Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1948 – В Казани появился первый троллейбусный маршрут, который соединил поселок Караваево с центром города. Решение о создании в Казани троллейбусной линии было принято постановлением Совета Министров СССР от 13 февраля 1948, которое подписал И. В. Сталин

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Гумеру Усманову говорили, что он не прав. А он оказался прав

Когда Гумер Усманов выступил с критикой Бориса Ельцина,  в Казани на заборах и на ограде моста через Булак появились надписи «Ты не прав, Гумер». Время показало, что первый секретарь Татарского обкома КПСС смотрел далеко вперед, словно знал, что будет со страной, в которой мы жили.

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

Никто не мог предвидеть в семье Усмановых, что восьмой, предпоследний ребенок в небогатой семье станет в республике первым человеком и будет занимать этот пост многие годы.

Усманов Гумер Исмагилович - государственный деятель: Председатель Совета Министров Татарской АССР в 1966-1982 годах, первый секретарь Татарского обкома КПСС в 1982-1989 годах, секретарь ЦК КПСС в 1989-1990 годах

Родился 16 марта 1932 года в г.Чистополе. Умер 23 февраля  2015 года в Казани.

Его отец работал на судоремонтном заводе слесарем, мать занималась детьми. Помогать по хозяйству ребятишки начинали с малых лет. Не был исключением из этого правила и Гумер. Усманов в своих воспоминаниях о семье подчеркивал, что отец учил его  никогда не надеяться на чье-то покровительство, а все делать собственными силами. По совету отца вместо поступления на очное отделение сельхозинститута он сначала  поработал преподавателем и комбайнером-трактористом. Хотя он как отличник учебы сразу после окончания техникума механизации сельского хозяйства был рекомендован для зачисления в Казанский сельхозинститут. Мечтам о получении высшего образования и, возможно, зачислении потом в аспирантуру, сбыться было не суждено. Судьба, видимо, уготовила ему иную сферу приложения сил.

После завершения учебы его направили в Усадскую школу механизации сельского хозяйства в Высокогорском районе ТАССР. До 1953 года он работал преподавателем спецдисциплин. В том году он стал членом КПСС. Ударника труда решили избрать первым секретарем Высокогорского райкома ВЛКСМ, хотя он сам хотел учиться в Казанском артиллерийском училище и уже сдал вступительные экзамены. Работал в райкоме в 1953-1954 годах.

В 1954-м вернулся в родной Чистополь, чтобы быть ближе к родителям, которые уже нуждались в помощи, преподавал математику и техническую механику в техникуме, который закончил сам. Поступил в Казанский сельхозинститут, на заочное отделение, получил диплом, но работником сельского хозяйства не стал. Судьба снова предложила другой вариант.

В 1956 году его пригласили быть лектором Чистопольского горкома КПСС, в 1960-м он был избран секретарем горкома (1960-1961), потом – вторым секретарем (1961-1962), через год – первым секретарем горкома (с апреля 1962 по декабрь 1962).

С декабря 1962 по 1965 год он был начальником Челнинского производственного колхозно-совхозного управления – нового органа государственной власти, появившегося в результате административной реформы Н.С. Хрущева. Ее результатом стала замена отраслевого принципа управления на территориальный и появление совнархозов. Колхозно-совхозные управления наделялись как административной, так и партийной властью через парткомы, имевшиеся в их структуре. Предполагалось разделить обкомы и крайкомы КПСС на промышленные и сельскохозяйственные, но не везде это сделать успели. Не спешили с этим и  в Татарии. После снятия 14 сентября 1964 года «волюнтариста», по официальной терминологии, Хрущева эти новации отменили.

С января 1965 по май 1966 года Усманов работал первым секретарем Буинского райкома КПСС. Его успешную деятельность на этом посту заметил первый секретарь Татарского обкома КПСС Ф.А. Табеев и в 1966 году пригласил Гумера Исмагиловича на должность Председателя Совета Министров Татарской АССР. В 34 года тот стал самым молодым в СССР руководителем республиканского правительства и проработал в этой должности почти 17 лет, больше всех своих предшественников за годы советской власти. Работал в тесной связке с Фикрятом Табеевым и несколько лет с Рашидом Мусиным. Когда тот  скоропостижно скончался, заменил его на посту первого секретаря Татарского обкома КПСС (1982-1989).

Гумер Исмагилович был депутатом Верховного Совета СССР (1966-1978, 1975-1979, 1985-1990), избирался членом Президиума (1984-1989). В 1966-1985 годах был также депутатом Верховного Совета ТАССР. В 1989 году был избран народным депутатом СССР.

На годы его работы в Совете Министров и обкоме партии пришлось много важных событий. Строились казанский «Оргсинтез», будущий автогигант «КамАЗ», «Нижнекамскнефтехим».

В 1976 году была достигнута рекордная для республики урожайность зерновых. Возникла новая отрасль – птицеводство на промышленной основе. Крупные птицефабрики стали производить по 700-800 млн. яиц в год, полностью обеспечивая потребности республики в этом продукте.

По словам Гумера Исмагиловича, локомотивом всех новшеств в 1960-1970-е годы были нефтяники. Благодаря им Татарстан неузнаваемо преобразился. Вся страна жила татарской нефтью, поэтому союзные министерства не могли отказать республике в ее просьбах, и это обстоятельство играло огромную роль в развитии экономики ТАССР. В 1960-1980-е годы появились новые города – Набережные Челны, Нижнекамск, Заинск, Азнакаево, Менделеевск. Успешно развивались все сферы жизнеобеспечения: здравоохранение, образование, культура, бытовое обслуживание.

Строились мосты и дороги. Были возведены мосты через Волгу, Вятку, Каму (по телу плотины Нижнекамской ГЭС). В республике много малых рек. Деревянные мосты приходилось весной разбирать, чтобы не унесло половодьем. За время работы Усманова на посту руководителя республики было построено 658 железобетонных мостов.

Окрепла база дорожно-строительных организаций. Не осталось ни одного района без асфальтобетонного завода, а в крупных районах их было по два. Дорожно-строительные организации укрепились техникой, ежегодно они получали около ста камазовских самосвалов. В эти годы возникла совершенно новая отрасль – добыча щебня. Это позволило довести строительство асфальтированных дорог до 700 км в год.

Много строилось жилья. В 1987 году было построено  43 тысячи квартир, и эта цифра ежегодно увеличивалась на 6-7%. К концу 1980-х годов был закончена разработка проекта метро в Казани, но работы пришлось приостановить, так как на вошедших тогда в моду народных митингах высказывались многочисленные протесты против его строительства.

В 1970-1980-е годы в республике была осуществлена большая работа по строительству объектов здравоохранения – больниц, поликлиник, санэпидстанций и других лечебных учреждений. В Казани построили Республиканскую клиническую больницу на 1000 коек, взяли твердый курс на подъем сельского здравоохранения. В эти годы практически было завершено строительство центральных районных больниц и медпунктов в селах. В результате большой работы к концу 1980-х годов почти все ЦРБ и районные санэпидстанции были обеспечены новыми типовыми зданиями.

В основном по такому принципу осуществлялась и работа по возведению объектов культуры, искусства. Во всех районных центрах были построены дворцы культуры и библиотеки, в центральных усадьбах колхозов и совхозов – дома культуры и клубы. В эти годы были построены новое здание Камаловского театра, Актовый зал консерватории, Дворец химиков, Дворец спорта. Добротные здания были предоставлены творческим союзам.

Появились новые учебные корпуса и общежития в вузах. Особенно большие работы были проведены в КГУ при подготовке к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. По настоянию руководства республики Советами Министров СССР и РСФСР были приняты решения об открытии Казанского института культуры, Набережночелнинского педагогического института, Казанского филиала Волгоградского института физической культуры и спорта.

К концу 80-х годов ТАССР по своему экономическому потенциалу, уровню развития науки, социальной сферы, культуры и искусства Татарская АССР превосходила многие союзные республики. За крупнейшие достижения в 1970 году ТАССР была награждена орденом Октябрьской революции, в 1972 году – орденом Дружбы народов.

Нельзя не отметить изменения, которые произошли в партийной организации республики после его прихода. Он произвел серьезную перестановку, замену и обновление руководящих кадров, начиная с обкома. Следуя традиции, заложенной предшественниками – С.Д. Игнатьевым и Ф.А. Табеевым, он привлек к руководящей работе во всех сферах молодые кадры, не занимавшие ранее номенклатурные должности. В частности, в области идеологической работы заведующими отделами обкома стали преподаватели Казанского университета А.Е. Бусыгин, В.Н. Лихачев, О.В. Морозов, из Института культуры был приглашен Р.С. Хакимов. Еще ранее, по согласованию с Ф.А. Табеевым, он позвал на должность заместителя Председателя Совета Министров М.Х. Хасанова, ставшего впоследствии организатором АН Татарстана и ее первым президентом. На должность заведующей отделом культуры обкома назначили профсоюзного работника Д.Х. Зарипову, сумевшую наладить взаимоотношения с творческой интеллигенцией в непростые времена перестройки.

В годы перестройки он требовал изменить отношения власти и народа, часто встречался с людьми, изучал их предложения. По его инициативе была создана республиканская «копилка идей» по перестройке всего уклада общественной и социально-экономической жизни. Был накоплен солидный банк разработок, направленных на обеспечение перехода региона на хозяйственный расчет.

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

На пленуме ЦК КПСС в 1989 году Усманов выступил с обобщением опыта республики, с предложениями по перестройке в стране. Среди самых важных вопросов, обозначенных им, был ставший к этому времени далеко не простым вопрос об межнациональных отношениях. Он предлагал отказаться от деления республик на союзные и автономные, как не соответствующего современным реалиям. Особо выделил вопрос о статусе Татарской республики, которая, как он сказал, «способна обеспечить свое развитие за счет собственных средств, рассчитываясь при этом по платежам с госбюджетами СССР и РСФСР». Его предложения частично были учтены в Платформе ЦК КПСС по национальному вопросу. Однако самое главное, на чем настаивал Усманов и что могло бы превратить страну в государство равноправных субъектов, а именно отказ от их ранжирования, не вошло в этот документ. Не было в нем и положения о децентрализации власти и существенном повышении политических и социально-экономических прав республик.

Как руководитель крупнейшей автономной республики, Гумер Исмагилович Усманов с 1986 по 1990 год избирался членом ЦК КПСС. В 1989 году по предложению Генерального секретаря М.С. Горбачева стал Секретарем ЦК. Фактически он был одним из руководителей формально возглавляемого М.С. Горбачевым Российского бюро ЦК КПСС, созданного 9 декабря 1989 года. Бюро подчинялись все партийные комитета республик, краев и областей РСФСР. Он работал с обкомами автономий, национальных областей и округов.

Но в 1990 году неожиданно написал заявление об уходе с поста секретаря ЦК – по собственному желанию. Сначала Горбачев его просто порвал. На третий раз, перед XXVIII съездом, он прямо сказал Горбачеву: «Работать больше не буду, не выдвигайте меня секретарем...».

Он ушел в преддверии распада Советского Союза, увидев, как уходит в небытие партия, которой он отдал столько лет жизни. Понадобилось много времени, чтобы его оппоненты признали, что ошибался в то время не он. Поработав на двух разных должностях – в правительстве и обкоме партии, он предвидел, что произойдет, когда рухнет каркас, на котором держалась страна. Таким каркасом была партия. Помешать этому он не мог. Единственное, что мог сделать, –  не участвовать в этом процессе.

В 2015 году известный казанский историк Булат Султанбеков выпустил книгу «Секретарь ЦК Г.И. Усманов. Жизнь и «моменты истины». Ее название определяет конечный пункт политической деятельности Гумера Исмагиловича, менее всего известной жителям республики. В частности, рассказывается о его взаимоотношениях с Горбачевым и Ельциным. По ряду вопросов он открыто не соглашался с ними. И, как это подтвердили дальнейшие события, во многом оказался прав.

Представляют особый интерес данные о поддержке Усмановым процесса реабилитации жертв политических репрессий, в частности, Мирсаида Султан-Галиева. По его инициативе был собран весь комплекс материалов, который помог восстановить его имя в истории страны. В результате стали известны практически все документы, хранящиеся в архивах, включая и документы спецслужб. Булат Султанбеков принимал активное участие в выявлении этих документов и пользовался в этом полной поддержкой и доверием Гумера Исмагиловича. Особый интерес представляют в книге мнения людей, работавших или общавшихся с Усмановым, которые помогают читателям увидеть его реальный, а не иконописный» портрет.

В книге Б. Султанбекова есть интересный документ – это собственноручно написанная Усмановым справка-воспоминание – «Письменные заметки». Написал о том, что помнил и считал наиболее важным в своей деятельности на двух высших постах в республике в течение 24 лет. Передавая рукопись Булату Файзрахмановичу, он сказал: «Написал об этом времени и делах, какими вижу это сейчас, а ты, как историк, можешь проверить, возможно, где-то и ошибаюсь». Сказал, что намерен продолжить работу над воспоминаниями, но не успел…

В заметках отсутствуют критические оценки местных руководителей и даже давно ушедших в политическое, а большинство, и в физическое небытие союзных кумиров 70-90-х годов. Хотя в разговорах с Булатом Файзрахмановичем он был весьма откровенен и критичен по отношению к ряду лиц как союзного, так и местного уровня. «Партийная работа учила быть сдержанным в письменных оценках. Это касается всего нашего поколения», – так прокомментировал историк этот факт.

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

С разрешения автора книги позаимствуем несколько фрагментов из воспоминаний Г.И. Усманова и опубликованного далее комментария Б.Ф. Султанбекова после разговора с ним, остановив внимание на фактах, которые известны мало.

ПИСЬМЕНЫЕ ЗАМЕТКИ

Как-то я с руководителем исполкома Казанского горсовета А.И. Бондаренко выехал на объекты, где проводились ремонтные работы. Он показал мне на дом Шамиля по улице Тукая и сказал, что здесь будет расположен шахматный клуб. К тому моменту в Казани не было музея памяти Г.Тукая, и мы решили, что город подарит это здание под музей великого татарского поэта. Так появился этот замечательный музей.

У меня тогда даже состоялся телефонный разговор с председателем шахматной федерации СССР Михаилом Талем. Он выразил обеспокоенность тем, что в Казани решили передать здание, предназначенное под шахматный клуб, музею. Я прочитал ему строки из стихотворений Тукая и заверил, что шахматный клуб обязательно откроем. В итоге он согласился со мной. А шахматный клуб тоже появился, чуть позже.

Осенью 1966 г.  в Альметьевске состоялось большое совещание с участием работников ЦК партии, Совмина СССР, посвященное увеличению добычи нефти в республике (в 1966 г. – до 70 млн. тонн, а к 1970 г. – до 100 млн. тонн). После совещания состоялся концерт, устроенный силами артистов г.Альметьевска. После концерта мы разъехались. В самолете я сидел рядом с министром культуры республики Булатом Миннуловичем Гизатуллиным. Он мне говорит: «Приближаемся к добыче нефти в 100 млн. тонн в год, а концерты проводим только под гармошку. В республике до сих пор нет симфонического оркестра».

На следующий день обо всем этом я рассказал по телефону министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Она согласилась, что нехорошо, когда такая республика не имеет симфонического оркестра, и пригласила приехать к ней. Уже на другой день я был у нее, и она решила этот вопрос положительно.

КОММЕНТАРИИ, РАЗМЫШЛЕНИЯ И МНЕНИЯ

Прочитанное вами – это наброски, своего рода «отчет» Г.И. Усманова о состоянии республики перед лихими 90-ми годами, когда многое из того, что было сделано в период его «правления», а точнее, в советскую эпоху, было разрушено, или, мягко говоря, переформатировано. Такое произошло по всей стране. Когда лихорадочно искали возможности замены классического термина «капитализм» на более благопристойное. Так появился термин «рыночная экономика», а вместо «капиталист» стали говорить «работодатель».

Мы несколько раз обсуждали эти заметки, и он сдержанно, но иногда весьма откровенно, отвечал на мои вопросы, в том числе на темы, не затронутые в его воспоминаниях. Касаясь своего пребывания в ЦК, он был категоричен в оценке деятельности Горбачева, Ельцина, Яковлева и Шеварднадзе, считая их предателями.

Будучи секретарем обкома и Предсовмином он побывал в составе различных делегаций в 12-ти странах, в том числе и в экзотическом тогда Лаосе, и во всех государствах, входивших в Варшавский Договор. По приглашению от имени Р. Никсона в группе «советских губернаторов» он посетил в 1974 году США, побывал на приеме у Президента.

Но особенно запомнилась ему поездка по странам Юго-Восточной Азии, куда его направил Горбачев для ознакомления с обстановкой. Именно во время беседы об этой поездке возник сюжет о первом крупном конфликте Усманова с Горбачевым, закончившийся через несколько месяцев его уходом из ЦК и возвращением в Казань. В рассказе Усманова это выглядело так.

По приезде он проинформировал генсека о ситуации в Камбодже, где его буквально потрясла экспозиция в музее, показывающая убийство сотен тысяч людей при режиме Пол Пота. Уделил особое внимание Вьетнаму, где, по его мнению, успешно осуществлялись принципы нэпа и росло благосостояние трудящихся. Горбачев, оборвав его, сказал, что нам нужен не половинчатый нэп под контролем партии, а полное переустройство страны с ликвидацией руководящей роли КПСС.

Как известно,  юридическая ликвидация партии началась с того, что с подачи Горбачева убрали статью 6 в Конституции СССР о ее руководящей и направляющей роли. А Ельцин уже добивал партию, все более превращавшуюся из цементирующей общество организации в дискуссионный клуб по интересам.

Вспоминая некоторые события и поступки лидеров того периода, Гумер Исмагилович назвал для себя «моментом истины» время, когда вдруг казалось бы необъяснимые поступки Горбачева и Ельцина стали для него представляться системной и продуманной политикой по ликвидации партии и советского государства.

Он рассказал мне, что постановлением пленума ЦК КПСС 9 декабря 1989 г. было образовано «Российское бюро ЦК КПСС» из 16 человек, в его состав для создания видимости демократии, кроме секретарей обкомов, академика, редактора газеты и секретарей ЦК Ю.А. Манаенкова и Г.И. Усманова, включили двух представителей рабочего класса: ткачиху из Костромы и токаря из Свердловска, председателем бюро стал Горбачев. Через день после опубликования документа Усманов был приглашен Горбачевым, который объявил, что он будет заместителем председателя бюро. Учитывая занятость самого Горбачева международными делами, Усманов практически должен был руководить бюро. После этого было несколько доверительных бесед с глазу на глаз, своего рода инструктаж по ускорению процесса разрушения партии. Так что Г.И. Усманов должен был возглавить процесс разрушения партии в РСФСР с помощью различных манипуляций. Замечу, что наиболее авторитетный, практически «второй секретарь ЦК» Е.К. Лигачев в это бюро не был включен. А Манаенков, по остроумному замечанию О.В. Морозова, в критических ситуациях заболевал «политической простудой» и не высказывался.

Помню, когда Усманов выступил с критикой Ельцина, ставшего одно время в глазах многих, включая и автора этих строк, воплощением демократизма и бескорыстия, в Казани на заборах и даже ограде моста через Булак появились надписи «Ты не прав, Гумер». А он, как мы видим сейчас, во многом оказался правым и провидцем.

Как следует из слов Усманова, ЦК был расколот на три группировки (Усманов даже говорил о трех ЦК: горбачевском, лигачевском и яковлевском). Участвовать в «похоронах партии» он не захотел. И после резких разговоров с Горбачевым, который трижды, обозвав крепкими словами, «выгонял» Усманова из кабинета, отказываясь принять заявление об отставке, все же добился своего. Правда, причину его ухода из ЦК Горбачев сформулировал «по состоянию здоровья».

Г.И. Усманов вернулся в Казань, бурлящую от свободы, охваченную демократической эйфорией, иногда принимаемую некоторыми лицами за вседозволенность. Здесь тон задавали уже новые лидеры, которые не особенно нуждались в его советах. Да и он был в сложном положении. Многие деятели национального и демократического движения в первую очередь видели в нем представителя КПСС, которая из правящей превращалась в разоблачаемую, гонимую и вскоре запрещенную партию. А лозунг: «Ум, честь и совесть нашей эпохи» стал предметом злобной иронии. Слово «партократ» к месту и не к месту огульно применялось к прежним руководителям и звучало как «враг народа» в тридцатые годы.

Усманов не занимался политическим «стриптизом», как некоторые бывшие партийные деятели, начавшие разоблачать партию. В отличие от Табеева, неплохо устроившегося в Москве и выполнявшего поручение определенных кругов, активно пытавшихся припугнуть Шаймиева тяжелыми последствиями, к которым приведет борьба за суверенитет, то есть значительное повышение статуса республики, Усманов не выступал против такого курса нового руководства Татарстана. Хотя ряд новшеств, он, очевидно, воспринимал настороженно и не со всеми его действиями вначале соглашался.

На мой вопрос о том, как он относится к многочисленным интервью Табеева, включая и напечатанное в журнале «Загородный клуб» в 2007 г., которое я дал ему почитать, он ответил так: «Табеев о многом забыл или специально умалчивает, и его утверждение, что именно он провел индустриализацию республики, явно ошибочно, ибо нефтяная промышленность и крупные предприятия, включая оборонные, были созданы задолго до него». Самой же большой заслугой Табеева он считал то, что мы получили «КАМАЗ», ставший, как ранее «Татнефть», визитной карточкой республики.

С 1991 года Г.И. Усманов был на заслуженном отдыхе. Он вернулся в Казань «пенсионером союзного значения».  Сдал квартиру, которая у него была в Москве, отказался от высокооплачиваемой престижной работы. С 27 декабря 1991 года, после роспуска съезда народных депутатов СССР, в общественной и политической деятельности, которая тогда бурлила, как вода в кипящей кастрюле, практически не участвовал.

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

Можно предположить, что советов первому Президенту Республики Татарстан он не давал. Жил тихо и незаметно, так, что нас, журналистов, порой спрашивали, куда он уехал из Казани?

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

Скорее всего, он хорошо помнил надписи на казанских заборах. Тогда многие в республике осуждали  его за критику Бориса Ельцина, авторитет которого в Татарстане был очень высок. Особенно после 1994 года, когда был подписан двусторонний договор между Российской Федерацией и Республикой Татарстан.

Гумер Усманов, секретарь ЦК КПССГумер Усманов, секретарь ЦК КПСС

На верхнем снимке Гумер Усманов с Минтимером Шаймиевым, на нижнем снимке - с Рустамом Миннихановым

2015 год стал весьма печальной страницей в истории Татарстана. Из жизни ушли сразу три выдающихся партийно-государственных деятеля, внесших значительный вклад в развитие республики. Это председатель Совета Министров ТАССР, первый секретарь Татарского обкома, затем секретарь ЦК КПСС Г.И. Усманов, первый секретарь обкома Ф.А. Табеев и Премьер-министр РТ М.Г. Сабиров, занимавший этот пост в лихие 90-е годы. От их деятельности во многом зависела жизнь республики, благополучие ее населения, ее престиж и отношение к Татарстану как в России, так и в остальном мире.

Безусловно, Гумер Исмагилович был самой заметной фигурой из них, ибо по числу занимаемых высших партийных и государственных постов и длительности пребывания на них, равных ему в республике до этого не было. Его восхождение по служебной лестнице проходило почти через все знаковые ступени комсомольских, партийных и государственных структур советской эпохи, без «взлетов» или выдвижения, случавшихся благодаря родственным или дружеским связям. Его карьера в основном определялась реальными результатами, достигнутыми «на рабочем месте».

Гумер Исмагилович Усманов был награжден орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан», медалью РТ «За доблестный труд». В казанском жилом комплексе «Салават Купере» теперь есть улица Гумера Усманова.

Гумера Исмагиловича похоронили на Ново-Татарском кладбище.

С биографией Гумера Исмагиловаича Усманова знакомилась Любовь АГЕЕВА

 ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

Татарская энциклопедия. Т.6. У-Я. – Казань, 2014. С.51

Мильмухаметов И.А. Общественно-политические лидеры Татарстана (1917-2017 гг.). Краткий биографический справочник. – Казань, Издательский дом Маковского, 2020

Султанбеков Б.Ф. Секретарь ЦК Г.И. Усманов. Жизнь и «моменты истины», – Казань, издательство «ХЭТЕР», 2015

Михаил Бирин. Он мог стать первым президентом Татарстана... – сетевая газета «БИЗНЕС Online»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского