Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 2002 – В Казани началась реконструкция улицы Пушкина. Она составила одно целое с бывшей улицей Куйбышева, начинавшейся на «Кольце»

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Сколько же дней Петр I пробыл в Казани?

Общеизвестным является факт прибытия в Казань в 1722 году российского императора Петра I. Он упоминается практически во всех старинных изданиях о Казани, во многих книгах об истории России.

Сведения о том, когда конкретно это случилось, историки и краеведы сообщают разные. Ренат Бикбулатов в номере «Казанских историй» (№10-11, 2003), посвященном 300-летию Петербурга, рассказывая о взаимоотношениях «Великого государя»  с Казанью, подробно, день за днем,  описал его пребывание в нашем городе. Флотилия прибыла из Нижнего Новгорода и была встречена пальбой из 13-ти пушек и колокольным звоном.

После выхода в свет журнала «Казань» (№5-6, 2003), также посвященного истории взаимоотношений Петербурга и Казани, наш постоянный автор принес в редакцию статью, доказывающую, что названная в публикации Аллы Гарзавиной «Один день Петра Великого» дата  пребывания петровской флотилии в Казань ошибочна. Алла Викторовна ссылается в своей публикации на историка Ивана Голикова, автора 15-томного труда «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам»  (Москва, 1838).

В соответствии с его версией она утверждает, что Петр не останавливался в доме купца И.А.Михляева, а лишь посетил его, а  единственную ночь провел в своей каюте на судне. «Иное место жительства императора в Казани секретари обязательно бы зафиксировали», – пишет А.Гарзавина. Такими записями, указывает она, было подтверждено посещение царем Адмиралтейства и двух суконных фабрик, казенной и частной, принадлежавшей Михляеву.

Вот как рассказывается о встрече царя с казанским купцом Михляевым в одном из старых путеводителей нашего города. Казанские старожилы вспоминали этот случай, как анекдот, однако М.Рыбушкин не исключает, что это была правда.

«Готовясь к походу в Персию, Государь обдумывал план предстоящих военных действий и приказал никого не допускать к себе. Вдруг является во дворец человек пожилых лет и довольно просто одетый. Это и был купец Михляев. Он требует свидания с Императором, ему отказывают, говоря о запрещении. Михляев настаивает, говоря, что свидание с царем необходимо для пользы  Государевой. Докладывают Петру, и тот, раздраженный, готов уже   наказать дерзкого гражданина. – Удержись, Государь, – хладнокровно говорит Михляев, – узнай обо мне и выслушай причину моей смелости. Я здешний гражданин по фамилии Михляев, имею шерстяной завод и могу оказать тебе помощь в деньгах, услышав, что ты терпишь в них недостаток. – А где твой завод? – спросил смягченный Император. – Неподалеку от твоего дворца, – сказал купец. – Удостой, Великий Государь, своим посещением мое небольшое заведение, и ты увидишь, что на нем дело идет лучше, нежели на твоем казенном.

Петр осмотрел завод купца Михляева, посетил его жилище, и здесь-то, говорят, хозяин вынес ему множество золотых и серебряных денег, а хозяйка вручила небольшую чашку жемчугу и драгоценных каменьев. Император крайне восхищен был таковым поступком Михляева, вспомнил о нем и в Москве, прислал оттуда собственноручный рескрипт (подписан 15 июня 1724 г.)следующего содержания:

«Господин Михляев! Мы, ведая доброе ваше состояние, отдаем вам Казанский шерстяной завод с готовым домом и со всеми станами и прочим инструментом, только вы приложите свое старание оный размножить для своего интереса, а какое в том заводе надобно вам вспоможение, о том пишите прямо к нам в Кабинет, также в Мануфактур-Коллегию, а мы не только,  что тебе помогать будем, но и в милости своей не оставим».

И.И.Голиков, действительно,  в главе, посвященной Персидскому походу, отмечает, что Петр I прибыл в Казань 7 июня 1722 года и на другой день отплыл дальше. Однако, напоминает Р.Бикбулатов, автор известного казанского путеводителя «Краткая история города Казани»  (Казань, 1834) М.Рыбушкин спорил с Голиковым, утверждая, что корабли Петра прибыли в Казань  27 мая, а не 7 июня.

 Известно, что царь Петр, закончив подготовку к Персидскому походу, покинул Москву 13 мая 1722 года, 15 мая в Коломне к нему присоединилась свита с царицей.  В Нижнем Новгороде для государя и его свиты были приготовлены суда, на которых они довольно быстро доплыли до Казани.

Р.Бикбулатов  уточняет, что в путеводителе М.Рыбушкина есть указание еще на одну ошибку историка Голикова:

«Мы со своей стороны не думаем, чтобы Государь, выехав из Казани 8 июня, мог прибыть в Астрахань, при различных остановках в пути, 15 числа того же месяца, судя по пространству по крайней мере, 2000 верст».

Петр никак не мог прибыть в Астрахань 15 июня. Более реальна дата 2 июля, когда он послал из этого города распоряжение в Казань о ремонте большого минарета в Булгаре.

Р.Бикбулатов пишет, что сведения И.И.Голикова можно легко объяснить, если знать некоторые подробности личной жизни государя. Скорее всего, историк пытается скрыть истинные причины, которые задержали Петра I в Казани. Но из некоторых источников,   использованных Р.Бикбулатовым при написании статьи «Петр I и Казань», мы знаем, что в нашем городе царь отмечал свое 50-летие. Праздновали этот юбилей больше недели. Некоторые источники подтверждают, что царь сам пил сверх меры и требовал, чтобы другие следовали его примеру.

Известно, например, что уланы дипломатического корпуса постоянно жаловались на то, что пьянство отнимает у них жизнь.

«Царь уже шесть дней не выходит из своей комнаты, – писал саксонский министр в 1727 году, – он заболел после пирушки на царской мызе по случаю закладки церкви. Было выпито 3000 бутылок вина и это задержало поездку в Кронштадт».

Петра I до сих пор помнят в старой доброй Англии, где он знакомился с кораблестроительным искусством. Однажды после работы он и его компания «гуляли и пили целый день и за полночь». В один из дней 25-летний знатный российский гость вместе с другими «шалунами» из России набедокурил на 350 фунтов стерлингов – 5 тысяч рублей по курсу того времени. Сумма огромная. Не удивительно, что Голиков ничего не пишет о таких попойках.

Зная, как тщательно скрывалось пьянство другого российского правителя, уже в наше время, вполне можно поверить в мотивы, по которым историк решил утаить истинные сроки пребывания Петра в Казани. Допустимо и предположение о прямой фальсификации фактов теми, кто вел походный журнал.

В статье А.Гарзавиной есть ссылка на этот журнал: якобы юбилейный день рождения Петр и его свита отметили 29 мая в… Нижнем Новгороде: «По этому поводу Строгановы на свои средства угощали войска».

Известный казанский краевед указывает, что флот выступил из Нижнего 2 июня. Как утверждает Р.Бикбулатов, сильно приукрашено у Голикова и проведение Персидской кампании. Он писал, что она шла стремительно и успешно. Реально же события проходили несколько иначе.

23 августа 1722 года после не особенно кровопролитной стычки с войском султана Петр вступил в город Дербент. Транспорты с припасами, предназначенными для питания, затонули в Каспийском море. Кавалерия была вынуждена спешиться из-за отсутствия фуража. Лошади падали тысячами. Из-за жары, отсутствия питьевой воды и пищи среди солдат распространились болезни. Петр оставил в Дербенте небольшой гарнизон и  вернулся в Астрахань, а затем, оставив командование генералу А.Матюшкину, уехал домой, в Петербург.

Победа была одержана только в 1723 году. По договору Персия уступала России все западное и южное побережье Каспийского моря. Правдиво описал Персидский поход другой исследователь деятельности императора – Казимир Валишевский в своей книге «Петр Великий» (1911).

Известно, что Петр в 1723 году направил консула М.Л.Абрамова к казанскому губернатору с тем, чтобы тот помог собрать «потребное число из татар» и отпустил их в Астрахань для строительства крепости. Насильственно туда было отправлено 5 тысяч человек. Однако Голиков не пишет, что 3792 человека из них еще по дороге скончались от эпидемии, 110 сбежали и лишь 40 вернулись домой полукалеками.

Петр – одна из самых противоречивых фигур в истории государства Российского, – пишет Р.Бикбулатов. – Ненавидимый при жизни преобладающей частью населения, прозванный в народе «царем-антихристом», Петр заметно вырос в глазах последующих поколений, став после смерти Петром Великим. Действительно, он сделал поразительно много для одного человека, несмотря на, мягко говоря, не совсем правильный образ жизни. В короткий срок (он умер в неполные 53 года) Петру удалось создать армию и флот, построить большое количество мануфактур и горных предприятий, провести много полезных для России реформ, открыть первый российский музей – Кунсткамеру с публичной библиотекой.

При Петре появилась первая русская газета – «Ведомости» и введен «гражданский» шрифт. С 1700 года в России введен новый календарь. Петр был умен, даже гениален. Это был скорее гений действия, чем рассудка. По широте взглядов царь намного опережал свой век. Однако в свою деятельность он вносил слишком много горячности, резкости и страсти. Царь постоянно и всюду спешил. Так, флот свой он построил из недостаточно сухого материала, снаряжение оказалось плохого качества, матросы были плохо обучены...

В эпоху Петра было построено около тысячи судов разного рода – линейных кораблей, фрегатов и галер. Через 9 лет после смерти царя, в 1734 году, когда предполагалась блокада Шецина (сегодня город в Польше), кораблей нашлось только 15 – и ни одного офицера, чтобы командовать ими. Аналогичная история была и с металлургическими заводами, дававшими чугун низкого качества, и с мануфактурами.

У Петра была абсолютная уверенность, что промышленностью и торговлей он может управлять так же, как и армией – с помощью приказов и жестоких наказаний.

С высоты нашего времени легко осуждать царя за промахи, за то же пьянство, но нельзя забывать, в каких условиях работал этот гигант.

Наша задача сегодня гораздо скромнее – обозначить ошибки, которые допустил историк Голиков и которые до сих пор тиражируются в разных источниках. Либо найти данные о том, что соответствуют истине именно его даты.

Любовь АГЕЕВА

«Казанские истории», №1, 2004 год

  Издательский дом Маковского