Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
19.06.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+17° / +29°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2018 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1918 – По решению Казанского Совета прекращено издание меньшевистских газет «Рабочая воля» и «Казанское слова»; в этот же день Казанский комитет РСДРП (б) возобновил издание газеты «Рабочий» (ныне «Республика Татарстан»).

    Подробнее...

Надо знать, каким врачом был Николай Андреевич Виноградов!

На второй пешеходной аллее Арского кладбища захоронен профессор Николай Андреевич Виноградов, основоположник казанской терапевтической школы (1831–1886).

В 1860 году стал ординатором терапевтической клиники Петербургской медико-хирургической академии и около года практиковал под руководством профессора С.П. Боткина. В 1861 году, по окончании ординатуры, Николай Андреевич полтора года провел за границей в лабораториях Р. Вирхова и К. Бернара, в клиниках Л. Траубе и А. Труссо. В  вирховской лаборатории он выполнил работу «О сущности сахарного мочеизнурения», которая привлекла внимание медицинского мира, в том числе и в Казани.

По предложению профессора  И.И. Зедерштедта 10 февраля 1863 года Виноградова избрали экстраординарным профессором кафедры частной патологии и терапии Императорского Казанского университета, а 28 марта 1864 года он был избран ординарным профессором по этой же кафедре.

В то время медицинский факультет учебного заведения начал обновляться. Вместо профессоров-иностранцев, часто не знавших русского языка и читавших лекции на латыни, предпочитавших в медицине натурфилософские дедукции наблюдению и опыту, пришли другие. Это были молодые русские специалисты, чьи общественные воззрения сложились под впечатлением реформ 60-х годов, а научные  основывались на идеях и открытиях современности. Виноградов стал наиболее ярким представителем нового поколения.

3 марта 1870 года Николай Андреевич возглавил кафедру факультетской терапии, которой руководил до 1886 года. Он создал в Казани одну из первых в России клиническую лабораторию. Ему принадлежит приоритет в ведении термометрии в клинике Казанского университета. Ни в России, ни за рубежом этот метод тогда практически не применялся. Другим новшеством было то, что он потребовал для всех клинических случаев обязательных патолого-анатомических вскрытий.

В историю отечественной терапии Виноградов вошел как выдающийся кардиолог. Виноградов был не только крупным терапевтом, но и невропатологом. Именно в Казани у Николая Андреевича развился редкий талант искуснейшего врача-диагноста. Виноградов обладал исключительной наблюдательностью, даже самый ничтожный симптом заболевания не ускользал от его внимания. Он говорил:

 «Самое главное в деятельности врача – правильно осмыслить собранные о больном и болезни данные, обобщить их и лишь потом ставить диагноз».

Современники Виноградова отмечали, что его девизом у постели больного было: «Любовь, милосердие, искусство». И этим он снискал почёт и уважение не только у населения Казани, но и среди коллег. Вокруг Николая Андреевича сгруппировались молодые пытливые врачи, они собирались в клинике, которой он заведовал, обсуждали злободневные вопросы теоретической и практической медицины.

На одном из таких собраний Виноградов высказал мысль о необходимости создания медицинского общества. В 1868 году оно появилось, и Николай Андреевич стал его первым председателем. Общество сыграло огромную роль в становлении и развитии общественной медицины России, а сам Виноградов был передовым общественным деятелем.

Многогранной была общественная деятельность Виноградова. С 1872 по 1878 год он являлся деканом медицинского факультета. Будучи деканом, стремился улучшить материальное положение бедной части студенчества. При его поддержке студентам-медикам была увеличена стипендия, а в 1871 году основано «Общество для вспомоществования бедным студентам», первоначальный фонд которого образовался из сборов с публичных лекций, читаемых Виноградовым. По его ходатайству совет университета в 1881 году разрешил использовать актовый зал для музыкальных концертов, доходы от которых шли на помощь бедным студентам. Виноградов сам принимал участие в этих концертах в качестве искусного скрипача-любителя.

Ученый все свое состояние завещал студенчеству – на премии за лучшие студенческие сочинения, на стипендии), свой дом (долгое время в нем  (улица Бутлерова) размещалась  Администрация Вахитовского района), в котором открыли дешевую студенческую столовую.

Виноградов пользовался популярностью как практический врач не только в Казани. К нему стекались пациенты «со всего обширного русского востока». Яркое свидетельство о врачебном мастерстве знаменитого казанского терапевта оставил великий русский певец Ф.И. Шаляпин. Он вспоминал:

 «Вдруг пришло письмо отца: опасно захворала мать... Я поехал. Мать действительно была страшно больна. Она так кричала от страданий, что у меня сердце разрывалось, и я был уверен, что она умрет. Но ее перевезли в клинику, и там профессор Виноградов вылечил ее. Мать до конца дней говорила о нем почти благоговейно».

Он проработал в Казани 22 года (1863–1886) и оставил после себя школу талантливых последователей – профессоров П.И. Левитского, М.А. Хомякова, А.Н. Казем-Бека, А.А. Панормова, доцентов А.А. Несчастливцева и А.М. Дохмана. Если вспомнить, что учениками А.Н. Казем-Бека были профессора М.Н. Чебоксаров, Н.К. Горяев, А.Г. Терегулов, замечательные ученые-терапевты первой половины XX века, то можно вполне справедливо заключить, что виноградовская терапевтическая школа достойно представляла казанскую медицину почти в течение века.

Умер Н.А. Виноградов 1 января 1886 года от пневмонии. В адрес Казанского университета прислали телеграммы с выражением скорби С.П. Боткин, А.М. Бутлеров, В.В. Пашутин. Похороны основоположника казанской терапевтической школы вылились в яркую демонстрацию народной любви к врачу-исцелителю.

По словам профессора Н.М. Любимова, «вся Казань хоронила и оплакивала невозместимую потерю». Гроб с покойным до самого Арского кладбища в сопровождении многотысячной толпы несли на руках студенты-медики.

Подробнее - Николай Андреевич Виноградов: «вся Казань хоронила и оплакивала невозместимую потерю»

Для известного ученого и практикующего врача построили красивый склеп. Он находится сегодня на второй пешеходной аллее. К сожалению, на нем нет именной таблички. И сам склеп в ужасном состоянии.

Ему уже давно нужен ремонт. А скорее  - реставрация. Как нам стало известно от работников Арского кладбища, руководство Казанского государственного медицинского университета решило взять на себя хлопоты по приведению склепа в порядок. Для этого понадобятся немалые средства, так как сооружение доведено до ручки. На Арском кладбище много склепов, которые производят жалкое впечатление, но Виноградовский  - особенно. Кто-то зачем-то начал его красить синей краской...

Все старинные склепы используются администрацией Арского кладбища для хозяйственных целей. Наверное, что-то хранится и в этом сооружении. Если речь идет о неизвестных захоронениях, может быть, и не стоит сильно огорчаться по этому поводу. Но этот склеп построен на месте могилы известного человека, причем очень достойного.

Жизнь Николая Андреевича Виноградова была связана с медицинским факультетом Императорского Казанского университета. Медицинский институт продолжил его традиции. Одна из них - почитание ВСЕХ казанских медиков, которые работали, преподавали, занимались научной деятельностью до создания самостоятельного вуза.

Правда, сегодня в КФУ медицинское образование восстановлено. Было бы полезно объединить усилия и как можно быстрее привести Виноградовский склеп в порядок. Право, стыдно за его сегодняшнее состояние.

А ведь это захоронение вполне может быть памятником культурного наследия.

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов