Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.11.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-1° / -1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
  • 1977 – С 24 по 28 ноября работал IV съезд композиторов Татарской АССР. На первом пленуме правления 1 декабря председателем правления на новый срок избран композитор М. Яруллин, сменивший Н. Жиганова.

    Подробнее...

Была заветная мечта

Газета "Казанские истории" в 2007 году начала рубрику "Урок истории", намереваясь с помощью научных сотрудников Национального музея Татарстана дать школьникам и учителям дополнительный краеведческий материал по многим  предметам:  истории, обществоведению, литературе, географии, биологии и даже физике…

Первый урок  мы посвятили самому Национальному музею. К сожалению, рубрика не имела продолжения, а жаль...

В конце XIX века первый музей в Казани назывался совсем по-другому. За время своей истории он не раз менял названия, но всегда оставался главным музейным хранилищем города и нашего края.

Для начала приглашаем читателей к самым истокам – когда музея еще не было. Была только заветная мечта создать его.

Казанский городской научно-промышленный музей был торжественно открыт 5 апреля 1895 года. Он располагался в помещениях Гостиного двора.

Здание Казанского музея в начале XX века

Музеи возникают не за один день и даже не за один год. Но необходимое для их создания время – не самое главное. Нужны люди, искренне и преданно, увлеченно и самозабвенно работаю­щие на этом поприще. Такие люди в Казани были.

Созданию городского музея способствовали многие благоприятные обстоятельства. Во-первых, музей создавался в экономическом, административ­ном, научном и культурном центре одного из крупных регионов Рос­сии. Казань была центром многонациональной Казанской губернии, центром учебного округа, в который входили Поволжье и Урал, а также центром обширного Казанского военного округа.

Будучи в прошлом столицей довольно крупного государ­ства Восточной Европы, Казань продолжала оставаться духовной и куль­турной столицей татар.

Археологический музей Казанского университета

Во-вторых, музей создавался в университетском городе. Учреж­денный в 1804 году Императорский Казанский университет  накла­дывал особый отпечаток на всю культурную жизнь города, поло­жительно влиял на развитие культуры народов Поволжья, Урала и даже Сибири и Дальнего Востока.

Зоологический музей Казанского университета

Ученые университета никогда не оставались в стороне от куль­турных начинаний, зачастую сами выступая их инициаторами. Так было и с созданием музея.

В-третьих, музей появился благодаря развитому краеведению. Университет и научные общества, Казанский губернский статистический комитет и другие органи­зации, отдельные ученые, коллекционеры и краеведы многое сделали для изучения природы и истории Поволжско-Уральского региона.

Систематическое краеведение зародилось с основанием университета. Конечно, краеведческие изыскания стали вести в Казани задолго до начала XIX века, но именно в университете было скон­центрировано научное изучение местного края.

Первым краеведче­ским центром в крае стал, по словам М.К. Корбута, «издательский комитет», возникший при университете в 1820-е годы.  Там возникают одно за другим научные общества, которые по роду своей деятельности в большинстве своем были краеведческими: Казанское экономическое общество (создано в 1839 г.), Общество естествоиспытателей (1869 г.), Общество археологии, истории и этнографии. Крупным импульсом для развития краеведения послужил IV Всероссийский ар­хеологический съезд, который проходил в Казани в 1877 году. Съезд способствовал вовлечению в краеведческое движение широких слоев населения, не только ученых, но и чи­новников, «сельских священников, деревенских дворян».

Заметно обогатила культурную жизнь региона активная деятельность татарских ученых, которые публи­ковали материалы по языкознанию, литературе, истории, этнографии, географии родного края. Среди них М.Махму­дов, X.Фаизханов, Ф.Халиди, Ш.Рахматуллин, Г.Ахмаров, К.На­сыри и Ш.Марджани.

Особо выделялась деятельность Каюма Насыри по изданию настольных ка­лендарей на татарском языке (с 1871 по 1897 г.), игравших роль периодического издания. Календари, насыщенные разнообразной ин­формацией, стали неотъемлемой частью культурной жизни Казани.

В-четвертых, в Казани было развито просветительское движе­ние, в центре которого также был университет. В городе организо­вывались публичные лекции, широко развивалось издательское дело, открывались новые школы для народа. Важно подчеркнуть, что просветительское движение охватило все народы региона.

Широкую просветительскую работу развернули различные православные миссионерские организации, среди которых главную роль играло созданное в 1867 году Обще­ство св. Гурия во главе с Н.И.Ильминским.

Плодотворную просветительскую деятельность вели чувашские педагоги-просветители И.Я.Яковлев, М.Ф.Федоров и многие дру­гие подвижники. Казань по праву считалась центром просветительского движения в Поволжье и на Урале.

В Казани был замечательный городской театр, из года в год возрастал интерес казанцев к городской публичной библиотеке, открытой в 1865 году. Появлялись общедоступные библиотеки.

Однако в Казани не было общедоступного музея. И это в то время, когда всю Россию, без преувеличения сказать, охватил процесс создания публичных музеев. Демократи­зация общества, происходившая после отмены в 1861 году крепост­ного права, стимулировала открытие новых демократических про­светительских учреждений, среди которых были и музеи.

Волна создания музеев затронула Поволжье и Приуралье: они возникли в Уфе (1865, Вятке (1866), Астрахани (1888), Перми (1890). Конечно, были музеи  и в Казани. Так можно назвать универси­тетские кабинеты и музеи. В 1880-е годы особенно популярными были музей Отечествоведения, во главе которого стоял профессор Н.А.Фирсов, музей изящных искусств и древностей, которым заведовал профессор Д.Ф.Беляев, нумизма­тический, заведующим которого был профессор Д.Ф.Нагуевский.

Интерес у публики вызывали экспонаты, выставленные в науч­ных кабинетах физико-математического факультета: физическом, бо­таническом, агрономическом, геологическом, а также в астрономи­ческой и метеорологической обсерватории.

На медицинском факуль­тете посетителям были доступны музей физиологической анатомии, патолого-анатомический кабинет.

Диковинки со всего света

В 1804 году в Казани был открыт университет, ставший центром научной жизни края. По инициативе учёных университета в городе создавались пер­вые музеи: минц-кабинет (1815 г.) и кабинет редкостей (1821 г.). Они составлялись из коллекций, привезённых из длитель­ных путешествий профессорами И.Симоновым, совершившим кругосветное плавание на шлюпах «Мирный» и «Восток» в 1819-1821 гг., О.Ковалевским, И.Березиным, В.Диттелем, В.Васильевым и другими, исследовавшими Дальний и Ближ­ний Восток, Монголию, Среднюю Азию, Иран, Египет и другие страны.

Эти коллекции представляли собою собрание диковинок и ред­костей, чаще всего иноземных, служившее наглядным пособием в учебном процессе, что отразилось и в названии учреждений, хранивших коллекции – «кабинеты».

В эти годы внимание учё­ных почти не обращалось к истории края, его экономике, гео­графии, быту многочисленных народов, населявших Поволжье. Едва ли не единственным исключением была коллекция профессора университета К.Фукса, страстного собирателя, в течение сорока лет составлявшего у себя в доме большую коллекцию материалов о природе края, этнографии народов Среднего По­волжья, нумизматики.

На основе изучения своих коллекций, а также русских летописей, татарских письменных источников и устных преданий Фукс написал в 1822 г. «Краткую историю города Казани». Фукс участвовал в комплектовании университетских коллек­ций и кабинетов. В 1824 г. он передал в университет свою богатейшую коллекцию восточных монет. В 1820-х годах в университет поступили и другие частные собрания, главным образом нумизматические: коллекции золотоордынских монет владельца частного пансионата И.Пото и помещика Неёлова, коллекция медалей и монет профессоров И.Яковкина и Х.Френа.

Университетские музеи пользовались большой популярностью у казанцев, в воскресные и праздничные дни они широко открывали свои двери перед всеми желающими. Но они  не могли в полной мере удовлетворить тягу населения к знаниям. Эти музеи были невелики, не случайно возле их дверей всегда выстраивались очереди.

Городу необходим был музей открытый, как тогда говорили, публичный, общедоступный. Идея его создания витала в воздухе. Впервые этот вопрос был поставлен в начале 1879 года. Это было время, когда только что возник­шее Общество археологии, истории и этнографии набирало силу.

Именно члены этого об­щества, с энтузиазмом взявшиеся за всестороннее исследование края, задались целью создать общедоступный музей в Казани. При Обществе была создана специальная комиссия «для обсуж­дения вопроса об устройстве в г. Казани публичного музея».

Ко­миссия поручила профессору Ка­занского университета В.М.Флоринскому составить проект будуще­го музея. Поручение было выполнено, документ был написан довольно быстро и сразу же издан. Но проект Флоринского претворить в жизнь в полной мере не удалось. Однако идея создания городского музея продолжала витать в воз­духе. Вопрос стал активно обсуждаться в казанской периодической печати.

Проект Василия Флоринского

«Проект публичного историко-этнографического музея при Об­ществе археологии, истории и этнографии», разработанный профессором Флоринским, был опубликован в первом томе «Известий ОАИЭ» за 1878 год.

Это был проект музея научного общества, в его тексте ни разу не встречается словосочетание «городской музей». Тем не менее, состав­ленный Флоринским документ содержал идею именно городского музея, и все историки музея связывают начало деятельности по созданию городского музея с этим документом. Впервые на эту связь обратил внимание Н.П.Загоскин.

Профессор медицины Василий Маркович Флоринский был знаком не понаслышке с музеями России и Западной Европы. До приезда в Казань он много путешествовал, посетил многие музеи, у него сложилось довольно полное представление об их назначении и конкретных задачах. Не случайно он выдви­нул в своем «Проекте» прогрессивные и, пожалуй, не устаревшие до нашего времени требования к музеям.

В.М.Флоринский не сомневался в огромном значении музеев, он утверждал, что «сохранение для истории следов человеческой жизни есть потребность и обязанность каждой образованной нации». Василий Маркович ставил в один ряд науку и музеи в смысле их значимости для поиска и увековечения следов этой жизни. Автор считал, что «исторический музей необходимо созидать за­благовременно», входящие в него предметы не должны носить слу­чайного, отрывочного характера, они призваны изображать полную и стройную картину быта данного времени.

Ученый подчеркивал, что надо собирать не только предметы старины, но и современные вещи. Много места отведено в документе проблемам систематизации и научной обработки музейных предметов, в нем предложен пример каталогизации музейного собрания, основанный на лучших образ­цах того времени, в первую очередь музеев Германии, считавшихся тогда самыми передовыми.

Автор выражал надежду, что, «быть может, со временем, Казанское городское общество, земство или правительство подадут нам руку помощи». Документ обсуждался 11 ноября 1879 года на заседании ОАИЭ и был одобрен. Началась работа по созданию музея, однако «Проект» Флоринского не был претво­рен в жизнь. Музей не стал общедоступным.

В отчете за 1882 год о музее было сказано так:

«Располагаясь в одной небольшой и низкой комнате вместе с библиотекой и архивом, – он представляет собой склад различных археологических и этногра­фических предметов, скученных в витринах, шкафах и ящиках, не только не доступен в таком виде для публики, но даже и для науч­ных занятий членов Общества».

Надо отдать должное журналистам того времени – они энергично под­держали идею устройства музея в Казани. Присутствие на заседаниях научных обществ «публики» во время обсуждения тем, связанных с открытием музея, и сообщения о них в периодических изданиях подготавливали общественное мнение к по­ниманию необходимости его для города. Переходу от разговоров к делу в немалой степени способствовали выставки, устраивавшиеся в Казани по инициативе членов научных обществ.

В каталоге выставки Общества археологии, истории и этногра­фии 1882 года содержится прямой призыв помочь делу создания музея. Он был обращен ко всем, «кто сочувствует мысли об учреждении в г. Казани центрального собрания местных древностей и этнографии, кото­рое при первой возможности предлагается обратить в публичный музей». Эта же идея содержится и в документах ремесленной и сельскохозяйственной выставки  1886 года.

Вопрос о музее в дни ее работы обсуж­дался членами еще одного научного объединения – Казанского от­деления Русского технического общества. На заседании 31 августа был прочитан «Проект устройства в г. Казани художественного, промышленно-технического музея», 3 сентября 1886 г. опубликованный в «Волж­ском вестнике». Его автором был Александр Петро­вич Орлов – директор Казанского реального училища.

Проект Александра Орлова

Директор Казанского реального училища Александр Петро­вич Орлов в ученых кругах был известен как сейсмолог, а также как педагог, написав­ший ряд учебников для средних учебных заведений. Он был чле­ном Общества естествоиспытателей при Казанском университете и активным деятелем Русского технического общества.

Нетрудно объяснить, почему новый проект музея вышел из-под пера члена Казанского отделения этого общества. Во второй половине 1880-х годов оно заметно активизировало свою деятельность. Общество стремилось внести свой вклад в развитие Волжско-Камского края: добивалось создания рисовальной школы в Казани, организовывало публичные лекции, содействовало раз­витию ремесленного образования в регионе. Общество принимало непосредственное участие в организации и проведении Казанской ремесленной и сельскохозяйственной выс­тавки 1886 года.

В дни ее работы, когда в город съехалось большое количество промышленников, ремесленников, кустарей, торговцев, то есть заинтересованных в музее людей, Общество органи­зовало публичное заседание с чтением и обсуждением доклада Орлова об устройстве в Казани музея. Немаловажный факт: заседание проходило в здании городской Думы.

«Проект» Орлова был составлен спустя семь лет после «Про­екта» Флоринского. За прошедшие годы в регионе возникли новые фабрики и заводы. Экономическое развитие настоятельно требовало создания такого учреждения, которое давало бы возмож­ность знакомиться с достижениями промышленности, сельского хо­зяйства, а также способствовать дальнейшему прогрессу производ­ства, пропаганде передовых материалов, технологий, высококаче­ственной продукции.

Если в конце 1870-х годов Общество археологии, истории и этнографии видело в музее прежде всего «образовательное» значе­ние, то автор нового проекта делал упор на значение музея для «прогрессирования местной промышленности».

Вместе с тем его автор обращал внимание и на просветительскую роль музея, его значение для раз­вития общества, указывая, что «музей – это одно из могуществен­ных средств для оживления местной промышленности и развития художественного вкуса, как в публике, так и между производите­лями, мастерами и рабочими».

Спустя семь лет в газете демократического направления «Волжский вестник», издававшейся в Казани, но рас­пространявшейся во всем Поволжско-Уральском регионе, писалось: «На­сколько можно судить по значительному количеству ремесленни­ков, явившихся слушать доклад А.П.Орлова, данный вопрос воз­буждает живой интерес и среди казанских промышленников».

Корреспондент под­черкивал, что идея Орлова о создании в Казани музея была встречена с восторгом. П.П.Андреев, секретарь Русского технического общества, приехавший из Петербурга на выставку, внес предложение органи­зовать в Казани музей «по примеру одного, имеющегося в Лондо­не, и полезного тем, что там виден процесс производства всякой вещи».

Организационную работу, связанную с открытием музея воз­главил городской голова Сергей Викторович Дьяченко.

Выпускник юридического факультета Харьковского университета приехал в Ка­зань в 1870 г. К тому времени он уже некоторое время служил в судебных органах Харькова и Петербурга. В Каза­ни Дьяченко быстро приобрел популярность и стал играть вид­ную роль в местном самоуправлении. В 1889 г. был избран городским головой.

Дьяченко проникся мыслью о необходимости открытия в Казани обще­доступного музея сам и сумел привлечь к этому делу многих влия­тельных и состоятельных людей. По его инициативе была создана специальная комиссия по устрой­ству в Казани городского музея. Члены ее были избраны 10 мая 1891 г. на заседании городской Думы. В ее составе ока­зались совсем не случайные люди: известные казанские коллекционеры, краеведы, общественные деятели купцы М.И.Галеев и В.И.Заусайлов, профессора Н.А.Осокин и Н.Ф.Высоцкий, про­мышленники Н.К.Крестовников и В.Е.Соломин. Воз­главил комиссию сам голова.

Серьезным шагом на пути к созданию музея стала Казанская научно-промышленная выставка 1890 года, которая  проходила с 15 мая по 15 сентября и стала крупным событием не только в Казани, но во всем Поволжье и на Урале. Эта выставка стала кон­кретной базой для организации городского музея в Казани.

Казанский городской голова С.В.Дьяченко на торжественном закры­тии выставки обратился с призывом оказать помощь делу организации городского музея, выразив надежду, что участники выставки пода­рят ему свои экспонаты. Тут же была открыта подписка в поддержку со­здания нового просветительского учреждения, которая дала более пяти тысяч рублей.

Средства предоставили известные в Каза­ни люди: купцы и промышленники И.И.Алафузов, П.В.Щетинкин; Я.Ф.Шамов, И.В.Александров, М.Т.Атлашкин, В.Е.Соло­мин, М.С.Королькова и другие. Сбор пожертвований на создание городского музея продолжался и после закрытия выставки.

Некоторые экспоненты, откликнув­шись на просьбу городского головы, передали свои коллекции бу­дущему музею. Известная казанская благотворительница О.А. Александрова-Гейнц подарила будущему музею коллекцию произведений русского искусства, принадлежавшую ей. И это не был единственный вклад Ольги Сергеевны в создание музея.

Она была дочерью известного казанского купца С.Е. Алексан­дрова, в 1840-1850-х годах бывшего городским головой Казани. Ольга Сергеевна Александрова (по мужу Гейнс) была хорошо известна в Казани как активная благотворительница. Так, в том же 1890 году она по­жертвовала сто тысяч рублей на казанские больницы и десять тысяч рублей на «магометанскую богадельню».

Ольга Александрова-Гейнс отличалась активной благотворительностью. Это она помогла найти здание для музея, после того как пришлось отказаться от Александровского пассажа, подаренного ею городу.

Портрет работы Ольги Сергеевны знаменитого Ильи Репина можно видеть в экспозиции Государственного музея изобразительных искусств РТ

С.В.Дьяченко сооб­щил этой весьма состоятельной и энергичной женщине, что желание открыть в Казани городской музей натолкнулось на отсутствие средств для приобретения подходящего для его масшта­бов обширного здания.  Александрова-Гейнс дала городу на приобретение здания 500 тысяч (!) рублей серебром. Жертвуя эти деньги, она, однако, выдви­нула условия: музей обя­зательно должен находиться на Воскресенской улице (ныне Кремлев­ская), причем выбор надо было согласовать с ней.

Вскоре она предложила для музея принадлежавшее ей здание Пассажа, построенное на улице Воскресенской ее братом, купцом Александровым. Это было одно из красивейших зданий Казани того времени.

Но это здание под музей не подошло. Выбор пал на Гостиный двор, который тоже располагался на Воскресенской улице, напротив кремля.

Читайте в "Казанских историях": Александровский Пассаж: вчера и сегодня

Позже Александрова уехала из Казани в Петербург, но продолжала свою благотворительную деятельность в родном городе. Будучи почетной попечительницей Ксенинской женской гимназии, она неоднократно поддерживала это учебное заведение. Известно,   что в 1917 г. Ольга Сергеевна пожертвовала свою коллекцию картин русских художников второй половины XIX века организованному тогда в Казани Северо-Восточному Археоло­гическому институту.

Было еще одно крупное и важное пожертвование. К городскому голове с ценным предложением обратился уроженец Казанской губернии вице-адмирал И.Ф.Лихачев, брат скончавшегося в августе 1890 года известного казан­ского коллекционера А.Ф. Лихачева. Он решил передать коллекцию брата будущему музею с одним условием - ее нельзя было разрушать. Поэтому в первой экспозиции казанского музея был отдельный Лихачевский раздел. 

Андрей Федорович Лихачев был крупнейшим коллекционером Казани, сегодня его по праву называют в числе основателей первого в Казани общедоступного музея.

Итогом собирательской деятельности Лихачева стала обширная коллекция, состоявшая из нескольких самостоятельных разделов: археология, нумизматика, этнография, библиотека, картинная галерея, включавшая произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства – всего более 40 тысяч предметов. Лихачевская коллекция составляла 425 произведений живописи, 2500 листов графики, более 100 предметов древне-русского искусства, а также около 100 предметов художественной бронзы, около 400 предметов фарфора и фаянса, стекло, эмали, изделия из серебра, камней, предметы китайского и японского декоративно-прикладного искусства.

В 1894 году северо-восточный угол Гостиного двора, расположенного рядом с кремлем, был отдан под городской научно-промышленный музей.

Таким был Гостиный двор (справа) до того, как там открылся городской  музей

Здание с учетом нужд музея перестраивал архитектор И.Колмаков. Были увеличены окна, над центральным входом появился красивый шатер в стиле эклектика.

Читайте в "Казанских историях":

От Гостиного двора до Национального музея

От хранилища редкостей до Национального музея

 

Из двадцати лавок Гостиного двора, которые отдали музею, шестнадцать заняла экспозиция.

"Казанские истории", №1, 2007 год

 

При подготовке публикации использована книга Гульчачак Назиповой «Казанский городской музей. Очерки истории 1895-1917 годов».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов