Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1904 – Родился дирижер, скрипач, педагог, заслуженный деятель искусств ТАССР, народный артист ТАССР Ильяс Ваккасович Аухадиев

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Путешествие во времени. Государственный Совет РТ – год 1999

6 декабря 1999 года на XXI пленарной сессии Государственного Совета Республики Татарстан подводили итоги работы первого созыва республиканского парламента, избранного в марте 1995 года.

Предлагаем вашему вниманию исторический очерк Любови Агеевой, написанный для четвертого тома книги «Республика Татарстан: новейшая история».

Республиканский парламент подводил итоги пятилетия, Татарстан готовился к выборам народных депутатов РТ второго созыва. Весенняя сессия Госсовета в 1999 году получилась, как никогда, напряженной. С января по июль было проведено 12 заседаний, в том числе 8 – малого парламента. Последняя пленарная сессия в первом созыве, 21-я по счету, проходила 6 декабря.

Все было, как обычно. Правда, решили не вносить дополнительных предложений, утвердили повестку из шести вопросов, в которую Президиум внес законопроекты, не терпящие отлагательств. Во время обсуждения выступил только депутат И. Хуснутдинов, который заметил, что у первого созыва Государственного Совета в работе – хорошие результаты. С. Осколок, В. Чубаренко и А. Камалов получили право на оглашение последних в истории созыва депутатских запросов.

С информацией о деятельности Государственного Совета РТ за период с марта 1995 по декабрь 1999 г. выступил Ф. Мухаметшин. Он сообщил, что проведено 95 заседаний Государственного Совета, в том числе – 23 пленарные сессии. Парламент принял 146 законов, из них 141 до завершения созыва был введен в действие; 92 законами были внесены изменения и дополнения в действующее законодательство; принято 2306 постановлений Государственного Совета. Деятельность Государственного Совета в двух режимах – пленарные сессии и заседания малого парламента – определяла напряженный характер работы его Президиума, который провел 83 заседания, на них было рассмотрено 800 вопросов и принято 1067 постановлений.

Доклад был кратким, поскольку депутаты и приглашенные получили подробный отчет в письменном виде. Далее слова попросили депутаты Ф. Сафиуллин, М. Сабиров, И. Тагиров, Ф. Шаймарданов и И. Хуснутдинов. Выступавшие не только подводили итоги, но и смотрели вперед, хотя не все видели себя во втором созыве. В частности, речь шла о необходимости уточнения взаимоотношений с федеральным центром в новых исторических условиях, при новом Президенте Российской Федерации.

Об этом же говорил в завершающем сессию выступлении Президент РТ:

«Впереди огромная работа – это испытание на прочность всего того, что сделано за эти годы. Придет время, когда через согласительную процедуру придется рассматривать и Конституцию республики, и Конституцию Российской Федерации. В этих условиях надо суметь защитить интересы российского демократического федерализма, учитывая, что Татарстан во всех этих новых вопросах является локомотивом».

М. Шаймиев заметил, что, несмотря на наличие различных взглядов у депутатов, всегда удавалось договариваться, находить согласие и принимать взвешенные, достойные для представительного органа республики решения. Президент выразил благодарность депутатам за совместную работу и взаимопонимание. В свою очередь Ф. Мухаметшин поблагодарил М. Шаймиева, который бывал практически на всех пленарных сессиях. 

Хорошим настроение депутатского корпуса в те минуты назвать было сложно. И не только потому, что первый созыв уходил в прошлое. Депутаты не могли не осознавать, что не сумели должным образом решить все проблемы, и прежде всего – поднять жизненный уровень людей. Такая задача в бюджетном законе на 1999 г. еще только была поставлена. Тем не менее, как сказал М. Шаймиев, тем, кто будет пытаться стать депутатом во второй раз, есть что сказать избирателям.

«У нас с вами есть все основания для того, чтобы быть оптимистами и с хорошим настроением встретить Новый год. Год заканчивается намного лучше, чем мы ожидали, в плане социально-экономического развития. Не нужно нагнетать там, где нет почвы. Надо радоваться малейшим позитивным изменениям», – сказал Президент.

Конечно, каждый житель республики оценивал ситуацию, судя по личному опыту, но многие не могли не почувствовать, что жить стало легче. Если в 1998 г. задолженность по зарплате составляла 300 млн. рублей, то в 1999-м ее удалось сократить в 3 раза.

 

Не все депутаты, избранные в марте 1995 г., дошли до финишной прямой. Были естественные потери – скончались ректор Казанского государственного института искусств и культуры Р. Беляев, представлявший Пригородный территориальный избирательный округ №103, и начальник НГДУ «Заинскнефть» Г. Зимин, депутат от Хаинского административно-территориального избирательного округа №13. Много было перемен в административно-территориальных округах, поскольку главы районов и городов, уходя с должности, досрочно прекращали депутатские полномочия. Членами Правительства стали Р. Губайдуллин, И. Фаттахов (1996), М. Ахметов, С. Когогин (1999), которые тоже досрочно сдали депутатские мандаты. В 1996 г. М. Шаймиев назначил Н. Магдеева главой Бугульминской администрации, в 1998 г. на должность главы Елабужской администрации перешел И. Гафуров. Они остались народными депутатами РТ, но в составе постоянно действующего парламента уже не работали. В конце созыва из депутатского корпуса выбыли М. Вафин, ставший членом Центризбиркома РТ, и З. Валеева, в сентябре возглавившая Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РТ.

У каждого депутата было свое представление о парламенте и о законах, которые необходимо принять. Мало какой закон обходился без дискуссий. Повестку дня, как правило, меньше часа не обсуждали. Председателю парламента приходилось нелегко. Во-первых, потому, что депутаты не были объединены по фракциям. Формально группы существовали, но на сессиях каждый представлял самого себя. В. Лихачев, руководивший парламентом в 1995-1998 гг., как профессиональный юрист, жестко следящий за исполнением регламентных процедур, был для некоторых коллег, да и не только для них, постоянным раздражителем. Но именно его правовые знания помогали сократить время ученичества татарстанских парламентариев. Когда в 1997 г. на одной из пленарных сессий побывали дипломаты из США, они были приятно удивлены тем, что Государственный Совет Татарстана – это «настоящий парламент».

У Ф. Мухаметшина, избранного Председателем в мае 1998 г., было больше опыта управления большой аудиторией, поскольку он возглавлял Верховный Совет последнего созыва. Но даже ему не всегда легко было поставить окончательную точку в дискуссии. Порой ему тоже указывали на то, что он – прежде всего, депутат, а значит, такой, как все.

Поначалу у некоторых депутатов не было глубоких знаний в сфере политики и экономики, зато было хорошее знание в какой-то конкретной отрасли. В 1995 г. среди избирателей было сформировано устойчивое мнение, что в парламент надо выбирать юристов и экономистов. Юристов было 9, в том числе кандидаты юридических наук Р. Вагизов и М. Вафин, экономистов – 8, в том числе 2 доктора экономических наук: А. Ахатов и Е. Богачев. Кандидат экономических наук М. Галеев до выборов работал секретарем Татарского рескома КПСС, имел четырехлетний опыт государственной службы в должности заместителя председателя Госкомитета РТ по экономике. В сложных ситуациях новички в законотворчестве прислушивались к опыту коллег, имевших опыт партийной и государственной деятельности. В парламент первого созыва были избраны Р. Беляев, в прошлом секретарь Татарского обкома КПСС, ранее – первый секретарь Набережночелнинского горкома, М. Сабиров, в прошлом Председатель Кабинета Министров РТ. На постоянной основе работали бывшие партийные руководители казанских районов В. Липужина, О. Ермакова, Р. Сабитов, депутаты Верховного Совета последнего созыва. Г. Кобелев, председатель Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, был профессиональным экономистом, имел опыт работы с бюджетом, поскольку возглавлял аналогичную комиссию в Верховном Совете. Депутатами Верховного Совета были 44 человека, 73 были избраны в Государственный Совет  впервые.

 

Деятельность Государственного Совета первого созыва, избранного в марте 1995 г., существенно отличалась от работы предыдущих двенадцати созывов Верховного Совета. В его составе впервые в истории республики был создан постоянно действующий парламент, в который были избраны 39 депутатов, работавшие на освобожденной основе.

Малый парламент заседал, как правило, по средам. В остальные дни депутаты могли работать на своих избирательных участках, принимать посетителей, участвовать в различного рода мероприятиях. У многих народных избранников были постоянные общественные обязанности. Так, руководитель парламента Ф. Мухаметшин с июля 1999 г. был председателем Высшего Совета Республиканского общественного движения «Татарстан – новый век», кроме того, он руководил Республиканским советом по местному самоуправлению, Советом по делам авиационной промышленности, был председателем правления «Ак Барс» Банка. Болельщики знали его как президента хоккейного клуба «Ак Барс». Заместитель Председателя Государственного Совета З. Валеева создала и руководила общественной организацией «Женщины Татарстана». В. Паймухина избрали заместителем председателя Комитета по местному самоуправлению Ассоциации «Большая Волга». Т. Сафин, главный врач больницы №12, руководил правлением Республиканской больничной кассы. Заместителем председателя Исполкома Международного союза общественных организаций «Всемирный конгресс татар» был Р. Валеев. Т. Миннулллин был президентом Татарского ПЕН-центра, Р. Мухамадиев – председателем правления Союза писателей РТ. С. Брусов руководил республиканским координационным советом общественных объединений инвалидов и ветеранов войны в Афганистане.Н. Коробков и А. Александров представляли в парламенте коммунистов: первый возглавлял Казанский горком Коммунистической партии РТ, второй – Вахитовский райком. А. Колесник был среди тех, кто создавал республиканскую партию «Единство и прогресс», Ф. Сафиуллин и М. Сабиров входили в руководство общественных организаций: Ф. Сафиуллин с января по октябрь 1998 г. был сопредседателем ВТОЦ, М. Сабиров с октября 1998 г. возглавлял Республиканскую партию Татарстана.

В январе 1996 г. по предложению Совета Ассоциации поволжских регионов «Большая Волга» и поддержке М. Шаймиева, Б. Ельцина, Е. Строева Председателя Государственного Совета РТ В. Лихачева избрали заместителем Председателя Совета Федерации. Он представлял верхнюю палату Федерального Собрания в Парламентской ассамблее Совета Европы, активно работал в Конгрессе местных и региональных властей Европы.

Руководители Государственного Совета и народные депутаты были участниками парламентских слушаний в Государственной Думе, заседаний других федеральных органов законодательной власти, семинаров по обмену опытом. Так, депутат С. Усманова 16 марта принимала участие в парламентских слушаниях на тему «О предотвращении насилия в семье», организованных в Москве Государственной Думой, в марте была участником семинара на тему «Женщина – лидер в современном обществе», организованного Казанским юридическим институтом и Американской национальной судебной коллегией. Секретарь Государственного Совета В. Липужина в 1998 г., с 23 по 27 ноября, участвовала в семинаре «Государственное устройство и правительственная работа», организованном Международным институтом переподготовки государственных служащих при Правительстве Франции.

 

В истории Татарстана, да и России в целом, не было опыта профессиональной законотворческой деятельности. Пришлось изучать работу парламентов других стран. В сентябре 1995 г. Государственный Совет стал участником Российско-канадской парламентской программы, в ходе которой была возможность изучить опыт этой страны. Депутаты побывали в Турции, Франции, Дании, Венгрии, Казахстане, Латвии.

Опыт Татарстана по переходу к рыночной экономике и по успешному взаимодействию с федеральным центром, деятельность Государственного Совета, в короткие сроки сумевшего выстроить полноценную систему правового регулирования в рамках компетенций РТ по двухстороннему Договору, возможности региона в международном сотрудничестве – все это вызывало интерес у парламентариев многих стран и других российских регионов, о чем красноречиво говорят многочисленные визиты в Казань.

Гостями Госсовета были депутаты Государственной Думы ФС РФ, в том числе ее Председатель Г. Селезнев, делегации фракции «Наш дом – Россия», депутатской группы «Стабильность». В Государственном Совете побывали парламентские делегации почти всех республик и ряда областей. Несколько раз принимали гостей из Республики Саха Якутия и Чечни. С парламентами Башкортостана, Мордовии, Республики Коми, Еврейской автономной области, Нижегородской, Астраханской, Самарской, Ульяновской, Амурской областей, Приморского и Хабаровского краев, с Московской городской Думой поддерживались регулярные контакты. До мая 1998 года было заключено 16 соглашений о межпарламентском сотрудничестве с российскими регионами. Развивалось межпарламентское сотрудничество между областями и республиками, входящими в Ассоциацию «Большая Волга». Взаимодействие осуществлялось как по линии двухсторонних отношений, так и в рамках Ассоциации, когда на пленарных заседаниях Совета и в комитетах обсуждались концептуальные положения модульных законопроектов. Государственный Совет имел партнерские отношения с   Великим Национальным Собранием Турции.

В 1995-1999 гг. парламент посетили парламентские делегации и отдельные депутаты Турции, Франции, Канады, Венгрии, федеральной земли Бавария (ФРГ), Дании, Китайской Народной Республики, Австралии и других стран, дипломаты США, Великобритании, Франции, Канады, Бельгии, Ливии, Австралии, Турции, Дании, Израиля, Японии, Индии, Китая, Монголии, Люксембурга, Малайзии, Пакистана, Египта, Ирана, Ирака, Чехии, Словакии, Югославии, Кубы. Побывала в парламенте правительственная делегация Франции во главе с премьер-министром Алленом Жюппе (1996). Делегации Госсовета познакомились с опытом работы парламентов Канады, Венгрии, Франции, Латвии, Дании, Туpции с выездом на место. Депутаты из Татарстана совершили зарубежные вояжи в составе парламентских делегаций федерального уровня. В официальные делегации республики в российские регионы и зарубежные страны, как правило, включались представители Госсовета.

Поддерживались контакты с международными организациями. В Казани побывало несколько делегаций, представлявших Европейский союз (в том числе руководители проектов в рамках международной программы TASIS), Парламентской ассамблеи и Конгресса местных и региональных властей. Татарстан стал для Совета Европы местом учебы законодателей российских регионов. В июне 1996 г. здесь работала научно-практическая конференция «Современный федерализм: опыт и перспективы», в которой участвовали эксперты Совета Европы и представители многих российских регионов. В 1997-м в Госсовете прошла международная конференция по вопросам развития демократии на местном и региональном уровне. Государственный Совет стал инициатором и участником нескольких всероссийских и международных научно-практических конференций и семинаров на самые разные темы, о многих в книге «Республика Татарстан: новейшая история» рассказано подробно. 

Председатель Конгресса местных и региональных властей Европы Александр Чернофф, который приезжал в Казань, объясняя, почему в 1996 г. среди российских регионов он остановил выбор на Татарстане, заявил:

 «Потому что я знал уже на протяжении длительного периода господина Василия Лихачева. И я восхищался его европейской ориентированностью, его преданностью Татарстану и особенно тем, что он делает в рамках Российской Федерации».

В ноябре 1996 г. в Москве прошло заседание Бюро Конгресса, впервые в истории этой международной организации. С 25 по 28 ноября там же работал Экономический форум регионов Европы. Новый президент Конгресса Клод Эги отметил, что в принятии решения об этом большую роль сыграли руководитель делегации российских регионов в Парламентской ассамблее В. Лихачев и первый заместитель Председателя Государственной Думы А. Шохин.

В Страсбурге была трибуна, с которой представители Российской Федерации могли обсуждать на международном уровне острые проблемы федерализма, влияя тем самым на развитие взаимоотношений российских регионов с федеральным центром. Опыт Татарстана был востребован в процессе работы над проектом Европейской хартии регионального самоуправления, принятой Конгрессом местных и региональных властей летом 1997 г. Бюро Конгресса согласилось с рядом поправок в проект хартии, внесенных от имени Российской Федерации Председателем Государственного Совета РТ, заместителем Председателя Совета Федерации В. Лихачевым. В документе был учтен российский опыт делегирования полномочий с одного уровня на другой, начало которому было положено при подписании двустороннего договора между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. Не все страны оказались готовы к декларируемой в Хартии самостоятельности регионов, и документ не был ратифицирован большинством стран, от него пришлось отказаться.

С мая 1998 г., после смены руководителя парламента, Татарстан оказался не представленным в руководстве Совета Федерации и в российских делегациях в Совете Европы. Но уже в ноябре 1999 г. Ф. Мухаметшин выступал перед зарубежными коллегами. 19 и 20 ноября в Берлине проходил V форум «Европа на пороге нового тысячелетия», организованный Фондом BMW имени Герберта Квандта совместно с международной деловой газетой «Файнэншл Таймс», в котором участвовали 4 представителя России, в том числе лидер парламента Татарстана.

 

Никогда раньше высшая законодательная власть в российских регионах не имела реальных полномочий в законотворчестве. Ситуация усугублялась тем, что полноценного законодательства не было и на уровне Российской Федерации. Между тем общественно-политические отношения менялись прямо на глазах. И не так просто было выработать юридические нормы, устраивающие всех.

Довольно быстро обнаружилось недовольство работой парламента: и законов мало разрабатывают, и проекты долго обсуждают. Один из журналистов спросил В. Лихачева, почему Госдума России за полгода приняла 160 законов, а Госсовет РТ за полтора года – 39.Лихачев ответил так:

«Дума получила от предыдущего состава очень большой пакет подготовленных законопроектов, тогда как Государственному Совету пришлось начинать практически с нуля. Кроме того, нельзя забывать, что многие наши депутаты только сейчас начали приобретать навыки законотворчества. Только в 1996 г. в законе о республиканском бюджете заложены средства для научного, юридического, экономического и социологического обеспечения законотворческой работы».

«Политику очень трудно в одной ипостаси совместить, обеспечить единство разных интересов, – сказал В. Лихачев в интервью корреспонденту Татарского радио Н. Вазыховой. – В жизни возникает столько сложных, самых разнообразных, в том числе противоречивых ситуаций и коллизий, что приходится проявлять необычайную гибкость, чтобы эти интересы совместить. … Приходится говорить не только о приятном, чуть ли не ежеминутно в чем-то убеждать других».

По итогам первого года работы Госсовета серьезной проблемой стал возврат законов, принятых парламентом, с возражениями Президента. Крайними в цепочке ответственности всегда были депутаты, даже если законопроект вносило Правительство, поскольку результат их работы оценивал Президент, а он мог закон не подписать. В 1997 г. М. Шаймиев вернул в парламент 13 законов из 27, в 1998 г. – соответственно 14 из 25. Далее работа шла в двух направлениях: во-первых, с помощью согласительных процедур с представителями главы республики искали компромиссные решения (до вотума не дошли ни разу, хотя разногласия порой были существенные), во-вторых, пришлось вводить новые регламентные нормы, регулирующие подобные ситуации. Бывало, депутаты настаивали на нормах, заложенных в принятом законе. Чаще соглашались с замечаниями Президента РТ и искали другие формулировки. Обычно  камнем преткновения в оценке закона было отсутствие его финансовой обеспеченности. Если разработчики руководствовались желаниями, то глава республики – реальными возможностями. Со временем пришел опыт, как в законотворчестве, так и в проведении согласительных процедур. В 1999 г. глава республики вернул с возражениями только 9 законов из 53.

Пришлось всем учиться жить по парламентскому Регламенту – и депутатам, и другим субъектам законодательной инициативы. Главным знатоком Регламента был М. Курманов, заместитель председателя Комитета парламентского контроля, член Комиссии по вопросам законодательства, законности, правопорядка и депутатской этики. Поначалу было много претензий на нарушение Регламента. В него пришлось вносить некоторые изменения, поскольку появились ситуации, которых раньше не было. К концу созыва тексты большей части законопроектов уже вносились на двух государственных языках, имели заключение Министерства юстиции РТ. Стало меньше законопроектов, которые приходилось обсуждать в «пожарном порядке».

 

По Конституции субъектами законодательной инициативы в 1995-1999 гг. были народные депутаты РТ, Президент, Президиум парламента, постоянные комиссии и Комитет парламентского контроля, Кабинет Министров, Верховный и Высший арбитражный суды РТ, Прокурор РТ, а также Федерация профсоюзов РТ – по вопросам трудовых отношений и социальной защиты трудящихся. В 1999 г. к ним добавился Центризбирком РТ. Всего за отчетный период было зарегистрировано 353 законопроекта. Кабинет Министров и Президент внесли в парламент соответственно 79 (55%) и 13 (9%). Однажды реализовали свое право Прокурор и Центризбирком. Федерация профсоюзов разработала 3 законопроекта: «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» и «Об охране труда в Республике Татарстан» (1997), «О социальном партнерстве» (1999).

Проекты Правительства зачастую отражали сиюминутные потребности разработчиков – министерств и ведомств, страдали ведомственным уклоном, напоминали инструкции или повторяли нормы федерального аналога.  Парламенту так и не удалось достичь полного исполнения планов законодательной деятельности.

17 проектов были разработаны постоянными комиссиями, 26 – народными депутатами РТ, 5 – Президиумом Госсовета. Фамилии депутатов зачастую встречались среди авторов законопроектов, вносимых Правительством – парламентарии накопили опыт конструктивного взаимодействия с министерствами и ведомствами. В авторские группы входили депутаты А. Колесник, А. Александров, М. Галеев, М. Сабиров. Несколько законодательных инициатив было у Р. Вагизова. С. Брусов был автором законопроекта «О государственной поддержке молодых семей в приобретении жилья и улучшении жилищных условий», вместе с С. Усмановой он имел прямое отношение к разработке программ «Дети Татарстана» и «Молодежь Татарстана». Р. Харисов был разработчиком закона «Об упорядочении татарского алфавита», Ю. Прохоров – проекта закона «О компенсационных выплатах в государственных общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального профессионального и среднего профессионального образования». Как правило, обсуждение законопроектов, разработанных депутатами, проходило со сложностями, они довольно часто не получали поддержки со стороны Правительства, а если законопроект предполагал финансирование, это означало его отклонение на самом старте. А потому не всегда депутатские законопроекты приобретали форму закона. Депутат А. Семин, например, имел 3 законодательные инициативы, но ни одна до финиша не дошла.

Парламент принял ряд важных законов, необходимых на период демократических социально-экономических и политических преобразований. В структуре государственной власти республики в 1999 г. были созданы условия для создания трех новых института – Совет Безопасности, Конституционный суд и Уполномоченный по правам человека. Закон «Об Уполномоченном по правам человека Республики Татарстан», рассмотренный в третьем чтении в декабре, был возвращен Президентом с замечаниями, но стратегические решения уже были приняты. Закон «О конституционном суде Республики Татарстан» был принят еще 22 декабря 1992 г., 10 октября 1998 г. в него были внесены изменения и дополнения. Все это время в республике работал Комитет конституционного надзора. Закон «О мировых судьях Республики Татарстан» был подписан Президентом 17 ноября 1999 г. и опубликован в газетах 28 декабря.

По некоторым направлениям жизнедеятельности республики правовое регулирование приобрело системный характер. Активно занимался формированием правовых норм в пределах своей компетенции Государственный комитет РТ по защите прав потребителей. Закон «О защите прав потребителей» был принят 2 июля 1997 г., и, по мнению зарубежных специалистов, был совершеннее федерального, о чем свидетельствовало, в частности, принятие Татарстана, единственного региона России, во Всемирную организацию по защите прав потребителей. Российская Федерация тогда членом этой организации еще не была.

3 июля 1998 г. Президент подписал закон «Об административной ответственности за нарушения в сфере торговли (выполнения работ, оказания услуг), сертификации, лицензирования, порядка обязательного штрихового кодирования и государственной дисциплины цен». Госкомитет был инициатором становления государственной алкогольной монополии в РТ. Республиканский закон «Об административной ответственности за нарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и алкоголесодержащей продукции» был принят 16 октября 1997 г. Все спиртопроизводящие предприятия в РТ вошли в государственную структуру «Татспиртпром». При Госкомитете была создана Государственная инспекция по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию. 28 апреля 1999 г. в действующий закон были внесены изменения и дополнения, которые учитывали опыт его применения, а также приводили республиканский акт в соответствие с федеральным законом «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (8.07.1999). По сути, Госсовет принял новую редакцию закона. Если раньше предметом особой заботы был контроль за распространением алкогольной продукции, то теперь внимание обращалось и на предотвращение губительных последствий употребления алкогольных суррогатов.

Планомерно шла работа над экологическим блоком законов, регулирующих отношения в области природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Депутаты, входящие в Комиссию по вопросам экологической безопасности, природным ресурсам и природопользованию, которой руководил Дамир Каюмов, поддерживала тесные контакты с Министерством по охраны окружающей среды и природных ресурсов РТ. За 5 лет республика получила полный пакет документов по правовому регулированию деятельности, направленной на охрану окружающей природной среды.

В рабочие группы разработчиков, как правило, входили депутаты. Всего было принято 12 законов, в том числе в 1999 г.: Водный кодекс Республики Татарстан (16.06), «Об административной ответственности за правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (14.07), «Об охране и рациональном использовании атмосферного воздуха» (21.10), «Об экологической экспертизе» (01.12), «Об административной ответственности за санитарные правонарушения» (01.12), «О санитарно-эпидемической безопасности населения» (01.12), «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Татарстан «О недрах» (06.12).

В Татарстане был разработан экономический механизм стимулирования природоохранной деятельности. В 1993 г. создан республиканский Экологический фонд. Ничего подобного не было в других российских регионах. На II Всероссийском форуме по охране природы в 1999 г. Экофонд РТ был признан лучшим в России. В Татарстане впервые в России была введена Декларация о природопользовании, у предприятий появились экологические паспорта. Впервые создана регрессивная система использования повышающего коэффициента индексации платы за загрязнение окружающей среды, позволявшая стимулировать природопользователей оплачивать платежи своевременно. 80% собираемых средств направлялись на реализацию природоохранных программ на местах. Такая же заинтересованность была и у предприятий – 50% поступивших от них платежей в Экофонд шли на заключение контрактов с ними. В 1997-1998 гг. и первом полугодии 1999 г. были профинансированы утвержденные Кабинетом Министров целевые программы по охране и рациональном использовании водных ресурсов, охране и восстановлении природных ресурсов в сельскохозяйственном комплексе. Средства фонда были израсходованы на строительство важных природоохранных объектов: полигонов твердых бытовых отходов в Мамадыше, Альметьевске, Арске, станцию водоподготовки и озонирования в Азнакаево; станции водоснабжения Тетюш, Буинска и Муслюмово, станции очистки воды в Елабуге. Было произведено берегоукрепление Куйбышевского водохранилища и реки Ик.

Целенаправленно разрабатывались нормативно-правовые акты в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. В 1999 г. были приняты 2 закона: «О правовом режиме чрезвычайного положения» (15.09) и «О безопасности в чрезвычайных ситуациях (01.12), а также Государственная комплексная программа по предупреждению чрезвычайных ситуаций на 1999-2003 гг. (18.02). Кабинет Министров в течение года принял 33 постановления и распоряжения в этой области. Среди них основополагающее – «О территориальной подсистеме предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Республики Татарстан» от 1 февраля, в котором был обобщен опыт последних двух лет работы МЧС. Принято постановление Кабинета Министров «О мерах по обеспечению защиты населения и территории Республики Татарстан от промышленных аварий и техногенных катастроф» (9.03), которым введен реестр потенциально-опасных производственных объектов. Оно было вызвано тревожными фактами: зимой в республике было зарегистрировано 117 разрушений зданий и сооружений из-за неблагоприятных природных явлений, в том числе обрушение Дворца спорта в Лениногорске, зернохранилища в д. Татарская Елань Чистопольского района. Для предупреждения подобных ситуаций 25 марта Правительство приняло постановление «О мерах по предотвращению разрушений конструкций зданий и сооружений при чрезвычайных ситуациях природного характера».

1999 г. был временем отработки тесного взаимодействия со всеми министерствами, ведомствами, организациями, органами местного самоуправления. В городах появились объединенные дежурно-диспетчерские службы. Большое внимание уделялось промышленной безопасности. Начал работу Центр мониторинга при МЧС; были созданы оперативные группы из представителей 18 министерств, ведомств и организаций, сформированы 4 мобильные оперативные группы министерства. С 1 января были ликвидированы спасательные станции, и на их базе создано 12 поисково-спасательных отрядов с широким спектром деятельности – от проведения водолазных работ до извлечения пострадавших при катастрофах из завалов или деформированных кузовов автомобилей. Решался вопрос о создании централизованной поисково-спасательной службы МЧС. В связи с принятием федерального закона «О гражданской обороне» на четырех крупных предприятиях были введены штатные должности уполномоченных.

Федеральная власть все настойчивее требовала реализации на территории всей страны единых норм по организации местного самоуправления. 13 апреля в «Российской газете» был опубликован для всеобщего обсуждения проект Основных положений (Концепции) государственной политики развития местного самоуправления в Российской Федерации, подготовленный по инициативе Межведомственной комиссии при федеральном Совете по местному самоуправлению. На заседании этого Совета был рассмотрен вопрос «О государственной политике в области развития муниципальных образований в Российской Федерации». Концепция была утверждена указом российского Президента 15 октября. В документе декларировались всесторонняя поддержка местного самоуправления со стороны государства и невмешательство органов государственной власти в компетенцию органов МСУ. Среди задач, которые следовало решить, были названы следующие: правовое регулирование организационной, финансовой и хозяйственной самостоятельности местного самоуправления при решении вопросов местного значения; формирование системы государственных органов, занимающихся вопросами местного самоуправления; принятие федеральных и региональных программ, способствующих реализации конституционных основ местного самоуправления и развитию муниципальных образований; бюджетное и налоговое регулирование, позволяющее обеспечить сбалансированные минимальные местные бюджеты, создание условий для оптимизации налоговой базы муниципальных образований. Предписывалось передать в муниципальную собственность находящиеся в государственной собственности объекты, необходимые для осуществления полномочий местного самоуправления.

Появление Концепции потребовало внести изменения в действующее законодательство РТ. Нужен был единый законодательный акт о собственности, призванный индивидуализировать государственные органы, уполномоченные осуществлять права собственника от имени государства, и определить в общей форме полномочия этих органов. На его основе можно принять другие законодательные акты, регулирующие те или иные аспекты владения, пользования и распоряжения государственным имуществом и имуществом местного самоуправления. Новый закон должен был учесть современные реалии, в частности, появление муниципальной собственности. В Татарстане она называлась коммунальной. В законопроекте «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» были конкретизированы вопросы разделения собственности на федеральную и республиканскую. Все природные ресурсы, за исключением земли, предлагалось закрепить в республиканской собственности. Предусматривалось, что отдельные природные объекты могут быть переданы в федеральную собственность, но только на основании межправительственных соглашений.

Как и предполагала парламентский корреспондент «Банковской газеты» В. Сабирова в статье «Об очередном разделе добра и птицах высокого полета», законопроект вызвал большое количество поправок, которые рассматривались в ходе второго чтения 26 мая (12-18.04.1999). В прениях выступил только депутат Р. Хусаинов, глава администрации р.п. Камские Поляны Нижнекамского района (текст законопроекта раздали поздно, и не все успели с ним познакомиться), но у многих были вопросы к докладчику. В ходе обсуждения законопроекта, внесенного Президентом, возникла острая дискуссия о том, кто будет распоряжаться теперь собственностью. Депутатов не устроило, что полномочия законодательной власти уменьшены в пользу исполнительной; что могут возникнуть проблемы при передаче государственной собственности в коммунальную; что права собственника будут осуществлять чиновники. Правовое управление парламента дало на 13-страничный закон заключение на 8 страницах, и докладчик – министр юстиции Р. Салабаев с некоторыми замечаниями согласился. Комиссии по вопросам экономического развития и реформ пришлось собираться дважды, чтобы найти компромисс между разработчиками проекта и депутатами, а потому на сессии рассмотрение двух таблиц поправок времени много не заняло. Закон «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» был принят в целом 15 сентября. С его вступлением закон «О собственности в Республике Татарстан», принятый в 1991 г., утратил силу не только фактически, но и юридически.

Были внесены изменения и дополнения в действующие законы «О местных органах государственной власти и управления», «О статусе народных депутатов местных Советов и народных депутатов Республики Татарстан», в декабре принят закон «О выборах должностных лиц и органов местного самоуправления в Республике Татарстан». Для финансового обеспечения местного самоуправления в республиканском законе о бюджетной системе Татарстана на 1999 г. была законодательно закреплена норма о передаче местными советами части налогов в распоряжение органов МСУ, в законе о бюджете на 2000 г. она стала обязательной.

Татарстан не раз показывал пример другим регионам. Здесь не ждали принятия мер на федеральном уровне, а искали выход сами. Государственный Совет принял закон «О негосударственных пенсионных фондах» 24 июня 1997 г., когда аналогичный федеральный закон еще был законопроектом. Он был подписан Президентом РФ только 7 мая 1998 г. Прорывными были решения о ликвидации ветхого жилья, реализовать которые помог целевой налог, введенный 13 июня 1996 г.; о введении частной собственности на землю (новый Земельный кодекс был принят в 10 июля 1998 г.). В стадии разработки находилось несколько законов, которые позволяли запустить механизм рыночных отношений на селе. В Татарстане увеличились предельные размеры земельных участков для личного пользования. Горожанин теперь мог иметь личное подсобное хозяйство на площади до одного га (50 соток в населенном пункте и столько же – вне его границ). Лимит для крестьянина был установлен в 7 га. Садоводы стали получать не 6, а 15 соток.

В 1999 г. Государственный Совет несколько раз возвращался к вопросам правового регулирования налоговой системы в рамках региональных компетенций. Судьба любого законодательного акта о налогах складывается непросто, но даже на этом фоне нельзя не выделить два закона: о лицензировании и о едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности. Пожалуй, только Земельный кодекс РТ имел в парламенте такую же длительную историю, как законопроект «О лицензировании». Жаркие дискуссии шли на всех стадиях, начиная с его внесения в парламент и рассмотрения в первом чтении 23 мая 1997 г. В то время федеральный законодатель такой проблемой еще не озаботился, и депутатам Татарстана пришлось прокладывать дорогу в неизведанное первыми. В целом закон был принят после третьего чтения 3 июля 1998 г., но Президент, зная, какие страсти вокруг него кипят, вернул текст с возражениями.

Серьезные возражения вызвала попытка лицензирования оптово-розничной торговли на потребительских рынках. Торговцы, сумев добиться отмены обязательного использования на рынках контрольно-кассовых аппаратов, и на этот раз возражали решительно. В этом случае на их стороне был федеральный закон, которым лицензирование оптово-розничной торговли не предусматривалось. Процедура повторного рассмотрения 24 марта вышла далеко за рамки парламентского Регламента, поскольку депутаты обсуждали не только статьи, в которых были правки с учетом возражений М. Шаймиева, но и другие нормы. Появилась возможность соотнести нормы республиканского закона с федеральным актом. Президент Б. Ельцин подписал закон РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» 25 сентября 1998 г., он вступил в силу с 3 октября. В республиканском законе появилась новая статья, пятая – «Критерий определения лицензирования». Была уменьшена плата за лицензию – теперь она не должна была превышать 10 минимальных оплат труда (до этого были лицензии до ста «минималок»). Лицензия выдавалась на 3 года, а в случае отсутствия нарушений становилась бессрочной. Она действовала на территории всей республики. Решение об отмене лицензии мог принять только суд. Главным по лицензиям теперь был Кабинет Министров. Из закона ушел главный раздражитель предпринимателей – Государственный комитет РТ по правам потребителей. Как верно заметил депутат Ф. Шайдуллин в газете «Челнинские известия», по сути, депутаты на мартовской сессии получили новый закон.

Практически до самого голосования уточнялись виды деятельности, по которым нужна лицензия. Под напором предпринимателей их число было сильно уменьшено (в 1997 г. – около 150). В законе, подписанном Президентом, осталось 46 позиций. Но была сделана оговорка о том, что лицензирование 209 видов деятельности будет осуществляться в соответствии с федеральным законодательством. Предприниматели не сразу сообразили, что придется выполнять и федеральный закон. Они убедились в этом довольно скоро, как только суды стали выносить решения, согласно федеральному закону. Бизнесмены оценили, что республиканский закон больше идет им навстречу, чем федеральный. Например, предприятия получили возможность получать генеральную лицензию сразу на несколько видов деятельности (предложение Ассоциации промышленных предприятий). Федеральный закон предусматривал лицензию на каждый вид деятельности. Были меньше штрафы за нарушения закона.

Закон «О лицензировании» был введен в действие 20 апреля 1999 г. Уже 23 сентября пришлось вносить в него изменения – закон теперь не распространялся на деятельность по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Законопроект «О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельности» был внесен в парламент Правительством республики 4 мая, после того, как спала волна недовольства аналогичным федеральным законом в российских СМИ. К тому времени налог уже был введен в 49 регионах России. Как ни старались разработчики проекта доказать, что закон будет в пользу предпринимателей, им никто не верил. Бизнесмены заняли глухую оборону. Перед сессией, на которой он рассматривался в первом чтении (26 мая), редакция газеты «Казанские ведомости» провела «круглый стол», в котором приняли участие представители малого бизнеса, депутаты А. Колесник и А. Камалов. И тех, и других объединяла общая тревога – не поднимутся ли цены на товары первой необходимости? Был еще один важный вопрос: не уйдет ли какая-то часть бизнеса в тень, как это произошло в Ростовской области, где после принятия закона полторы тысячи предпринимателей сдали свои свидетельства? Вместо того чтобы получить дополнительно в бюджет 120 млн. руб., надо будет подсчитывать убытки. Представляя проект на пленарной сессии 26 мая, министр финансов Р. Мусин подтвердил такие опасения.

В 1999 г. Правительство наконец-то решило узаконить налог с продаж, который ввело в сентябре 1998 г. Он был одним из основных источников пополнения местных бюджетов. За 4 месяца 1998 г. было собрано более 87 млн. руб., причем, «живыми» деньгами. В соответствии с федеральным законом «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» органы законодательной власти субъектов Федерации должны были установить ставку налога, порядок и сроки его уплаты, формы отчетности. В связи с этим Правительство РТ подготовило проект закона «О налоге с продаж», который 13 мая был представлен на предварительное рассмотрение Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам. В ходе обсуждения депутаты заметили, что законопроект выходит за рамки, установленные федеральным законом. В частности, право определять перечень товаров (работ и услуг), реализация которых освобождается от налога с продаж, передавалось Правительству. По предложению депутата Ф. Шайдуллина в закон была внесена поправка, и это право было закреплено за Государственным Советом.

Закон был принят на IX пленарной сессии Государственного Совета 26 и 27 мая после рассмотрения в двух чтениях. Как и закон «О ставках налога на игорный бизнес в Республике Татарстан». Законодателей не мог не тревожить рост числа игроманов, однако в условиях непростой экономической ситуации думали не о том, что с ними делать, а о возможном пополнении республиканского бюджета. Резкое увеличение игровых салонов в республике в первую очередь заметили налоговики – в этом бизнесе крутились огромные деньги. 31 июля 1998 г. был принят федеральный закон «О налоге на игорный бизнес», в мае 1999 г. пополнить бюджет с помощью этого налога решили в Татарстане. Российское законодательство это позволяло. Пока больших доходов от этого вида деятельности ждать не приходилось: лицензии имело 21 казино, в Казани было 35 игровых столов, 101 игровой автомат, букмекерская контора и тотализатор. Республиканский бюджет мог получить примерно 4 млн. рублей за год.

 

Несмотря на некоторые противоречия конституций Российской Федерации и Республики Татарстан, Государственный Совет старался работать в едином правовом поле. Только дважды за отчетный период законодатели РТ вторгались в конституционное поле федерального центра: в 1998 г. – когда приостановили выдачу новых паспортов на территории республики, и в 1999 г. – когда заступились за солдат-первогодков, отменив призыв в армию. Несмотря на острую реакцию со стороны федеральных властей и российских политиков, и в том, и в другом случае к позиции парламентариев Татарстана в Москве и других регионах прислушались.

Но время опережающих решений проходило, и в законотворческой деятельности парламент теперь ориентировался на федеральный центр даже в пределах исключительных полномочий республики. Тем не менее, было принято 4 закона по проблемам, которые еще не были должным образом отрегулированы на федеральном уровне.

В 1999 г. республика встретилась с незнакомыми доселе явлениями. Представляя 11 марта проект республиканской целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в Республике Татарстан» на 1999-2001 гг., министр внутренних дел А. Сафаров сообщил информацию, которая обескуражила депутатов. Оказывается, в 1990 г. было зарегистрировано всего 92 преступления, которые были связаны с незаконным оборотом наркотиков, а в 1998-м – уже 2430. По словам министра, в 1998 г. число наркоманов увеличилось на 18%. Возросло и количество выявленных преступлений, связанных с наркотиками. Программу депутаты приняли после второго чтения 26 мая. Она предусматривала профилактические мероприятия и меры по лечению наркоманов. Ее «стоимость» была немаленькая – 63 млн. рублей. Финансирование предполагалось начать в 2000 г., однако профилактические меры начали приниматься уже в 1999 г., для чего при МВД был создан специализированный внебюджетный фонд.

В июле при Правительстве была сформирована республиканская межведомственная рабочая группа по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту (постановление Кабмина от 6 июля), разработавшая проект закона «Об административной ответственности за правонарушения, связанные с оборотом и потреблением наркотических средств или психотропных веществ». 1 декабря на заседании постоянно действующего парламента он был принят в третьем чтении. Закон предусматривал наличие составов административных правонарушений, ранее не известных российскому законодательству, например, ответственность за деятельность, способствующую распространению наркомании.

Не встречались ранее и правонарушения, которые были предусмотрены законом «Об административной ответственности родителей или лиц, их замещающих, за заведомо ложные сообщения об актах терроризма несовершеннолетними в возрасте до 14 лет», принятом 23 сентября. Малолетние хулиганы, срывающие школьные занятия телефонными звонками о готовящемся взрыве, доставляли милиции много хлопот. Статистика показывала, что детские звонки составляли половину ложных вызовов.

Фактов реального террора на территории республики не было, однако постановлением Правительства от 28 апреля была создана региональная антитеррористическая комиссия РТ. При МВД появилось специальное подразделение по обезвреживанию взрывных устройств и предотвращению угрозы взрывов.

Серьезную опасность стали представлять кражи цветного металла. Правила сбора, учета, переработки, реализации и вывоза лома и отходов черных и цветных металлов на территории республики, утвержденные Правительством, нарушались. За 6 месяцев 1999 г. было зарегистрировано 1016 краж цветных металлов, общий ущерб которых составил свыше 37 млн. руб., почти в 2 раза больше, чем в 1998 г. 14 июля Президент подписал указ «О мерах по упорядочению сбора, переработки, реализации лома и отходов черных и цветных металлов на территории Республики Татарстан и их вывоза за пределы Республики Татарстан» и поручил Правительству разработать соответствующий законопроект. Согласно закону, принятому 17 ноября, прием от населения лома и отходов черных и цветных металлов с нарушением установленного порядка наказывался штрафом на юридических лиц в размере от 30 до 1000 «минималок» с конфискацией, на индивидуальных предпринимателей – от 10 до 30 «минималок» с конфискацией.

Отразилась в республиканском законодательстве еще одна примета времени. 17 февраля Ассоциация частных структур безопасности РТ с участием руководства МВД, руководителей частных охранных предприятий и служб безопасности провела пресс-конференцию, посвященную республиканскому закону «О частной детективной и охранной деятельности», принятому 25 ноября 1998 г. Журналисты узнали, что в Татарстане появились первые охранные фирмы.

Государственный Совет принимал участие  в формировании законодательной базы России. В парламент поступали проекты федеральных законов и законодательные инициативы субъектов Федерации. В первом созыве позицию республиканского парламента по ним формулировали постоянные депутатские комиссии, которые дали заключения почти по 2 тыс. законодательных инициатив субъектов Российской Федерации. Были поддержаны многие проекты российских законов, обращения и заявления, с которыми выходили в Государственную Думу коллеги из Нижнего Новгорода, Пензы, Самары, Ульяновска. Так, 1 декабря сессия поддержалаКомитет Государственной Думы ФС РФ по делам ветеранов, районные общественные организации ветеранов труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Московской области к Президенту, председателям Совета Федерации, Государственной Думы и Правительства РФ, руководителям органов законодательной и исполнительной властей регионов о формировании государственной политики в отношении правовой и социальной защиты ветеранов.

Так, поправки к Конституции Российской Федерации и федеральному закону об обороне, предложенные Государственным Советом, закрепляли право решения об использовании Вооруженных Сил в случае конфликтов внутри России за Советом Федерации. Госсовет поддержал законодательную инициативу депутата А. Колесника и предложил Государственной Думе поправки к проекту федерального закона «Об уничтожении химического оружия», депутата Ф. Шайдуллина – о внесении графы «национальность» в свидетельство о рождении. В 1999 г. в Думу были внесены проекты двух федеральных законов. Первый – о внесении дополнения в статью 24 закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» – в случае его принятия единственные сыновья фермеров получали отсрочку от призыва. Второй – о внесении изменения в статью 329 Уголовного кодекса РФ. Поскольку федеральным законодательством предусматривалась правовая защита лишь государственных символов России, депутат Р. Вагизов предположил наказывать за надругательство и над государственными символами субъектов РФ. Республиканский закон «О государственных символах Республики Татарстан» был принят 14 июля.

16 ноября был признан утратившим силу первый действующий республиканский закон. В связи с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации были отменены закон от 23 марта 1993 г. «Об акцизах» и два постановления парламента, связанные с ним. Этот факт ни у кого не вызвал удивления, поскольку речь шла о налогообложении, которое, согласно российской Конституции и двустороннего Договора, было в совместной компетенции. Но в 1999 г. случились несколько фактов, которые поставили под сомнение договоренности между Казанью и Москвой. От дискуссий о необходимости приведения законов субъектов РФ в соответствие с федеральным законодательством Центр перешел к конкретным мерам.

25 ноябряв адрес Государственного Совета РТ поступило представление из Генеральной прокуратуры РФ о несоответствии 9 правовых норм республиканского закона «О выборах народных депутатов Республики Татарстан» Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству. «Несоответствие Закона Республики Татарстан «О выборах народных депутатов Республики Татарстан» Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству во многом ущемляет права и свободы граждан, а также интересы государства в целом», – таким выводом заканчивалось представление заместителя Генерального прокурора РФ В. Давыдова. Председатель Государственного Совета РТ Ф. Мухаметшин в ответном письме, датированным 10 января 2000 г., согласился с тем, что по всем указанным в представлении позициям противоречия между федеральным законом и законом Татарстана имеют место, но республиканский закон принят в пределах предметов ведения республики, согласованных двусторонним Договором.

Продолжалось серьезное противостояние по процедуре назначения судей. Оно  обозначилось еще в 1996 г., во время принятия федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации». Татарстан использовал все рычаги влияния, чтобы сохранить статус кво в порядке назначения судей, исходя из того, что республика, как суверенное демократическое государство, обладает всей полнотой государственной власти, одной из ветвей которой является судебная власть. Возражение М. Шаймиева против назначения всех судей общей юрисдикции Президентом РФ 24 марта 1999 г. поддержал Государственный Совет РТ, приняв постановление «О проекте федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», в котором говорилось, что названный законопроект не соответствует Конституции Российской Федерации и противоречит Конституции Татарстана. Республика в соответствии со статьями 89, 141, 142, 152 республиканского Основного закона самостоятельно формирует судебные органы, законодательно определяет порядок их организации и деятельности. Необходимость высказать свою позицию об организации судебной системы в Российской Федерации у республиканского парламента появилась после сообщения в печати о том, что Совет судей России высказал принципиальное несогласие с предложением Главного государственно-правового управления Президента РФ внести в проект федерального закона «О судах общей юрисдикции…» нормы, касающиеся создания самостоятельных судебных систем субъектов Федерации. Единой точки зрения найдено тогда не было. И в Татарстане продолжали избирать судей по прежней процедуре – постановлением Государственного Совета РТ. А потом судьи назначались указом Президента РТ.

Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» был принят только 7 февраля 2011 г.К этому времени практику назначения судей общей юрисдикции в регионах России уже никто не оспаривал.

 

Перед выборами Государственный Совет навел порядок в своем «хозяйстве». Законопроекты были систематизированы с точки зрения их готовности к рассмотрению на сессии. Не всем проектам было суждено стать законом. Решением Президиума от 8 сентября на доработку были отправлены проекты законов, по которым оставались серьезные возражения Правового управления парламента: «О борьбе с коррупцией», «О Прокуратуре Республики Татарстан», «О риэлтерской деятельности в Республике Татарстан».

В июле Правительство представило в парламент доработанный вариант законопроекта «О средствах массовой информации». Проект вызывал серьезные возражения у журналистов, поскольку татарстанский аналог федерального закона казался им менее демократичным. Союз журналистов РТ представил согласованное мнение – для регулирования деятельности СМИ в республике вполне достаточно федерального закона «О средствах массовой информации». Правовое управление Госсовета в своем заключении от 29 июля рекомендовало отправить проект закона на доработку. В третий раз законопроект уже не вносился.

Проект закона «О гражданстве Республики Татарстан» был рассмотрен уже в двух чтениях, текст находился в процессе подготовки к третьему чтению. Из него были изъяты все спорные нормы. У института республиканского гражданства было много оппонентов, в том числе и в Москве.  Наметившиеся противоречия планировалось устранить в дополнительном межправительственном соглашении РФ и РТ

К проекту республиканского закона «Об альтернативной гражданской службе», прошедшего процедуру первого чтения еще 10 июля 1998 г., у юристов вопросов не было. Необходимость такого законодательного акта была очевидна не только в Татарстане. Суды удовлетворяли каждый второй иск о замене воинской службы альтернативной, гражданской, поскольку потенциальным призывникам удавалось доказать наличие соответствующих мотивов. Но принятие закона тормозило отсутствие аналогичного законодательного акта федерального уровня.

Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» был подписан Президентом РФ только 25 июля 2002 г.

Парламент оставлял второму созыву 36 проектов, находящихся на разных стадиях обсуждения. Проект Градостроительного кодекса РТ прошел первое чтение, проекты законов «О защите населения от туберкулеза и о противотуберкулезной помощи», «Об участии граждан Республики Татарстан в обеспечении правопорядка» были рассмотрены во втором чтении. Были возвращены Президентом с возражениями законы «О выборах депутатов представительных органов и должностных лиц местного самоуправления в Республике Татарстан», «Об Уполномоченном по правам человека Республики Татарстан», «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования», «Об административной ответственности за санитарные правонарушения». Прошли регистрацию в парламенте законопроекты «О бюджете развития Республики Татарстан», «О зеленом фонде поселений», «О профилактике в Республике Татарстан заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция)», «О квотировании рабочих мест на предприятиях, в организациях и учреждениях Республики Татарстан для граждан, особо нуждающихся в социальной защите», «Об общественных работах» и другие

15 сентября Президент подписал закон «О Свободе законов Республики Татарстан», которым определялись правила официального изданиясистематизированного полного собрания действующих законов и нормативных правовых актов Государственного Совета, Президента и Кабинета Министров. Работа по подготовке и обновлению Свода законов, его изданию на бумажных носителях поручалась Министерству юстиции РТ. Однако надежды разработчика законопроекта Р. Вагизова не оправдались – закон практически не исполнялся, в 2004-2006 гг. действие статьи 9, предусматривающей этапы и сроки подготовки Свода законов, официально приостанавливалось. В какой-то мере это компенсировал ежемесячный выпуск «Ведомостей Государственного Совета Татарстана», в котором публиковались законы, постановления парламента и его Президиума, а также указы Президента РТ. Парламент по мере необходимости издавал брошюры с текстами законов. Закон «О языках народов Республики Татарстан» был издан на татарском и русском зыках. В 1999 г. вышла брошюра «Избирательная система Республики Татарстан», которая начиналась с текста Конституции РТ. Регулярно выходили брошюры с нормативно-правовыми актами в сфере экономики – законами, правительственными постановлениями, которые выпускал Государственный комитет РТ по управлению государственным имуществом.

 

Эффективной формой парламентской работы были парламентские слушания. Всего их было проведено за созыв 17. Как правило, приглашалось много гостей: члены Правительства, представители органов государственной и муниципальной власти, заинтересованная общественность. С большим общественным резонансом проходили слушания об итогах выполнения Государственной комплексной программы борьбы с преступностью, о внешнеторговой деятельности республики, о водоснабжении Нижнекамского района. На парламентских слушаниях обсуждались некоторые проекты законов, а также ежегодно бюджетные послания Президента РТ.

17 июня проходили парламентские слушания по проекту концепции семейной политики в республике. Решение о необходимости разработки такой концепции было принято на пленарной сессии 19 июня 1997 г. План первоочередных мероприятий по реализации государственной семейной политики был рассчитан до 2002 г. Предполагалось, что концепцию семейной политики утвердит пленарная сессия Госсовета, однако в первом созыве этого не случилось. Частично сформулированные в ней задачи были включены в Концепцию государственной социальной поддержки семьи и детей в РТ, принятой Кабинетом Министров 14 ноября 2003 г. Кроме того, Комиссия по социальным вопросам и делам молодежи провела парламентские слушания по темам: «Дети Татарстана сегодня: проблемы, пути их решения», «О социальной защите инвалидов в Республике Татарстан». Комиссия по культуре и национальным вопросам выносила на парламентские слушания 4 вопроса: «О состоянии издания книжной продукции в Республике Татарстан»; «О работе электронных средств массовой информации Республики Татарстан»; «Религиозные объединения в Республике Татарстан», «О восстановлении татарского алфавита, основанного на латинской графике».

Созданный в соответствии с Конституцией РТ, малый парламент был наделен правом принимать законы и контролировать их исполнение. В Конституции РТ (ст. 89) было указано, какие законы принимаются исключительно на пленарных сессиях. Появилась возможность оперативного рассмотрения вносимых законопроектов и возникающих проблем в жизни республики. Депутаты постоянно действующего парламента чаще выступали с депутатскими запросами и законодательными инициативами, вносили больше поправок к законопроектам. Более 450 поправок к законопроектам предложили только члены Комиссии по социальным вопросам и делам молодежи.

 «Большая» сессия не раз становилась надежным буфером, когда надо было смягчить какое-то решение: постоянно действующий парламент более критично относился к принимаемым документам. Депутаты-профессионалы стремились более активно участвовать в принятии решений стратегического плана. Это проявилось уже в первый год работы парламента, когда рассматривались 3 варианта законопроекта о бюджетной системе РТ на 1996 г. Их настойчивость была столь велика, что Правительство было вынуждено значительно увеличить расходы на социальные нужды. Каждую сессию министры ждали с опаской – кого опять попросят «дать информацию» в рамках «Правительственного часа»?

«Правительственный час» был важной формой взаимоотношений парламента с исполнительной властью. Впервые такая форма работы Государственного Совета появилась 20 января 1999 г. О законопроектной деятельности Кабинета Министров в 1998 г. и задачах на новый год сообщил И. Фаттахов, заместитель Премьер-министра – руководитель аппарата Правительства. В дальнейшем «Правительственный час» появлялся в повестке сессионных заседаний регулярно.

18 февраля с информацией о мерах, принимаемых Правительством республики по выводу АО «КАМАЗ» из кризисного состояния, выступил первый заместитель Премьер-министра Р. Муратов. По инициативе депутата В. Чубаренко 28 апреля была заслушана информация Министерства здравоохранения о вакцинации детей против вирусного гепатита «В». Поводом стала публикация в «Казанском Времени» от 22 апреля, в которой речь шла о том, что детей, которые не прошли прививку, воспринимают в школах как прокаженных. Министр К. Зыятдинов подтвердил, что растет число больных гепатитом. Однако денег на прививки в республиканском и местных бюджетах нет. Казань была вынуждена открыть платные кабинеты. Министр подтвердил, что прививки детей против гепатита поручены бельгийской фирме «Смит Кляйн Бичем», вакцина которой имела ряд несомненных преимуществ, и фонду «Спасение». Этот факт насторожил депутатов. Они увидели в стимулировании массовых прививок чисто коммерческий след. 20 мая депутаты вернулись к этому вопросу. Кабинету Министров было рекомендовано в срок до 1 июля внести на рассмотрение Государственного Совета проект Республиканской программы «Вакцинопрофилактика инфекционных болезней» на 2000-2005 гг., 17 ноября парламент ее утвердил.

 

Зачастую народные избранники использовали такую форму общения с Президентом и Правительством, как депутатский запрос. Чаще всего запросы зачитывались с трибуны. Если депутат не получал должного ответа, он мог конкретизировать запрос, как это не раз делал Ю. Прохоров, требуя полной информации о заработной плате работникам образования, или внести вопрос в повестку сессии, как дважды пытался сделать Р. Латыпов, главный врач Казанской городской больницы №9. Первый раз на сессии 12 февраля, когда он предложил приостановить действие закона «О медицинском страховании граждан Республики Татарстан» в части его обязательного страхования, второй раз – на сессии 25 мая, когда обратил внимание коллег на то, что новая система финансирования обязательного медицинского страхования не привела к улучшению дел, наоборот, усугубила критическую ситуацию. Протокольно дали Правительству поручение разобраться с этим вопросом и 16 июня вернулись к нему, включив в повестку заседания вопрос в более широком контексте – «О ходе реализации Закона Республики Татарстан «О медицинском страховании граждан Республики Татарстан» в 1999 году».

Темы депутатских запросов подсказывала сама жизнь. Иногда запрос и реакцию на него отделяло много времени, но депутаты набирались терпения. Так, Ю. Прохоров еще в 1998 г., на II заседании постоянно действующего парламента, пытался привлечь внимание коллег и членов Правительства к тому, что Кабинет Министров, приняв постановление от 9 декабря 1996 г. «Об утверждении Инструкции о порядке приема, учета и рассмотрения заявлений и документов на присвоение звания «Ветеран труда», заполнения и выдачи удостоверения ветерана труда», нарушил порядок присвоения этого звания, установленный федеральным законодательством. В депутатском запросе на имя Премьер-министра Ю. Прохоров указал, что не принимаются во внимание профессиональные награды педагогов –знаки «Отличник народного просвещения» и «Отличник профтехобразования Российской Федерации. 16 февраля Комитет конституционного надзора РТ рассмотрел в открытом заседании обращение Секретаря Государственного Совета РТ В. Липужиной, председателя Комиссии по социальным вопросам и делам молодежи И. Абдуллина, депутата Ю. Прохорова о соответствии правительственного постановления Конституции республики и действующему законодательству. Признав, что Правительство вправе самостоятельно решать вопросы социально-культурного строительства в республике и не вышло за пределы своих полномочий, Комитет конституционного надзора, тем не менее, отметил факт нарушения – перечень наград, прилагаемый к Инструкции, не отражал в полном объеме почетные звания Российской Федерации, государственные награды и почетные звания РСФСР, ведомственные знаки отличия в труде, что противоречило требованиям Положения о государственных наградах РФ, утвержденного указом Президента РФ 2 марта 1994 г., и части 4 статьи 11 федерального закона «О ветеранах». Кабинету Министров РТ было предложено устранить несоответствия.

В целом все ветви власти работали согласованно. Опыт работы Ф. Мухаметшина на посту Председателя Кабинета Министров позволял взаимодействовать с Правительством, другими органами исполнительной власти конструктивно. Хотя диалоги на сессиях порой бывали напряженными и случались разногласия, о которых узнавала вся республика. В качестве примера можно привести постановление Правительства за номером 400, принятое 7 мая 1997 г. – «О мерах по реализации Закона Республики Татарстан «О минимальном размере оплаты труда» и повышении тарифных ставок (окладов) Единой тарифной сетки по оплате труда работников бюджетной сферы», после которого началась «оптимизация» учреждений социальной сферы.

Тем не менее, журналисты не однажды называли Государственный Совет «карманным». Действительно, сделать отношения законодательной и исполнительной власти паритетными в полной мере не удавалось. Партнерский диалог в первом созыве сложиться не мог – не было опыта. Конечно, чаще всего парламент поддерживал законодательные предложения Президента и Кабинета Министров, но согласие было не столько по принципу субординации, сколько из-за единства представлений о том, как жить и развиваться Татарстану. Не все руководители министерств и ведомств были готовы работать под пристальным вниманием депутатов. А когда парламент проявлял самостоятельность в общении с Премьер-министром и Президентом, те же журналисты оценивали это как чрезвычайный конфликт.

В Государственном Совете не было сформированной оппозиции, как в Верховном Совете XII созыва. Но была оппозиция, которую председатель Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам Г. Кобелев в интервью газете «Время и Деньги» назвал «ползучей». Многие депутаты оказались не готовы к прямому разговору с руководителями республики, выражали свое мнение больше в кулуарах, чем на трибуне, порой голосовали так, что результаты обсуждались многие месяцы, как в случае с избранием в мае 1998 г. нового руководителя Госсовета. Но были в парламенте депутаты, которые меньше всего думали о личных интересах, когда обсуждались сложные процессы перехода к новой экономике и новым общественным отношениям.

Народные избранники настойчиво боролись за реализацию своих полномочий, реагируя даже на малейшие попытки принизить авторитет законодательной власти, был ли это случай отказа кому-то в присутствии на правительственном совещании или ситуация, когда не предъявляли должного уважения к законодательной власти в целом. Так, 29 апреля 1998 г. депутат С. Осколок обратил внимание коллег на отсутствие в зале представителей Правительства, которые должны были принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня. Его поддержали Т. Миннуллин, Ф. Сафиуллин, М. Сабиров, И. Хуснутдинов, В. Чубаренко. Пояснение председательствующей З. Валеевой о том, что вице-премьер И. Хайруллин срочно вызван к Президенту, принято во внимание не было. Депутаты отказались работать без руководства Кабмина. На сессии был объявлен перерыв, после которого в зале заседаний появились первый вице-премьер Р. Муратов и руководитель аппарата Правительства Н. Бакиров. Больше таких ситуаций не было. Члены Правительства присутствовали не только на сессиях, но и на заседаниях постоянных комиссий.

Серьезную дискуссию в парламенте вызвало постановление Конституционного Суда РФ от 4 июня 1998 г. о том, что депутатская неприкосновенность сохраняется только за депутатами Государственной Думы. Республиканский парламент не однажды включал в повестку сессий обращение Прокуратуры РТ по этому поводу, и депутаты знали, что порой конфликтная ситуация возникает на почве неприязненных отношений коллеги из местного Совета и главы администрации района. Как правило, журналисты, комментируя обсуждение таких ситуаций, не особо вдавались в подробности и обвиняли депутатов в желании увести коллегу от ответственности. «Депутатов волнуют детские прививки и свой иммунитет», – так язвительно корреспондент «Вечерней Казани» М. Юдкевич назвала отчет об обсуждении «дела депутата Казанского городского Совета Рахматуллина» на апрельской сессии малого парламента.

Однако депутатов беспокоила не только и не столько судьба коллеги из казанского Совета. Если он виноват, должен ответить. Они расценили постановление Конституционного Суда как покушение на суверенитет республики, поскольку норма о депутатской неприкосновенности всех народных избранников РТ была предусмотрена республиканской Конституцией. И предъявили претензии Прокурору РТ, который, по их мнению, не защищал Основной закон республики.

28 апреля по предложению Ф. Сафиуллина в повестку заседания малого парламента был включен вопрос «О соблюдении Прокуратурой РТ статьи 86 Конституции и статьи 25 закона «О статусе народных депутатов местных Советов народных депутатов Республики Татарстан». Ответ на сессии держал заместитель Прокурора В. Метелин. Он признал, что сложилась ненормальная ситуация – если Прокуратура придерживается статьи 25 республиканского закона о статусе, то нарушает статью 4 Договора и не выполняет постановление Конституционного Суда; если будет придерживаться постановления суда и статьи 4 Договора, то нарушит статью 25 закона о статусе. В. Метелин предложил Госсовету официально определить свое отношение к данной проблеме. Доклад заместителя Прокурора вызвал бурную дискуссию. Многие, выступая в прениях, подчеркивали, что они не касаются сути обвинений против коллег, в том числе Рахматуллина, и тем более не защищают тех, кто нарушил закон. А. Колесник обратил внимание на то, что докладчик не принял во внимание, что в решении Конституционного Суда есть уточнение – депутат не пользуется иммунитетом в том случае, если преступление связано не с депутатской деятельностью. Но кто будет выяснять, связано или нет? Потому закон и устанавливает особый порядок привлечения депутата к уголовной ответственности – когда Прокуратура должна обратиться к сессии, и она, не рассматривая уголовное дело по существу, ответит на этот вопрос. Ф. Сафиуллин увидел в таких фактах подготовку федерального центра к ликвидации республик в их государственном статусе. Он выразил удивление позицией Прокуратуры РТ, приведя случай в Рыбно-Слободском районе, где по иску о земельном конфликте суд отказался учитывать Земельный кодекс РТ.

Депутатов поддержал Председатель Госсовета Ф. Мухаметшин. По его мнению, неопределенность правового регулирования позволяет Прокуратуре по разному толковать статьи законов, российских и татарстанских:

«Мы с вами однозначно стоим на позициях верховенства законов и Конституции Республики Татарстан в части определения депутатского статуса. Я согласен с доводами Прокурора республики Сайфихана Хабибулловича Нафиева о том, что есть факты, когда депутаты местных советов в отдельных случаях из чувства солидарности не дают возможности привлечь виновных к ответственности. Но это уже издержки нашей с вами деятельности. Механизм защиты депутатов разных уровней от гонений и возможных преследований по политическим мотивам в республике создан и должен действовать».

Сессия протокольно поручила Комиссии по вопросам законодательства, законности, правопорядка и депутатской этики разработать механизм решения проблемы, доработать проект постановления по этому вопросу. На заседании 20 мая постановление было принято. Прокурору республики рекомендовали соблюдать Конституцию РТ и законы Татарстана, принять меры к пересмотру уголовных дел, возбужденных с нарушением республиканского законодательства и через 3 месяца проинформировать парламент о принятых мерах.

 

Важной частью депутатской деятельности было участие в работе постоянных комиссий. Комиссии провели 441 заседание, на которых было рассмотрено 1589 вопросов, 178 из них – в порядке контроля за выполнением принятых законов и постановлений Государственного Совета. Во время весенней сессии 1999 г. комиссии работали более интенсивно, начиная с сентября внимание депутатов переключилось на обсуждение проекта закона о бюджетной системе на 2000 г. и подведение итогов работы парламента в 1995-1999 гг. Было принято решение заслушать на сессиях отчеты постоянных комиссий о деятельности, начиная с 1995 г. Депутаты получали на сессиях письменную информацию, ее обсуждение не проводилось. Первым 27 мая был отчет Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, 21 июля отчитались комиссии по вопросам экономического развития и реформ и по социальным вопросам и делам молодежи, 16 ноября – комиссии по культуре и национальным вопросам и по вопросам государственного строительства, местного самоуправления и внешних связей.

По мере необходимости проводились совместные (56) и выездные (25) заседания. Местом заседания, как правило, выбиралась территория, либо интересная с точки зрения полезного для всех опыта, либо город или район, где наблюдались серьезные недостатки. Так, июньское заседание Комиссии по вопросам экологической безопасности, природным ресурсам и природопользованию проводилось в Азнакаево, где шла речь о состоянии и развитии сети особо охраняемых природных территорий. В то время Государственный реестр таких территорий в республике включал 167 объектов, и он существенно пополнился за последние годы.

Довольно часто в повестку заседаний комиссий включались вопросы текущей жизни, и порой дискуссии были не менее важными, чем обсуждение во время сессии. В пример можно привести заседание Комиссии по социальным вопросам и делам молодежи 25 мая, когда анализировался ход выполнения закона «О бюджетной системе Республики Татарстан на 1999 год» за 1 квартал 1999 г. в части финансирования социальной сферы. Тревожным получилось заседание комиссии 1 июля, когда рассматривалась ситуация в системе начального профессионального образования республики. Обсуждение на заседании и последовавшие затем решения исполнительной власти позволили решить некоторые конкретные вопросы, но главное – был наведен порядок с финансированием начального профессионального образования.

Представители исполнительной власти в разговоре с парламентариями о социальной сфере, и, прежде всего, о здравоохранении и образовании, часто ссылались на нехватку средств. Депутаты парировали эти доводы конкретными фактами о нецелевом использовании денег – о покупке дорогих машин для чиновников разного уровня, о неэффективных зарубежных командировках за государственный счет, о больших расходах на содержание органов власти.

На заседания Комиссии по социальным вопросам и делам молодежи, как правило, приглашались члены Правительства. Предварительно депутаты знакомились с положением дел, вместе с органами исполнительной власти находили выход из трудных ситуаций. К сожалению, это удавалось не всегда, поскольку большая часть проблем возникала не по субъективным причинам, когда много кого-то призвать к ответственности, а по причинам объективным. И прежде всего из-за дефицита средств, выделяемых на социальную сферу. Депутаты не могли этого не знать, и, тем не менее, зная о десятках слезных писем о людских бедах, инициировали обсуждение на сессиях вопросов о задержках зарплат и пенсий, о бедственном положении инвалидов, многодетных семей и безработных, о проблемах здравоохранения и образования.

Практически на каждой сессии звучали предложения включить в повестку вопросы, связанные с социальными проблемами. Иногда это случалось. Так, в рамках «Правительственного часа» по инициативе Комиссии на заседании 20 мая с информацией о борьбе с туберкулезом выступил председатель Государственного комитета санитарно-эпидемиологического надзора В. Морозов. В 1999 г. ситуация по этому заболеванию серьезно обострилась. Он сообщил, что принят целый ряд постановлений Кабинета Министров, в том числе «О мерах по стабилизации эпидемической ситуации по туберкулезу в Республике Татарстан». Издано несколько совместных приказов Министерства здравоохранения и Госкомэпиднадзора. Утверждена Республиканская межведомственная программа по профилактике и борьбе с туберкулезом на 1997-1999 гг. Однако в 1999 г. ее финансирование из бюджета республики предусмотрено не было. В основном все мероприятия лечебного и профилактического направления проводились за счет местных бюджетов. Правительством подготовлена межведомственная комплексная программа на 2000-2004 гг., которая проходила согласование в министерствах экономики и финансов. Разработан проект закона о защите населения от туберкулеза, который уже внесен в парламент.

Чаще всего коллеги депутатов из Комиссии по социальным вопросам и делам молодежи на сессии не поддерживали, поскольку понимали силу объективных трудностей с бюджетом, но, выступая во время обсуждения повестки, те привлекали внимание парламентских корреспондентов, и больная тема получала общественный резонанс.

У Комиссиипо вопросам законодательства, законности, правопорядка и депутатской этики в первые годы созыва предметом головной боли была преступность. Решали эту проблему вместе с Министерством внутренних дел РТ. В январе 1998 г. депутаты задумали провести проверку исполнения законодательства, направленного на борьбу с преступностью и обеспечивающего права и свободы граждан. В июле эта работа была завершена, но в связи со сменой руководства МВД было решено продолжить анализ ситуации до конца года. С приходом на пост министра А. Сафарова проблем меньше не стало, однако депутаты не тревожили его вызовами в парламент, поскольку видели позитивные изменения по многим позициям.

Депутаты, работавшие в Комиссии по вопросам экономического развития и реформ, не однажды обращали внимание Правительства на малоэффективность ручного управления экономикой. В 1999 года эта комиссия дважды анализировала ход выполнения Государственной программы экономического и социального прогресса РТ, принятой Государственным Советом 6 июля 1996 года. Депутаты отмечали, что в своей практической деятельности исполнительная власть не всегда согласовывала цели стратегического развития республики, предусмотренного этой программой, с конкретными задачами дня сегодняшнего.

Депутаты Комиссии по вопросам экономического развития и реформ регулярно напоминали членам Правительства о необходимости разработать проект закона о поддержке малого бизнеса, представить в парламент специальную государственную программу. Возражений не было, но не было и законодательных предложений. Программу, утвержденную Правительством, а не парламентом, депутаты во внимание не принимали. Полноценного диалога не получалось и по проекту закона «О Кабинете Министров Республики Татарстан». Он был рассмотрен во втором чтении еще 21 ноября 1997 г., и о третьем чтении даже разговора не было.

 

Осуществляя контрольные функции, парламент анализировал, как исполняются республиканские законы, а также постановления Государственного Совета. В поле зрения было также исполнение федеральных законов. Так, 23 апреля Комиссия по социальным вопросам и делам молодежи проанализировала выполнение федерального закона «О статусе военнослужащих». К этому моменту в республике жило около трех с половиной тысяч человек, уволенных в запас. В июне Комитет парламентского контроля при участии специалистов Минфина, Госкомтруда, казанских общественных организаций «Защита» и Союза офицеров и прапорщиков запаса во второй раз за последние три года проверил, как реализуется право бывших военнослужащих на льготы при приобретении квартир, и обнаружил, что из федерального бюджета из положенных 86 млн. получено всего 45 млн. рублей. Из 586 заявок на жилищные сертификаты было удовлетворено лишь 22.

Иногда проверки проводились совместно с Контрольным управлением аппарата Президента. Например, 23 апреля на их совместном заседании рассматривалось состояние с выплатой заработной платы работникам агропромышленного комплекса в Азнакаевском районе в 1998 г. и первом квартале 1999 г. 9 июня были проанализированы итоги проверки формирования и использования финансовых и материальных средств в Государственном фонде газификации районов, городов и сельских поселений РТ в 1997-1998 и первом квартале 1999 г.

Основное внимание Комитета парламентского контроля, руководил которым С. Кирилов, в прошлом министр МВД РТ, уделялось контролю за формированием и целевым использованием республиканского бюджета и целевых бюджетных фондов, за деятельностью банков и иных кредитно-финансовых учреждений в части использования государственных кредитных ресурсов, выпуска государственных ценных бумаг, за поступлением в республиканский бюджет средств, получаемых от распоряжения государственным имуществом. Основанием для проверок служили предложения комиссий, обращения депутатов, письма и заявления граждан, критические публикации в СМИ. Комитет анализировал положение дел с выплатой заработной платы и пенсий, жилищно-коммунальные, транспортные и другие проблемы, затрагивающие интересы большинства населения республики. За отчетный период было проведено 236 проверок, в ходе которых проанализирована деятельность 1025 объектов республиканского и местного уровней. По отдельным вопросам проверена работа большинства администраций городов и районов республики, министерств, государственных комитетов, других республиканских организаций, 813 предприятий промышленности, агропромышленного комплекса, транспорта, строительства, коммунального хозяйства, торговли, общественного питания, организаций здравоохранения и образования, экологических объектов. Комитетом было рассмотрено 1420 писем и заявлений граждан, предприятий и организаций.

Предметом рассмотрения на 50 заседаниях Комитета парламентского контроля стали материалы 67 проверок. В ходе проверок было выявлено нецелевое и нерациональное использование средств на сумму 1482,2 млн., возвращено в бюджет и внебюджетные фонды 219,5 млн. рублей. Чаще всего депутаты анализировали использование бюджетных средств. Это был вопрос вопросов, поскольку задолженность по зарплате была огромной. Лишь к декабрю ситуация начала немного выправляться.

Депутаты постоянно держали в поле зрения парламентские решения, принимаемые по национальным вопросам. 21 июля на пленарной сессии удалось включить в повестку сразу два вопроса. Вице-премьер И. Хайруллин проинформировал депутатов о ходе выполнения постановления Государственного Совета от 22 мая 1997 г. о реализации закона «О языках народов Республики Татарстан» и о ходе выполнения Государственной программы по сохранению, изучению и развитию языков народов РТ в части открытия Татарского национального государственного университета. Депутат Ф. Сафиуллин обвинил руководство республики в том, что оно сознательно саботирует создание такого вуза, с чем решительно не согласился М. Шаймиев. Сессия поручила Кабинету Министров обеспечить открытие университета в 2000 г.

И. Хайруллин выступил и с информацией о мерах, принимаемых Правительством РТ по сохранению и развитию телерадиовещания на татарском языке. В обсуждении приняли участие депутаты Ф. Сафиуллин, Р. Миннуллин, И. Хуснутдинов, И. Тагиров, С. Брусов, С. Усманова, Т. Миннуллин и В. Чубаренко. Информацию Правительства приняли к сведению. Кабинету Министров поручили рассмотреть и до 1 октября принять Республиканскую программу развития телерадиовещания, предусмотрев в ней создание отдельного канала для вещания на татарском языке. Это было уже второе обращение Госсовета к вопросу о татарском телевидении.

Конкретный разговор о необходимости самостоятельного татарского канала продолжился 4 июня напервом всероссийском совещании представителей 40 российских регионов, где компактно проживают представители татарского народа. Председатель Исполкома Всемирного конгресса татар и Совета федеральной национально-культурной автономии татар И. Тагиров признался, что организовать это совещание в Казани оказалось делом нелегким. Оно состоялось во многом благодаря поддержке аппарата Президента и Государственного Совета РТ. Министерство по делам федерации и национальностей РФ, заявленное в программе в числе организаторов, на совещании представлено не было, что удивило его участников. Ф. Мухаметшин предположил, что этот факт может объясняться реорганизацией министерства, и выразил надежду, что федеральный центр все же примет во внимание резолюцию, которую выработали участники совещания. Федеральному министерству было рекомендовано обратиться к Правительству РФ и региональным органам государственной власти с просьбой поддержать территориальные организации ФНКА татар; организовать в своей структуре подразделение, занимающееся проблемами этнического развития второго по численности в России татарского народа, принять конкретные меры по решению материально-технических, финансовых и организационных вопросов по изданию российской татарской газеты и открытию в Москве татарского театра. В резолюции говорилось о необходимости создания на общероссийских каналах радио- и телепрограмм на татарском языке. Участники совещания заявили, что нужен специальный татарский телеканал.

 

Одним из важных направлений деятельности Государственного Совета было взаимодействие с местными советами и органами МСУ. Большое значение в повышении эффективности принимаемых решений имело участие в работе сессий первых руководителей республики, представителей министерств и ведомств, народных депутатов РТ. Стало традицией в январе слушать на сессиях отчеты глав администраций. Аппарат Государственного Совета оказывал практическую помощь в работе органам местной власти.

Работа местной власти постоянно находилась в поле зрения республиканских органов, что заставляло руководителей районов и городов строго придерживаться законов и оставаться в рамках своих полномочий. В 1999 г. был единственный случай, когда М. Шаймиев своим указом отменил постановление главы администрации Пестречинского района от 10 марта «О регистрации новых хозяйствующих субъектов», изданное в нарушение статьи 10 Конституции РТ, указа Президента РТ от 4 марта 1998 г. «О мерах по созданию единой системы государственной регистрации юридических лиц в Республике Татарстан» и иных нормативно-правовых актов, действовавших на территории республики. Осенью возникла ситуация, когда в парламенте бурно обсуждалось постановление главы администрации Казани от 7 сентября 1998 г. «О мерах по упорядочению притротуарных парковок автотранспортных средств», вызвавшее многочисленные жалобы. Вопрос был внесен в повестку сессии депутатом И. Хуснутдиновым.

Конфликтов интересов между местными советами и главами администраций не могло быть в принципе, поскольку советами руководили главы, а в некоторых районах, в нарушение статьи 72 (часть 2) Конституции РТ, в местный Совет были избраны заместители глав и руководители структурных подразделений администраций.

 

Жизнь парламента протекала на виду у всей республики, но многие события оставались за кадром. Это касалось, прежде всего, работы депутатов в избирательных округах. Народный депутат по Прикамскому территориальному округу №109 М. Ерашов нашел форму для постоянного диалога со своими избирателями – он регулярно готовил для них информацию о своей работе в виде брошюры. Идея письменного отчета пришла к нему, когда он увидел, как мало избирателей приходит на встречи с депутатом по месту жительства. Кроме того, М. Ерашов рассказывал о республиканском парламенте, о деятельности депутатов из Чистополя в газете «Чистопольские известия». От встреч с избирателями депутат не отказался, выступал с отчетом в трудовых коллективах.

Депутат Ф. Сафиуллин предпочитал общение с избирателями через СМИ. Он часто давал повод для новостей, у него охотно брали интервью. Чаще всего журналисты, казанские и московские, просили об интервью В. Лихачева и Ф. Мухаметшина. Телеканалы «Эфир» и «Татарстан» несколько раз приглашали руководителей парламента на «прямую связь» с телезрителями. Журналисты интересовались мнением по конкретным событиям у председателя Комиссии по вопросам экономического развития и реформ М. Галеева, известного татарского драматурга Т. Миннуллина (в газете «Ватаным Татарстан» у него была своя рубрика «Утырып уйлар уйладым» («Сел и задумался»), экс-премьера М. Сабирова, который входил в Президиум парламента. Членам Правительства вести с ним диалог на сессиях было непросто – он имел большой опыт работы в исполнительной власти и хорошо знал ситуацию в РТ. Республиканская партия Татарстана, которую М. Сабиров возглавлял, имела свое видение в вопросах экономики. В июне она объявила о начале работы над проектом программы «Основные направления экономического и социального развития Республики Татарстан на период до 2005 года».

Депутат по Сафинскому округу №114, декан исторического факультета Казанского государственного университета, профессор И. Тагиров не работал в составе постоянно действующего парламента, но в Госсовете бывал не только на пленарных сессиях. У него были две важные общественные миссии: он возглавлял Исполком Международного союза общественных организаций «Всемирный конгресс татар» и был председателем Совета федеральной национально-культурной автономии татар. 5 марта И. Тагиров в качестве председателя Исполкома ВКТ представлял его в качестве члена-наблюдателя на заседании Комиссии по вопросам культуры, науки, образования и информации Межпарламентской ассамблеи стран СНГ. Два дня комиссия заседала в Женеве. Совместно с Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), входящей в структуру ООН, члены комиссии обсуждали проблемы защиты интеллектуальной собственности на мировых рынках.

Третья миссия была неофициальная – И. Тагиров, как историк, был связующим звеном между прошлым и настоящим, между историей и реальной жизнью. Порой в парламенте его видели вместе с братом, известным общественным деятелем Э. Тагировым. В 1999 г. тот не раз попадал в поле зрения СМИ. 26 и 27 апреля в парламенте работала научно-практическая конференция на тему «Россия на рубеже веков: от противостояния к культуре мира», где Э. Тагиров был одним из организаторов. 14 сентября, в день, когда в соответствии с резолюцией ООН начинался Год культуры мира, в НКЦ «Казань» состоялась презентация филиала Института культуры мира ЮНЕСКО, созданного в Казани по его инициативе на основе Соглашения между Комиссией РФ по делам ЮНЕСКО и Кабинетом Министров РТ для подготовки специалистов-конфликтологов, посредников, коммуникаторов и аналитиков. Инициатором выступила Гуманитарная академия «Европа – Азия», президентом которой он был.

Часто общались с журналистами С. Осколок, представлявший в парламенте Волжский территориальный округ №92, и Ф. Шаймарданов, избранный в Новгородском территориальном округе №99. Оба активно использовали парламентскую трибуну, всегда подчеркивая, что выступают от имени своих избирателей.

С. Осколок был членом Комиссии по бюджетно-финансовым вопросам, однако круг его интересов полномочиями комиссии не ограничивался. Он бескомпромиссно защищал интересы как жителей Зеленодольска, так и всей республики, когда, например, обсуждались вопросы взаимоотношений Москвы и Казани. «Я наладчик термопластавтоматов, я юридический не заканчивал», – не раз повторял он с трибуны. До избрания в Госсовет С. Осколок, действительно, работал наладчиком на Заводе имени Серго. Однако его выступления всегда были по делу, при этом он, как и Ф. Сафиуллин, был остроумен в использовании исторических аналогий. Немногие среди его коллег знали, что С. Осколок – выпускник Ленинградского кораблестроительного института по специальности «инженер-кораблестроитель». И практически никто не знал, что он сын адмирала Военно-Морского Флота СССР К. Осколка.

Ф. Шаймарданов не мог не попасть в кадр телевизионщиков, потому что обычно приходил на сессии в одежде священнослужителя. Он был имам-хатыбом махалля «Саубанш», возглавлял комитет по защите прав человека Всетатарского милли меджлиса, был сопредседателем республиканского общественно-политического движения «Мусульмане Татарстана». Ф. Шаймарданов часто вносил предложения в повестку сессий, но коллеги его, как правило, не поддерживали: не считали возможным создать в армии национальные подразделения, необходимым – открытие специальных роддомов для женщин-мусульманок.

Народными депутатами РТ были люди самых разных профессий, что, впрочем, характерно для любого парламента. Однако не везде депутатский мандат имеют сразу несколько профессиональных литераторов – поэтов и писателей: заместитель Председателя Госсовета Р. Харисов (Ренат Харис), председатель Комиссии по культуре и национальным вопросам Р. Миннуллин, члены этой комиссии Р. Валеев и Р. Мухамадиев, член Комиссии по вопросам экономического развития и реформ Т. Миннуллин. Депутатами они были заметными, часто выступали в прениях, были особенно активны при обсуждении вопросов культуры и национального развития.

Т. Миннуллин, знаменитый драматург (спектакли по его пьесам коллеги смотрели в Татарском академическом театре им. Г. Камала), был не только самый авторитетный, но и самый страстный оратор. Однажды, когда на сессии обсуждался проект республиканского бюджета и коллеги не хотели поддержать его поправку в защиту культуры, он привычно подошел к микрофону, но в его голосе не было обычных бойцовских интонаций – «зарубили» уже столько поправок… «Вы все равно не проголосуете, даже если я повешусь тут, у микрофона», – устало сказал он. Зал дружно засмеялся. И вдруг случилось неожиданное: Премьер-министр Р. Минниханов неожиданно для всех поддержал депутата, и культура получила дополнительные 170 млн. рублей. Вместе с коллегами-литераторами Т. Миннуллин, как мог, защищал право татар говорить на родном языке. В Госсовете его понимали все благодаря синхронному переводу. Но когда Т. Миннуллин обращался ко ВСЕМ избирателям, он переходил на русский язык.

Туфан Абдуллович решительно возражал, когда под видом оптимизации в селах стали закрывать библиотеки. Ведь писатели и поэты лучше других знают, что село – это своего рода грибница татарской нации, татарской культуры. Борьба за суверенитет Татарстана была для него не просто политической кампанией. Но он при этом оставался гражданином Российской Федерации. Когда на федеральном уровне было принято решение исключить из нового паспорта графу «национальность», возмущенно спросил: «Почему я, татарин, должен думать больше русских о сохранении России?».

В преддверии декабрьских выборов пресс-центр Госсовета подготовил серию материалов о работе депутатов для газеты «Республика Татарстан», они были опубликованы уже в 2000 г. В газете появилось несколько интервью с депутатами парламентских корреспондентов Р. Щербаковой и Д. Гельмановой. Настроение депутатов было хорошо передано в названии интервью С. Брусова, самого молодого депутата – «Хотелось бы сделать в парламенте больше» (16.11.1999).

 

Появление постоянно действующего парламента потребовало расширения функций и увеличения числа работников аппарата, которым до мая 1998 г. руководила депутат Н. Абдрашитова, потом ее сменила депутат В. Липужина. К «старожилам» аппарата из Верховного Совета добавились новички. Штатная численность составляла 115 единиц. Были созданы три управления: Организационное с двумя отделами, Правовое с двумя отделами и Управление делами с тремя отделами. Был еще общий отдел с несколькими секторами. Статус отделов носили пресс-центр и аналитическая служба.

Функции служб аппарата определяла работа депутатского корпуса. Большинство сотрудников были заняты в законотворческом процессе.

Отношения юристов Правового управления с депутатами складывались порой напряженно, поскольку заключения юристов на законопроекты всегда исходили из четких правовых требований и не могли учитывать субъективные потребности их разработчиков. За весь созыв не было ни одного случая, когда заключение было бы оценено как неудовлетворительное. Юристы также рассматривали законодательные инициативы субъектов Федерации и проекты федеральных законов, вели учет и систематизацию республиканских законов и международных договоров. Начальник Правового управления, кандидат юридических наук Ш. Ягудин имел право совещательного голоса на сессиях и заседаниях Президиума.

Организационным управлением руководил Ж. Мухаметов. Оно включало отдел по вопросам работы постоянных комиссий (А. Долганов) и отдел по работе с местными советами народных депутатов (Л. Львова). Большинство работников управления имели опыт законотворчества, знания в области политики, экономики, государственного строительства и международных отношений. Депутаты порой не скрывали, что им есть чему поучиться у них. С развитием местного самоуправления в отделе по работе с местными советами был создан сектор МСУ (З. Ногуманова). Координацией контрольной деятельности занимался сектор контроля (Н. Котенева).

Общий отдел, которым руководил В. Мотыгуллин, был главным в работе с документами. Только в1998 г. было зарегистрировано около 8,5 тыс. входящих и свыше 23 тыс. исходящих документов. Большой объем документов готовился к каждому заседанию в парламенте, более всего – к сессиям. В парламенте был свой множительный цех. С 1995 г. все документы существовали как в машинописном, так и в цифровом виде. В структуре отдела были сектора протокольный, кадров и делопроизводства, а также приемная Государственного Совета. Сотрудники общего отдела вели протоколирование и стенографирование заседаний и сессий. В первом созыве еще нельзя было обойтись без диктофонно-машинописного бюро. В парламенте был свой архив. В парламенте с самого начала были созданы условия для двуязычия, синхронный перевод на татарский и русский языки обеспечивали профессионалы своего дела. Позднее в составе общего отдела появилась служба идентификации разноязычных текстов законов и других нормативно-правовых документов.

Фонд парламентской библиотеки (А. Хасанова) составлял более 10 тыс. изданий, большей частью на русском и татарском языках. Он постоянно увеличивался. Покупали книжные новинки, принимали подарки от авторов. Библиотека имела подписку на десятки газет и журналов. Благодаря связям со многими авторитетными международными общественными организациями библиотека стала одним из самых богатых собраний законодательных актов по правам человека и федерализму в России. Здесь были документы и справочные материалы ООН, Совета Европы, Конгресса региональных и местных властей Европы, других международных организаций. Пользователями библиотеки были не только депутаты и сотрудники аппаратов Госсовета и Правительства, но и ученые, преподаватели, студенты, аспиранты высших учебных заведений, парламентские журналисты.

Большой фронт работ был у Управления делами (управляющий до мая 1998 г. – М. Мингазов, после этого – Р. Абзалов). Особенно в самом начале, когда надо было подготовить условия для работы постоянно действующего парламента – отдельный кабинет для каждого депутата, помещения для работы всех служб аппарата, необходимое оборудование, транспорт. Парламенту выделили здание Татарского обкома КПСС, так что мебель и некоторое оборудование использовалось еще много лет. Полный состав Госсовета заседал в большом зале (ныне не существует), постоянно действующий парламент – в малом. В одном из новых жилых домов на проспекте Ямашева депутатам-неказанцам были выделены меблированные служебные квартиры, которые также были заботой Управления делами.

На первых сессиях депутаты голосовали карточками, потом их рабочие места были оборудованы системой электронного голосования. Открытости парламента способствовал Порядок работы с информацией о деятельности Государственного Совета, который предусматривал решение всех организационных вопросов сбора и распространения необходимой информации, в том числе на общем внутреннем сервере. К концу созыва здание было полностью компьютеризировано. Были созданы и постоянно пополнялись несколько баз данных. При необходимости в считанные минуты можно было найти любой документ законодательных и исполнительных органов Татарстана, 54 субъектов Российской Федерации, некоторых стран СНГ, других государств мира. У парламента появился свой адрес в Интернете, на сайте были как новости и интервью, так и справочные, архивные материалы. Этой работой занимался отдел информационно-технического обеспечения, созданный в Управлении делами (З. Хасанов). Структурным подразделением Управления делами был и редакционно-издательский сектор (Е. Акзямова). Государственный Совет имел все возможности для подготовки к печати брошюр, книг, представительской продукции. Ежемесячно выходил бюллетень «Ведомости», верстал который главный референт Р. Сабиров.

Аналитика была сосредоточена в основном в отделе социально-политического анализа и изучения общественного мнения (Г. Исаев), созданном в 1998 г. Отдел работал в тесном контакте с Секретариатом, руководил которым помощник Председателя К. Садриев. Круг обязанностей сотрудников отдела был широк: анализ и прогноз развития политического и социально-экономического процесса в РТ, изучение общественного мнения, в том числе с помощью социологических исследований, подготовка справочных материалов для обеспечения деятельности парламента, спичрайтерство, информационно-публицистическая деятельность. Отдел регулярно выпускал бюллетень «Политика. Экономика. Общество».

На базе Республиканских курсов переподготовки и повышения квалификации работников представительных органов власти при Государственном Совете (М. Магзанов) обучались депутаты и работники аппаратов местных советов, органов МСУ, юристы, журналисты. В 1995-1999 гг. на краткосрочных и долгосрочных курсах прошли переподготовку около 4 тыс. человек. Трижды проходили семинары для журналистов. В рамках курсов в 1999 г. проводился семинар для депутатов и работников аппарата, темы занятий которого определялись злободневными событиями. Так, 27 января доктор политологических наук, профессор Казанского энергетического института Н. Мухарямов рассказал о теории и практике современной этнополитики, 1 июня лекцию «Психология управления: закономерности управленческого общения» прочитала доцент Казанского государственного педагогического университета, доктор политологических наук Н. Валеева, 23 ноября семинар был посвящен предвыборной агитации, сообщение о правовых нормах и практике их применения сделал старший помощник Прокурора РТ по связям со СМИ Б. Пантелеев. Велось обучение сотрудников аппарата Госсовета татарскому языку, современным информационным технологиям.

Деятельность парламента, его руководителей, Президиума, постоянных комиссий, Комитета парламентского контроля проходила в условиях максимальной гласности и открытости. С появлением Государственного Совета информационных поводов для СМИ стало гораздо больше. В мае 1995 г. начал работать пресс-центр из одного сотрудника, с 12 ноября 1997 г. добавился второй. В 1999 г., благодаря подключению пресс-центра к Интернету, оперативные сообщения передавались в редакции по электронной почте. До этого пресс-релизы доставлялись по факсу, а наиболее важные – с помощью фельдсвязи.

Существенную помощь пресс-центру оказывали парламентские корреспонденты информационного агентства «Татар-информ»,  рабочее место которых было в парламенте. Сначала это была Ф. Абитова, позднее – И. Ракипов. С пресс-центром работали фотокорреспонденты В. Зотов, В. Абросимов и М. Козловский.

В отличие от других российских регионов, Татарстан не отказался от государственных СМИ, а потому публикации о парламенте в газетах «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан», передачи на радио и телеканале «Татарстан» появлялись часто и регулярно. Отношения соучредителей: Государственного Совета и Правительства с трудовыми коллективами редакций «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан» регулировались трехсторонними договорами, подписанными в 1996 г. Они гарантировали для редакций – свободу слова, для Государственного Совета и Кабинета Министров – объективность публикаций. Газеты публиковали законы и постановления Государственного Совета, нормативно-правовые документы Президента и Правительства.

Парламент оказывал всяческое содействие, в том числе материальное, телеканалу «Татарстан», на котором была еженедельная программа «В Госсовете Республики Татарстан». В сентябре 1999 г. парламентская программа стала называться по-другому – «Закон. Парламент. Общество». Это было не просто изменение названия. Творческая группа во главе с редакторами Ю. Казанцевой (русский блок) и А. Ханнановой (татарский блок) была намерена отслеживать не только работу парламента, но и местных органов представительной власти: советов народных депутатов и органов МСУ. Если раньше программа была адресована в основном тем, кто участвовал в принятии законов, то теперь давалась информация для самого широкого круга избирателей. Программу «Депутатский канал», которая была в эфире радио «Татарстан» 2 раза в месяц, вела Э. Кудрецкая. С 1999 г. передача стала выходить и на татарском языке. Ее вел Н. Акмалов.

В 1996 г. было проведено два «прямых эфира» на телеканалах с руководителями Госсовета, посвященные проекту Земельного кодекса РТ. Пресс-центр оказывал содействие в подготовке цикла телепередач, посвященных реализации закона о языках народов РТ, в съемках двух телепередач, посвященных Договору между Республикой Татарстан и Российской Федерацией. Была разработана концепция и снято две передачи «У всех на виду» – о народных депутатах РТ М. Сабирове и В. Липужиной.

На первых порах большинство негосударственных СМИ ограничивалось публикацией релизов пресс-центра и сообщений «Татар-информа». Постепенно в каждой редакции определились журналисты, которые составили первый пул парламентских корреспондентов в истории республики. Некоторые оставались верны этой теме многие годы: Р. Щербакова, Е. Таран («Республика Татарстан»), Р. Рахматуллина, И. Хайруллина («Ватаным Татарстан»), А. Файзрахманов («Шахри Казан»), Г. Григоренко, С. Сайганова («Время и Деньги»), Р. Гилемханов («Татарстан яшьляре»), В. Сабирова («Банковская газета»). Государственный Совет с точки зрения политики интересовал Е. Чернобровкину, М. Юдкевич, Г. Кузнецова, Л. Овруцкого, Р. Ахметова, с точки зрения экономики – Г. Печилину, Р. Галямова, Ш. Идиатуллина, Р. Вафина.

Критические материалы в адрес власти, законодательной и исполнительной, воспринимались всеми как дело обычное. Даже в газетах, соучредителями которых были парламент и Правительство. Порой публикации и телесюжеты справедливо вызывали у некоторых депутатов раздражение и желание «власть употребить», но чаще всего это было возмущение журналистским непрофессионализмом. Борьбу с ошибками в парламенте предпочитали вести не административными мерами, а на семинарах, когда депутаты и специалисты аппарата учили журналистов понимать бюджетный процесс и тонкости регламентных процедур.

В конце первого созыва постоянную аккредитацию в парламенте имели 70 журналистов из 52 редакций, республиканских и федеральных. Для освещения событий с участием народных депутатов в городах и районных центрах республики привлекались силы местных телестудий и собкоров телеканала «Татарстан». Пресс-центр совместно с парламентским корреспондентом «Татар-информа» выпускал бюллетень «Парламентские вести», который предназначался не только для депутатов, но и для других субъектов законодательной инициативы, руководителей представительной и исполнительной власти, органов МСУ, редакций СМИ, направлялся в представительные органы российских регионов, с которыми были заключены межпарламентские соглашения, в представительства РТ за пределами республики, в федеральные органы власти. Его главным редактором был заместитель Председателя Госсовета Р. Харисов.

Начиная с 1995 г., формировался библиографический каталог материалов о Государственном Совете по всем печатным средствам массовой информации РТ и российским газетам и журналам. Общий список составил за 5 лет более полутора тысяч названий.

Начало - Путешествие во времени. Государственный Совет РТ – год 1995

  Издательский дом Маковского