорил, что хотел сжечь ее, чтобы показать – никакая она не чудотворная. Так что можно предположить, что он сделал это из страшных соображений безбожника.

Он не скрывал, что их была целая компания – воры-профессионалы, которые гонялись за драгоценностями, на их счету – несколько ограблений икон. Система была достаточно хорошо отлажена, и они потоком продавали жемчуги, сапфиры через ростовщиков-евреев, чтобы вывезти из Казани. Сеть этих темных дел была довольно широкая. Когда Чайкина заключили в Шлиссельбургскую крепость, он говорил: мол, сейчас бы я, возможно, так не поступил, мне теперь стало ясно, что вещь, которая для меня ничего не значит, может быть, что-то значит для других.

Срок его заключения закончился в 1917 году и, конечно, очень любопытно, как он жил в последующее безбожное время, чему научила его эта страшная история.

Из интервью Наталии ЧУГРЕЕВОЙ газете «Восточный экспресс».

В дискуссиях о Казанской иконе Божией Матери речь идет о трех образах, которые могут претендовать на роль подлинника. Как явствует из текста «Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани», Казанский образ является списком с древней Влахернской иконы  (Константинополь) и относится по иконографическому типу к иконам, именуемым Одигитрия-Путеводительница.

Одна версия гласит, что первоообраз был отправлен в Москву в смутное время на помощь ополченцам. Вскоре ученые от нее отказались, подтвердив, что в Москве находилась не явленная икона, а список. По другой версии, явленная икона была взята по велению Петра I в Санкт-Петербург для освящения новой столицы государства. Она также не соответствует истине, потому что размеры петербургской иконы в два раза больше явленного образа.

Как утверждает Н.Чугреева, это три разные иконы, все три – списки, что доказывается непосредственным их видом и различными параметрами. Московский список был больше – 27,3 на 24,5. Разница в 4 см – достаточно приличная.

Но дело опять же не только в размере. Существуют исторические свидетельства, что для Москвы список под благословением Святейшего Патриарха Гермогена был принесен из Казани и попал в столицу еще с первым ополчением. С этим списком был взят Новодевичий монастырь, а затем вторым ополчением Минина и Пожарского была освобождена Москва. Интересно, что чудотворный образ из Казанского собора на Красной площади в 1918 году тоже был похищен.

В центре внимания – икона из Ватикана

Самые острые споры на круглом столе развернулись вокруг иконы, которая хранится в покоях папы Римского. Есть эксперты, которые полагают, что в 1993 году в Ватикан попала именно та чудотворная икона, которая была явлена в Казани в 1579 году. При этом высказывается масса предположений, но слишком мало фактов, которые бы позволяли судить с уверенностью, что икона – та самая, Казанская. Ватиканскую святыню до 2005 года вообще мало кто видел. Это не может не добавлять спорам еще больше остроты.

С этой точки зрения участники научной дискуссии ждали выступления кандидата исторических наук Д. Хафизова, можно сказать, апологета казанского происхождения Ватиканской святыни. Он уже долгое время изучает историю обретения святого образа в Казани, а также дальнейшую его судьбу. По его мнению, которая находится в Ватикане, – это и есть первообраз. Значит, Федор Чайкин с сотоварищами украли список.

Как считает ученый, в Ватикан могла попасть либо икона, более трехсот лет принадлежащая царскому дому, либо святой образ, ушедший вместе с ополчением и до 1918 года хранившийся в Казанском соборе на Красной площади Москвы. Первообраз, который был украден в 1904 году из храма Богородицкого монастыря, Д. Хафизов считает наименее вероятным.

Однако на дискуссии в КГУ он каких-либо доказательств в защиту своего мнения не привел, посчитав, видимо, истину о казанской родине Ватиканской иконы доказанной. Он только напомнил собравшимся некоторые исторические факты, связанные с обретением иконы Богоматери, и предостерег всех от тиражирования ошибок.

В частности, Д. Хафизов опроверг сведения о том, что Матрена была дочерью Онучина, виновника пожара 1579 года. Ее отец был и в самом деле стрелец, но фамилию его мы не знаем. А виновник пожара Даниила Онучин был царским воином.

По данным ученого, Гермоген во время исторических событий не был священником церкви Николы Тульского, как с завидной настойчивостью сообщается в СМИ, – как мы уже писали, он служил при церкви Николы Гостинского.

Наконец, Д.Хафизов уточнил, что девочку, нашедшую чудотворную икону, звали не Матрена, как много лет было принято писать, а Матрона. Впрочем, последний факт, как мы выяснили – вовсе не ошибка. Это две разных транскрипции одного и того же русского имени.

Ватиканский список. Такую освященную иконку получили все участники круглого стола

На дискуссии к общему мнению так и не пришли – каждый остался при своем. Все были едины только в одном – нужны дополнительные исследования Ватиканской святыни специалистами. И только один профессор Адольф Хампель утверждал, что нет принципиального значения, подлинник в Ватикане или список – в любом случае возвращение иконы может стать символом духовного возрождения, и не только для России. Потому что Ватиканская икона – намоленная, а потому при любой оценке ученых результат будет один: икона все равно привнесет в жизнь России и Татарстана мир и спокойствие, оградит от бед и напастей. Очень бы хотелось верить в такие предсказания…

Кстати, казанские газеты, рассказывая о международной конференции по православию, основное внимание уделили именно круглому столу. В печати появилось много интересных материалов об иконе Казанской Божией Матери, например, публикации Ольги Иванычевой («Казанские ведомости»), Татьяны Мамаевой («Время и Деньги»), Резеды Даутовой «Восточный экспресс». Интересное интервью заместителя руководителя Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ Александра Кибовского появилось в «Российской газете».

Казань – место паломничества мирового масштаба?

Значение Казани как места явления Девы Марии во время дискуссии в КГУ никто не оспаривал. В принципе не было возражений и против того, чтобы здесь были созданы условия для паломников. Разногласия возникли по поводу того, что будет на месте Богородицкого монастыря: Паломнический центр (с большой буквы – как у авторов проекта) или возрожденная из руин в прямом и переносном значении этого слова святая обитель.

Д.Хафизов познакомил участников дискуссии с проектом создания Паломнического центра. Высказанные им предложения наверняка были согласованы с руководством Казани, поскольку при обсуждении проекта резолюции круглого стола его позиции всегда совпадали с мнением заместителя председателя городского Совета народных депутатов Л.Андреевой (мэр города К.Исхаков на дискуссии не выступал и вообще присутствовал на ней только дипломатически – в самом начале и в конце, когда подводились общие итоги международной конференции).

Итак, прежде всего надо выделить заповедный район, включающий территорию бывшего монастыря и примыкающие к нему улицы и дворы; отреставрировать две сохранившихся церкви: надвратную Софийскую и Крестовоздвиженскую; а также восстановить церковь Николы Тульского, место первого пребывания чудотворной иконы; обозначить места существования утраченных храмов комплекса, используя методы передового мирового опыта реконструкции утраченных архитектурных памятников; там, где был алтарь разрушенного пещерного храма, построенного на месте обретения чудотворной иконы, поставить небольшую открытую часовню, обеспечивающую беспрепятственный и одновременный доступ сотням тысяч паломников к Святому месту. По замыслу авторов проекта, эта часовня и будет главным местом Паломнического центра.

О сегодняшнем дне архитектурного памятника, о планах его реконструкции говорили на круглом столе сразу несколько выступавших. Все признавали, что сегодняшнее состояние бывших монастырских построек «ужасное». Готовых проектных решений пока нет, хотя работа над ними уже началась, о чем рассказала в своем выступлении ведущий специалист архитектурно-проектного института «Казгражданпроект» Г.Нугманова. Пока нужна санация территории – и этим тоже уже занимаются. Как заявил З.Слепак, профессор кафедры геофизики КГУ, землю на месте бывшего монастыря надо «лечить». Необходимая методика для этого у казанских ученых есть. Был бы заказ и, естественно, деньги для финансирования дорогостоящих исследований. Деньги нужны и на реконструкцию уцелевших сооружений, и на новое строительство. Предстоит реализовать решение о вынесении с исторической территории табачной фабрики. Как нам сообщили, с этим появились определенные трудности.

Естественно, для начала таких масштабных работ необходимо получить благословение Патриарха – по замыслу организаторов проекта, он должен войти в Наблюдательный совет Паломнического центра в ранге его президента.

Как показала дискуссия, заручиться такой поддержкой будет непросто. Потому что между Москвой и Казанью и в этом вопросе есть определенные разногласия, о которых довольно обстоятельно говорили участники дискуссии в КГУ. И не столько политического, сколько теологического характера. Хотя как на это посмотреть…

Что касается Ватиканской иконы – еще не факт, что после возвращения в Россию она будет находиться в Казани. Как решат высочайшие иерархи в Москве – так и будет. Некоторые участники дискуссии, желая быть благодарными гостями, говорили о необходимости учесть мнение Президента Республики Татарстан М.Шаймиева.

Что касается создания центра паломничества – то при всеобщей поддержке этой идеи мнения о нем разошлись, причем принципиальным образом. Д.Хафизов убеждал: если в Богородицком монастыре возродить монастырскую жизнь, то мусульмане и представители других религий в паломнический центр не пойдут. Он не скрывал, что для авторов проекта такой центр – прежде всего интересный объект религиозного туризма.

Эта идея встретила яростное сопротивление москвичей. Да и казанские священнослужители, судя по всему, от нее не в восторге. По мнению именитых гостей из Москвы, участвовавших в конференции, центр паломничества должен быть составной частью восстановленного и возрожденного Богородицкого монастыря, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мать Мария, представлявшая на дискуссии общественный фонд «Ковчег», в своем выступлении подчеркнула: не так важно, какое решение будет принято, важнее – что хочет сама Богородица. По ее словам, совершенно спонтанно вокруг Софийского собора (единственного здания монастыря, использующегося сегодня по назначению) собралась молодежная община, не знающая христианства, но желающая познать его. Это лишний раз доказывает, что монастырь надо возрождать.

