Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1904 – Родился дирижер, скрипач, педагог, заслуженный деятель искусств ТАССР, народный артист ТАССР Ильяс Ваккасович Аухадиев

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Николай Загоскин: Посещение Казани Императрицей Екатериной II

26 мая 1767 года флотилия из четырех галер вошла в реку Казанку, остановившись почти у самого кремля. Из галеры «Тверь» на землю сошла Императрица Екатерина Великая.

Вот как описывает ее пребывания в Казани профессор Императорского Казанского университета Николай Загоскин.

В 1767 году, желая познакомиться с восточными областями своего государства, Императрица Екатерина II предприняла путешествие по р. Волге. Для этой цели в Твери заготовлена была флотилия из четырех галер, одна из которых, под названием «Тверь», была предназначена для Императрицы и ее ближайшей свиты.

 2 мая 1767 года флотилия эта, находившаяся под командой президента Адмиралтейств-Коллегий И.Г. Чернышева, отвалила от пристани г.Твери, направившись вниз по Волге. По всему пути плавания императорской флотилии, останавливавшейся во всех значительных городах, сопровождал ее ряд торжеств и народных ликований. Во время пути Императрица вместе с приближенными своими (графами Г.Г. и В.Г. Орловыми, гр. З.Г. Чернышевым, И.П. Елагиным, С.М. Кузьминым, Д.В. Волковым, А.В. Нарышкиным, Л.И. Бибиковым, кн. С.Б. Мещерским, гр. В. Козицким и А.П. Шуваловым) занималась переводом «Велизария», сочинения Мармонтеля.

К Казани императорская флотилия подошла к вечеру 26 мая и, благодаря тому, что весенний разлив еще не совсем спал, вошла в р. Казанку, остановившись почти у самого кремля, где августейшей гостье была устроена торжественная встреча. Сойдя с галеры, Императрица через Тайницкие ворота, по пути, устланному красным сукном, прежде всего проследовала в кафедральный Благовещенский собор, из которого, отслушав молебен, отправилась в дом купца Дряблова, приготовленный для ее пребывания в Казани.

Благодаря имени владельца дома и тому, что дом этот показан «близ церкви св. апостолов Петра и Павла», его нередко смешивали с "Дрябловским домом", о котором говорили мы выше и в котором жил во время пребывания своего в Казани Император Петр Великий. Это мнение, которого раньше придерживался и пишущий эти строки, оказывается совершенно неосновательным. Дряблову принадлежало поблизости Петропавловского собора, как это усматривается из дошедших до нас актов, несколько домов — и в этом-то лежит источник недоразумении.

«Я живу здесь, — писала Императрица Екатерина из Казани, — в купеческом каменном доме, девять покоев анфиладою, все шелком обитые, кресла и канапеи вызолоченные, везде трюмо и мраморные столы под ними».

 Рыбушкин, писавший свою «Краткую истории г. Казани» в ту пору, когда свежее была еще в Казани намять об екатерининском времени, заявляет, что этот дом, принадлежавший в ту пору Дряблову, перешел впоследствии к дворянству. Это свидетельство вполне определённо указывает нам на дом Соболевых, между Малой и Большой Проломными улицами, — тот самый дом, в котором помещается ныне судебная палата.

В 1813 или 1814 году этот дом был приобретен казанским дворянством, и по поводу дававшегося здесь первого маскарада (в декабре 1814 года), хроникер выходивших тогда в Казани «Казанских известий» замечает, что этот дом «тот самый, в коем великая государыня Императрица Екатерина Алексеевна во время приезда своего в Казань имела пребывание» и что «входя в оный всякий мнит беседовать тут с духом великой государыни»  («Каз. изв.» 1814 год, № 51). В этом доме дворянское собрание помешалось вплоть до большого пожара 1842 года, в который он сгорел, после чего дворянство постановило выстроить нынешний дом свой, заложенный 6 мая 1845 года.

В старом дворянском доме до пожара находился портрет Императрицы Екатерины II с подписью о том, что она останавливалась в Казани именно в этом доме. Таким образом, спор относительно двух царственных казанских квартир разрешается бесповоротно: Император Петр I останавливался в нынешнем городском Дрябловском доме. Императрица Екатерина II — в нынешнем доме Соболевых (когда-то тоже «Дрябловском»).

28 мая Императрица слушала в Казанском Богодицком монастыре обедню, по окончании которой прикладывалась к иконе Божьей Матери, причем возложила по бриллиантовой коронке как на эту чудотворную икону, так и на местный образ Спасителя.

И воротах монастыря Государыню встретил престарелый петровский ветеран Н.Н. Кудрявцев, семь лет спустя умерщвлённый пугачевцами в этой же самой обители (см. выше). Скажите вашему брату, — писала Екатерина Н.И. Панину из Казани, — что я была в здешнем девичьем монастыре, где у ворот и встретил меня его дедушка Кудрявцев и так мне обрадовался что почти говорить не мог: я остановилась и начала смотреть; он мне сказывал, что очень слаб и почти слеп, и он все подвигался головою, чтобы меня видеть, то и я к нему подвинулась, чем он казался весьма довольным; он же ни ходить, ни одеваться не может — его водят». И Кудрявцев, тронутый лаской монархини, принес ей в двух вороных лошадей; Императрица отдарила его золотой табакеркой.

В основанной за девять лет до того казанской гимназии Екатерина, по-видимому, не была, но приближенные ее осматривали это учебное заведение, и результатом был указ 3 сентября 1767 года, которым увеличены были средства гимназии. Узнав, что при гимназии прекратились театральные зрелища, которые прежде постоянно устраивались, Императрица выразила по этому поводу сожаление и поручила губернатору Квашнину-Самарину «содействовать возобновлению в гимназии театральных представлений и сколь возможно склонять к тому здешнее дворянство, которое посредством сих представлений могло научиться приятному обращению и необходимой в свете ловкости».

Императрица встретила в Казани самый восторженный прием: «Мы нашли город, — писала Екатерина отсюда, — который всячески может слыть столицею большого царства. Прием мне — отменный: четвертую неделю видим везде одинаковую радость, а здесь еще отличнее; если б дозволить, то горожане себя вместо ковра постлали, а в одном месте, по дороге, мужики свечи давали, чтоб предо мною поставить, с чем их и прогнали». "Сей город, — говорит Императрица про Казань в другом письме своем, — бесспорно первый в России после Москвы, а Тверь — лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства».

31 мая, накануне выезда Государыни из Казани, в честь ее устроен был в одной из городских рощ (за нынешним зданием вещевого интендантского склада, что у Арского Поля) большой народный праздник, во время которого Императрице представлены были, в их национальных костюмах, все обитающие в Казанской губернии инородцы. По пути следования монархини выстроено было двое триумфальных ворот: одни близ квартиры ее, другие — близ здания гимназии (помещалась в то время на Грузинской ул., на месте нынешнего здания телеграфа). Довольная приемом, Екатерина пожаловала президенту местного магистрата, купцу Аникееву, золотую шпагу.

Утром 1 июня Императрица снова села на свою галеру «Тверь», и следом за тем эскадра снялась с якорей и направилась к Симбирску. Подобно своему великому предместнику по престолу, Императрица по пути осматривала развалины древнего города Булгара. Из Симбирска Государыня и вся блестящая свита ее возвратились в Москву сухопутно, а галеры ее флотилии сданы были на хранение Казанскому адмиралтейству.

Памятником посещения Императрицей Екатериной II Казани до сих пор служит здесь галера «Тверь». Это историческое судно — редкий и крайне любопытный памятник русского судостроения третьей четверти прошедшего века и путешествия Императрицы Екатерины II в начале лета 1767 года по Волге — хранится в Казани в Адмиралтейской слободе, по задней линии весенних пристаней р. Казанки, за крупчатным заводом Журавлевых и рядом с парком конно-железных дорог. Здесь галера, вместе с катером Императора Павла I (см. о нем ниже), поставлена в особом деревянном здании наподобие эллинга и во всякое время доступна для осмотра, для чего следует обращаться к живущему здесь же, во дворе (так и называемом «галерным»), караульщику.

Раньше хранились здесь все четыре галеры екатерининской эскадры, но в 1804 году три из них за ветхостью разобраны, галеру же «Тверь», на которой путешествовала Императрица, повелено хранить на память потомству «не переменяя того вида, какой она имела во время Высочайшего путешествия, и сделав для нее удобное хранилище». Галера находилась раньше в ведении казанского адмиралтейства, с упразднением его — морского министерства, затем управления государственных имуществ, а с начала 60-х годов состояла в ведении городского общественного управления, устроившего для нее в 1888 году новое помещение.

Галера «Тверь», сделанная на двенадцать больших весел, имеет 154 фута 6 вершков длины по палубе при 27 футах ширины (по палубе же). Весь выкрашенный зеленой краской корпус судна украшен позолоченными резными фигурами Посейдона, наяд, тритонов и других мифологических морских существ; широкая корма украшена Императорским гербом и вензелевым изображением имени высокой путешественницы. В кормовой части галеры устроены надпалубные постройки (рубки), заключающие в себе восемь комнат, занимавшихся самой Императрицей; в одной из этих комнат, когда-то богато обитых дорогими тканями, до сих пор сохраняется белая, раззолоченная кровать Екатерины. В под палубой кормовой части галеры устроено восемь кают для ближайшей свиты Императрицы; в носовой части судна, отделяясь от Императорской рубки банками для гребцов, устроены две небольшие рубки для кухонь. Двор, на котором хранится эта выдающаяся казанская достопримечательность, находится всего в каких-нибудь двух минутах езды от дороги с пристани в город и минутах в 15 езды от летних пароходных пристаней.

Цитируется по путеводителю Н.П. Загоскина «Спутник по Казани» (иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города). Издана в 1895 году

  Издательский дом Маковского