Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.05.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+4° / +17°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1487 – Русские войска под руководством князя Данилы Холмского осадили Казань. Однако попытка захватить город не удалась.

    Подробнее...

Минтимер Шаймиев: «Мудрость народа выше амбиции политиков»

В преддверии 80-летнего юбилея первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева посмотрела свой архив, и нашла интервью, которое брала у него в 1992 году. Как мне показалось, многие ответы главы республики актуальны и сегодня.

– Мы встречаемся в преддверии Дня образования Республики Татарстан. Естественный вопрос: как вы оцениваете два года после принятия Декларации о государственном суверенитете? Одни вас критикуют за то, что суверенитет реализуется медленно, другие, напротив, полагают, что руководство Татарстана разваливает Россию.

– Я считаю, что сам факт принятия подобных деклараций нельзя рассматривать только как желание руководителей республик. Это результат обновления общества.

Мы два года назад заявили о своих правах. И надо было в этой очень непростой ситуации определиться: как дальше вести политику, каким образом мирным путем наполнять Декларацию реальным содержанием? Задача непростая. Почему?

Потому что любой неосторожный шаг мог привести к нежелательным последствиям. Тем более, когда политические страсти вокруг так накалились. Надо было занять твердую позицию, чтобы народ поверил, нет другого выбора, как идти цивилизованным путем к самостоятельности – с учетом интересов всех сложившихся структур населения республики. Если бы не было этого, трудно себе представить, каким лишениям подвергли бы мы наш народ, нашу республику.

Эта позиция остается твердой до сих пор и не поддается ревизии, какими бы ни были на нее нападки – у нас в республике или в Российской Федерации.

Я думаю, мы, сделали все возможное, чтобы сохранить стабильность в республике. Это главное. Конечно, можно говорить, что республика пока не имеет всю атрибутику государственности. Я считаю, это невозможно сделать, не решив всех вопросов взаимоотношений с Россией.

Уже год идут переговоры двух республик. Вроде бы срок большой. Но одновременно и не такой большой.

С чего мы начинали? Многие в Верховном Совете и органах государственной власти России не понимали, чего мы хотим. Свою позицию надо было бы шаг за шагом доказать. Сейчас, как бы сложно ни было, понимание мы находим. У меня довольно-таки большая уверенность, что двусторонний договор мы в этом году подпишем. Это будет большим достижением на данном этапе становления государственности обеих республик. Альтернативы этому нет. Мы с вами живые свидетели того, к чему приводит конфронтация. Я думаю, что и после подписания договора процесс становления государственности Татарстана будет продолжаться. В сторону большей самостоятельности республики. Рынок нам в этом поможет.

После принятия Декларации республика по ряду вопросов принимает самостоятельные решения – это ведь тоже наше завоевание. Находясь в едином экономическом пространстве с Россией, мы выбрали мягкий путь вхождения в рынок. Раньше это же было немыслимо! Конечно, не все удается...

Меня не удивили возникшие в последнее время претензии российских властей. Я предвидел их появление по ходу выполнения бюджета. Они не могли не возникнуть, ведь речь идет о средствах, которых не хватает и в России, и в Татарстане. Но нам удалось и эти вопросы решить. Правда, пока не все отрегулировано. Но мы на конфронтацию не идем. Да и правительство России, Гайдар с пониманием относятся к этим проблемам. Мы уже договорились – и пошли дальше. И никакой блокады.

– Путем взаимного компромисса?

– Безусловно. Тяжело это, да. Но, может, тяжело руководителям. Народ ведь этого не чувствует. И не должен чувствовать.

Мы слышим, нас критикуют: мол, реформы идут медленно. Но ведь реформы пока нигде толком не шли. Может, потому у нас меньше ошибок, что мы не торопимся?

Татарстан никогда не будет отставать по экономическим реформам. Сама жизнь не позволит. А вот поспешность может дорого обойтись. Даже малейшие изменения такого мощного потенциала, как в нашей республике – это какие же масштабы мы затрагиваем! Прежде чем все это ворошить, надо очень хорошо подумать, какие последствия будут.

Прошли же нормально один этап реформ, с января, не вызвав озлобленности людей. А почему дальше так не можем? Я думаю, что удастся. Хотя цены придется поднимать. Но мы честно сказали народу, что финиш будет одинаковый. Трудно обвинить, что где-то сказанное не сделали. Отсюда нам и доверие.

– Кстати, читатели нас спрашивают: получат ли жители Татарстана российские приватизационные чеки?

Мы сейчас думаем над этим. Вот в эту субботу я назначил совещание по этому поводу.

Насыщенность Татарстана основными фондами иная, чем в других регионах. Если считать на одного жителя, я думаю, сумма получится больше, чем 10 тысяч. Тут надо принципиально решить: или мы тоже на этой сумме остановимся, но тогда у нас часть госимущества останется нераспределенной, или с ходу распределим больше. Это зависит от того, как мы увяжем чеки с приватизацией жилья.

– У этой точки зрения много оппонентов.

Я знаю. Поэтому мы будем определяться. Я уже неоднократно говорил: население нашей республики меньше не получит.

– Как вы заметили на последней пресс-конференции, 19 августа особого ликования по поводу победы над ГКЧП не получилось – ни в России, ни у нас, в Татарстане. Когда мы спрашивали депутатов горсовета, чем же они это объясняют, почему не получается так, как хотелось бы, многие говорили: потому, что в Татарстане все осталось по-прежнему, у власти все та же партийная номенклатура.

– Сегодня заниматься поиском врагов – это от беспомощности. Если не получаются реформы, значит, где-то допускаются ошибки. Это признать надо. Но я не могу согласиться с такой оценкой положения в республике.

Может, мне неудобно об этом говорить: трудно себе представить, что было бы, если бы какие-то другие руководители были сейчас в Татарстане. Тем более что для меня вопрос власти никогда не существовал и не существует.

Хорошо, где-то новые люди к власти пришли: в Оренбурге, Саратове... Во многих регионах. А есть ли там повод для ликования? Там же массовое недовольство не сегодняшний день! Тот же Краснодар возьмите. Из прекрасного края что сделали? Люди, которым всю жизнь власть снилась, пришли, не имея опыта, умения управлять.

А где недовольство у нас? Может, вы знаете? Я не знаю. Недовольство жизнью есть – но это другое дело.

Когда власти стараются сделать все возможное в ситуации, люди терпимо относятся к тяготам нынешней жизни. Я ведь много встречаюсь с людьми, не боюсь этих встреч. И вижу, с какой надеждой на нас смотрят. Я вам скажу: до перестройки к руководству такого отношения не было, как сегодня. Люди больше сочувствуют, поддерживают, больше советуют.

Да, нас критикуют. Но мало созидательной критики. Просто так критиковать – это уже не модно. Я даже скажу так: если отдельные политические движения будут тратить свой пыл на такую критику, призывать «Долой Шаймиева!», – это будет сегодня самый непопулярный лозунг.

– Мне кажется, в национальном движении сейчас раскол как раз по этому поводу.

– Знаете, почему у них так происходит? Потому что они оказались не у дел. Их позиция у людей поддержки не находит. И не найдет. Если же они думают, что такими заявлениями сумеют повлиять на позицию Президента, то ошибаются.

Нельзя быть в положении человека, который сам себя объявляет королем. Поэтому нереальные задачи не надо ставить. Тем более что ничего конструктивного не предлагается.

Подчеркну: власть, которая не может себя защитить, – не власть. А поэтому мы не допустим никакого неконституционного вмешательства в наши дела. Это четко все должны понимать. Если мы не придаем каждому выступлению значения, это не говорит о том, что мы проявляем слабость. У нас есть и характер, и подход. Мы подобного не допустим.

– Сегодня многие пугают: кто красно-коричневым переворотом, кто экономической катастрофой. Как вы считаете: чего надо больше всего опасаться в Татарстане?

– Я вам скажу: трудностей надо ждать не в политической сфере, скорее – в экономике. Хотя мы и стараемся предупредить будущие трудности. Если мы хотим в какой-то степени удержать повышение цен, нужны огромные дотации. Но мы должны найти средства. Иначе последствия трудно предугадать.

– Слава Богу, или Аллаху, у нас относительно спокойная общественно-политическая ситуация. Но представители движения «Граждане Российской Федерации» все активнее говорят о том, что якобы есть факты, говорящие об ущемлении прав русскоязычных. Насколько обоснованы эти опасения?

– Вот именно – якобы. Я в таких случаях всегда говорю: приведите примеры. Если такими безответственными заявлениями хотят кому-то понравиться, это безнравственно!

Если это движение будет делать обобщение по одному-двум фактам, тогда и национальные движения найдут свои факты...

Как раз такие сферы и нельзя трогать в политике. Если Президент стоит на центристских позициях, то и эти вопросы будут решаться с центристских, интернационалистских позиций. Для меня ведь это не слова. Кто-то может поговорить об этом – и забыть. Я себе это позволить могу.

– Неверное, люди должны знать: закон никого не даст в обиду, виновного накажут.

– Иного подхода я не вижу. Я недавно посмотрел статистику миграции из республики: не уезжают от нас русские. Естественный отток, конечно, есть, но по причинам, о которых вы сказали, не уезжают.

Народ может быть спокоен. Помните, как нас пугали перед референдумом? Надо отдать должное: мудрость народа оказалась выше амбиций политиков. Как мне кажется, народ поверил в наши возможности, я бы так сказал. Пройдем мы и этот путь – не шарахаться бы из стороны в сторону.

– И последний вопрос: как вы относитесь к предложению комиссии горсовета по топонимике о переименовании улицы Ленина? Как вы считаете, стоит ли Казани отрекаться от того, что было столько лет гордостью?

– К этому надо подходить тоже взвешенно. Как люди к этому относятся – вот главное. Зачем лишний раз людей травмировать. Другое дело, если созреет такое решение, если людям станет безразлично, как улице называться.

Для нас Ленин – не только идеологический лидер. Из истории города этот факт не выкинешь...

– Спасибо за интервью.

– Но я не могу не сказать несколько слов о вашей газете. Сейчас ведь подписная кампания идет. Интересную газету вы делаете. Вижу, стараетесь быть объективными, но иногда есть и субъективность, предвзятость. Очень обидно, что горсовет до сих пор не решил вопрос с помещением для редакции.

– Вроде бы сейчас помещение находится. Другая проблема появилась: связисты взвинтили цены за свои услуги так, что подписка на газеты и журналы практически не идет.

– Надо решать эту проблему. Вот для этого понадобится совет редакторов. Вы ведь поддержали, когда я говорил, что нужен какой-то координационный орган.

Вы ведь не будете возражать, что печать в нашей республике развивается в демократических условиях.

– Не буду.

– Вот и напишите об этом.

С Президентом общалась главный редактор «Ведомостей»

Любовь АГЕЕВА.

«Казанские ведомости», 28 августа 1992 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов