Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.10.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2017 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1904В Казани состоялось торжественное открытие речного училища (ныне речной техникум). Начальником назначен М.В. Черепанов.

    Подробнее...

Металлическое кружево Казани. Публикация 3

Мы предоставляем возможность познакомиться с необычным путеводителем по Казани - «Металлическое кружево». Его автор - Ниаз Хаджиевич ХАЛИТОВ, известный казанский знаток архитектуры. В 2002 году он начал его редактировать, и мы опубликовали первый маршрут в новом виде в нескольких номерах. 

Для интернет-издания два других маршрута подготовлены по путеводителю, который на сегодня, конечно же, раритет.

Перед вами прогулка по маршруту №3 - «Татарская слобода».

Маршрут охватывает так называемую Забулачную часть города. Здесь, на месте древнего пригородного поселения Кураиш, в XVI веке образовалась Татарская слобода. Ее жителями стали казанцы, покинувшие город после взятия его войсками царя Ивана IV.

Древнейшая часть Татарской слободы находилась, вероятно, на месте Сенной площади (ныне сквер на пересечении улицы Кирова (ныне Московская), Парижской Коммуны и Галиасгара Камала), там, где стояла средневековая мечеть Отуча. Отсюда она разрослась с течением времени к югу вдоль берега Кабана.

В XVIII веке самой богатой, престижной частью татарского района города была улица вдоль берега Кабана (ныне ул. Каюма Насыри), где сохранились самые старые постройки этой части города – мечети Марджани и Апанаева (номера 17 и 27), дома Апанаева (ул. Каюма Насыри, 37), (ул. Сафьян, 5) и Хусайнова (ул. Комсомольская, 42), выстроенные во второй половине XVIII века. Здесь мы можем найти первые незатейливые образцы кованых изделий чисто практического назначения, не служивших специально целям украшения зданий.

В первой половине XIX века вокруг этого ядра стал складываться аристократический центр Татарской слободы, к середине XIX века оформившийся в бывшую Юнусовскую площадь, где селились богатые купцы и дворяне. В это время, в период широкого проникновения архитектуры и эстетики классицизма и застройку Татарских слобод Казани, стали проявляться довольно оригинальные металлические изделия в этом стиле. Их декоративный облик отразил своеобразие татарской культуры и декоративного искусства. Оно проявилось и в компоновке орнамента, и в трактовке отдельных его деталей и вписывалось в стилевые рамки классицизма.

Тогда же возник и общественно-торговый центр Татарских слобод – Сенная площадь. Здесь, на месте нынешнего сквера, когда-то шумел настоящий восточный базар, экзотическая достопримечательность Казани. Вокруг Базарной мечети располагались многочисленные гостиницы, караван-сараи, бани, мастерские ремесленников, торговые лавки, чайханы и закусочные. Тут собирались представители делового мира, заключались сделки, обсуждались последние новости.

Вокруг Сенного базара, на современных улицах Тукая, Парижской Коммуны, Галисгара Камала, части улицы Нариманова во второй половине XIX века селились представители новой буржуазии, разбогатевшие крестьяне, размещались центры татарского книгопечатания, медресе и другие учебные заведения, строились мечети.

К началу XX века массовое кирпичное строительство охватило всю территорию Татарских слобод и особенно районов общественного и аристократического центра. Здесь мы можем встретить образцы художественного металла, отразившие национальные черты татарской городской архитектуры, своеобразное мировоззрение народа, влившегося в культурную общность России, но по-прежнему искавшего свои эстетические идеалы на Востоке.

Исторические традиции местного зодчества, сложившиеся еще во времена Великой Булгарии и Казанского ханства, не были утрачены. Они сохранились здесь в неизменности вплоть до середины XVIII века. Только во второй половине XVIII столетия, когда по всей России в законодательном порядке стала насаждаться новая архитектура в духе петербургского барокко, а генеральные планы городов переделывались на основе регулярной геометрически правильной сетки, на улицах Татарской слободы появились первые редкие здания в европейских стилях барокко, а затем классицизма.

Эти стили, поначалу воспринятые татарами без изменений, с течением времени преобразовывались соответственно вкусам жителей Казани и традициям татарского зодчества. В результате возникли своеобразные черты архитектуры Татарских слобод, прежде всего в планировке, а затем и во внешнем виде зданий.

Начиная с середины XIX века, городская архитектура татар стала приобретать черты национального романтизма, ярко отразившиеся в декоративных деталях фасадов. Двойственность татарской культуры, формировавшейся на основе собственных национальных бытовых и религиозных традиций, но под огромным воздействием русской художественно-эстетической мысли, особенно сказалась в области архитектуры, более других областей материальной культуры подверженной влиянию регламентирующего законодательства.

Несмотря на стилевую общность татарских и русских зданий, общественные, нравственные и эстетические идеалы, выражаемые средствами их архитектуры, были разными. Иным был и язык архитектуры, понятный жителю Татарской слободы, но странный для постороннего.

Декоративные детали в татарской части Казани отнюдь не имели того значения, что в русской архитектуре, где фасады приобретали выразительность за счет силуэта, игры объемов и крупных членений.

Основным декоративным и композиционным средством в татарской архитектуре был цвет, затем средства мелкой пластики и лишь в последнюю очередь металлические решетки. Декоративные элементы фасадов русских зданий выпуклы, сочны, богато моделированы. у татар же главным выразительным средством была графичность и богатая цветовая гамма фасадов и их элементов.

Сказалось это не только на резных и лепных деталях, но и на характере металлических решеток, где татары решительно предпочли плоскостную ковку с минимальным количеством штампованных мясистых деталей, которыми так богаты чебаксинские изделия, что стали неотъемлемой частью архитектуры центральных улиц Казани.

Кованые металлические изделия были важным элементом национального архитектурного декора, хотя их доля в архитектуре татарской части города не была столь велика, как в центре. Однако те металлические изделия, что мы увидим, проходя по улицам Татарской слободы, несут отпечаток национальной психологии ее жителей, дополняют наши представления о татарской архитектуре.

Мы начнем наш осмотр с той части Сенной площади, где, по преданию, поселились первые жители Татарской слободы. Архитектура торговой площади носит совершенно особый характер. Ее специфика состояла в том, что поверхности стен первых этажей зданий были полностью скрыты маркизами, навесами, рекламой или вывешенными товарами и не нуждались ни в каком декоративном убранстве. Поэтому теряли всякий смысл штукатурные наличники, сложные профилированные тяги, ниши, рустовка.

Единственным местом размещения мелкой пластики, не считая, конечно, верхних этажей, служили полотнища дверей и ворот, оконные ставни торговых лавок. Поэтому понять истинное место кованых изделий в довольно неприглядной на первый взгляд архитектуре торговых лавок можно, лишь мысленно реконструировав их живописный облик в прошлом: со всей рекламой арабскими буквами, отсутствующими ныне украшенными орнаментом стальными ставнями и дверями, пестро раскрашенными стенами.

Тогда, казалось бы, малозначительные нюансы в трактовке кованых орнаментов обретают иной смысл и органично вписываются в общий контекст своеобразной декоративной культуры татарских фасадов.

1. Улица КИРОВА (ныне Московская), 58. Дом конца XVIII – 1-й половины XIX века, где жил крупнейший исследователь татарской культуры, профессор Казанского университета К.Ф. Фукс. Здесь останавливался во время приезда в Казань А.С. Пушкин. Строгие фасады этого дома в духе классицизма претерпели реконструкцию в середине XIX века, однако их по-прежнему украшает металлическая решетка балкона характерного классицистического рисунка в виде пересекающихся колец. Места соприкосновения колец украшены солярными знаками – традиционной деталью татарского орнамента.

Как мы уже говорили, в архитектурном декоре периода классицизма зачастую лишь незначительные на первый взгляд детали навевали мысль о народных традициях, а внешне он мог выглядеть обычно, раскрываясь лишь посвященному. Солярные знаки–символы Солнца, сохранившиеся в местном искусстве еще с языческих времен, стали непременным элементом татарского орнаментального искусства. Очень часто этот символ встречается и в народном зодчестве, в деревянной и каменной резьбе всех времен. Символ этот, близкий искусству многих народов, в том числе и русского, прокладывал мосты между искусством русского классицизма и татарским зодчеством, не противореча ни стилевым рамкам одного, ни традициям другого. Ту же роль играли стилизованные изображения цветов и трилистников, родные и близкие вкусу татарина и легко вписывающиеся в стилевую структуру орнаментов барокко и классицизма.

(В настоящее время дом Фукса прошел первый этап возрождения: завершены работы по замене коммуникаций, восстановлению здания по старым чертежам, реставрации фасада - Ред.)

Пройдем по направлению к Базарной мечети.

2. Улица КИРОВА, 68. Лавка Шаги-Ахмета Киселева, середина XIX века. Богатейший лепной потолок, покрытый восточными арабесками, к сожалению, погиб при капитальном ремонте помещения. Сохранились кованые сетчатые ворота в проезде во внутренний двор.

Архитектура этой лавки являет собой яркий пример полной подчиненности торговой функции. Единственным украшением ее голых стен были не сохранившиеся ныне стальные орнаментированные ставни и упомянутые уже кованые ворота. Стены закрывались рекламой, вывешанными товарами и не нуждались ни в какой иной декорировке.

Двустворчатые ворота лавки относятся к очень характерному и довольно распространенному типу подобных изделий в Татарской слободе первой половины и середины XIX века. По стилю эти ворота чисто классицистические, однако нюансы декорировки сближают их с татарскими декоративными традициями.

3. Улица КИРОВА, 70. Номера «Амур», 1912–1915 года. Высокое трехэтажное кирпичное здание выдержано в формах модерна. Архитектура здания с его образно-художественными средствами дает пример чисто ассоциативного сближения с местными традициями, без признаков цитирования мотивов местного зодчества.

В пластически богатом фасаде этого здания металлические элементы почти незаметны.

Прекрасные ворота в духе модерна, лаконичного и очень изящного рисунка служат оазисом для отдыха взора среди геометрических форм архитектуры номеров «Амур». Плавный текущий рисунок створок, обрамленный массивом стены, напоминает живую молодую поросль среди каменных скал. Над далеко выступающим карнизом здания выступает прозрачная кованая решеточка, композиционной основой орнамента которой является перевернутое изображение полумесяца. Ее рисунок столь же далек от буквального повторения каких-либо религиозных или иных символов, как и весь фасад здания, дающий пример высокого понимания синтеза традиции и современности, национального в архитектуре этого периода.

Вернемся теперь к лавке Киселева и свернем налево, в почти не заметный проезд, ведущий к небольшой площади вокруг Тихвинской церкви.

4. ПЕРЕУЛОК ТУКАЕВСКИЙ. Тихвинская церковь, 1740-е годы. Кованый навес над входом в стиле классицизма, 1-я половина XIX века.

Выйдем далее на улицу Габдуллы Тукая и свернем направо, к Султановской мечети.

5. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 10. Дом середины XIX века. Кованая решетка, ограждающая остекленную веранду.

6. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 14. Султановская мечеть, 1868 год. Узорные фасады здания стилизованы в духе романтического «национального» направления. Фасады мечети бедны кованым металлом. Лишь основание гладкого цилиндрического минарета украшалось в прошлом криволинейным кованым навесом с вкомпонованными в рисунок его тимпана «солнышками» и звездами – традиционными мотивами Татарского орнамента. Сейчас этого навеса нет, но сохранилась стальная дверь в мечеть, украшенная солярным мотивом и несложным рисунком из наклепанных стальных полос. Внешняя галерея минарета была ограждена несложной парапетной кованой решеткой в духе классицизма.

7. Ул. Габдуллы ТУКАЯ, 16. Бывший дом Шакир-солдата, 1898 год. Здание, выстроенное в середине XIX века, к концу его получило новое оформление фасадов в восточном вкусе. Кованое ограждение фасадного балкона несложного рисунка типично для середины XIX века и, видимо, сохранилось еще от прежнего фасада. Псевдомавританский стиль дома требует, пожалуй, несколько иного рисунка решетки, хотя балкон в нынешнем его виде не портит и не украшает здания. Здесь опять сказалось, видимо, довольно равнодушное отношение татар к кованому металлу как декоративному средству и перенесение акцента на орнаментацию и яркую раскраску стены, украшенной когда-то, в частности, сложными многоцветными витражами.

8. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 24–26. Бывшие дома Г. Галеева, начало XX века.

В архитектуре  домов мы вновь сталкиваемся со стилизацией модерна в духе татарских национальных традиций. Ярким примером поисков национального является и кованая озонная решетка во дворе дома №26. Орнаментальная трактовка в рамках «чистого» модерна не помешала ее творцу внести в композиционную основу рисунка традиционный для татарского орнамента мотив волны, столь характерно проявившийся во всех архитектурно-декоративных формах татарского зодчества, в том числе и в кованом металле. В образном решении этой решетки как в зеркале отразилась основная идея архитектора, поставившего своей задачей очень тактично, нигде буквально не цитируя, связать традиции татарского зодчества с современностью, со стилевыми чертами европейского модерна.

Менее интересен фасадный балкон чебаксинской работы в барочном вкусе, который пышностью ковровой орнаментации ограждения несколько противоречит строгим формам дома №24. В кованый орнамент штампованных узоров, покрывающих криволинейную поверхность решетки, вкомпонованы изображения полумесяцев в обрамлении дубовых и лавровых гирлянд. Подобный же балкон украшает и дворовый фасад дома.

9. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 30. Здесь мы видим купеческую лавку, сохранившую Стальные орнаментальные двери и оконные ставни. Несложные мотивы кованых узоров этих полотнищ чем-то напоминают нам войлочные и кожаные орнаменты южных кочевников, куда уходят и корни традиций татарского искусства.

10. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 31. Бывший дом Г. Сабитова, начало XX века. Фасады этого дома когда-то изобиловали кованым металлом, от которого сейчас сохранились лишь обширный балкон-веранда, кованые ставни и оконные решетки во дворе. Металлические детали дополняли узорную кладку стены и подчеркивали буквальностью заимствований более абстрактные мотивы чисто архитектурных средств выражения национальных традиций. Например, кованые спирали, составившие орнаментальную основу оконной решетки, напоминают узоры восточных ковров, а орнаменты, покрывающие плоскость стальных ставен, близщки традиционным узорам кожаной мозаики.

Очень эффектны кованные детали, украшающие опоры веранды. Их ветвящиеся спиралевидные мотивы дополнены объемными побегами, листьями цветами, стилизованными в духе модерна.

11. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 40. Ограда мечети Галеева, 1-я половина XIX века. Наиболее интересна здесь калитка ограды, выполненная в технике плоскостной ковки и дополненная штампованными накладными деталями и крученым прутом. Кованые ажурные узоры, составляющие сплошной ковровый рисунок полотнища калитки, набраны из обычных для русской классицистической архитектуры орнаментальных мотивов: меандра, волют, растительных побегов, прямоугольной сетки, колец, крученого прута, штампованных деталей. В то же время эти узоры образуют композицию, очень характерную для декора местных архитектурных памятников или каменной резьбы татарских надгробий,

Полотнища ворот мечети имеют более скромный облик, хотя и объединены с калиткой общими мотивами: таким же растительным орнаментом, прямоугольной сеткой, розеткой на нижней части полотнищ.

Интересно проследить соотношения образного строя этих кованых деталей со скромной архитектурой мечети в духе позднего, классицизма (реконструкция 1870-х гг.). Вход – наиболее важная часть фасада в татарской архитектуре, и значение, которое придавалось его оформлению, порой превышало значение самого уличного фасада, который в традиционном варианте вообще скрывался за высокой оградой, а не выходил на улицу.

12. Улица Габдуллы ТУКАЯ. Парапетная ограда площади. Решетка выкована в конце 1970-х годов в духе развития орнаментальных традиций татарского искусства.

13. Улица ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ, 20. Бывший магазин Каримовых, 1906 год. Решетка над каменной оградой, рядом с порталом главного входа в здание издательства Каримовых. Несмотря на ренессансный характер орнаментации, решетка хорошо вписывается в систему «национального» декора магазина Каримовых, ассоциируясь с народными орнаментами татар.

14. Улица ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ, 16. Решетка ограждения крыши. Середина–2-я половина XIX века.

15. Улица ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ, 10. Кованые ворота в хозяйственный двор доходного дома Апаковых. Середина XIX века.

16. Улица ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ, 9. Номера «Караван-Сарай». Середина XIX века. Здесь мы можем увидеть вновь прекрасный пример переработки татарских орнаментальных традиций в металлической ковке. Таковы кованые узоры, покрывающие стальные полотнища Дверей в складские помещения Караван-Сарая со двора здания.

Теперь вернемся к перекрестку и пройдем к новому зданию Татарского академического театра имени Галиасгара Камала.

17. Улица КИРОВА, 61/14. Бывшие номера «Булгар». Архитектор Романов, 1866 год. Реконструкция начала XX века. Угловая башенка в виде четырехгранного шатра придала фасадам этого позднеклассического здания черты эклектической архитектуры. Формы четырехгранного шатра, завершенного узорчатым шпилем на орнаментальном «яблоке», перекликаются с шатровыми завершениями минаретов, которые так же точно традиционно членились карнизами на три части.

Ассоциации продолжает шпиль, композиционно решенный в виде стержня с нанизанными на него уменьшающимися в диаметре «бусинами», но вместо символа ислама здесь символ Жизни – Зилант.

(Здание снесено, заменено новоделом, который лишь издали, если не смотреть на крышу, напоминает старинные формы. Единственно, что сохранено, - архитектурное решение углового входа - Ред.)

Пересечем улицу Татарстан и пойдем по берегу Кабана по направлению к мечети Марджани.

18. Улица КОМСОМОЛЬСКАЯ, 8. Скромные позднеклассические формы деревянного флигеля 1-й половины, Х1Х века дополнены лаконичного рисунка классицистическими оконными решетками. Столь же просты и элегантны узоры, покрывающие стальные полотнища дверей в складские помещения во дворе.

19. Улица КОМСОМОЛЬСКАЯ, 16/1. Бывший дом Вали-бая, начало XIX века. Другой пример купеческого дома периода классицизма, на много богаче, чем предыдущий. Чисто утилитарное назначение кованых решеток и в этом здании привело к скромным лаконичным решениям их орнаментального рисунка, стилизованного в традициях классицизма. Таковы ставни окон хозяйственного первого этажа, покрытые прямоугольной Сеткой из стальных полос, и оконные решетки каменного флигеля с улицы 3. Султанова. Его фасад декорирован сдвоенными пилястрами, и классицистические стальные решетки придают особую нарядность этому служебному зданию.

Свернем на улицу Зайни Султанова, к ограде мечети Марджани.

20. Улица Каюма НАСЫРИ, 17. Ограда мечети Марджани, 1840-е годы. Довольно любопытный образец кованого изделия в стиле классицизма представляет калитка бокового входа в мечеть с улицы  3айни Султанова. Это уже известный нам тип калитки с сетчатым полотнищем и рисунком бордюра, стилизованными в духе традиций татарского орнаментального искусства. Завершение калитки, и рисунок ее нижнего, глухого полотнища представляют собой также распространенный в классицизме тип орнамента, но в то же время близкий к татарским народным мотивам. Кованая калитка хорошо вписывается в образный строй самой ограды в духе классицизма, но решенной с применением традиционных элементов татарской монументальной архитектуры, где в основу композиции столбов ограды положены формы булгарских средневековых минаретов.

Кованые полотнища главных ворот в мечеть изготовлены в 1960-х годах и стилизованы в духе рядовых кованых изделий середины XIX века, но с подчеркнуто стрельчатым абрисом полотнищ в духе традиционных форм местного зодчества.

21. Улица Каюма НАСЫРИ, 27. Купеческая лавка середины XIX века. Стальные двери в лавку орнаментированы мотивами, близкими традиционным формам татарского орнамента.

Вернемся к перекрестку и свернем на улицу Фатыха Карима.

22. Улица Фатыха КАРИМА, 9. Фасады дома начала XX века, декорированы резными накладными деталями в духе татарских орнаментальных традиций. Кованый навес в стиле модерн необычайно обогащает фасад ажурной орнаментальностью своих узоров. Несмотря на отсутствие ясной стилизации в каком-либо «национальном» духе, орнаментация навеса живо ассоциируется с традиционными мотивами на фризе дома и поддерживает впечатление своеобразия его архитектуры.

23. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 67/14. Бывший дом Б. Апанаева, реконструкция 1906 года.

Эклектичная архитектура дома Апанаева отличается продуманностью и гармонией всех деталей фасада и активным внедрением кованого металла в его структуру. В этом здании, предположительно спроектированном Г.Г. Рушем, металл, как и в других его произведениях, занимает подчиненное место по отношению к крупной пластике и лишь подчеркивает основные акценты фасада.

Таковы кованый затейливый шпиль (утрачен), криволинейный на цепях барочный навес, ажурные кованые ворота и ограждение крыши (утрачены), решетки в окнах первого этажа и в круглом окне служб, кованые ворота в подвал и ограждение балкона во дворе.

Все эти изделия отличает прекрасный рисунок орнамента, динамичный силуэт и филигранная техника изготовления отдельных деталей.

24. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 75. Дом конца XIX – начала XX века. Весь кованый металл, сопровождающий архитектуру этого особняка, отличается четкой регулярностью плоскостного орнамента, лишь местами дополненного деталями в виде растительных мотивов. Большинство изделий имеет структуру мелкого повторяющегося орнамента, в целом воспринимающегося как четкий ковровый рисунок. Среди них ворота и калитка, навес за ними (утрачены), решетка ограды с двумя калитками, легкий плоский навес над парадным входом за ней, ограждение открытой лестничной клетки со двора. Все эти изделия прекрасно соответствуют мелкой дробной пластике фасада, четкой регулярной структуре его кирпичных узоров.

25. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 77. Дом с лавкой, начало XX века. Образное решение здания близко предыдущему. Мелкая пластика фасада обогащена лаконичными орнаментальными вставками, стрельчатыми рекламными картушами и исчезнувшими ныне металлическими воротами и орнаментальными ставнями. Такие стальные ставни, покрытые наклепанными узорами в духе татарских орнаментов, сохранились со стороны двора.

26. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 84. Бывший дом Ишмуратова, 1900 год. Здание, реконструированное в начале XX века в духе неоклассицистического направления модерна, дополнено декоративными решетками ограждения балкона и крыши. Балконная решетка (выполнена в виде стрельчатой аркады, решетка крыши – в виде несложного орнаментального мотива. Национальный характер архитектуры здания внешне выражен чисто ассоциативными средствами: через стрельчатые формы аттика и решетки балкона, применением традиционного эркера, зеленых керамических вставок на охристом фоне стены и т. д.

27. Улица Габдуллы ТУКАЯ, 74. Дом Шамиля. Архитектор Г.Г. Руш. Построен в 1904 году. Здание составляет единый ансамбль с домом Апанаева, находящимся на противоположной стороне площади. Как и все произведения Руша, его отличает активный силуэт, крупная пластика фасада, подчиненное положение кованого металла.

Архитектура здания навевает образы французских замков XVI столетия, и лишь излюбленные в архитектуре татарских купеческих особняков эркеры, витражи, отсутствие богатого лепного декора да остроконечная шатровая башенка говорят о проявлении вкуса заказчика.

Металлические детали фасадов выполнены в три строительных периода. К началу XX века относятся шпили над шатрами, флюгер и сетчатая решетка внешней ограды, обычное для Казани изделие в духе эклектизма. Балкон с бокового фасада поставлен при капитальном ремонте здания в середине пятидесятых годов и не имеет отношения к образному решению фасадов. Решетка ограждения крыши и ворота в духе романтической архитектуры фасадов выкованы в 1985 году при реставрации здания (арх. Н.X. Халитов).

 

Мы заканчиваем наш третий маршрут на самой площади – бывшем общественном и аристократическом центре татарской части города. Здесь когда-то селились богатейшие купцы и мурзы Юнусовы, Апаковы, Апанаевы, Мустакимовы, Алкины. Здесь проходили народные манифестации и официальные торжества. Здесь в середине XIX века была открыта Татарская учительская школа (ул. Г. Тукая, 73) – очаг просветительства и европейской образованности в крае.

В 1986 году в доме №74 улице Габдуллы Тукая в честь 100-летия со дня рождения поэта был открыт музей поэта и проведены большие работы по реставрации площади и улицы Тукая. Площадь, после десятков лет забвения вновь вернула себе роль общественного центра.

Читайте в других публикациях: 

Металлическое кружево Казани - путеводитель Ниаза Халитова

Металлическое кружево Казани. Публикация 1

Металлическое кружево Казани. Публикация 2

 

ОТ РЕДАКЦИИ:

Публикация подготовлена студенткой Казанского федерального университета Ангелиной Ширяевой, проходящей производственную практику в редакции. Она проиллюстрирована снимками автора (чаще всего они черно-белые) и Ангелины, которая прошла с фотоаппаратом по адресам, подсказанным путеводителем. Так что вы увидите металлическое кружево 2015 года. Оно в значительной степени обновлено, поскольку многие дома в исторической части Казани прошли масштабную реставрацию, а кое-где – процесс реконструкции.

Некоторые образцы металлического кружева, представленные на снимках Ниаза Халитова, в настоящее время утрачены, как и здания, которые они украшали.

По мере необходимости редакция вносила в текст некоторые уточнения, например, по состоянию зданий, которые попали в поле зрения автора путеводителя, по названиям улиц. 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов