Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Дому Микляева-Дряблова приказано жить долго

В судьбе старейшего в Казани дома, в котором жил Иван Микляев (Михляев), владелец Суконной мануфактуры, крупнейший купец и промышленник второй половины XVI века, человек, подаривший Казани Петропавловский собор, появился лучик надежды.

25 января 2015 года Президент Татарстана Рустам Минниханов дал поручение изыскать средства для проведения противоаварийных работ. Дом будет законсервирован до лучших времен.

«Соответствующее поручение дано одному из банков, который выступит инвестором», – сообщила Олеся Балтусова, советник Президента по сохранению исторического наследия, на заседании Совета республиканской организации ВООПИиК, которое прошло 29 января.

Банк в печати назывался, так что секрета, видимо, нет. Инвестором выступает «АК БАРС» БАНК.

Эскизный проект Дома Микляева-Дряблова. Мастерская Ирины Аксеновой

Этому предшествовала активизация широкой общественности, выступающей за сохранение этого уникального объекта, включенного в республиканский список культурного наследия.

Надо сказать, что Дому Микляева посвящено, пожалуй, более всего публикаций в СМИ. Еще Николай Загоскин называл отношение к нему городских властей кощунственным. А жил он в Казани, кто не знает, на рубеже двух  веков - XVIII и XIX. 

С подачи Олеси Балтусовой, в то время корреспондента журнала «Казань» и экскурсовода, домом заинтересовался Президент РТ (Не праздные экскурсии,  «Казань», № 9, 2011). Во время первой экскурсии с Рустамом Миннихановым по Казани ей удалось удалось «показать президенту позор Казани — самый старый её дом в жутком состоянии». Было это в сентябре 2011 года.

«Казанские истории» уже сообщали, о том, что 19 января 2015 года собственный корреспондент «Независимой газеты» Глеб Постнов инициировал написание обращения к министру культуры Российской Федерации Владимиру Мединскому. Петиция была размещена на сайте https://www.change.org, и за эти дни в ее поддержку высказались 837 человек.

Вот ее текст:

Владимиру Ростиславовичу Мединскому

Старейший в Казани дом купца Ивана Михляева, в котором в 1722 году праздновал 50-летие российский император Петр Первый, может рухнуть, похоронив под обломками многолетние обещания татарстанских властей привести уникальный особняк в нормальный вид.

За 10 лет, начиная с празднования полумифического 1000-летия Казани, практически развалившийся купеческий особняк побывал в распоряжении Института истории Академии наук Татарстана и казанского муниципалитета. Здание пытались ремонтировать и даже соорудили над ним крышу, однако денег на полную реставрацию не нашлось. По мнению замминистра культуры Татарстана Светланы Персовой, «нужны большие вложения, здание в плохом состоянии».

Перед празднованием 1000-летия Казани в 2005 году, равно как и в преддверии Универсиады 2013 года, когда были в спешном порядке отреставрированы десятки старинных особняков, чудом уцелевших в историческом центре города после его зачистки в ходе «программы ликвидации ветхого жилья», дом купца Ивана Михляева не тронули. Его и не видно было гостям Универсиады – особняк скрыт от посторонних глаз невзрачными постройками советской эпохи. Дом Ивана Михляева в стиле московского барокко уникален. Он входит в состав 10 российских памятников рубежа XVII – начала XVIII века. Таких домов в России осталось наперечет!

В разное время под сводчатой крышей дома помещались богадельня, харчевня, трактир, чайная и гостиница. Тут даже планировали развернуть госпиталь для раненых на полях Первой мировой войны, но не случилось. В советское время некогда самый представительный из казанских домов использовался как подсобка швейной фабрики. Особняк Михляева уникален еще и тем, что ему всякий раз удавалось уцелеть во время многочисленных пожаров.

Только при нынешней ситуации, когда подобные бедствия Казани уже не столь страшны, дом купца Ивана Микляева продолжает разрушаться. Пусть медленно. Зато верно. Подробнее: http://www.ng.ru/regions/2014-02-28/5_kazan.html и http://www.ng.ru/regions/2004-02-16/13_tolstoy.html

Уважаемый Владимир Ростиславович! Дом купца Ивана Афанасиевича Микляева разрушается на глазах казанцев, неравнодушных к истории своего города. Прошу Вас вмешаться в ситуацию, ибо по моему мнению, разделяемому казанскими краеведами, у местного Минкульта, равно как и казанского Кремля ни сил, ни времени, ни политической воли на это нет!»

Своего рода поддержкой этой гражданской инициативы с нашей стороны стало размещение исторического очерка о Доме Микляева-Дряблова в нашей газете, в котором рассказано о непростой его судьбе.

Читайте: «Когда же наступит конец этому историческому кощунству?»

Не разделяя некоторых оценок автора, нельзя не согласиться с ним в главном – здание довели до ручки. И очень хорошо, что Глеб Постнов не только опубликовал свой текст в «Независимой газете», но и попросил сограждан подписать его в качестве петиции.

Эта публикация – своего рода эстафета журналистской семьи Постновых. Вера Постнова, будучи в ту пору собственным корреспондентом «НГ», тоже писала о Доме Микляева-Дряблова. Это было, кстати, более 10 лет назад – 16 февраля 2004 года. Статья называлась «Лев Толстой как зеркало разрухи в головах казанских чиновников.

Надо ли удивляться резкости оценок молодого журналиста?! Старинное здание 10 с лишним лет стоит без хозяйской заботы. Это мы, умудренные знанием подводных течений принимаемых решений и опытом компромиссов, принимаем во внимание объективные причины – молодость судит по результату. А он плачевен. В дом уже страшно заходить.

Фото Рустема Ахунова. 2008 год

Глеба «соломоново решение», которое озвучила на заседании Олеся Балтусова, конечно же¸ не устроило. Доводы о том, что лучше так, чем вообще никак, что на дворе кризис, на него впечатления не произвели. Вот как он прокомментировал это в нашем разговоре:

«100 миллионов то найти? действительно непросто, особенно если учесть, что у нас только на поддержку журналистских штанов в Татарстане запланировано потратить в этом году более миллиарда рублей».

Коллега увидел в таком решении всего лишь попытку избавиться от Дома Микляева. Как говорится, нет дома – нет проблем. Более подробно пообещал высказаться на страницах «Независимой газеты».

Ну, а я все-таки прислушаюсь к доводам тех, кто принимал такое решение. Почему все-таки не реставрация, а только консервация? Причин, как я понимаю, две.

Во-первых, ни у кого, у «АК БАРС» БАНКА тоже, сегодня нет денег на полную реставрацию объекта. Экономическая ситуация в стране, Татарстан не исключение, заставляет затягивать пояса покрепче. А тут понадобится колоссальная сумма. Сегодня даже предположительно не скажет никто, какая конкретно.

Фарида Забирова, не первый год занимающаяся реставрацией старинных зданий, упрекнула журналистов в том, что их интересует в первую очередь именно это. Но стоимость реставрации Дома Микляева-Дряблова станет известна только после детального исследования всех конструкций здания, многие годы не видевшего даже капитального ремонта. Даже то, что сегодня выглядит хорошо сохранившимся, возможно, придется менять. А в Доме Микляева, кажется, уже ничто не сохранилось, кроме кирпичных стен. Крепкий кирпич делали наши предки, однако…

Любой архитектор-реставратор вам приведет не один пример, когда запланированная сумма в ходе реставрации многократно возрастала.

Между тем, общие затраты на памятники культурного наследия снижаются.

Как бы мы не иронизировали над 1000-летием Казани или Универсиадой, но эти события в значительной степени увеличили наши возможности по сохранению исторического центра. Приведу несколько цифр.

В 2004 году финансирование работ на 65 памятниках культуры составляло 1908,9 млн. рублей, в 2005-м, перед юбилейными торжествами, работа шла уже на 76 объектах, на что было израсходовано из всех источников 1642,4 млн. рублей.

Юбилей прошел, но работа на некоторых объектах продолжалась, к тому же активное изучение культурного наследия выявило дополнительные памятники. А потому финансирования в 2006 году требовали уже 74 объекта, а средств было выделено всего 543,9 млн. рублей. При этом доля участия федерального центра в этих расходах выглядела так: 2004 год – 1649,4, 2005 год – 1027,7, 2006 год – 82,0 млн. рублей.

Очередной всплеск – в 2012-2013 годах. По состоянию на 9 сентября 2013 года объем инвестиций в реконструкцию, по предварительной оценке, составил порядка 7 млрд рублей. Эта цифра прозвучала на одной из пресс-конференций.

Планировалось, что после окончания внутренних работ и ввода всех объектов в эксплуатацию сумма достигнет 11,5 млрд рублей. Львиную долю в этой сумме составили частные инвестиции. В целом в процессе возрождения исторического центра участвовали 265 собственников зданий (http://www.tatre.ru/articles_id3584).

Если говорить о 2014 годе, то из доклада министра культуры РТ на расширенной коллегии, которая состоялась 27 января, следует, что большая часть средств шла на два объекта – Древний Булгар и остров-град Свияжск. В 2015 году завершатся работы в трех музеях – А.М. Горького, Е. Боратынского и Доме-музее В.И. Ульянова-Ленина. Это предусмотрено программой «Мирас».

Но вопрос денег в случае с Домом Микляева-Дряблова – не единственная трудность, с какой пришлось столкнуться. Мы обращали внимание наших читателей, что дом стоит во дворе, на территории швейной фабрики «Адонис», и попасть к памятнику можно только через проходную со строгим пропускным режимом. Это создает определенные неудобства уже сегодня. Строителям, которые придут на объект для консервации памятника, придется договариваться с руководством фабрики об условиях доступа к месту работы.

А когда здание отреставрируют, кто его увидит? Ведь памятник – это не вещь в себе. Он должен служить людям. Судя по обсуждению ситуации с Домом Микляева-Дряблова, пока этот вопрос даже не поднимался.

В этой связи нельзя не приветствовать предложения, которые прозвучали на заседании 29 января. И не только о том, что Дом Микляева-Дряблова надо «открыть», то есть обеспечить доступ к нему для всех желающих. Следует найти средства на реконструкцию всего квартала, прилегающего к памятнику.

Оптимальный вариант – проложить пешеходную тропу, которая соединит комплекс Петропавловского собора (первая половина XVIII века), Мариинскую женскую гимназию (первая треть XIX века), дом Микляева-Дряблова (вторая половина XVI века), комплекс Дворянского собрания (конец XVIII века) и дом А.П. Сапугольцева (первая половина XIX века) по улице Рахматуллина, которые наконец-то решено восстанавливать.

Придумать такую тропу легко, но как создать ее на практике, если всё вокруг застроено, если у швейной фабрики, у частных домов по улице Чернышевского есть собственники?

Решение вроде бы на поверхности – перенести фабрику в другое место, ее здания отреставрировать, хозяевам частных домов дать новые благоустроенные квартиры, а в восстановленных зданиях обустроить культурные центры. Это идеальное решение, считают специалисты. Но на сколько миллионов оно потянет?

Как сказала на заседании активистов старины Олеся Балтусова, три года назад подсчитали стоимость переноса на другое место швейного производства. Сумма оказалась настоль велика, что будет гораздо дешевле снести фабричные корпуса, которые не представляют особой ценности – и Дом Михляева-Дряблова «раскроется» без особых усилий.

Планы такие уже есть.

Но ведь на фабрике работают люди, она выполняет важные государственные заказы. И еще неизвестно, согласится ли собственник фабрики на этот вариант?

Как сказала Олеся Балтусова, вопрос много – и ни на один пока нет ответа.

По словам советника Президента, решение о консервации памятника на сегодняшний день – это «соломоново решение», тем более в условиях экономического кризиса. И, надо сказать, пока это решение многих, в том числе инвестора, устраивает. Скорее всего это будет работа, которая растянется на несколько этапов.

Еще нет проекта реставрации самого Дома Микляева-Дряблова. Тот, что в свое время был предложен мастерской Ирины Аксеновой, уже не годится. Состояние памятника изменилось – значит надо проводить дополнительные исследования, корректировать с их учетом проект.

Первоочередные меры по консервации здания тоже потребуют и времени, и средств, и наверняка нестандартных реставрационных решений. Уж слишком здание запущено.

Сначала специалисты проведут обследование строения, чтобы выяснить состояние фундамента, стен и крыши, определят, какие нужны противоаварийные меры, чтобы здание не рухнуло окончательно. Скорее всего придется переделывать крышу, ставить подпоры укреплять фундамент… Это тот минимум, который поможет сохранить уникальный для Казани исторический объект, предотвратить его дальнейшее разрушение.

О том, в какую сумму обойдутся противоаварийные работы, советник Президента сказать затруднилась: «Нужны расчеты, а это дело не одного дня».

Нет ответа и на вопрос о сроках консервации объекта. Как сказала Олеся Балтусова, скорее всего, противоаварийные работы начнутся весной, когда сойдет снег.

Даже подготовка документации – процесс длительный. Понадобится несколько экспертиз специалистов по памятникам культурного наследия и разрешений соответствующей службы Министерства культуры РТ – отдельные на каждый этап работы.

«До обозримого будущего, когда будут приняты какие-то правильные решения по развитию этого квартала, Дом Михляева-Дряблова доживёт», – уверена Олеся Балтусова.

Так что многострадальному дому приказано жить долго.

 P.S.

Написала последнее предложение, вынесла его в заголовок - и задумалась. Уж очень близка фраза известной русской поговорке: приказать долго жить - значит, умереть.

И все-таки править не стала. Этот тот случай, когда от перестановки слов в предложении смысл меняется кардинальным образом. Но у меня написано: многострадальному дому приказано жить долго.

Алла бирсэ...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Рустем 25.02.2015
"Сумма оказалась настоль велика, что будет гораздо дешевле снести фабричные корпуса, которые не представляют особой ценности..."заг ляните в подвал фабрики напротив-там тоже табличка Петра была в советский период, и постройки эти - дворовые части при Доме Дряблова
 
  Издательский дом Маковского