Перечитывая записи, сделанные во время дискуссии, еще раз убеждаешься, что различия между верующими разных конфессий весьма существенны. В представлении мусульманина число паломников может доходить до миллиона – это особо подчеркивал Д.Хафизов. Именно так происходит в Мекке во время февральского Хаджа. В католическом храме также порой собираются тысячи людей.

Но у православных общение с Богом происходит совсем по-другому. К тому же ритуал общения с Богородицей особый. Как утверждает Н.Чугреева, не каждый достоин этого. Вот что она сказала об этом в интервью «Восточному экспрессу»:

«Что у нас обычно делают на месте явления иконы? Ставят крест или часовню, или монастырь. И это становится местом, куда люди притекают, чтобы получить благодатную помощь от Богоматери и Христа. Но как они эту помощь будут получать? Если они просто придут поклониться – это одно. А если они будут включены в таинства церковные и получат всю полноту, которую дает церковь, это – другое. Если не совершается божественная литургия, такое место как бы обесценивается, не играет роли для спасения души человека, какую ей играть предназначено... В русской традиции явление Богородицы – потаенное».

То, что вопрос о чудотворной Казанской иконе обсуждали в основном миряне, пусть даже верующие, делало достаточно наглядным со стороны тот факт, что люди руководствуются в первую очередь отнюдь не религиозными мотивами. Это было особенно заметно при обсуждении проекта резолюции «круглого стола». Подготовлен он был казанской стороной, и московская сторона не скрыла своего неудовлетворения по поводу некоторых формулировок.

После острой, впрочем, весьма дипломатичной по тону дискуссии по настоянию московской стороны пункт о «возврате иконы на ее историческую родину» с первой позиции переместился на третью. А на первую позицию поставили задачу «продолжать научно-исследовательскую работу по изучению истории иконы Казанской Божией Матери, в том числе списка иконы, хранящегося в Ватикане», на вторую – «обратиться в Ватикан с просьбой о предоставлении возможности проведения экспертизы Ватиканской иконы».

Долго препирались по поводу формулировки начала первого пункта – «Казанская икона Божией Матери, обретенная в Казани в 1579 году, является одной из наиболее почитаемых Богородичных икон всего христианского мира». Является или являлась?

Но, пожалуй, самым принципиальным моментом в резолюции стал пункт, в котором говорится о восстановлении комплекса Казанского Богородицкого монастыря. После небольшого препирательства между председателем круглого стола и Д.Хафизовым все-таки были вставлены слова – «восстановить монастырскую жизнь».

Крестовоздвиженская церковь использовалась как общежитие и учебный корпус факультета русской филологии Казанского педагогического института (университета)

Простые участники дискуссии, лучше сказать – зрители, обмениваясь мнениями о том, что услышали, говорили разное. Одни, как патриоты своего города, предполагали, что москвичи не хотят отдавать Казани ценную икону и устами столичных ученых фактически озвучена позиция Патриарха. Другие, как рациональные прагматики, обсуждали финансовую сторону: Казань не хочет возрождать монастырь, потому что в этом случае никакой прибыли городская казна иметь не будет: все будет уходить в Московскую патриархию. Но, кажется, все понимали: вопрос дальнейшей судьбы Казанской иконы – все-таки не научный, а политический. Как бы не утверждалось во время дискуссии обратное…

В этой связи было странным то, что не было на круглом столе ни одного сообщения о том образе Богородицы, который уже многие десятилетия живет в Казани. Речь идет об иконе церкви Ярославских чудотворцев. По нашим сведениям, во время июньской конференции приезжие специалисты с разрешения священников высокого ранга обследовали список Казанской иконы Божией Матери, который хранится в храме на Арском поле. Оказывается, он тоже старинный – датируется XVIII веком.

Конечно, эта скромная по внешнему убранству икона уступает своим знаменитым собратьям: на ней нет столько драгоценных каменьев. Тем не менее тысячи казанцев уже многие десятки лет преклоняют перед ней колени, считая ее связующим звеном нашего бренного мира с Иисусом Христом и его Матерью.

 

Постскриптум

Данная публикация – четвертая часть очерка Любови Агеевой. Учитывая нежелание современных молодых читателей читать большие тексты, мы разбили его на небольшие главки. По гиперссылкам вы легко соедините отдельные главки в единый текст.

Публикация обновлена в 2012 году, после выхода в свет книги «Чудотворная Казанская икона Божией Матери. Заступница усердная рода христианского» (А.М. Елдашев, Е.В. Липаков, Д.И. Хафизов; под ред. Ю.В. Андреевой. Казань, Центр инновационных технологий). Иллюстрации из этой книги.

1. Казанская Икона Божией Матери: загадка, которой более четырех сотен лет

2. Явление Богородицы казанской девочке Матроне

3. Казанское святотатство 1904 года

5. Казанская икона Божией Матери из покоев папы Римского

Другие публикации:

Книга о заступнице усердная рода христианского

Патриарх Московский и всея Руси Гермоген

Казанско-Богородицкий женский монастырь: вехи истории

«Казанская Богородица» все-таки возвращается

Икона Казанской Божией Матери вернется?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов