Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
19.08.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+16° / +23°
Ночь / День
.
<< < Август 2017 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 2005 – В Национальном музее РТ открылась выставка «Музейные раритеты – тысячелетию Казани». Это был итог работы многих поколений сотрудников музея, коллекционеров, ученых, бережно сохранявших исторические реликвии.

    Подробнее...

«Вальми» русской революции. Казань в 1918 году

История Казани в 1918 году полна драматических коллизий и происшествий. Это обусловлено последствиями двух революций, началом гражданской войны, пламя которой вначале тлело, а затем стало разгораться с нарастающей силой.

Можно сказать, что подобная ситуация была характерна для многих российских городов той поры. Однако в истории нашего города в это время было нечто уникальное и особенное, о чем следует сказать.

Казань издревле находилась на перекрестке торговых путей и тем самым соединяла Восток и Запад. В 1918 году наш город также стал своеобразным перекрестком. Именно здесь в августе-сентябре того года решалась судьба революции, а значит – определялся будущий маршрут, по которому пойдет наша страна. К тому же в Казани были вопросы “местного” значения, не менее, а в чем-то даже более важные,  чем события республиканского масштаба.

Характерной чертой  любой революции является всплеск активности в создании средств массовой информации. В конце 1917 – начале 1918 года в Казани и уездных центрах губернии выходило до 50 названий различных газет, из них лишь 10 было партийно-советских, остальные представляли собой буржуазные и мелкобуржуазные издания. Так, в Казани выходили орган губернского исполнительного комитета “Знамя революции”, левоэсеровская “За землю и волю”, меньшевисткое “Рабочее дело” (две последние газеты издавались до мая 1918 г.).

Серьезную альтернативу большевистской партийной организации, насчитывавшей не более тысячи человек, представляла партийная организация левых эсеров, численность которой составляла три тысячи человек. Во главе Казанского губернского исполнительного комитета был большевик Я.С.Шейнкман, однако много представителей в исполкоме имели левые эсеры. Они занимали и другие ответственные посты. Так, левые эсеры возглавляли Казанский гарнизонный комитет,  имели большинство в губернском продовольственном комитете. К тому же первым командующим Восточным фронтом (первым фронтом, возникшим в гражданской войне) был также левый эсер М.А. Муравьев.

Не столь многочисленной (всего несколько сот членов), но также  весьма влиятельной была организация кадетской партии. Она опиралась на торгово-промышленную буржуазию и духовенство.   К тому же в городе к лету 1918 года размещалось около 5 тысяч офицеров бывшей царской армии, имевших сильную подпольную организацию.

Таким образом, в Казани был представлен практически весь спектр политических сил. В условиях выбора и поиска компромиссного пути такой политический плюрализм мог иметь положительное значение. Однако возобладала другая тенденция. Тенденция не к согласию, а к противостоянию. Положение усугублялось тем, что каждая из названных сторон располагала либо значительным политическим весом и влиянием в массах, либо реальной вооруженной силой, что в условиях гражданской войны было весьма существенным аргументом в борьбе с политическими оппонентами. Не случайно Казань стала ареной заговоров, большей частью несбывшихся и неосуществленных. Здесь были раскрыты и предотвращены выступления организации офицеров и “Союза защиты родины и свободы” под руководством Б.В. Савинкова.

Факты террора имели место с обеих сторон. Если со стороны контрреволюционных сил они заключались главным образом в убийстве видных советских должностных лиц, то со стороны советской власти это были аресты и   упреждающие удары. Большевики имели специальный орган для проведения подобной политики – Губернский отдел ЧК, созданный в январе 1918 году и возглавляемый Г.Ш.Олькеницким. Позднее он сам стал жертвой террора со стороны сил контрреволюции. Именно в Казани с июля по сентябрь размещалась впервые созданная фронтовая ЧК.

Численность населения города в июне 1918 года составляла 146 тыс. человек. Казань была центром многонациональной губернии. В связи с этим остро стоял на повестке дня национальный вопрос. Попытки решить его предпринимались как “сверху”, так и “снизу”. Недостатка в проектах не было. Так, существовала идея создания Урало-Волжского штата в составе РСФСР. Этот проект был разработан Г. Шарафом. В состав этого штата должны были войти территория Казанской, Уфимской, часть Вятской, Оренбургской, Пермской, Самарской и Симбирской губерний. Для практической реализации   проекта была создана особая Коллегия во главе с Г. Шарафом. Более того, во время работы второго Всероссийского мусульманского военного съезда (8 (21).I – 20.II (3.III)1918) был назначен день провозглашения Штата “Идель-Урал” – 1 марта. В ответ на это Казанским Советом был создан революционный штаб, делегаты съезда были арестованы.  Оставшаяся часть делегатов продолжила заседания в Забулачной части города, провозгласив там одноименную республику. На съезде был образован Мусульманский народный комиссариат, создан Мусульманский революционный штаб во главе с Г. Мунасыповым, началось формирование татарских национальных отрядов.

Для разгона Забулачной республики были направлены войска. Татарские отряды были разоружены. Затем все арестованные делегаты съезда были освобождены, но с обязательством не предпринимать никаких действий по организации Урало-Волжского штата. Позднее, в марте 1918 года, была запрещена деятельность Всероссийского мусульманского военного совета (Харби Шуро), а в марте-мае распущены все национальные органы управления, избранные на всероссийских мусульманских съездах.

Наркомнац РСФСР разработал альтернативный проект предполагаемой формы национальной государственности татар и башкир – Татаро-Башкирская Советская Социалистическая Республика. Соответствующее постановление было подписано 22 марта 1918 года. В его разработке принимал участие Центральный мусульманский комиссариат во главе с М.М. Вахитовым. Однако и этому проекту не суждено было обрести жизнь.

Драматизм ситуации, по словам профессора А.Л. Литвина, заключался в том, что “обе стороны выступали за признание власти Советов. Но одни исходили из понимания Советов как демократического института власти, другие видели в них орган для проведения в жизнь идей диктатуры пролетариата, насильственного утверждения власти и, выступая за инициативу с мест, поддерживали только ту, которая совпадала с мнением центра”.

Позднее историки напишут: “События, связанные с попыткой провозглашения Волжско-Уральского штата, убийством Ваисова, арестами и военным разгромом “Забулачной республики” – это начало гражданской войны в крае”. Однако подобное осознание придет лишь со временем.

А пока Казань – тыловой город. Именно с расчетом на это сюда привозится часть золотого запаса Советской Республики. Его значительную часть привезли  сюда из Петрограда еще в 1915 году, когда немцы захватили Прибалтику. Драгоценности из Москвы, Тамбова и Самары доставили в начале мая 1918 года. На 1 июня  в Казани оказалось сконцентрировано ценностей в золоте на 600 млн. рублей, а также около 200 млн. рублей серебра. После того, как город оставили комучевцы и чехословаки,  было вывезено золота, серебра и платины на общую сумму 651 532 117 рублей     86 копеек. Золотой запас был возвращен в Казань лишь 3 мая 1920 года. При этом в справке о наличии золота в Российской Федерации возвращенные ценности исчислялись цифрой 395 222 772 рублей 81 копейка.

Несмотря на то, что город считался тыловым, еще в апреле 1918 года в Казани велась подготовка вооруженных отрядов. Здесь были сформированы добровольческая артиллерийская бригада, мусульманский социалистический полк, социалистический отряд моряков и другие подразделения. Незадолго до этого открылись 1-е советские казанские пехотные курсы. Воинские соединения, сформированные в Казани, сражались против А.И. Дутова. Под Казанью формировались и интернациональные части (батальон имени Карла Маркса). В июне 1918 года сюда была эвакуирована из Екатеринбурга Академия Генерального штаба. Позднее воинские соединения, ведущие бои на данном направлении, будут перегруппированы и сведены в Пятую армию Восточного фронта.

Мятеж Чехословацкого корпуса кардинально изменил ситуацию в крае. Город превратился из тылового в прифронтовой. 31 мая Казанский губисплоком принял решение объявить губернию на военном положении. Губернским военным комиссаром был назначен И.И. Межлаук. Положение еще более усугубилось во второй половине июля, когда над Казанью нависла реальная угроза захвата Народной армией Комуча. Командующий Восточным фронтом И.И. Вацетис 20 июля объявил на военном положении  не только губернию, но и город.

По словам В.И.Лебедева, одного из политических лидеров Комуча, Казань решено было взять по следующим мотивам: здесь “находилось все золото российского государства… Там же находилось колоссальное количество всякого интендантского и артиллерийского снаряжения и вооружения… В Казани было очень много офицеров, среди которых значительное число организовывалось для выступления против большевиков и которых большевики начали уже беспощадно расстреливать. Кроме того, Казань была большим политическим центром России и главным центром Поволжья”.

Попытка взять город с ходу 5 августа не удалась. Пришлось высаживать десант в районе деревне Большие Отары, а позднее в районе пристаней.  Лишь после продолжительных и упорных боев город пал 7 августа. Бои за освобождение Казани длились в течение месяца вплоть до 10 сентября.

Без преувеличения можно сказать, что именно под Казанью происходило рождение сил противоборствующих сторон. В гораздо большей степени это относится к Красной Армии, так как пяти ее армиям, которые находились в стадии становления, противостояли хорошо обученные и организованные части Чехословацкого корпуса, а также офицерские части, во главе которых стоял один из самых талантливых военачальников Белой армии – В.О. Каппель. Что касается добровольчества, то оно не играло в Народной армии существенной роли.

О значении боев за Казань сказано и написано много. Число работ, в которых так или иначе отражен данный вопрос, перевалило к настоящему моменту за одну сотню. Истории боев за город посвящены монографии М.К.Мухарямова, А.Л.Литвина. Однако лучше очевидцев и участников тех событий сказать трудно. Предоставим слово Ларисе Рейснер – комиссару разведки штаба Пятой армии, участнице боев за город: “…Все понимали положение так: еще шаг назад откроет “им” Волгу до Нижнего и путь на Москву, дальнейшее отступление – это начало конца, смертный приговор Республике Советов. И поскольку отступление от Волги означало тогда полное крушение, – постольку же возможность держаться, устоять, прислонившись спиной к мосту и отбиваясь на все стороны , – давала право на реальную надежду… Отступление – это значит чехи в Нижнем и Москве, Свияжск и мост не сдаются – это значит обратное взятие Казани Красной Армией”.

Победа под Казанью была названа в газете “Известия Наркомвоена”  “Вальми русской революции”   (Вальми – город во Франции, под которым во время революции было нанесено первое поражение контрреволюционной коалиции).

Неудивительно, что именно под Казанью многое происходило впервые: впервые здесь в таких масштабах применялась авиация; впервые воинская часть была награждена Красным Знаменем (речь идет о 5-м земгальском полке, получившем это знамя за оборону города); впервые именно под Казанью были применены децимации – по приказу Троцкого был расстрелян каждый десятый солдат одного из воинских соединений.

Таким образом, в Казани в 1918 году решались вопросы не только “местного” значения: (быть или не быть государственности татар, а если быть, то в какой именно форме?), важность и значение которых трудно переоценить. Под Казанью решалась судьба революции, осуществлялся выбор пути, по которому должна была пойти Россия. Условием этого выбора был политический плюрализм. Однако разгорающаяся гражданская война превратила политических оппонентов в классовых и непримиримых врагов; главным аргументом при этом стала сила.

История Казани в 1918 года полна многих драматических страниц. Однако в условиях гражданской войны подобная судьба города и его обитателей были не исключением, а скорее правилом. Знать, помнить и извлекать из подобных событий необходимые уроки, которыми так богата наша история, – задача потомков.

Альберт ВАЛИАХМЕТОВ, аспирант  кафедры историографии

   и источниковедения КГУ

 

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов