Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Апрель 2019 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1759 – Начало театральных представлений в Казани. Первой публике была представлена комедия Мольера «Школа мужей».

    Подробнее...

Казань бело-красная и красно-белая: 1918 год через призму газет того времени

1918 год – это Европа в состоянии Первой мировой войны. Это Россия, вся встревоженная, взволнованная, всполошённая. Это пережитые революции февраля и октября.

А какое место имела Казань в тот непростой год? Не всем известно, что именно наш город был центральным в событийном водовороте, куда засосало Российскую империю, смыло напрочь, заменив на нечто новое, грядущее, мощное. Ведь жители возлагали большую надежду на революционную силу, рассчитывая, что именно с ней они смогут возродить утерянную независимость.

Разобраться в настроениях и мнениях того времени нам помогли подшивки газет, хранящиеся в Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки имени Н.И. Лобачевского.

Гражданская война началась с Октябрьского переворота. Тем не менее, в первое время после событий октября вооруженные стычки между Советской властью и ее противниками не были повсеместными. В столкновениях принимали участие лишь небольшие отряды. Однако в середине 1918 года гражданская война приобрела более значимый масштаб. Антанта помогала противникам Советской власти, поставляя оружие, боеприпасы и военное оснащение. Так гражданская война охватила все земли бывшей Российской империи. Некоторые регионы оказывали сопротивление большевикам не без помощи иностранцев. Казань, а точнее – Казанская губерния, два раза становилась местом значимых сражений.

Какие настроения преобладали в Казани

Большевикам удалось привлечь на свою сторону не только простых людей, но и достаточное количество значимых персон. Были среди них и личности, ранее имевшие отношение к Учредительному собранию – Мулланур Муллазянович Вахитов, Галимджан Гирфанович Ибрагимов, Шариф Ахметзянович Манатов, Мирсаид Хайдаргалиевич Султан-Галиев и другие. Большевистская власть укрепилась на земле Казанской губернии.

Переизбирайте советы!

В то же время велась разработка по созданию республики Идель-Урал. Республику планировалось создать в соответствии с решением Третьего Всероссийского съезда Советов. Планы были отвергнуты на Втором съезде воинов-мусульман в январе 1918 года. Тогда фракция большевиков, которую возглавлял Султан-Галиев, озвучила отказ от  создания Татарско-Башкирской республики. Руководители большевистских организаций Казанской губернии, Казанского Совета и часть участников Мусульманского Социалистического Комитета выразили свое согласие с группой Султан-Галиева.

Какая реакция последовала за таким внезапным решением? Определенно – неопределенная. Мнения местных партийных органов и лидеров национального движения разделились. Некоторые продолжали отстаивать идею, даже после того, как она была отвергнута. Другие – стали высказывать оппозиционные мысли по отношению к центральной власти. Третьи – пытались выдвигать идею создания Татарской социалистической республики.

Волнения набирали обороты. В газете «Рабочее дело» от 18 января 1918 года есть довольно резкий материал с заголовком «Переизбирайте советы!». Мы приводим часть данной статьи:

Позорнейшие преступления против революции творятся вот уже 2 с половиной месяца именем русского рабочего класса. Его именем преследуют и душат свободное слово так, как не душили его никогда злейшие царские слуги. Его именем разгоняются собрания, запрещаются митинги и манифестации, наполняются политическими заключенными тюрьмы. Его именем ведется среди темных солдат и матросов бешеная травля, приводящая к кровавым и диким самосудам, к таким позорным подвигам, как убийство Шингарева и Кокошкина на больничных койках. Его именем покрывается братоубийственная борьба с украинцами и белорусами. И, наконец, его именем совершено неслыханнейшее преступление – расстрел мирных рабочих манифестаций, приветствовавших 5 января открытие Учредительного собрания – и его же именем разогнано самое Учредительное Собрание, после того, как оно приняло законы о мире и земле.

Все это совершено правительством, которое называет себя рабочим и советским правительством. Большевики-депутаты в Советах прикладывают покорно свою печать ко всем этим деяниям «народных» комиссаров. Даже расстрелы рабочих в день 5 января благословили они.

Товарищи рабочие! Вы послали своими представителями в Советы большевиков, потому что они обещали вам социалистический рай. Вы видите – они дали вам всего лишь самодержавно-политический застенок.

«Переизбирайте советы! Переизбирайте советы!» – неоднократно повторяет газета, выпускаемая Казанской организацией Российской Социально-Демократической рабочей партией.

В «Рабочем деле» сообщается не только об арестах и расстрелах, но и повсеместной разрухе, нищете, обысках и иных ущемлениях. Настроения накаляются, однако большевики продолжают пребывать у власти.

Большевистская деятельность в Казанской губернии

Деятельность большевиков в начале и середине 1918 года вызывала еще большее волнение среди различных категорий граждан. Рабочий контроль был введен в промышленных цехах Казанской губернии. Фабрики, предприятия, банки попали под национализацию. Благодаря Декрету о земле летом 1918 года рабочие крестьяне получили в пользование семьсот тысяч десятин земли, ранее принадлежавшей помещикам, уделу, церквям и государству. Началось противоборство между зажиточными и более бедными крестьянами. Зажиточные стали удерживать хлеб – можно смело говорить о начавшемся в тот момент расколе деревень.

Сюда же добавился майский декрет ВЦИК и СНК с его продуктовой диктатурой. Согласно декрету, крестьянам запретили вольно торговать хлебом, также была установлена твердая стоимость продукта. Излишний хлеб необходимо было сдавать государству – за гроши. Те же, кто хотел скрыть свое продовольствие, приравнивались к врагам народа.

Противостояние граждан обострялось и иными мерами большевистской власти. Февраль был ознаменован заявлением ВЧК о серьезных – вплоть до расстрела – мерах, связанных с обнаружением контрреволюционно настроенных граждан, шпионов, саботажников и прочих врагов революции. Предел накала был близок. В то же время другие губернии страны уже были окрашены кровью, пролитой в борьбе Советской власти и ее противников. Большая часть противостоявших состояла из рабочих и крестьянских масс.

Казанские левые эсеры

Социалистам-революционерам в 1918 году принадлежало большее количество голосов в губернском исполкоме. Они пытались всячески помешать работе советских сил, но на вооруженное выступление не решались – даже после московского мятежа эсеров, произошедшего в июле 1918 года. В Москве восстание завершилось расстрелом. Для казанской же партии социал-революционеров московские события обернулись тем, что и их деятельность стала незаконной. Итого в августе вне закона были и меньшевики, и правые и левые эсеры.

Мятеж Чехословацкого корпуса

Ключевым моментом гражданской войны стал мятеж Чехословацкого корпуса, в который входили обученные и «до зубов» вооруженные воины – более сорока тысяч человек. Корпус был создан в период Первой мировой войны для подавления германских нападений. После выхода приказа Троцкого о разоружении корпуса легионеры поочередно нападали на все станции, через которые пролегал их путь: Челябинск, Новониколаевск, Пенза, Сызрань, Томск.

И вот чехословацкие захватчики подобрались к Поволжью. «Знамя революции», газета, выпускаемая Казанским Советом Солдатских и Рабочих Депутатов, из номера в номер сообщала о передвижении легионеров, в том числе и публикуя телеграммы, полученные на Казанской радиостанции:

Приказ по всем отрядам, сражающимся против контрреволюционных чехо-словацких мятежников.

<…> В полном сознании того, что чехо-словацкие мятежники являются прямыми союзниками контр-революции и агентами империализма, советские войска героически ведут против них борьбу. Преследуемые по пятам и теснимые с двух концов, чехо-словаки мечутся по линии железной дороги, в их среде началось явное брожение. Более сознательные элементы понимают гибельность своего наступления и обнаруживают стремления вступить в переговоры с советскими войсками. Мною разрешено командующим фронтами принимать парламентов от чехо-словацких эшелонов. Обязательным условием является полная сдача чехо-словаками оружия. Не сдающие добровольно оружие должны согласно ранее отданного приказа расстреливаться на месте. Насильственно разоруженные легионы должны заключаться в концентрационные лагеря.

<…>

Народный Комиссариат по иностранным делам Чичерин

Несмотря на активизировавшиеся силы, призывы и отпущенные деньги на борьбу с чехо-словаками (в «Знамени революции» от 4 августа 1918 г. публикуется объявление о передаче 300000 рублей на борьбу с мятежными легионами), власть в Поволжье перешла в руки Комитета членов Учредительного собрания (далее – Комуч).

Казань как стратегически важный центр

Эпицентром важнейших событий 1918 года стала Казань – с начала августа, с момента взятия города белогвардейцами, и вплоть до 10 сентября, когда Красной армии   удалось окончательно отвоевать позиции. Армия белогвардейцев понимала важность Казанской губернии, как осознавала свою потерю и Советская власть. Удобное географическое положение – это раз. Слияние Камы и Волги, крупная транспортная развязка в Казани. Тот, кто занимал город, получается, занимал одновременно и дороги, ведущие из него. А это и Москва, и Урал, и Кубань. Второе – то, что теперь у армии мятежников появилась прекрасная возможность объединить силы с северной группировкой британских интервентов для совместного наступления на центр, на Москву. Не лишним будет напомнить, что в Казани хранилось 650 миллионов золотом – запасы, оставшиеся от Российской империи. А еще Пороховой завод, склады с воинской амуницией и бесчисленным количеством оружия…

Телеграмма подполковника Каппеля от 9 августа 1918 года

 Красные и белые силы

Что представляли обе стороны, воюющие в тот непростой год? Белогвардейцы – корпус чехословаков и воины Народной армии. Вооруженная, хорошо подготовленная, с отличным боевым духом – таковой была армия Комуча. Любопытно, что армия была разношерстной, в ней оказались и бывшие офицеры, и богатые крестьяне, и простые рабочие – все, кому была так или иначе неугодна власть большевиков. Были и те, кто попал в армию насильно, и те, кто не очень хорошо понимал, за что теперь ведется сражение. Тем не менее, сила Комуча была мощной и имела большие перспективы.

Красная армия имела слабое вооружение и сильно отставала от противника в боевых навыках. Дело в том, что армия была собрана наспех, а вошедшие в нее крестьяне и рабочие не умели биться так, как, например, мятежные легионеры Чехословацкого корпуса. В Казанской губернии не было крупных войск красноармейцев – и большевики понимали эту опасность. Две армии, под номерами 2 и 5, располагались на территории Казани и рядом с ней. Обе не отличались ни боевыми способностями, ни воинскими навыками. Зато на стороне Красной армии было численное превосходство и, что тоже сыграло не последнюю роль – патриотичный дух.

  Схематичное изображение линии фронта под Казанью

Первые столкновения

Армия Комуча вместе с чехословаками заняли Симбирск (сейчас – Ульяновск) и продолжали напор на Казань. Так, 1 августа 1918 года случились первые сражения на реке Волге, рядом с деревней Балымеры. 5 августа флотилия Комуча, разгромившая красногвардейцев, вышла к Казани. Красногвардейские войска были разбиты рядом с Тетюшами и Буинском. С этого дня в Казани и всей губернии было объявлено военное положение, город обороняли и не желали отдавать. Шестого вечером армия Комуча окружила город с трех сторон. В итоге, несмотря на численное превосходство Красной армии, в ночь с 6 на 7 августа белогвардейцы полностью заняли Казань.

После захвата

7 августа город был полон убитых, совершались массовые расправы, бойня между красными и белыми силами продолжалась. В это же время был издан указ, где сообщалось, что Казанская губерния вместе с Казанью объявляются под властью Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания.

Любопытно, что именно этим днем прерывается подшивка газеты «Знамя революции», которая выпускалась в Казани Казанским Советом Солдатских и Рабочих Депутатов. Вернее, так – последний её выпуск значится 6 августа. За 7 августа уже нет ни новостей, ни самих газет. Конечно, дело не в утере номеров, а в захвате всех институтов, бывших на стороне Красной армии. Следующий за 6 августа выпуск в подшивке – лишь от 13 ноября 1918 года. Выпускающий орган – Совет Рабочих и Красноармейских Депутатов города Казани и губернии. Но перед возобновлением печати будет еще три с половиной месяца, в которые произойдет немало переломных событий…

Бело-красный террор: в чьих руках правда?

Ни для кого не секрет, что кровавые расправы существовали с обеих сторон – и со стороны Красной армии, и со стороны белогвардейцев. И сложно сегодня сказать о том, кто был более кровожадным и более жестоким, ведь даже газеты говорят по-разному. Вот такую опровергающую заметку с заголовком «Красноармейцы!» опубликовала газета «Новое Казанское Слово» в ответ на сообщения комиссаров Красной армии о жестоком отношении белогвардейцев даже к тем, кто решил сдаться и перейти на их сторону:

Ваши комиссары говорят вам, что мы расстреливаем тех красноармейцев, которые, устыдившись собственного позорного поведения, приходят и сдаются нам.

Не верьте этим лжецам: они давно обманывают и дурачат вас. Продавшись Германии, изменники-комиссары хотят и вас сделать участниками того проклятого дела, которому они сами служат за деньги.

Комиссаров мы действительно расстреливаем. Мы безжалостно расправляемся и с теми из большевиков, которые грабят и убивают мирных граждан, рабочих и крестьян.

Но когда к нам приходят красноармейцы и, положив оружие, сдаются, мы принимаем их по-братски, потому что сражаемся не с ними, а с гнусными изменниками-большевиками.

Итак, красноармейцы, оставляйте ряды советской армии. Переходите к Народной Армии, единственной защитнице и спасительнице России.

Чтобы мы по ошибке не обстреливали сдающихся, подходите к нашим сторожевым заставам без оружия и с поднятыми вверх руками.

Помните, что мы не расстреливаем красноармейцев, приставших к большевикам или по ошибке, или по принуждению.

Начало освобождения

Владимир Ильич Ленин прекрасно осознавал важность Казанской губернии, потому и направлял большое количество сил, сперва чтобы городу удалось выдержать напор мятежных войск, а потом и чтобы отвоевать позиции. Контрнаступление началось с середины августа. За неделю на подступы к Казани прибыли Первый Московский, Второй Петроградский, Шестой Петроградский, Оршанский, Старорусский, Четвертый Латышский полки, а также две роты соединенных социалистических отрядов при ВЦИК. Бронепоезда «Свободная Россия», «Стенька Разин», Волжская флотилия, миноносцы с Балтики, 16 самолетов – и всё это для освобождения Поволжья, захват которого отрезал одновременно дороги и в Среднюю Азию, и в сибирские города. Советская власть укрепляла армию за счет деревень, всем было приказано поставлять провиант. Царившие голод и разруха не поддаются описанию.

Газеты ведут ежедневную хронику событий с фронта. О событиях на Волге, о боях при Свияжске говорится скупо, мало, потери характеризуются как минимальные, хотя в это время Красная армия уже заставила белогвардейцев отступать – шло 29 августа.

О покушении на Ленина: обзор печати

Ленин ранен! Эта новость пронзила все издания. Новость важная, притом для обеих сторон. Вот какой отклик получило это событие в газетах.

Портрет В.И. Ленина

 «Новое Казанское Слово» (Орган независимой прогрессивной мысли) 3 сентября публикует заметку с заголовком «Ленинъ»:

Тяжело ранен Ленин… Политическое убийство грозит оборвать эту роковую для России жизнь.

Человек незаурядных дарований, поразительной трудоспособности, смелый, с сильной, непреклонной волей, с огромным организаторским талантом, он мог бы, при других условиях и в другой сфере, оказать большие услуги родине. Но на месте верховного распорядителя политических судеб страны оказался непригоден. Все его хорошие качества были искажены доктринерским фанатизмом, узостью и односторонностью его взглядов, недостатком чувства жизненной реальности, отсутствием живых, непосредственных, симпатических связей с живыми людьми, отсутствием сознания своей ответственности за таких живых людей перед другими живыми людьми…

В его математическом уме все было ясно и отчетливо, прямолинейно и бесповоротно последовательно вытекало из посылок, но посылки были узки и неправильны. В сущности, Ленин должен был бы быть ученым, – в этом было его призвание. Для ученого, для человека теоретической мысли односторонность не составляет большой беды, если она совмещается с проницательностью в его собственной узкой области; другие исследователи всегда пополнят односторонне и используют приобретения такого узкого ума. Но в сфере практической, на посту верховного распорядителя судеб великой страны односторонний ум всегда ведет только в безвыходные тупики…

<…> Говорят, что под впечатлением гибели брата Ленин дал клятву отдать жизнь на борьбу со старым порядком. – Так терроризм сеял и плодил злобу и ненависть.

В «Камско-Волжской Речи» произошедшее обсуждается главным образом с моральной точки зрения:

Бывают такие террористические акты, пред которыми умолкает чувство морального негодования за пролитую кровь.

Это – в тех случаях, когда жертвой террора падает лицо, само творившее террор, само возведшее в систему насилие и кровь и таким образом само вызвавшее с психологической необходимостью ответный акт террора.

«Рабочее дело», наоборот, обсуждает покушение на Ленина с точки зрения его политической значительности. Автор заметки предсказывает гибель большевизма, которая последует за смертью Ленина:

Вся большевистская постройка повисла над пропастью лишь тонкой нитью, как и при всякой личной диктатуре, удерживаемая от падения.

И этой нитью являлся Ленин. Теперь она порвана и неуклонно несшийся в пропасть политического небытия большевизм, упадет туда с катастрофической быстротой.

Наступление

Такими заметками о покушении на Ленина пестрили газеты от 3 сентября 1918 года. Оперативная сводка с фронта на подступах к Казани в изданиях первых чисел сентября присутствовала, но была лаконичной, сообщалось лишь о попытках Красной армии прорваться к городу, а также о том, что «ночь на всех участках прошла спокойно». А тем временем красногвардейцы не сдавали позиций и уже 5 сентября начали свое последнее наступление.

Высадка десанта

Наступление осуществлялось по трем направлениям. Владимир Мартинович Азин командовал войсками, наносившими основной удар. Сперва успешно завершился штурм Верхнего Услона и Нижнего Услона. Красногвардейцы заняли села и начали вести отсюда огонь. Полки Красной армии атаковали с территории нынешнего Зеленодольска, поддерживаемые миноносцами, бронепоездом и авиационными силами. Железнодорожный узел отвоевывали с трудом, несколько раз теряя. Последняя сводка в выпуске «Нового Казанского Слова» от 6 сентября лишь кратко и без описания реальной ситуации сообщает:

К 10 часам 5 сентября.

На рассвете, около 4-х часов, противник, опираясь на свои подошедшие новые части, повел энергичное наступление на правом берегу Волги. Одновременно вышла боевая красная флотилия, открыв огонь по нашим частям правого берега и по нашим боевым кораблям.

Батарея поручика Смоленцева вскоре потопила один красный боевой пароход, затем загорелся второй.

Упорный бой продолжается западнее до Печище, Воробьевка; в некоторых местах боя красные начинают окапываться.

На остальных участках ночью и утром спокойно.

Именно 6 сентября обрывается подшивка газет, выпускаемых белогвардейцами. Тем временем, красные продолжали атаку, заставляя белогвардейцев отступать.

10 сентября Красной армии под руководством прибывшего на фронт Троцкого удается отвоевать Казань. При взятии Казани были расстреляны все монахи Зилантова монастыря, с территории которого велась стрельба по наступающим красногвардейцам. После того, как Красной армии удалось овладеть Казанью, меньше месяца понадобилось на то, чтобы вытеснить белогвардейцев из Мамадыша, Елабуги, Чистополя, Агрыза. А к концу 1918 года на всей территории Казанской губернии не осталось ни одного воинского  подразделения противника.

Бои на территории Казанской губернии стали поворотным пунктом в истории гражданской войны. И пусть нельзя однозначно утверждать, чьими руками творился террор в большей или меньшей степени, ведь даже факты говорят о разном. Точно ясно – именно бои под Казанью стали определяющими в дальнейшей судьбе России. И уже 10 сентября стало точно ясно, чьими руками далее станет твориться власть.

  Издательский дом Маковского