Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.11.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
-4° / 0°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1979 – В Казани зарегистрирован миллионный житель – Им случайно стал Ирек Мустафин. Он ничем себя не проявил, и о миллионном жителе никто сегодня не помнит.

    Подробнее...

Абрар Каримуллин: «Судить не политикам, а историкам»

Имя казанского ученого Абрара Габидулловича Каримуллина хорошо известно в кругах научной интеллигенции. И не только татарской.

Единственный из ученых нашей республики, он был включен в справочник «Кто есть кто», который выпускается в Швейцарии. Сегодня этим мало кого удивишь, но в 1991 году наших там было немного. В том же 1991-м А. Каримуллин стал лауреатом Республиканской премии имени Габдуллы Тукая.

В 90-е годы он был пламенным и бескомпромиссным защитником возрождения татарской культуры и татарского языка. Среди русских его фамилия называлась чаще в негативном контексте – чтобы сделать родной язык более престижным, он принципиально говорил только на татарском. Мы с ним в это время нигде не встречались, так что личного опыта общения с ученым у меня не было.

Однажды мы встретились на важном совещании – обсуждался вопрос о дате будущего Дня печати Республики Татарстан. С такой инициативой в Государственный Совет РТ вошел тогда Союз журналистов. Аудитория была сплошь татарская, русских журналистов представляла почему-то только я. Разговор шел на татарском языке, а поскольку мне не объяснили заранее, что это было за совещание, я многого не понимала.

Выступали все, кто присутствовал. И вот очередь дошла до Абрара Габидулловича. У меня не было сомнений, что он будет говорить на татарской языке, но он вдруг заговорил на русском:

«Любовь Владимировна, насколько я знаю, татарского языка хорошо не знает, а я хочу, чтобы она знала, о чем мы тут говорим».

После его выступления уже говорили и на татарском, и на русском, и я, наконец, смогла понять, зачем меня пригласили.

Книга «Татары: этнос и этноним» сделала Абрара Габидулловича известным самой широкой аудитории. Издание получило далеко не однозначную оценку. Редакция «Вечерней Казани» получила десятки писем, восхищенных и разгневанных. Мнения порой высказывались диаметрально противоположные. Тем интереснее было поговорить с автором.

Сегодня Абрара Габидулловича уже не в живых. Утихли публичные споры вокруг этнонима татарского народа. Но мне показалось, что интервью, которое я взяла у него в 1991 году (оно было опубликовано в газете «Казанские ведомости» 20 августа 1991 года, не потеряло своей актуальности и сегодня.

 

 

«Имя народа – это святое имя, это его символ и честь, его знамя, его лицо»

 – Многие письма и статьи, направленные против «булгаристов», по своему духу напоминали разгромные акции времен культа Сталина. Авторы забывали, что сейчас время плюрализма. Я сторонник любой партии, любого движения, если оно не противоречит интересам страны, не призывает к насилию, войне, террору. Я сторонник и ТОЦ, и «Булгар аль-Джадида», и партии «Иттифак», ибо они действуют в рамках закона.

Прежде всего должен подчеркнуть, что ни в одном из откликов на мою книгу и на дискуссию в «Вечерке» о происхождении татар нет писем, в которых оспаривались бы положения моей работы. Правда, было одно письмо, кажется Л. Закирова – он писал о золотоордынском происхождении наших предков. Автор утверждал, что имя «булгар» нам было навязано самим Сталиным, который поставил задачу устранения казанских татар хотя бы мирным путем, превращая с помощью ученых татар в булгары.

На основе такой логики Закиров делал вывод, что автор книги «Татары: этнос и этноним» является ярым сталинистом, не опоздай он с изданием этой книги, «то мог бы достичь в науке таких высот, каких достигли в свое время академик Лысенко и тому подобные «выдающиеся» ученые».

Если вы помните, Диас Валеев утверждал, что с «40-х годов – по коньюнктурно-политическим соображениям того сурового времени – восторжествовала ЧИСТО булгарская версия происхождения татар, что булгарская версия упорно вколачивается в наше сознание десятками научных статей, проникает в пьесы и романы.

Но если было так, тогда не понять, почему в переписи населения 1925 года около полутора миллионов назвали себя булгарами? Почему классик татарской литературы Гаяз Исхаки во всех своих произведениях, изданных до Октября и за рубежом, татар называет булгарами? Не в угоду ли Сталину? К тому же мне не известна какая-либо работа, где бы утверждалась «чисто булгарская» версия происхождения татар.

В ходе изучения истории имени народа и его происхождения мне пришлось ознакомиться с морем литературы, и могу со всей ответственностью утверждать, что булгарская теория происхождения народа стояла на первом плане еще в прошлом веке. Об этом писали Марджани и Насыри, Габяши и Риза Фахрутдинов. В первые годы Советской власти появился ряд таких работ. Еще до революции на эту тему писали и русские историки.

Вопрос оставался актуальным даже в годы ой Отечественной войны, о чем говорит созыв сразу после войны, в 1946 году, высокого научного форума, на котором речь шла о происхождении казанских татар. Так что состоявшаяся в газетах дискуссия об имени народа – продолжение разговора, начатого целый век назад.

Имя народа – это святое имя, это его символ и честь, его знамя, его лицо. Оно говорит о характере народа, о его склонностях, особенностях. Имя народа неразрывно связано с его историей.

Кстати, о булгарском происхождении татар Поволжья и Приуралья, не только «казанских», пишут и ярые противники этнонима «булгар». «Да, мы булгары. Татарами мы стали волею судьбы и рока, а на судьбу обижаться не принято, – писал в «Вечерке» глава Духовного управления мусульман европейской части и Сибири Т. Таджуддин. – Мы вынуждены примириться с этим».

Но почему должны примириться?

– Многие читатели высказывали опасения, что перемена этнонима расколет татарскую нацию на части. Например, писатель Роберт Батулла беспокоился о судьбе кряшен, других волновали сибирские татары, которые жили на территории Волжской Булгарии.

Такое «нагромождение» делается или сознательно, или от недостаточного знания отличий этноса от его этнических групп.

Кряшены – это те же татары Поволжья и Прнуралья, в их этногенезе главную роль сыграли булгары, от которых они отличаются лишь верой. Нет барабинских, тобольских, тюменских, енисейских и других татар, все они являются подгруппами этнической группы сибирских татар. Нет отличных от современных рязанских, пензенских, костромских татар – они являются подгруппами этнической группы татар-мишарей. Татары Нижнего Поволжья, в том числе астраханские, ставропольские, также являются по своему происхождению булгарами. Историки признают, что в формировании современных татар приняли участие родственные булгарам кипчаки. Будучи родиственными булгарам, кипчакские племена еще в Приазовье, Прикубанье, а также и в Поволжье, приняли участие в этногшенезе булгар, как и булгары, – в этногенезе кипчаков. Как мы знаем,

Как мы знаем, этническая группа татар, известная как мишари, ведет свое происхождение от кипчаков.

Со времен Казанского ханства наши предки переселялись и в Сибирь, особенно после падения Казанского ханства, они приняли заметное участие в формировании так называемых сибирских татар. Кроме того, Казань была культурным центром для сибирских татар. Здесь обучались и готовились кадры для татарских школ, театров, печати Сибири. Отсюда шли носители культуры татарского народа – его газеты и журналы, книги. К тому же не нужно забывать, что коренные сибирские татары, как и татары Поволжья и Приуралья, являются народом одной группы тюркских народов.

История не знает чистых народов, возникших и развивавшихся на основе лишь одного этноса.

Заметим, что вопрос об этногенезе современных татар не настолько сложен, насколько запутан сознательно по политическим причинам.!

– А что вы скажете о крымских татарах!

– Они составляют отдельную нацию, и попытки включить их в состав татар Поволжья и Приуралья по меньшей мере антинаучны.

Есть ли в настоящее время единый народ, единая татарская нация, как это стремятся доказать «татаристы»? Почему мы не говорим о сибирских русских, среднеазиатских или кавказских русских, волжских или донских русских?

Все русские, где бы они ни проживали, – единый народ, единая русская нация. А вот народы, носящие имя «татары», не являются единой нацией, хотя в прошлом могли составить один народ, поскольку имеют много общего в своем происхождении.

– Еще один тезис ваших оппонентов – как отнесутся к перемене этнонима зарубежные татары?

– Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, как они себя называют сами. В Германии и Финляндии татарами называют цыган. А наши «татары» называют себя там или «тюрками», или «мусульманами». В Финляндии для финнов дважды была издана большим тиражом книга Закира Тагира «Финские тюрки», чтобы они разобрались, что к чему. Эта же работа, где разъясняется, что финские тюрки – не «татары», что ведут они свое происхождение от булгар, нашла распространение и в других странах Западной Европы, в США. В 1969 году была издана на финском и татарском языках новая работа о финских тюрках– Фариды ханум Бичуры «Кого называют казанскими татарами». Мне известны статьи и на немецком языке.

В Турции этноним «татары» означает «монгол», и если выходец из Поволжья назовет себя здесь татарином, турки на него будут смотреть враждебно, о чем пишет доктор Лабиб Каран в своей книге, изданной в 1962 году в Стамбуле. Нас в Турции знают, как «казан торкие», «Шимали торкие» – «Казанский тюрк», «Северный тюрк».

В турецком языке имеются пословицы и слова, образованные от слова «татар», самого отрицательного значения. Так, турецкое слово «татарник» означает «москит», разносчик лихорадки, «татарсы» – плохо приготовленная пища....

До 50-х годов в США существовал закон, запрещающий въезд в страну и жительство там цыганам и татарам: В США и сейчас отождествляют татар с монголами, даже ученые, в чем я убедился во время встречи в Гарвардскрм университете.

Мне приходилось видеть реакцию венгров, поляков, когда, они узнавали мою национальность. К нам относятся резко отрицательно и арабские народы: для них татары есть монголы. Об этом мне рассказала преподаватель Александрийской консерватории Египта Рашида Рахим Аль-Сабрати, которая приезжала в Казань для получения моего согласия на перевод и издание моей книги о булгарах в Египте.

– Но в редакционной почте были письма, авторы которых гордились именем «татар».

– Да, это грозное имя приводило в свое время в трепет народы Азии и Европы. Мне тоже встречалось немало людей, которые искренне убеждены, что они – потомки чингизидов, монголов.

Это ли не наглядный пример плохого знания истории?

– Но истерическое невежество – дело поправимое.

– Вот-вот, и наши аксакалы Баки Урманче, Наки Исанбет, Гумер Баширов в своем коллективном письме, опубликованном в газете «Социалистик Татарстан», выступившие против восстановления этнонима «булгар», тоже предлагали очистить историю имени народа от ложных ярлыков. Их рецепт таков: не надо оставлять вне внимания фальсификацию истории, необходимо выступать с научно обоснованными протестами.

Им должна быть хорошо известна история такого рода протестов и обращений к верховным властям. Татарская общественность в течение 70 лет просила, чтобы в учебниках не смешивали татар с монголами, и 70 лет эти обращения не дали никаких результатов.

Привитое веками в сознание русского и других народов представление о татаро– монгольских ордах вряд ли можно преодолеть «научно обоснованными протестами» и обращениями к верховным властям.

Я бы мог привести немало примеров, когда в газетах, художественной литературе «образ врага» передавался из поколения в поколение, еще и сейчас передается – и не без помощи «ученых» и «патриотов» Великой Руси. Оскорбляются наши национальные чувства. С разрешения органов Советской власти печатаются миллионными тиражами открытки с рисунками палехских мастеров, под которыми читаешь: «убил в поле трех татаринов – убил трех собак-наездников». И после этого еще удивляются, почему у нас возникают национальные конфликты.

Пусть читатели не поймут меня так, будто я призываю к переименованию в булгары. Я лишь показываю на исторических примерах, к чему приводит распространение имени «татар» в отношении нашего народа.

– Но приблизит ли газетная дискуссия к истине! Боюсь, что это интервью опять спровоцирует поток писем, которые мало что добавят к тому, что уже сказано.

– Состоявшийся спор был на уровне дилетантов, с огромной примесью эмоций – это не научная дискуссия. И все-таки нельзя не признать, что сотни людей газетная дискуссия заставила сесть за книги. Появился клуб «Булгар аль-Джадид». В Казани состоялся Булгарский национальный конгресс.

Цель булгаристов – возрождение и восстановление национального самосознания народа, чувства кровной связи с предками, возвращение исторической правды о происхождении народа, изучение и пропаганда истории Волжской Булгарии, Казанского ханства, истории этноса и этнонима, истории борьбы за национальное освобождение. В конечном счете это движение ставит своей целью, если поддержит народ, возвратиться к прошлому этнониму.

*Кто следил за местной печатью, тот: помнит: появление клуба «Булгар аль-Джадид» и его программа были встречены отдельными лицами в штыки.

– Я бывала в этом клубе – и убедилась, что критические оценки были преувеличены. У меня вызвали большое уважение люди, решившие знать историю своего народа до тонкостей.

– Вопрос об этнониме «собственных татар» (как я предлагаю называть их сейчас, чтобы не путать с другими «татарами») будет веками мешать объективному пониманию моего народа и принесет еще немало боли и тревог нашим потомкам. Необходимо трезво, без эмоций заняться изучением и объективным освещением истории, на высоком научном уровне, с привлечением языковедов, историков, искусствоведов, этнографов.

Когда высокий научный форум скажет свое слово, только тогда можно будет обратиться к народу: как он хочет себя называть?

А до этого, мне кажется, можно было бы употреблять этноним «татары-булгары» – чтобы не путать с крымскими, литовскими, румынскими татарами.

– Будем надеяться, что и эта публикация прибавит татарам знания истории своего народа, а русских заставит бережнее относиться к национальным чувствам других народов.

Интервью взяла Л. АГЕЕВА

«Казанские ведомости», 20 августа 1991 года

Абрар Каримуллин: «Судить не политикам, а историкам»

 

Имя казанского ученого Абрара Габидулловича Каримуллина хорошо известно в кругах научной интеллигенции. И не только татарской. Единственный из ученых нашей республики, он был включен в справочник «Кто есть кто», который выпускается в Швейцарии. Сегодня этим мало кого удивишь, но в 1991 году наших там было немного. В том же 1991-м А. Каримуллин стал лауреатом Республиканской премии имени Габдуллы Тукая.

В 90-е годы он был пламенным и бескомпромиссным защитником возрождения татарской культуры и татарского языка. Среди русских его фамилия называлась чаще в негативном контексте – чтобы сделать родной язык более престижным, он принципиально говорил только на татарском. Мы с ним в это время нигде не встречались, так что личного опыта общения с ученым у меня не было.

Однажды мы встретились на важном совещании – обсуждался вопрос о дате будущего Дня печати Республики Татарстан. С такой инициативой в Государственный Совет РТ вошел тогда Союз журналистов. Аудитория была сплошь татарская, русских журналистов представляла почему-то только я. Разговор шел на татарском языке, а поскольку мне не объяснили заранее, что это было за совещание, я многого не понимала.

Выступали все, кто присутствовал. И вот очередь дошла до Абрара Габидулловича. У меня не было сомнений, что он будет говорить на татарской языке, но он вдруг заговорил на русском:

«Любовь Владимировна, насколько я знаю, татарского языка хорошо не знает, а я хочу, чтобы она знала, о чем мы тут говорим».

После его выступления уже говорили и на татарском, и на русском, и я, наконец, смогла понять, зачем меня пригласили.

Книга «Татары: этнос и этноним» сделала Абрара Габидулловича известным самой широкой аудитории. Издание получило далеко не однозначную оценку. Редакция «Вечерней Казани» получила десятки писем, восхищенных и разгневанных. Мнения порой высказывались диаметрально противоположные. Тем интереснее было поговорить с автором.

Сегодня Абрара Габидулловича уже не в живых. Утихли публичные споры вокруг этнонима татарского народа. Но мне показалось, что интервью, которое я взяла у него в 1991 году (оно было опубликовано в газете «Казанские ведомости» 20 августа 1991 года, не потеряло своей актуальности и сегодня.

 

«Имя народа – это святое имя, это его символ и честь, его знамя, его лицо»

 

– Многие письма и статьи, направленные против «булгаристов», по своему духу напоминали разгромные акции времен культа Сталина. Авторы забывали, что сейчас время плюрализма. Я сторонник любой партии, любого движения, если оно не противоречит интересам страны, не призывает к насилию, войне, террору. Я сторонник и ТОЦ, и «Булгар аль-Джадида», и партии «Иттифак», ибо они действуют в рамках закона.

Прежде всего должен подчеркнуть, что ни в одном из откликов на мою книгу и на дискуссию в «Вечерке» о происхождении татар нет писем, в которых оспаривались бы положения моей работы. Правда, было одно письмо, кажется Л. Закирова – он писал о золотоордынском происхождении наших предков. Автор утверждал, что имя «булгар» нам было навязано самим Сталиным, который поставил задачу устранения казанских татар хотя бы мирным путем, превращая с помощью ученых татар в булгары.

На основе такой логики Закиров делал вывод, что автор книги «Татары: этнос и этноним» является ярым сталинистом, не опоздай он с изданием этой книги, «то мог бы достичь в науке таких высот, каких достигли в свое время академик Лысенко и тому подобные «выдающиеся» ученые».

Если вы помните, Диас Валеев утверждал, что с «40-х годов – по коньюнктурно-политическим соображениям того сурового времени – восторжествовала ЧИСТО булгарская версия происхождения татар, что булгарская версия упорно вколачивается в наше сознание десятками научных статей, проникает в пьесы и романы.

Но если было так, тогда не понять, почему в переписи населения 1925 года около полутора миллионов назвали себя булгарами? Почему классик татарской литературы Гаяз Исхаки во всех своих произведениях, изданных до Октября и за рубежом, татар называет булгарами? Не в угоду ли Сталину? К тому же мне не известна какая-либо работа, где бы утверждалась «чисто булгарская» версия происхождения татар.

В ходе изучения истории имени народа и его происхождения мне пришлось ознакомиться с морем литературы, и могу со всей ответственностью утверждать, что булгарская теория происхождения народа стояла на первом плане еще в прошлом веке. Об этом писали Марджани и Насыри, Габяши и Риза Фахрутдинов. В первые годы Советской власти появился ряд таких работ. Еще до революции на эту тему писали и русские историки.

Вопрос оставался актуальным даже в годы ой Отечественной войны, о чем говорит созыв сразу после войны, в 1946 году, высокого научного форума, на котором речь шла о происхождении казанских татар. Так что состоявшаяся в газетах дискуссия об имени народа – продолжение разговора, начатого целый век назад.

Имя народа – это святое имя, это его символ и честь, его знамя, его лицо. Оно говорит о характере народа, о его склонностях, особенностях. Имя народа неразрывно связано с его историей.

Кстати, о булгарском происхождении татар Поволжья и Приуралья, не только «казанских», пишут и ярые противники этнонима «булгар». «Да, мы булгары. Татарами мы стали волею судьбы и рока, а на судьбу обижаться не принято, – писал в «Вечерке» глава Духовного управления мусульман европейской части и Сибири Т. Таджуддин. – Мы вынуждены примириться с этим».

Но почему должны примириться?

– Многие читатели высказывали опасения, что перемена этнонима расколет татарскую нацию на части. Например, писатель Роберт Батулла беспокоился о судьбе кряшен, других волновали сибирские татары, которые жили на территории Волжской Булгарии.

– Такое «нагромождение» делается или сознательно, или от недостаточного знания отличий этноса от его этнических групп.

Кряшены – это те же татары Поволжья и Прнуралья, в их этногенезе главную роль сыграли булгары, от которых они отличаются лишь верой. Нет барабинских, тобольских, тюменских, енисейских и других татар, все они являются подгруппами этнической группы сибирских татар. Нет отличных от современных рязанских, пензенских, костромских татар – они являются подгруппами этнической группы татар-мишарей. Татары Нижнего Поволжья, в том числе астраханские, ставропольские, также являются по своему происхождению булгарами. Историки признают, что в формировании современных татар приняли участие родственные булгарам кипчаки. Будучи родиственными булгарам, кипчакские племена еще в Приазовье, Прикубанье, а также и в Поволжье, приняли участие в этногшенезе булгар, как и булгары, – в этногенезе кипчаков. Как мы знаем,

Как мы знаем, этническая группа татар, известная как мишари, ведет свое происхождение от кипчаков.

Со времен Казанского ханства наши предки переселялись и в Сибирь, особенно после падения Казанского ханства, они приняли заметное участие в формировании так называемых сибирских татар. Кроме того, Казань была культурным центром для сибирских татар. Здесь обучались и готовились кадры для татарских школ, театров, печати Сибири. Отсюда шли носители культуры татарского народа – его газеты и журналы, книги. К тому же не нужно забывать, что коренные сибирские татары, как и татары Поволжья и Приуралья, являются народом одной группы тюркских народов.

История не знает чистых народов, возникших и развивавшихся на основе лишь одного этноса.

Заметим, что вопрос об этногенезе современных татар не настолько сложен, насколько запутан сознательно по политическим причинам.!

– А что вы скажете о крымских татарах!

– Они составляют отдельную нацию, и попытки включить их в состав татар Поволжья и Приуралья по меньшей мере антинаучны.

Есть ли в настоящее время единый народ, единая татарская нация, как это стремятся доказать «татаристы»? Почему мы не говорим о сибирских русских, среднеазиатских или кавказских русских, волжских или донских русских?

Все русские, где бы они ни проживали, – единый народ, единая русская нация. А вот народы, носящие имя «татары», не являются единой нацией, хотя в прошлом могли составить один народ, поскольку имеют много общего в своем происхождении.

– Еще один тезис ваших оппонентов – как отнесутся к перемене этнонима зарубежные татары?

– Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, как они себя называют сами. В Германии и Финляндии татарами называют цыган. А наши «татары» называют себя там или «тюрками», или «мусульманами». В Финляндии для финнов дважды была издана большим тиражом книга Закира Тагира «Финские тюрки», чтобы они разобрались, что к чему. Эта же работа, где разъясняется, что финские тюрки – не «татары», что ведут они свое происхождение от булгар, нашла распространение и в других странах Западной Европы, в США. В 1969 году была издана на финском и татарском языках новая работа о финских тюрках– Фариды ханум Бичуры «Кого называют казанскими татарами». Мне известны статьи и на немецком языке.

В Турции этноним «татары» означает «монгол», и если выходец из Поволжья назовет себя здесь татарином, турки на него будут смотреть враждебно, о чем пишет доктор Лабиб Каран в своей книге, изданной в 1962 году в Стамбуле. Нас в Турции знают, как «казан торкие», «Шимали торкие» – «Казанский тюрк», «Северный тюрк».

В турецком языке имеются пословицы и слова, образованные от слова «татар», самого отрицательного значения. Так, турецкое слово «татарник» означает «москит», разносчик лихорадки, «татарсы» – плохо приготовленная пища....

До 50-х годов в США существовал закон, запрещающий въезд в страну и жительство там цыганам и татарам: В США и сейчас отождествляют татар с монголами, даже ученые, в чем я убедился во время встречи в Гарвардскрм университете.

Мне приходилось видеть реакцию венгров, поляков, когда, они узнавали мою национальность. К нам относятся резко отрицательно и арабские народы: для них татары есть монголы. Об этом мне рассказала преподаватель Александрийской консерватории Египта Рашида Рахим Аль-Сабрати, которая приезжала в Казань для получения моего согласия на перевод и издание моей книги о булгарах в Египте.

– Но в редакционной почте были письма, авторы которых гордились именем «татар».

– Да, это грозное имя приводило в свое время в трепет народы Азии и Европы. Мне тоже встречалось немало людей, которые искренне убеждены, что они – потомки чингизидов, монголов.

Это ли не наглядный пример плохого знания истории?

– Но истерическое невежество – дело поправимое.

– Вот-вот, и наши аксакалы Баки Урманче, Наки Исанбет, Гумер Баширов в своем коллективном письме, опубликованном в газете «Социалистик Татарстан», выступившие против восстановления этнонима «булгар», тоже предлагали очистить историю имени народа от ложных ярлыков. Их рецепт таков: не надо оставлять вне внимания фальсификацию истории, необходимо выступать с научно обоснованными протестами.

Им должна быть хорошо известна история такого рода протестов и обращений к верховным властям. Татарская общественность в течение 70 лет просила, чтобы в учебниках не смешивали татар с монголами, и 70 лет эти обращения не дали никаких результатов.

Привитое веками в сознание русского и других народов представление о татаро– монгольских ордах вряд ли можно преодолеть «научно обоснованными протестами» и обращениями к верховным властям.

Я бы мог привести немало примеров, когда в газетах, художественной литературе «образ врага» передавался из поколения в поколение, еще и сейчас передается – и не без помощи «ученых» и «патриотов» Великой Руси. Оскорбляются наши национальные чувства. С разрешения органов Советской власти печатаются миллионными тиражами открытки с рисунками палехских мастеров, под которыми читаешь: «убил в поле трех татаринов – убил трех собак-наездников». И после этого еще удивляются, почему у нас возникают национальные конфликты.

Пусть читатели не поймут меня так, будто я призываю к переименованию в булгары. Я лишь показываю на исторических примерах, к чему приводит распространение имени «татар» в отношении нашего народа.

– Но приблизит ли газетная дискуссия к истине! Боюсь, что это интервью опять спровоцирует поток писем, которые мало что добавят к тому, что уже сказано.

– Состоявшийся спор был на уровне дилетантов, с огромной примесью эмоций – это не научная дискуссия. И все-таки нельзя не признать, что сотни людей газетная дискуссия заставила сесть за книги. Появился клуб «Булгар аль-Джадид». В Казани состоялся Булгарский национальный конгресс.

Цель булгаристов – возрождение и восстановление национального самосознания народа, чувства кровной связи с предками, возвращение исторической правды о происхождении народа, изучение и пропаганда истории Волжской Булгарии, Казанского ханства, истории этноса и этнонима, истории борьбы за национальное освобождение. В конечном счете это движение ставит своей целью, если поддержит народ, возвратиться к прошлому этнониму.

*Кто следил за местной печатью, тот: помнит: появление клуба «Булгар аль-Джадид» и его программа были встречены отдельными лицами в штыки.

– Я бывала в этом клубе – и убедилась, что критические оценки были преувеличены. У меня вызвали большое уважение люди, решившие знать историю своего народа до тонкостей.

– Вопрос об этнониме «собственных татар» (как я предлагаю называть их сейчас, чтобы не путать с другими «татарами») будет веками мешать объективному пониманию моего народа и принесет еще немало боли и тревог нашим потомкам. Необходимо трезво, без эмоций заняться изучением и объективным освещением истории, на высоком научном уровне, с привлечением языковедов, историков, искусствоведов, этнографов.

Когда высокий научный форум скажет свое слово, только тогда можно будет обратиться к народу: как он хочет себя называть?

А до этого, мне кажется, можно было бы употреблять этноним «татары-булгары» – чтобы не путать с крымскими, литовскими, румынскими татарами.

– Будем надеяться, что и эта публикация прибавит татарам знания истории своего народа, а русских заставит бережнее относиться к национальным чувствам других народов.

Интервью взяла Л. АГЕЕВА

«Казанские ведомости», 20 августа 1991 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов