Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
19.01.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-17° / -13°
Ночь / День
.
<< < Январь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1919 – «Взятие Казани» – под таким названием Казанский кинокомитет показал в кинотеатре «Электра» документальный фильм о боях за Казань в Верхнем Услоне. Это была первая советская документальная лента о Татарии, тогда еще – Казанской губернии.

    Подробнее...

«Все мы – немножечко индейцы»

Два дня на проходящей в НКЦ «Казань» международной научно-практической конференции «Федерализм: российское и швейцарское измерения», организованной Государственным Советом Татарстана и посольством Швейцарии в России, все вопросы рассматривались одновременно с позиций Швейцарии, Российской Федерации и Республики Татарстан.

Швейцарские дипломаты неожиданно заявили, что приехали в Казань учиться

Это далеко не первая в Казани конференция по проблемам федерализма. Так, несколько конференций было посвящено Канаде. На этот раз мы примеряли на себя опыт Швейцарии. Как отметил директор Института истории Рафаэль Хакимов, особое внимание обращалось на конкретные аспекты федерализма: разграничение полномочий между федеральной, региональной и муниципальной властью, бюджетный федерализм и построение судебной системы. Эти темы сегодня актуальны не только в России: формально признавая повышение роли регионов, многие государства не спешат претворить декларации на практике. Не случайно судьба Хартии регионального самоуправления, разработанная Конгрессом местных и региональных властей, до сих пор не стала официальным документом Совета Европы.

Федерализм в его современном звучании – это не просто формула государственного устройства и принцип взаимоотношений центра с регионами. Об этом говорилось в приветствии Госсовета участникам конференции, которое зачитал на первом заседании заместитель Председателя парламента Роберт Миннуллин. Это, прежде всего особое мировоззрение, сущностью которого является умение ценить уникальность исторических судеб народов, придающих любому государству максимально больший потенциал для саморазвития.

Схожие мысли высказал в своем выступлении и Чрезвычайный и Полномочный Посол Швейцарской Конфедерации в России Вальтер Фетшерин, который отметил, что демократия без федерализма возможна, но нельзя перейти к федерализму без демократии. Он поблагодарил руководство Татарстана за активную поддержку в проведении международных конференций. Федерализм, подчеркнул посол, – это не просто модный лозунг, а действующий механизм государственного управления во многих высокоразвитых государствах. Он проявляется в разных формах и особенно подходит государствам с множеством этнических и языковых групп, странам, состоящим из регионов, достигших определенного уровня национального самосознания. Оба фактора имеют место быть как в России, так и в Швейцарии.

Швейцария, сохранившая историческое название «конфедерация», представляет собой оригинальный образец федеративного государства, сумевшего сохранить все многообразие культур и языков населяющих ее народов. Тем удивительнее было слышать от г-на Фетшерина: «Мы приехали в Казань учиться».

На старте конференции это утверждение могло показаться чисто дипломатической формулой. Но после выступлений директора Института федерализма Фрибурга Томаса Фляйнера, одного из самых известных правоведов Европы, и других сотрудников этого научного учреждения стало ясно, что у наших гостей, действительно, есть к нам практический интерес. Дело в том, что реалии сегодняшней жизни таковы, что и в спокойной Швейцарии в последние годы вдруг возникло напряжение. Как признался г-н Фляйнер, раньше Швейцария не знала языковых проблем, если и возникали конфликты, то на религиозной почве. Что привело к изменению ситуации, гости не сказали, но опытом Татарстана, где мирно сосуществуют люди разных национальностей, интересовались дотошно.

Федерализм в Швейцарии вызревал, как в США, снизу, но в отличие от Америки, демократический альянс в районе Альп не стал плавильным котлом народов. «Мы в Швейцарии – все индейцы», – пошутил в своем выступлении г-н Фляйнер. В качестве объединительной силы выступают вера в то, что вместе жить выгоднее, и безоговорочное приятие всем населением одних и тех же политических ценностей.

Здесь никогда не ставилась задача создать единую нацию. И это находит отражение, прежде всего, в Конституции, где четко сказано, что «учредителем» государства выступает не только швейцарский народ, но и кантоны. В единое государство объединились три национальные группы, имеющие свою государственность: жители 17 кантонов говорят на немецком языке, 4 – на французском, 1 – на итальянском. При таком множестве культур и языков весьма велика возможность конфликтов. Но государство научилось их не допускать, давая гарантии защиты не только каждому гражданину, но и каждой этнической группе, ориентируясь на мнение большинства, но всячески оберегая права меньшинства.

Если нам приходится доказывать право на гражданство Республики Татарстан, то в этой стране, кроме регионального гражданства, есть еще гражданство общины...

Швейцарская Конституция стоит того, чтобы сказать о ней особо. Первый Основной закон был принят на референдуме в 1874 году, а с января 2000 года действует новая Конституция, которая может служить для нас во многом образцом конкретности, юридической точности и человечности, если можно так сказать об официальном документе. Достаточно процитировать ее преамбулу:

«Во имя всемогущего Бога!Швейцарский народ и кантоны, понимая ответственность созидания, в стремлении обновить Конфедерацию в целях укрепления свободы и демократии, независимости и мира, проявляя солидарность и открытость всему миру, желая жить в единстве, во взаимном уважении и при сохранении многообразия, сознавая общие достижения и ответственность перед будущими поколениями, понимая, что свободен только тот, кто пользуется своей свободой, и что сила народа измеряется благополучием слабых, принимают следующую Конституцию...»

Новая Конституция учитывает реалии сегодняшнего дня. Это не только влияние глобализма, но и отказ от того, что ушло в историю, как, например, налог на вселение невесты. Впервые на уровне Конституции гарантирована социальная безопасность каждого гражданина, которая, однако, не служит основой для претензий о конкретной помощи со стороны государства.

Слово «суверенный» лучше не употреблять

Начальник правового управления Госсовета Шакир Ягудин уже не на одной научно– практической конференции пытается убедить московских государственных мужей и политиков, что слово «суверенитет» применительно к российским республикам – понятие не из области «научной фантастики». Он говорил об этом и на этот раз, убедительно доказав политическую, а не правовую природу двух документов Конституционного суда РФ, касающихся, в том числе, и Татарстана.

Но и в этой аудитории, надо сказать, благожелательной к позиции нашей республики во взаимоотношениях с федеральным центром, прозвучала мысль, что слово «суверенный» лучше не употреблять: оно для многих, как красная тряпка для быка.

Совет этот дал руководитель Центра социально-экономических проблем федерализма, главный редактор журнала «Федерализм» Сергей Валентей, чье выступление по теме «Проблемы и перспективы в развитии федеративной ситуации в России» было одним из самых интересных на конференции. Он признал, что Договор между Российской Федерацией и Татарстаном имеет особую природу, поскольку наша республика не подписала в 1992 году Федеративный договор. Однако напомнив, что большая часть истории России – это история административно-командного управления, он подчеркнул, что все в нашей стране, от чиновника до простого гражданина, мыслят категориями унитарного государства...

А что же в Швейцарии? А в Швейцарии «кантоны суверенны», как записано в статье 3 ее Конституции, «...настолько, насколько их суверенитет не ограничен федеральной Конституцией. Суверенитет кантона получает легитимность не по федеральной, а по региональной Конституции. А в Основном законе Швейцарии до мельчайших подробностей записано, кто на что имеет право. И каковы у каждой стороны обязанности. Скажем, кантоны получают 10 процентов чистого дохода от налогов на спиртные напитки. Три десятых валового дохода от налогов поступает в распоряжение кантонов, из этой суммы, как минимум, одна шестая часть расходуется для выравнивания уровней финансового обеспечения регионов.

Но разве Татарстан не говорит о необходимости разграничить предметы ведения и полномочия? Еще в 1994 году договорились об этом федеральный центр и Татарстан. Почему бы сегодня не сделать это для всех субъектов федерации?

В московских газетах приходилось читать, с каким сарказмом комментировались предложения руководителей нашей республики о передаче некоторых федеральных полномочий регионам. Один из основных принципов взаимоотношений в Швейцарии – федерация выполняет только те задачи, которые нуждаются в едином регулировании или превышают возможности отдельного кантона. Если кантон способен решать вопросы образования, то этой функции у федерации нет.

В Конституции Швейцарии записано: «Конфедерация своевременно и в полном объеме информирует кантоны о своих намерениях; она испрашивает их точку зрения, если затрагиваются их интересы... Конфедерация гарантирует самостоятельность кантонов».

О том, как это делается у нас, говорили в своих выступлениях доцент Казанского университета Гузель Сингатуллина, посвятившая свой доклад межбюджетному федерализму, председатель Комиссии Госсовета по вопросам государственного строительства, местного самоуправления и внешних связей Василий Логинов и другие ораторы. Естественно, несколько с иных позиций выступали гости из других субъектов РФ.

Нельзя не отметить некоторый дискомфорт г-на Фляйнера, который вел дискуссии, когда его невольно привлекали в арбитры споров между «москвичами» и «казанцами». А разброс мнений по некоторым проблемам был большой. Между тем, как сказал директор Информационного центра ООН Александр Горелик, федерализм может функционировать с положительным потенциалом только при наличии общих ценностей большинства населения, особенно многонационального. У нас же пока единства нет даже среди самой ее образованной части – ученых и политиков. Чему тогда удивляться, если нас кидает то в жесткий унитаризм, то в анархическую вольницу?

И все-таки очень бы не хотелось соглашаться с Сергеем Валентеем, который не исключает возможности возврата к унитаризму. И основания для оптимизма есть. Мы хотим создать в России демократическое государство с рыночной экономикой? Тогда, как он же утверждает, нам без федерализма не обойтись. Жаль только, что пока это не везде осознали.

Любовь АГЕЕВА

«Восточный экспресс», 29 июня 2005 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов