Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Март 2021 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1932 – На базе аэродинамического отделения Казанского университета организован Казанский авиационный институт (КАИ). Его открытие состоялось 1 сентября

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Гостиный двор: история длиной в четыре века

Национальный музей Республики Татарстан занимает старинное здание, известное старожилам как Гостиный двор.

Гостиный двор – место в русских городах, где останавливались купцы, хранились товары и велась торговля. Как правило, в XVI – XVII вв. имел вид крепости, а с XVIII века застраивался магазинами и обносился аркадами или колоннадами.

Энциклопедия русской истории (М., ЭКСМО-Пресс, 2000).

Вряд ли есть в Казани человек, который бы не знал этот дом на улице Кремлевской (до революции – Спасская, Воскресенская, с 1960 года – улица Ленина, с 1996 года – улица Кремлевская). Большинству знакомы обновленные парадные двери с площади Первого Мая – вход в Национальный музей Республики Татарстан. Многие выпускники Казанского государственного университета разных поколений помнят занятия в “бегемоте” – так на их языке называлось здание, где до 1987 года находились аудитории КГУ. Сотрудники около трех десятков всевозможных учреждений и организаций смотрели на дом № 2 по улице Ленина более прозаично – многие годы тут находились их служебные кабинеты.

И лишь историки и краеведы видели огромное здание рядом с Кремлем в единстве – как памятник истории и архитектуры. В их представлении это старинный Гостиный двор эпохи классицизма, проще говоря главные казанские торговые ряды.

Кстати сказать, современным людям легче понять, что такое Гостиный двор. Приученные за годы Советской власти к восприятию торговли в виде огромных или больших магазинов, хозяином которых было государство, мы лишь в два последних десятилетия вернулись к первозданному значению слову «лавка» – небольшой частный магазинчик (тут уместно даже двойное уменьшение). Правда, современные торговцы предпочитают более звучные имена – салон, универсам, бутик, шоп, галерея. Но все едино – магазин. А что такое современный гостиный двор легко представить, пройдя по этажам ЦУМа или «Детского мира», где масса хозяев, арендующих квадратные метры согласно своим доходам – у кого-то отдельное помещение, а кто-то довольствуется открытым прилавком.

В настоящем Гостином дворе у каждого хозяина – свой магазин. Не каждый мог открыть здесь свою лавку или арендовать амбар для хранения товара.

Как свидетельствуют авторы сборника «История Казани», подготовленного к печати Институтом языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова (Таткнигоиздат, 1988), впервые в Казани Гостиный двор появился в XVII веке. А в пресс-релизе самого музея говорится, что первое упоминание о Гостином дворе, тогда деревянном, встречается еще в писцовых книгах XVI века. Город тогда считался крупным военно-административным центром. Расширение и развитие ремесел и торговли привело к тому, что Казань стала играть важную роль в формировании российского внутреннего рынка. Благодаря выгодному географическому положению Казани в следующем веке стала развиваться и торговля на внешних рынках Российской империи.

Подтверждение этому утверждению мы нашли в книге «Казань. Времен связующая нить», изданной в 2000 году (Казань, изд-во «Титул»), в статье, которая так и называется – «Гостиный двор». Перед статьей – цитата из «Книги Казанского торгу…», датированной 1566 годом: «Против же города за таможенною избою по стороне Спасские улицы двор гостин, а от городовые каменные стены до гостина двора, площадь порозжего места 52 сажени».

Во времена Казанского ханства, утверждается в этой книге, на территории Гостиного двора или недалеко от него стояла колония-поселение торговцев и ремесленников, выходцев из далекой Бухары. Поселение было обнесено деревянным частоколом, а с 1500 года, после набега ногайских мурз на Казань, по велению казанского хана Абдыл-Летифа по двум сторонам поселения появились насыпные валы со рвами. Через 30 лет колонию бухарцев, как и все посадские поселения, обнесли острожными стенами, которые хан Сафа-Гирей выстроил в преддверии ожидаемой войны с Москвой. Позже, с уходом русских войск и завершением строительства оборонительных укреплений вокруг Казани, валы бухарского посада были срыта, а рвы за ненадобностью зарыты.

Большим разрушениям подвергся бухарский посад во время осады Казани войсками Ивана Грозного летом-осенью 1552 года. После взятия города власти вернули на прежнее место два базара – нижний, Так як, прямо под кремлем (воды Казанки в ту пору плескались довольно далеко от кремлевских стен), и верхний, бывший бухарский.

Недалеко от новых каменных стен кремля, прямо напротив Спасской башни, появились 82 казенных амбара и 5 изб для заезжих гостей – так звались в то время крупные купцы. Все это было обнесено деревянным забором с тремя воротами и официально названо Гостиным двором.

Амбары сдавались купцам в аренду, за это в пользу города взималась пошлина – более 3 рублей в неделю. Как указывается в книге «Казань…», в то время на эти деньги можно было купить 3 лошади или 6 коров.

«Добро» на аренду торговой лавки давал городовой таможенник (была такая должность в Казани) Матвей Тараканов.

От Гостиного двора лучами расходились по ближним улицам и переулкам более 200 торговых рядов с лавками. Пять лавок, как указывается в этой книге, принадлежало татарским купцам, которые торговали в основном привозным товаром – персидскими тканями и шелком. В конце XVI века в Гостином дворе насчитывалось 635 торговых точек.

Сведения эти взяты из материалов археологических раскопок, и у нас нет оснований им не доверять. Но все-таки это еще не был Гостиный двор в известном нам смысле.

Каменное строительство началось здесь на исходе XVII века. В 1695 году близ новых главных ворот Гостиного двора была освящена церковь во имя Алексея Божия Человека. К 1739 году уже все постройки были из камня. Предшественник сегодняшнего здания появился на картах города во второй половине XVIII веке: в 1770 году архитектор В. И. Кафтырев построил новое здание на месте старого, которое не сохранилось.

Вот как писал о Гостином дворе один из первых исследователей Казани – Петр Рычков в 1767 году: «Гостиный двор каменный, на котором в верху таможня каменная ж; внутри однаго двора ряды: Суконной, 2 Мелочной, 3 Сибирской железной. К сему ж гостиному двору приделаны деревянные ряды».

В Гостином дворе размещались также каземат, гарнизонная канцелярия, а над ней – трактир.

Это было центральное место городской торговли. Путешественник, посетивший Казань в 70-х годах XVIII века, писал, что Гостиный двор, в котором было 776 лавок, выстроен весьма прочно. В конце века Казань насчитывала 676 русских и 595 татарских купцов. В конце 50-х годов ХIХ века казанское купечество составляло около трех процентов всего городского населения. Наиболее состоятельные из них входили в «гостиную сотню», они-то и имели самые лучшие лавки в Гостином дворе.

Во время взятия Казани Емельяном Пугачевым в 1774 году, а потом – во время пожара 1797 года Гостиный двор серьезно пострадал. Пожар уничтожил здание практически полностью. В 1798 году Павел I издал указ о восстановлении Гостиного двора и даровал Казани беспроцентную ссуду на 10 лет из губернских доходов в размере 200 тысяч рублей – для сооружения нового Гостиного двора. В 1800 году, 25 июня, началось возведение третьего по счету сооружения Гостиного двора. Автором проекта стал архитектор Ф. Е. Емельянов.

Гостиный двор был открыт в 1815 году. Это было двухэтажное строение, возведенное на кремлевском холме. Здание в виде эллипсоидного кольца, построенное из кирпича (большая редкость по тем временам) занимало по периметру весь квартал по соседству с кремлем и одним из фасадов выходило на нижнюю часть города (ныне на улицу Профсоюзную). Оно было выполнено в скромных формах русского классицизма. Колоннада ионического ордера, завершенная фронтоном, выделяла главный вход в здание с улицы Воскресенской, гармонируя с классическими фасадами близлежащих домов.

Кстати, часть улицы Кремлевской – от Спасской башни до Пассажа –сохранила свой первозданный облик, и мы можем судить, каким красивым был наш город в XIX веке. Правда, такая красота была лишь в его центральной части, в других районах преобладали деревянные дома.

Появление Гостиного двора в Казани не было случайным. Казань издавна славилась широким развитием торговли. Когда в 1817 году по Каме и в 1820 году по Волге пошли буксирные и пассажирские суда, дела у местных купцов и торговцев пошли еще лучше. Побывавший в Казани в 1801 году драматург Александр Коцебу писал: «Гостиный двор величиной и множеством товаров не уступает московскому и петербургскому».

В истории этого здания будет еще один пожар – в 1842 году. Гостиный двор вновь пострадал. Здание лишилось величественных колонн, придававших ему сходство с университетом, исчезли галереи, были утрачены рустовка стен и пилястры. Гостиный двор открылся после капитального ремонта, по сути – реконструкции, лишь в 1847 году (архитекторы Ф.Крамп и И.Бессонов).

Следующей реконструкции здание подверглось в конце XIX века. В начале 90-х годов в помещениях бывшего гостинодворческого трактира расположился городской ломбард. В 1894 году северо-восточный угол двора был отдан под помещение городского научно-промышленного музея. Здание с учетом нужд музея перестраивал архитектор И.Колмаков. Были увеличены окна, над центральным входом появился красивый шатер в стиле эклектика.

24 мая 1894 года был утвержден Устав Казанского городского научно-промышленного музея и избран его Совет. 5 апреля 1895 года состоялось торжественное открытие первого в городе общедоступного музея.

О музее, который берет свое начало с коллекций известного казанского краеведа Андрея Лихачева, лучше рассказать особо и в другой раз.

Сегодня мы вспомнили о доме №2 по улице Кремлевской по другому случаю. Предмет нашего интереса – судьба самого здания.

История создания и становления музея тесным образом связана с историей Казани. Как свидетельствует автор статьи в каталоге выставки «Древняя Казань» Г. Милашевский, своим рождением музей обязан инициативе профессоров Казанского университета, которые еще в 1879 году на общем собрании членов Общества археологии, истории и этнографии поставили вопрос о необходимости открытия городского общедоступного музея.

В движении идеи к воплощению в реальность сыграли важную роль несколько событий того времени. Прежде всего две научно-промышленные выставки. Губернская работала в 1890 году, она стала крупным событием в истории Казани. Для нее специально были построены павильоны, и, как отмечали местные газеты, выставка превосходила все предшествующие экспозиции по размерам, количеству разделов и по числу посетителей. Затем в 1896 году была Нижегородская выставка, в которое активное участие приняли казанские промышленники и купцы. Фонды музея после этой ярмарки значительно увеличились.

Инициатива городского головы С.В.Дьяченко положила начало сбору денежных средств, которые должны были пойти на обустройство музея. Затем последовал щедрый дар (500 тысяч рублей) О.С.Александровой-Гейнс, которая была хорошо известна своей благотворительностью.

Ольга Сергеевна Александрова-Гейнс достойна того, чтобы сказать о ней несколько слов, воспользовавшись статьей о казанской благотворительнице, опубликованной в одиннадцатом номере журнала «Казань» за 2001 год. «Ни до нее, ни после не было в Казани женщины-благотворительницы такого широкого масштаба деятельности. Она была единственной», – так написала об Александре Сергеевне ее автор – Галина Могильникова.

О.Александрова-Гейнс принадлежала к роду почетных потомственных граждан Казани – купцов первой гильдии Александровых (проходя по улице Кирова, обратите внимание на дом №26, где она жила). Отец Ольги Сергеевны занимался торговлей чаем, а в 1850-х годах трижды был городским головой и председателем Общества содействия русской промышленности.

Имея богатые капиталы, она постоянно делала пожертвования – на помощь малоимущим, православным и мусульманским общинам, детским приютам, была устроительницей и покровительницей общеобразовательных учреждений. В журнальной статье приводятся данные о пожертвованиях, сделанных в 1889 году: Ольга Александровна выделила 50 тысяч рублей на постройку здания Ксенинской женской гимназии, 10 тысяч – попечительскому совету этой гимназии, 100 тысяч – городскому голове на устройство городской больницы и детской лечебницы, 3 тысячи – архиепископу на устройство церкви во вновь учрежденном училище для девиц духовного звания, 1 тысячу – обществу земледельческих колоний, 2 тысячи – Братству святого Гурия на содержание одной из инородческих школ. За активную благотворительность ее портрет решено было поместить в «думской зале».

500 тысяч рублей, которые О.Александрова-Гейнс передала на устройство в Казани публичного музея, были по тем временам огромной суммой. Ольга Александровна предложила открыть музей в здании Александровского пассажа (ныне улица Кремлевская), которое выкупила у своего брата. За такой щедрый дар она была удостоена городской Думой позолоченной доски с надписью о пожертвовании. Однако Пассаж оказался неприспособленным для размещения коллекций, и музей, с согласия благотворительницы, был открыт на той же Воскресенской улице, но чуть ближе к кремлю.

После открытия музея в 1895 году она по предложению совета музея была пожизненно избрана его Почетным членом и оставалась им вплоть до 1918 года. За благотворительную деятельность Ольга Сергеевна была удостоена звания Почетного гражданина Казани.

В 1891 году казанцы узнали, что их земляк, вице-адмирал российского флота и известный деятель культуры Иван Лихачев пожелал передать в дар городу большое коллекционное собрание своего покойного брата – Андрея Лихачева, который умер в 1890 году. Андрей Федорович был известен как крупный коллекционер и исследователь в области археологии и восточной нумизматики. Коллекции Лихачева и послужили основой первого казанского музея.

В советское время музей много раз менял свое название: с 7 декабря 1918 года –губернский музей, с 19 апреля 1921 гола – Центральный музей ТАССР, с 25 октября 1944 года – Государственный музей ТАССР, с декабря 1981 года – Государственный объединенный музей Татарии, с 23 марта 2001 года – Национальный музей Республики Татарстан. С годами росли фонды музея и открывались новые экспозиции. Уже в 30-х годах простое собирательство документов и предметов быта превратилось в организованную деятельность.

 

Изменения во внешнем облике здания были не так заметны, разве что с годами оно стало стареть, чему в немалой степени способствовали многочисленные «квартиранты», подселенные к музею после 1917 года, когда Гостиный двор перестал использоваться как место городской торговли. Руководство музея не раз пыталось вытеснить из здания сторонние организации и учреждения, но это было трудным делом. Приходилось сосуществовать в одном здании.

В 30-е годы по проекту архитекторов Григорьева и Сперанского над корпусами Гостиного двора были надстроены два этажа, исказившие градостроительный силуэт и масштабность комплекса. А в 1959 году на месте пришедшей в аварийное состояние юго-восточной части Гостиного двора по проекту архитектора А.Бикчентаева был построен пятиэтажный жилой дом «советской архитектуры периода украшательства», как характеризуется он в каталоге-справочнике памятников истории и культуры Татарстана. На первом этаже здания до сих пор располагается служба записи актов гражданского состояния, верхние этажи – жилые.

Разговоры о том, что Гостиному двору надо вернуть его первоначальный облик, шли много лет. И вот в 1980 году был, наконец, сделан важный шаг от слов к делу. Группа специалистов Комбината живописно – оформительского искусства Ленинградского отделения Художественного фонда РСФСР Л. Кожемякин (автор проекта), В. Дерябина (художник) и А. Тугарин (архитектор) приступила к составлению комплексного проекта генерального решения территории республиканского музейного комплекса, составной честью которого стал план реконструкции Гостиного двора.

Непросто было руководству Государственного объединенного музея ТАССР дать заказ именно этому комбинату – спрос на его работы был большой. Над планом реконструкции музея в Казани поручили работать лучшим на то время профессионалам. Это были не просто отличные специалисты в своем деле. Все трое имели богатый опыт именно музейного строительства, а потому рассматривали проблемы ремонта водопровода и укрепления фундамента в неразрывной связи с вопросами узко специфичными. Так, творческая группа предложила перенести все внутренние коммуникации, в том числе вентиляционные шахты, в отдельный корпус, подземный, расположив его во дворе.

С поставленными задачами проектанты справились хорошо. А задачи были сложнейшими: ведь под реконструкцию подпадали 53 дома, причем 31 из них являлись архитектурными и историческими памятниками. Нельзя было перестраивать лишь одни эти здания – требовалось новое градостроительное решение всей центральной части Казани, то есть территории в 20 гектаров.

Понадобилось серьезное изучение краеведческой литературы, старых проектов и планов. Исследовалась современная обстановка в городе, оценивались возможности и условия реконструкции. Так, наиболее решительные поклонники старины настаивали на том, чтобы придать Гостиному двору тот вид, который он имел в XIX веке, то есть убрать два верхних этажа, надстроенных в 30-е годы нашего столетия.

В 1985 году, когда мы рассказывали в «Вечерней Казани» о ходе работы над планом реконструкции, нам казалось это предложение фантастическим. Тем более что и в этом случае площадей современному музею было явно мало.

На страницах «Вечерки» началась дискуссия: два или четыре этажа? Мнениями обменивались не только дилетанты – любители старины, но и специалисты: архитекторы, музейщики, строители.

Четыре года понадобилось проектантам, которым активно помогали казанцы (научные работники Госмузея, сотрудники ГлавАПУ, научно – производственных реставрационных мастерских, краеведы), чтобы предложить свое решение центральной части нашего города. Одновременно шла работа над планом размещения новых экспозиций в обновленном здании, их научной подготовкой.

В 1985 году руководитель авторской группы Л. Кожемякин и генеральный директор Государственного объединенного музея ТАССР Л. Валеева доложили общественности о готовности комплексного проекта членам Градостроительного совета Казани, правления Татарской организации Союза архитекторов РСФСР и городской комиссии содействия охране памятников истории и культуры. Проект включал реконструкцию таких памятников архитектуры, как здания Ивановского (или Иоанно-Предтеченского) мужского монастыря (творение зодчих XVII века), церкви Николы  Нисского, Покровского храма, Александровского пассажа, Гостинодворской церкви, остатки которой и сегодня находятся во дворе музея, дома первого городского головы (1767-1769) – купца И.Ф. Дряблова (ныне ул. М.Джалиля, 19), здания головы (ныне администрация Казани), городского магистрата...

Последний памятник архитектуры, в отличие от других, казанцам практически не известен. Да и трудно сегодня назвать памятником дом № 3 по улице Баумана, где находится управление хлебопекарной промышленности и один из казанских хлебозаводов. Между тем это старейшее в России здание подобного рода – оно было специально построено под городской магистрат. У нас еще будет возможность подробно рассказать об этом здании, поскольку именно в нем предполагается открыть постоянно действующую экспозицию Государственного Эрмитажа.

Проектом ленинградцев предполагалось не только вернуть этим памятникам прежний вид, но и включить их в единую экспозицию Госмузея ТАССР. В бывшей Гостинодворской церкви планировалось открыть музей городского быта, в Петропавловском соборе – музей истории религии и атеизма (он, кстати, уже начал создаваться, с потерей планетария экспозиция, естественно, была закрыта). Музейную экспозицию хотели создать и в одной из башен Кремля, включив в осмотр его юго-восточную стену. Эту часть комплексного плана удалось реализовать, в отличие от главного проекта – самого музейного комплекса.

При обсуждении проекта прозвучало предложение отдать один из памятников под музей архитектуры Казани – то, что он нужен, понимали уже тогда. Должен был измениться внешний облик целых улиц. Проектанты предложили единую форму их благоустройства. Планировалось сделать несколько видовых площадок, с которых можно было бы любоваться панорамой Казани.

Планов было – громадье. Знакомясь с ними по заданию редакции в 1985 году, надо было иметь богатое воображение, чтобы представить, каким станет центр города после того, как все планы воплотятся в жизнь. Но, как говорится, мы предполагаем – Бог располагает…

В декабре 1987 года случился в Казани большой пожар, который, кстати сказать, мне довелось наблюдать. Тем ранним утром я приехала с каким-то заданием в горисполком.

Любовь КЛИМОВА

«Казанские истории», №2-3, 6-7, 2002 год

Читайте в "Казанских историях":

От хранилища редкостей до Национального музея

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского