Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Сентябрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1930 – Введено обязательное изучение татарского языка для всех студентов 1, 2 и 3 курсов Казанского университета,  на факультетах медицинском, экономическом, советского строительства и права.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Николай Загоскин: Эти материалы ждут только доброй воли и труда

Казань имеет уже несколько попыток изложения ее исторического прошлого, но все эти попытки ограничивают свои задачи преимущественно внешней историей города. Предлагаем взглянуть на историю Казани глазами Николая Загоскина.

Мало еще имеется у нас на Руси городов, могущих похвалиться тем, что история их в достаточной степени разработана. Правда, в литературе нашей найдется изрядное количество книжек и брошюр, задающихся целью изложения исторического прошлого отдельных городов, но это, в огромном большинстве случаев, изложения внешней истории городов или же истории их администрации. Несомненно, однако, что при настоящем уровне общей разработки исторического знания не только общегосударственная история, но и история отдельных областей и городов ограничиваться такими внешними задачами не должна: в историческом изложении должно быть отведено подобающее место внутренней истории самого общества в условиях его материальной, умственной и нравственной жизни.

Казань имеет уже несколько попыток изложения ее исторического прошлого (Рычкова, Фукса, Баженова, Рыбушкина, Шпилевского, Заринского), но все эти попытки ограничивают свои задачи преимущественно внешней историей города; более других удалось выдвинуться из этих узких пределов г. Пинегину («Казань в прошлом и настоящем». Казань, 1890), но его очерки казанского прошлого носят эпизодический характер и на значение сколько-нибудь полной истории города автор их, конечно, и не претендовал.

Правда, имеется целая масса отдельных монографий, биографий и автобиографий, некрологов, журнальных и газетных статей, корреспонденции и т. п. печатных материалов, иллюстрирующих казанскую общественность в различные эпохи жизни нашего города, но все это разбросано, многое забыто, многое рассеяно по изданиям, сделавшимся библиографической редкостью...

На казанские архивы для эпох, предшествующих большим пожарам 1815 г., в особенности, 1842 г. – больших надежд возлагать нельзя: драгоценный архив губернского правления сделался в 1815 г. жертвой пламени; немало пострадал он и в 1842 г. Впрочем, значительная часть его в этом последнем году уцелела от огня; мы заключаем это из того, что в январе 1854 г. губернским правлением было продано с торгов 56 тысяч дел губернского архива за промежуток времени с 1815 г. по 1836 г., признанных не имеющими исторического значения комиссией, учрежденной для разборки этого архива. Трудно сказать, насколько интересы местной истории были тогда гарантированы личным составом этой комиссии, так как понятие «исторического интереса» – понятие весьма растяжимое и субъективное; но во всяком случае несомненно, что в губернском архиве должны храниться интересные материалы для истории Казани после 1815 г. Архив дворянства сгорел в 1842 г., вместе с домом дворянства.

Несмотря, однако, на их жестокое опустошение пожарами, сохранившиеся казанские архивные дела еще могут сослужить историку добрую службу. Укажу для примера на архив упраздненных судебных учреждений Казанской губернии, состоящий при местном окружном суде. <… > Существует в Казани и городской думский архив, хранящийся в неразобранном виде в отведенных под него лавках гостиного двора; имеется архив губернского правления и других губернских административных учреждений, хранящийся с 1853 г. тоже в неразобранном виде в кремлевской тайницкой башне; укажу также на архив архиерейского дома, консистории, университета... Не говорю уже о столичных архивах – московских министерств юстиции и министерства иностранных дел, главного военного штаба, морского министерства (в виду существовавшего в Казани адмиралтейства), свят. Синода и др.

Таким образом, традиционные ламентации на отсутствие архивных материалов для истории Казани должны быть признаны сильно преувеличенными. Эти материалы имеются и ждут только доброй воли и труда, правда, нелегкого со стороны историков нашего города и нашего края. Разработка казанской истории теми способами, по каким они до сих пор производились, т.е. на основании немногих печатных актов да путем перетряхивания всего того, что в свое время написано было Рычковым, Баженовым и Рыбушкиным, сделалось немыслимым; впрочем, и изданные-то акты далеко еще не все утилизированы для казанской истории: никто из казанских историков не догадался, например, пересмотреть первые два тома полного собрания законов Российской Империи, пользование которыми до крайности упрощено благодаря подробнейшим предметным указателям и в которых имеются ценные для истории Казани материалы.

Казанская история достигла той точки, с которой должна начаться архивная разработка ее, иначе она останется, добавленная более или менее мелочными фактами, перефразом Рычкова, Баженова и Рыбушкина.

«Очерки города Казани и казанской жизни в 40-х годах».

Из серии «К 200-летию Казанского университета».

(Изд-во Казанского университета, 2003)

 

«Казанские истории», №10-14, 2005 год

  Издательский дом Маковского