Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 1990 – На 42-й конференции коммунистов Татарстана М.Шаймиев завершил свою партийную карьеру. Первым секретарем обкома был избран Рево Идиатуллин

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Саид Шарафеев: от пастуха до руководителя правительства республики

Саид Мингазович Шарафеев дважды возглавлял правительство республики: Председатель Совета Народных Комиссаров в 1943-1946, Председатель Совета Министров в 1946-1950 и 1957-1959 годах.

В этой части Арского кладбища, у южных ворот, долгое время хоронили известных людей республики. Так что сомнений в том, что в этой могиле погребена значимая персона, не было. Внутри ограды под двумя высокими деревьями гранитный памятник темно-бордового цвета, на котором два незнакомых имени: Шарафеев Саид Мингазович и Шарафеева Хадича Ахмедовна, четыре цифры: даты рождения и смерти.

На всякий случай занесла могилу в базу исторических захоронений Арского кладбища – чтобы вернуться к ней позднее. Вернулась, когда стала готовить материалы для сайта «Некрополь», в рубрику «Руководители республики», и узнала, кем был Саид Мингазович Шарафеев. Он дважды возглавлял правительство республики: Председатель Совета Народных Комиссаров – в 1943-1946 годах, Председатель Совета Министров – в 1946-1950 и 1957-1959 годах.

В справочнике И.А. Мильмухаметова «Общественно-политические лидеры Татарстана (1917-2017 гг.)» о нем довольно большая по размерам статья, но в ней только биографические сведения. Просто Саид Шарафеев часто менял место работы. Но движение все время было только наверх.

Снимок 1928 или 1929 годов

Его биография в первые годы Советской власти похожа на тысячи других. С 1926 года Шарафеев был активным комсомольцем, с 1929 года – членом партии. Для своего времени он был грамотным человеком, к 1925 году у него за плечами было три курса педагогического техникума в Елабуге. Так что нет ничего удивительного в том, что с 1926 года он смог работать финансистом. Но до этого поработал секретарем в двух сельсоветах: родного села Псеево и деревни Татарский Сарсаз Чистопольского кантона. В 1926-1927 годах был делопроизводителем финансовой части Камаевского волостного исполнительного комитета Елабужского кантона.

В 1929 году Саида Мингазовича избрали председателем Салаушского волисполкома, где он работал до административной реформы. 23 июля 1930 года все кантоны Татарской АССР были упразднены. Вместо них образованы районы. В это время он возглавлял финансовый отдел исполкома Красноборского районного Совета депутатов трудящихся. В 1933 году его перебросили на такую же должность в Арский район, где он работал до 1936 года. Потом его избрали председателем Ворошиловского райисполкома ТАССР.

Снимок 1935 года

Надо полагать, работал он хорошо, и его заметили в Казани. В 1937 году Саид Мингазович был выдвинут на пост наркома финансов Татарской АССР. К этому времени он уже имел не только профессиональный опыт, но и знания в области финансов. С февраля по апрель 1927 года проходил в Казани переподготовку как финансовый работник. Потом, в 1936 году, была учеба на межрайонных курсах счетоводов. В 1935 году Шарафеев был командирован на учебу в Ленинград.

Выпуск курсов счетоводов. Снимок 1936 года

В 1942 году – очередная ступенька по карьерной лестнице. До 1943 года он работал заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров ТАССР, в 1943-1946 годах – Председателем Совнаркома республики. В 1946 году, после очередной административной реформы, его должность изменилась. До 1959 года он работал Председателем Совета Министров ТАССР.

Журналист Михаил Бирин, автор цикла публикаций о старой элите республики, в своем очерке о Саиде Шарафееве, опубликованном в сетевой газете «БИЗНЕС Online» в мае 2018 года, дополнил его биографические данные. Он выяснил, что в 1913 году семья Шарафеевых из-за нищеты вынуждена была покинуть родную деревню. Отец Мингаз страдал туберкулезом. Мать Фатыма была в прислугах у салаушского богача. Их дети были поражены трахомой и рахитом – страшными болезнями, порожденными недоеданием и антисанитарными условиями. Маленькие сестры Саида – Шафия и Сайма – умерли в 1916 году от рахита. Младший брат страдал от туберкулеза костей. В Бондюге отец Саида устроился на завод дворником. Семья из шести человек жила в бараке, где на квадратный метр приходилось по два человека.

Октябрьская революция дала Шарафеевым шанс для более счастливой жизни. В 1919 году семья вернулась в родную деревню Псеево, где получила земельный надел. С 1920 года вместе с братом Мирсаем Саид пас общественный скот. В конце 1921 года он поступил в Елабужский педагогический техникум, где успешно учился до 1925 года. Но получить документ о его окончании ему не удалось. Сказалось детство, полное лишений – у Саида развилось сильное малокровие. Он болел целый год. В техникум больше не вернулся. Пошел работать.

К сожалению, подробностей о работе Саида Шарафеева в правительстве мало (советская история сохранила в основном имена передовиков производства), но анализ фактов его биографии на фоне истории республики позволяет сделать некоторые наблюдения.

Снимок 1945 года

Во-первых, нет сомнений, что это был очень грамотный специалист, если ему не однажды доверяли ответственные посты. Причем, работал в очень трудное время. Как заметил Михаил Бирин, он был человеком с хорошей репутацией – не проворовался ни на одной должности, не злоупотреблял служебным положением. Булат Султанбеков, известный казанский историк, написавший несколько очерков о руководителях республики, подтверждает, что Шарафеев был удивительно порядочным человеком. Занимая большой пост в руководстве республики, он жил с семьей в доме, напоминавшем общежитие.

Да, специального высшего образования у него не было, но он неоднократно имел возможность повысить свою квалификацию. Можно предположить, что на курсах, на которых он учился, давали хорошие знания. Как выяснилось, Шарафеев целый год, с апреля 1950 до мая 1951 года, учился в Москве на курсах первых секретарей обкомов партии и председателей исполнительных органов власти.

Вернувшись домой, получил назначение на должность министра финансов ТАССР и работал на этой должности до 1957 года. Потом его снова назначили Председателем Совета Министров республики. Он ушел на пенсию в 1959 году с этой должности.

В Высшей партийной школе при ЦК КПСС он учился до 1955 года, но диплом, действительно, не получил. В личном листке по учету кадров, заполненном Саидом Мингазовичем 5 апреля 1957 года, в графе ОБРАЗОВАНИЕ он написал «незаконченное высшее». У него просто не было времени на учебу.

Во-вторых, Шарафеев не попал в жернова политических репрессий. Видимо, работа с финансами была слишком далека от политики. Конечно, не всем он нравился, ему завидовали. Одно такое суждение сохранилось: имел начальное образование, особых организаторских талантов не было, без бумажки с речью выступить не мог, а поднялся до Председателя Совмина республики…

Булат Султанбеков в очерке о первом секретаре Татарского обкома КПСС Семене Игнатьеве вспомнил, как однажды оказался с Шарафеевым в одной больничной палате. «Многое из того, что я знал только по книгам, для него было частью жизни, и он охотно рассказывал обо всем, – писал он. – Запомнился такой эпизод. К осени 1937 года недавно приступивший к работе 30-летний нарком финансов Шарафеев остался в правительстве единственным из руководителей наркоматов. Все остальные, а также председатель Совнаркома и его заместители оказались в тюрьме, и ему пришлось некоторое время подписывать все правительственные документы. Жена, отправляя утром на службу, давала в руки сверток с бельем и сухарями на тот случай, если заберут, но обошлось».

Булат Файзрахманович назвал Шарафеева «фигурой легендарной, единственным в истории республики человеком, несколько раз побывавшим на посту руководителя правительства». «Правда, теорию он жаловал не особенно, – заметил он, – кажется, за многие годы заочной учебы в ВПШ так и не смог получить диплом, но финансист был от бога».

Попытки узнать что-то подробнее о жизни Саида Мингазовича успехом не увенчались. И когда решила ограничиться краткой биографической справкой, мне позвонила  Ф. Волгина, как она представилась, кандидат медицинских наук, психотерапевт, психиатр и психолог (работает в Центре душевного здоровья) и попросила рассказать о своем двоюродном деде.  Им оказался Саид Шарафеев.

Фарида Мунавировна прислала мне много документов и снимков, которые дополнили мои представления о Шарафееве. Были в этой посылке и  архивные копии правительственных постановлений, которые помогли выделить исторические факты, к которым он имел самое непосредственное отношение.

Он возглавил правительство Татарии в трудное время. С октября 1942 до октября 1943 года Шарафеев работал заместителем Председателя, потом был назначен руководителем Совета Народных Комиссаров ТАССР. Основные тяготы военного времени: организация производства на эвакуированных предприятиях, переориентация на выпуск военной продукции на заводах и фабриках Татарии,  размещение эвакуированных учреждений и организаций – все это выпало на долю его предшественника – Сулеймана Халиловича Гафиатуллина, которого отправили на учебу в высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП(б), а потом –  наркомом совхозов Казахстана.

Снимок 1938 года - по совету министра финансов ТАССР Саида Шарафеева колхозники подписываются на государственный заем

Еще шла война, но все сильнее ощущалась надежда на мирную жизнь. Наиважнейшей задачей руководства республики, начиная с 1943 года, стала организация разведочного бурения и строительства промысла на Шугуровском нефтяном месторождении. 27 декабря 1943 года было принято постановление Татарского обкома ВКП(б) об организации промышленной добычи нефти.

Постановлением Совнаркома СССР, подписанным заместителем Председателя В. Молотовым, от 11 марта 1944 года ставилась задача пробурить первые 7 глубоких скважин с общим метражом 4 750 метров. Два пункта этого объемного документа были обращены непосредственно к правительству республики (С. Шарафеев): обеспечить строительство Шугуровского месторождения строительными материалами; мобилизовать в марте 1944 года сроком на два месяца в порядке трудгужповинности 100 подвод с возчиками для перевозки материалов и оборудования Шугуровской нефтеразведке, мобилизовать в марте-апреле 1944 года для постоянной работы на Шугуровской нефтеразведке 500 человек из числа трудоспособного сельского населения; обязать Совнарком Татарской АССР оказывать Наркомнефти практическую помощь в проведении работ по разведке Шугуровского месторождения и строительстве на этом месторождении нефтяного промысла.

Москва держала работу на Шугуровском месторождении на постоянном контроле. Государственный комитет по обороне принял 23 мая 1945 года специальное постановление «Об организации добычи нефти в Татарской АССР», подписанное заместителем Председателя Л. Берия. В 1945 году необходимо было подготовить к работе 350 скважин, добившись к концу года суточной добычи нефти до ста тонн. Работа была столь важна, что создание промысла и разведочное бурение велось без планов и смет. Для работы на новом нефтяном месторождении разрешалось привлечь по оргнабору тысячу жителей республики, 200 лошадей с упряжью и повозками. Как показывают эти два архивных документа, Шугуровское нефтяное месторождение обустраивала вся страна. В Татарию приехали нефтяники Азербайджана, Башкирии, Дагестана, из Краснодара и Грозного.

25 июля 1943 года впервые из скважины, пробуренной рядом с селом Шугурово, был получен промышленный приток нефти. Первое в ТАССР нефтяное месторождение из девонской скважины у деревни Тимяшево Ново-Письмянского района, названное Ромашкинским, было открыто 25 июля 1948 года.

Отмечу необходимую подробность, которая сказывалась на профессиональных обязанностях Предсовмина. Он не был первым лицом, ответственным за нефтяные дела:  в Москве решения принимал Наркомнефть (Наркомат нефтяной промышленности СССР был создан в октябре 1939 г.), по указанию ЦК КПСС в Татарском обкоме партии был создан отдел нефтяной промышленности.

На работе в Минфине

Среди документов, присланных Ф. Волгиной, оказалось постановление Совета Народных Комиссаров ТАССР от 3 октября 1944 года, согласно которому в шести районах Казани: Бауманском, Молотовском, Сталинском, Свердловском, Кировском и Ленинском, были созданы полуинтернаты для 600 детей 6-7-и лет. Основные расходы на питание и содержание детей брало на себя правительство, лишь их четвертую часть покрывали родители.

После войны нужно было перевести на мирные рельсы промышленное производство республики, устроить жизнь демобилизованных из армии, удержать на плаву сельское хозяйство. В начале июня 1945 года в Казань прибыл первый эшелон с фронтовиками.

В 1945 году республика праздновала свое 45-летие. Более 400 человек получили высокие государственные награды. Уже с 1947 года промышленность республики начала наращивать темпы.

Снимок  1948 года

В 1956 году министру финансов ТАССР Саиду Шарафееву исполнилось 50 лет. Ордена тогда давали нечасто. Он получил благодарность от министра финансов РСФСР и премию в месячный оклад. К моменту ухода на пенсию он был награжден двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», медалями.

Снимок 1944 года

В 1957 году на основе решений февральского пленума ЦК КПСС в республике во второй раз был создан Совет народного хозяйства. Он управлял Татарским экономическим  административным районом, который был включен в состав Совнархоза Средневолжского экономического административного района с центром в г.Куйбышеве (ныне Самара). Таким образом, в республике появилось два руководителя, отвечающие за экономику: Шарафеев, который в 1957 году снова стал Председателем правительства, и Алексей Тихонович Шмарев, за плечами которого была работа на должности начальника объединения «Татнефть» и начальника Главного управления газовой промышленности при Совете Министров СССР. При новой системе руководства экономикой отраслевой принцип был заменен территориальным, однако он показал свою неэффективность, и в 1963 году, уже без Шарафеева, вернулась прежняя система управления.

 В 1957 году Саид Мингазович вернулся в Правительство уже в другой экономической ситуации. План производства валовой промышленной продукции в 1957 году был выполнен на 104 процента. Продукция предприятий республики пользовалась спросом не только в стране, но и за рубежом, где ее покупали 55 стран. В 1958 году многие заводы и фабрики республики отправляли продукцию на экспорт. Отдельные виды продукции успешно экспонировались на Всемирной выставке в Брюсселе. Меховые изделия из Казани получили тогда Гран-при. Саид Мингазович был членом делегации республики на этой выставке. 

Саид Мингазович на Брюссельской выставке

В Госархиве РТ есть письмо, подписанное секретарем Татарского обкома партии С. Игнатьевым и Председателем Совета Министров республики С. Шарафеевым в Бюро ЦК КПСС по РСФСР и Совет Министров РСФСР, в котором сообщается о том, что проект контрольных цифр на 1959-1965 годы по объему заготовок мяса, молока, яиц и картофеля по Татарской АССР от Госплана РСФСР превышает возможности республики. В связи с этим руководители ТАССР просили снизить контрольные цифры для ТАССР. В качестве обоснования назывались следующие причины: сокращение сельскохозяйственных угодий в связи с образованием водохранилища Волжской ГЭС и нефтедобычей.

Наверняка письмо было принято во внимание, ведь С. Шарафеев был в Москве фигурой известной. По сведениям И. Мильмухаметова, он избирался заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР в 1937-1954 и 1958-1962 годах. И хотя этот пост имел во многом символический характер – таким образом автономные республики получали представительство в центральных органах власти РСФСР, тем не менее, он позволял республикам заявить о своих интересах.

1958 год республика завершила успешно.  Республика досрочно и с превышением выполнила план по сдаче и продаже государству зерна, сахарной свеклы, молока, мяса яиц и шерсти, за что получала по итогам первого и второго кварталов переходящее Красное знамя Совета Министров РСФСР.

В поле зрения руководителя правительства были не только вопросы производства. При непосредственном участии Саида Мингазовича в 1945 году принимались решения по открытию Казанской государственной консерватории, по созданию Казанского филиала Академии наук СССР с пятью научными институтами. Тогда Шарафеев был Председателем Совета Народных Комиссаров ТАССР. 

 «Он был неординарным человеком, думаю и не идеальным, но в очень трудные годы дважды возглавлял республику, был долгие годы министром финансов, внёс вклад в ее развитие. Саид Мингазович из очень бедной семьи, был пастухом, вступил в комсомол и вот так дорос до таких высот, не имея при этом высшего образования. Ему удалось не попасть в жернова репрессий. Пока жива его дочь 1929 года рождения, мы, родные и двоюродные внуки, хотели бы, чтобы люди о нем знали», – так написала в редакцию «Казанских историй» Фарида Мунавировна Волгина.

А дочь Саида Мингазовича Саяра, которая прочитала очерк одной из первых, попросила особо отметить, что ее отец пользовался большим уважением у людей, простых жителей Татарии.

Саид Мингазович с супругой Хадичой Ахмедовной, дочерью Саярой и зятем Азгатом

По мнению Фариды Мунавировны, имя Саида Шарафеева незаслуженно забыто. Его дочь Саяра Саидовна 17 сентября 2019 года официально обращалась к Президенту республики с просьбой увековечить имя отца. Получила дипломатичное сообщение, что ее просьба передана для рассмотрения. Рассмотрена или нет, не знаю...

При нашем последнем телефонном разговоре Фарида Мунавировна сообщила несколько интересных фактов о личной жизни Саида Мингазовича, о том, например, какими были его отношения с женой: «Хадича Ахмедовна была домохозяйкой, но совершала мудрые поступки в семейной жизни, можно у нее многому поучиться». Она тоже была из бедной семьи, родители хотели выдать ее за богатого человека, но Хадича сбежала с бедным пастухом Саидом.

Семейная жизнь Шарафеевых была спокойной, при очень беспокойной работе главы семейства. Здесь руководила всем Хадича Ахмедовна. Она пережила мужа всего на несколько месяцев. Саид Мингазович умер 29 января 1975 года, Хадича Ахмедовна – в октябре 1975 года. Такое бывает, как правило, при крепкой, счастливой любви.

Снимок 1946 года

У супругов было пятеро детей. Трое своих: Ильгиз  (1928-1939), Саяра (1929) и Сакинэ (1933-1938). Саяра Саидовна живет в Москве с внуком Саида Мингазовича Ильгизом и его семьей, ей уже за 90 лет. Супруги Шарафеевы воспитали двух приемных сыновей. Володя Артемьев был круглым сиротой, а Мунавир был родственником. Шарафеевы усыновили его, когда его мать Фатыму Муллахметовну осудили по политической статье и выслали из Казани. Так что Фарида Мунавировна вполне может считать себя внучкой Саида Мингазовича.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского