Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе университета. Скульптор – академик Константин Тон, автор проектов Большого Кремлевского Дворца и Храма Христа Спасителя в Москве

    Подробнее...

Спаслись сами и спасли других

В 2002 году в Национальный музей Республики Татарстан поступили материалы, рассказывающие об общественной организации ветеранов Великой Отечественной войны, эвакуированных из блокадного Ленинграда в Татарстан, и о бывших ленинградцах.

Ленинград: 900 дней блокады

Организация ветеранов Великой Отечественной войны, эвакуированных в Казань, – добровольное общественное объединение тех, кто до войны жил в городе на Неве, кто волей судьбы остался жить в нашем городе, для кого Ленинград остался только в памяти и в виде документальных свидетельств о прежней жизни. Все ветераны награждены медалью «За оборону Ленинграда» или знаком «Житель блокадного Ленинграда».

Основными целями общественной организации являются сохранение и увековечение памяти героического подвига блокадного Ленинграда, воспитание подрастающего поколения на примере защитников города на Неве, а также правовая и социальная защита ветеранов. Среди переданных в музей документов – устав организации, свидетельство о ее государственной регистрации, Книга памяти «Ленинград. Блокада. 1941-1945 гг.» – дар от Международной ассоциации блокадников города-героя Ленинграда, личные фотографии, документы и воспоминания ветеранов. Фонды музея пополнились новыми интересными экспонатами, отражающими одну из самых трагических страниц нашей недавней истории. Сотрудники Национального музея выражают ветеранам благодарность за это.

Сегодня мы расскажем об одном из ленинградцев – о Борисе Ароновиче Гендельмане. Сотрудники Национального музея побывали дома у ветерана, которому в прошлом году исполнилось 85 лет, сфотографировали на память и записали его воспоминания.

 

Спаслись сами и спасли других

Когда началась война, Борису Гендельману было 24 года. В то время он был студентом 5 курса тепломеханического факультета Ленинградского политехнического института имения Калинина и находился на лечении после тяжелой операции на легком. В первые же дни войны санаторий перепрофилировали в госпиталь, и Гендельмана, не долечив, выписали. Он вернулся в Ленинград, в общежитие института, со справкой о временной нетрудоспособности. Не имея средств к существованию, обратился к заведующему кафедрой, профессору Дмитрию Николаевичу Дьякову с просьбой о трудоустройстве, с 10 июля был принят лаборантом, а с 1 сентября переведен на должность машиниста электростанции.

Особенно тяжело было, по воспоминаниям Бориса Ароновича, с ноября 1941 года. Из-за небывалых холодов – морозы были 41 градус – во многих пекарнях лопались трубы, а потому случались перебои с хлебом. Не выдавали даже положенные 125 грамм. А хлеб был неполноценный – смесь заледенелой муки, опилок и других примесей. Борис и еще один студент-машинист из-за крайней дистрофии уже не были способны передвигаться на дальние расстояния, даже от общежития до института, и стали жить прямо в машинном зале лаборатории.

В декабре 1941 года к ним, опухшим, голодным, холодным, можно сказать – умирающим, обратилось с просьбой командование эвакогоспиталя, расквартированного в институте. Нужно было наладить работу аварийной электростанции на случай, когда из-за бомбежек и артобстрелов прекращалась подача тока от городской сети. Обещали за это подкормить и поставить на ноги. В помощь им выделили четверых солдат из госпиталя, привезли печку для обогрева зала и бак для воды. Аварийная электростанция спасла тогда жизнь многим раненым, находившимся в эвакогоспитале, а также двум парням – студентам-машинистам, за что Борис Аронович до сих пор благодарит свою судьбу.

О тяжелых и трагичных, но героических днях блокады он написал поэму «Подвигу жить в веках», где есть такие строки:

 Ленинградцы от голода, холода, бомб умирали,

Но трудились – фронту помогали

И вместе с воинами город отстояли.

 Скромный труд Бориса Гендельмана был оценен высоко – за «обеспечение функционирования на территории Ленинградского политехнического института эвакогоспиталя» указом Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года он был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Вручили ее много позже – в феврале 2002 года. Он получил письмо от руководства Санкт-Петербургского государственного технического университета (до 1995 г. – ЛПИ), из которого узнал, что в музее вуза будет увековечена память о мужестве и самоотверженности сотрудников института и студентов.

Борис Аронович эвакуировался вместе с институтом в апреле 1942 года. Спустя 60 лет он так вспоминал это событие:

«Перед отъездом я решил зайти в общежитие, чтобы взять что-нибудь в дорогу. То, что я увидел там, быстро выгнало меня наружу. Не дай бог кому-нибудь увидеть это страшное зрелище: вмерзшие в лед трупы, окна и двери комнат раскрыты, холод… Я убежал… Еще долго преследовала меня эта картина, ни днем, ни ночью не давала покоя. Жаль моих товарищей, друзей, погибших безвременно. Мы, живые, не имеем права этого забыть, не можем простить звероподобным гитлеровским варварам их человеконенавистнической психологии!»

Эвакуация студентов и педагогов ЛПИ через Ладожское озеро проводилась в ночь на 12 апреля. Перевозили людей только ночью, так как в темноте попаданий в движущиеся машины было меньше. Переправляли на машинах-полуторках с открытым кузовом, в каждой помещалось примерно 20-25 человек. Люди сидели, прижимаясь друг к другу.

«На душе было очень тревожно, – вспоминает Борис Аронович. – Вдруг наша машина остановилась. Что-что, видимо, случилось. Подошли солдаты и сообщили, что впереди идущая машина с людьми ушла под воду… Известно было всем, что лед озера был уже рыхлый, подтаявший и в наезженных местах под тяжестью груза проваливался.

Нашу машину солдаты направили немного в сторону. Громко разговаривать было нельзя, да и не до разговоров было… К счастью, переправились благополучно, приехали на станцию финского городка. Там нас покормили горячим пшенным супом. Нам показалось, что никогда мы не ели такого вкусного супа. Насколько мы были голодны и как была изранена наша психика, показывает следующий эпизод. Одного из эвакуированных кто-то случайно толкнул, и его суп пролился. Оставшийся без супа заплакал горькими слезами. Нам стало его очень жалко. Несколько человек подливали ему суп из своих котелков, и он начал успокаиваться…»

На этой финской станции формировались эшелоны для отправки вывезенного из Ленинграда оборудования заводов, фабрик с рабочими и инженерным персоналом. Погруженные эшелоны по заданным маршрутам направлялись в тыл.

В июне 1942 года Ленинградский политехнический институт был эвакуирован в Пятигорск, но поскольку немцы прорвались на Кавказ, всем, кто мог ходить, пришлось спешно, ночью, идти пешком примерно 80 км из Пятигорска до Нальчика. Потом было долгое ожидание переправы до Баку, а затем дорога через Каспий в город Красноводск.

В Баку местное руководство пыталось задержать студентов и преподавателей ЛПИ, чтобы направить их на оборону Кавказа. Но руководство института, имея на руках указ Сталина о необходимости сохранения молодых инженерных кадров, получило разрешение на отправку института дальше вглубь страны – «для использования молодых специалистов на военных заводах в интересах фронта».

Борис Гендельман получил возможность защитить диплом в Московском авиационном институте, который был эвакуирован в Алма-Ату, и в 1943 году был направлен в Татарстан, на моторостроительный завод в Казани. В нашем городе его сначала временно поселили в гостинице «Казань», а затем – в общежитии завода. Борис Аронович приступил к работе инженером-конструктором и посвятил свою трудовую деятельность развитию авиационной и специальной техники. Был награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «Участник трудового фронта».

Не все гладко складывалось в его биографии. Из записи в трудовой книжке следует, что в 1950 году Гендельман был уволен с завода по сокращению штата. Сам Борис Аронович считает, что таким образом его как бы репрессировали, так как с военных заводов тогда увольняли только евреев. Три года он проработал на механическом заводе сельскохозяйственной техники в Казани. В 1952 году вступил в КПСС, а на следующий год по направлению Министерства сельского хозяйства был переведен на работу в МТС. Более трех лет проработал главным инженером Ишеевской машинно-тракторной станции Апастовского района.

Перед отъездом из Казани у него состоялся жесткий разговор в райкоме партии. «Не хочешь ехать» – партбилет на стол!», – сказали ему. За время работы в МТС, как следует из характеристики, Б.Гендельман «зарекомендовал себя инициативным, технически грамотным инженером, непрерывно пополняющим свои знания изучением сельскохозяйственной техники». Широко используя свои знания и конструкторский опыт, он способствовал решению многих технических вопросов. Особенно проявил себя Борис Аронович при монтаже, пуске и освоении паросиловой установки, переведя ее с угля на нефть.

В 1956 году Гендельман был вновь принят на работу в опытно-конструкторское бюро моторостроительного завода Казани. С этого времени он проработал здесь на разных должностях до выхода на пенсию в 1984 году. В его архиве 18 авторских свидетельств на изобретения, благодарности, почетные грамоты.

С момента образования в Татарстане Общества жителей блокадного Ленинграда в 1991 году и по сей день он принимает участие в его деятельности. С 1991 по 1996 годы был заместителем председателя. Своей неутомимой и бескорыстной деятельностью способствовал пропаганде подвига города Ленинграда и ленинградцев во время Великой Отечественной войны и улучшению жизнеобеспечения ветеранов-блокадников, живущих в Татарстане.

В день 85-летия он получил много поздравлений и добрых пожеланий. Но самым радостным было трогательное пожелание его внучки Ларисы – «здоровья большого, большого, как весь земной шар, благополучия, как светлые облака, надежды, как ясное небо, тепла, как яркое солнышко».

«Казанские истории», №3-4, 2003 год

 

 

  Издательский дом Маковского