Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Декабрь 2021 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1985 – Скончался Салих Гилимхановч Батыев, Председатель Президиума Верховного Совета Татарской АССР с 1960 по 1983, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Гибель галеры «Тверь»

В 1987 году в рубрике «Ретроспектива» газеты «Вечерняя Казань» вышел исторический очерк о галере «Тверь», на которой прибыла в Казань в 1767 году Екатерина II.

Факт этот общеизвестен, но автор – капитан теплохода «Зоркий» Б. АБРОСИМОВ – не только сообщил дополнительные подробности, но и рассказал о том, как Казань потеряла важный артефакт.

Более тридцати лет прожили мы на Петрушкином разъезде. Все мне там было родным, близким, знакомым. Но долго для моего детского воображения оставалась загадкой табличка у ворот высокого забора на улице X лет Октября с надписью «Филиал музея – галера «Тверь». Из четырех слов больше всего меня интересовало одно – «галера». То ли из-за простоты, то ли из-за звучности. А что это такое, я осмыслить не мог.

Как то я спросил об этом отца, который охотно все разъяснил и в одно из ближайших воскресений, купив за 10 копеек два билета, повел меня в филиал музея. Так я впервые увидел таинственную галеру, представляющую собой не что иное, как старинный корабль.

Как же попало это судно в Казань?

В 1767 году, желая познакомиться с восточными областями своего государства, императрица Екатерина II предприняла путешествие по Волге. Для этой цели в Твери (ныне г.Калинин) было построено десять судов, в том числе четыре галеры, одна из которых под названием «Тверь» (нареченная так по месту своего «рождения») была предназначена для императрицы и ее ближайшей свиты. В Казань царская эскадра со своим флагманом галерой «Тверь» прибыла вечером 26 мая. Благодаря тому, что весенний разлив еще не совсем спал, корабли вошли в Казанку и бросили якоря напротив Тайницких ворот Кремля.

Ровно неделю гостила императрица в Казани. 1 июня она снова садится на свою «Тверь» и покидает город. Следом за ней снимается с якорей вся флотилия, взяв курс к Симбирску. Оттуда государыня и вся ее блистательная свита возвращаются в Москву сухопутно.

После путешествия Екатерины II четыре галеры были сданы на хранение Казанскому Адмиралтейству. Остальные суда разошлись по другим волжским городам. Вернувшись в Казань, галеры швартовались на Ближнем Устье, около весенних пристаней, у Петрушкина разъезда. Затем их переместили в крупчатый завод Журавлева (впоследствии – Журавлевские казармы) и поставили рядом с парком конно-железных дорог.

В 1804 году три галеры из за ветхости разобрали, а «Тверь», на которой совершала поездку Екатерина II, было повелено хранить на память потомству, «не переменяя того вида, какой она имела во время высочайшего путешествия, и сделав для нее удобное хранилище».

В этом здании хранилась галера. В.П. Бебин 1879 год. Из собрания Национального музея РТ

Галера находилась вначале в ведении Казанского Адмиралтейства, с упразднением его – морского министерства, затем управления государственных имуществ, а с начала 60-х годов прошлого века состояла в ведении городского общественного управления, устроившего для нее в 1888 году специальное помещение – лабаз типа эллинга, в котором она и простояла до дня своей гибели.

В предвоенные годы это был филиал Госмузея ТАССР, и можно было осмотреть, коснуться своими руками этой реликвии.

Построил и спроектировал «Тверь» русский корабел Михаил Щепин, вложивший в это судно все свое умение и душу (не каждому кораблестроителю представлялся случай выполнять царский заказ).

Датский посланник Ассабург так описывал ее: «Нет недостатка ни в одном из тех удобств, которые можно было бы иметь только в столице»...

Даже по современным понятиям «Тверь» – судно немалое. Ее размеры: длина 154 фута 6 вершков (русский и английский фут равны 30, 48 см), ширина – 27 футов. Под парусами (их несли две мачты) при попутном ветре галера развивала скорость до 10 км в час. На веслах (их было двенадцать, за каждым сидело по 2–3 гребца) вниз по реке скорость достигала восьми, а если пускали в ход парус и весла, то скорость увеличивалась до 14 км в час. Галера поражала изяществом и красотой, гармонией подбора деталей отделки.

Местные жители привыкли к филиалу музея и считали его неотъемлемой частью Адмиралтейской слободы. Так было до жаркого, знойного лета 1957 года.

Ничто не предвещало беды. Шла обычная размеренная жизнь на окраине большого города. Как всегда летом, жильцы нашего дома загодя готовили на зиму дрова: пилили, кололи, складывали, помогая сосед соседу.

Вдруг, как гром среди ясного неба, прозвучали тревожные голоса перепуганных мальчишек, кричащих и срывающихся на высоких нотах: «Пожар! Пожар! Горит галера!». Все мы, как были в рабочей одежде, бросились бежать к месту происшествия.

Через две-три минуты перед нашим взором предстало потрясающее зрелище. На улице – огромная толпа. За забором, в глубине двора филиала музея, ярким пламенем горели павильон и хранящаяся в нем старинная галера. Четыре пожарные машины, растянув вокруг горевшего судна «рукава», тщетно старались сбить водяными струями рыжекрасные разъяренные языки пламени.

Пожарные бойцы части и вертолетного завода сделали все от них зависящее, но спасти музейную редкость не удалось. Слишком жарок был летний день, слишком сухим оказался горевший объект. От судна остались только обгорелый остов корпуса да воспоминания.

Теперь знаменитую родоначальницу волжского туристского флота можно увидеть лишь на картине художника А. Беггарова, написанной в 1879 году (полотно хранится в Центральном военно-морском музее в Ленинграде), да на макете судна, находящемся в Госмузее ТАССР.

Еще есть любительская фотография, снятая после пожара осенью того памятного года, где запечатлены оставшиеся после огня элементы корпуса судна. Автор этого редчайшего снимка – бывший учащийся нашего речного техникума, ныне старший диспетчер Казанского речного порта Анатолий Константинович Федоров. Когда у нас с ним зашел разговор про галеру, он любезно передал для газеты фотографию. Кроме того, недавно в фондах Центрального военно-морского музея обнаружены чертежи галеры, сделанные М. Щепиным.

Интересно, есть ли у кого-нибудь из видевших галеру «Тверь» ее фотографические снимки? А они могут быть: фотографировать ее никто не запрещал.

Б. АБРОСИМОВ, капитан теплохода «Зоркий».

«Вечерняя Казань», 26 декабря 1987 года

ДОПОЛНЕНИЕ ИЗ 2021 ГОДА

Периодически в общественном мнении возникают идеи возврата галереи «Тверь» как одного из самых ценных раритетов старой Казани. Появление в постоянной экспозиции Национального музея копии кареты, в которой Екатерина Великая путешествовала по Казани стимулировало предложение  любителей старины сделать второй шаг и воспроизвести галеру, так же, в натуральную величину. Недавно в СМИ вроде даже обсуждали, где ее можно разместить.

А пока имеем то, что имеем: макеты галеры в экспозиции Национального музея РТ и на улице Петербургской.

Макет галеры в экспозиции Национального музея РТ

Одно из сооружений малой архитектуры на улице Петербургской

Читайте также:

"Казанские истории"

Сетевой ресурс "Казанский репортер"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского