Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Февраль 2021 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29            
  • 1955 – В Казани начал работу малый телевизионный центр, созданный группой энтузиастов-радиолюбителей и специалистов. С 1959 в городе начал функционировать и «большой» – государственный телецентр.

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Бал. Бесы»: «Вы сразу включили у зрителя несколько каналов связи. Он был схвачен вами сразу»

8 декабря на Большой сцене ТЮЗа имени А.А. Брянцева в рамках XXI Международного театрального фестиваля «Радуга» Казанский ТЮЗ представил спектакль «Бал. Бесы» по роману Ф.М. Достоевского (режиссер Туфан Имамутдинов).

В постановке были заняты Эльмира Рашитова, Валерий Антонов, Егор Белов, Эльвина Булатова, Гузель Валишина, Ильнур Гарифуллин, Камиль Гатауллин, Полина Малых. Команда спектакля получила диплом участника фестиваля и бронзовую статуэтку авторства скульптора Владимира Горевого.

Этот фестиваль, который проходит в Санкт-Петербурге, ведет свою историю с февраля 2000 года и является одним из самых престижных театральных форумов России. Концепция фестиваля – современная драматургия для молодёжи, новые, театральные формы, актуальная режиссура. Ежегодно «Радуга» показывает самые интересные спектакли со всего мира. На фестиваль приезжали театры из США, Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, Эстонии, Болгарии, Греции и многих других. Среди участников фестиваля разных лет значатся режиссёры с мировым именем. В 2016 году проект «Радуга» был награжден премией Правительства Российской Федерации в области культуры.

В связи с эпидемиологической ситуацией фестиваль на этот раз проходил в формате российского смотра без участия зарубежных коллективов.

«Спектакль берет тебя за шкирку»

На показе присутствовали известные российские театральные деятели, которые оставили в сети отзывы об увиденном.

«В этом спектакле актеры были ещё и акробатами. А в паре эпизодов «Бала» возникал прямо-таки Достоевский-Достоевский», – написал театральный критик Владимир Спешков.

«Пожалуй, из всей программы – я бы выбрала его. Художественное высказывание и мировосприятие очень созвучно. И оно в этом спектакле есть», – отметила театральный режиссер Галина Полищук.

«Сложен, пластичен, метафоричен, ужасен, прекрасен. Россия по Достоевскому. Спектакль построен на зыбком плоту, который кренится, топится, плывет. Собран как плот, по которому тебя ведут, и ты так же зыбко, неустойчиво пляшешь в действии вакханалий. Тут узнаешь и танец Барышникова, ассоциативно видишь девочек из Pussy Riot, считываешь звуковой ряд, и понимаешь, что ты из Made in USSR. И больно, очень больно, понимая что невольно участвуешь в сегодняшнем балу бесов. Не вырваться, не выпрыгнуть из танца с трупом. Спектакль вначале раскачивается, раскачивается, как раскачивается страна, долго медленно, страшно, а потом несётся, то и дело грозясь разбиться и унести тебя в пучину тяжёлую, по-бесовски веселую», – отреагировала театральный режиссер Марина Идам.

Отзывы оставили в соцсетях и зрители казанского спектакля.

«Это не трогает – это рвёт. Глубоко, эстетически, со вкусом, спектакль берёт тебя за шкирку и суёт носом в проблематику Достоевского, которая никуда не ушла, а легла на плечи России современной. Женский вопрос, вопрос иммиграции, истинная сила власти и сумасшествие прогресса – вот всё, что осталось нам с тех времён. И никуда не исчезло. Крепкий, гармоничный спектакль. Чудесный актерский ансамбль. Всё на своём месте. Всё так интересно, что хочется, чтобы это высказывание длилось и не заканчивалось» (Евгения Скирда).

«Хорошо сделанный спектакль: и актёрски, и сценографически, и пластически, и вокально. И с режиссерской стороны. Получилось и трогательно, и смешно, и больно – даже в выбранной осколочной форме концерта, когда кусочки романа представлены в виде отдельных номеров развлекательной программы на балу. И, с одной стороны, в спектакле есть что-то, что попадает в тебя лично, с другой – это острая сегодня постановка» (Соня Нестерова).

«Это диспут, и каждый из героев, на самом деле, размышляет о пути России XIX и XXI века»

Это не первый выезд казанских артистов с этим спектаклем за пределы Казани. Спектакль «Бал. Бесы» в ноябре 2019 года принял участие в XXIII Международном театральном фестивале имени Ф.Достоевского в Великом Новгороде. Это был первый показ новой постановки  Туфана Имамутдинова за пределами республики. Спектакль не оставил равнодушными ни зрителей, ни критиков фестиваля.

«Бал. Бесы» Туфана Имамутдинова в Казанском ТЮЗе – это фантастический спектакль. Удар под дых, монологи-пощёчины. Беспощадно, саркастично, зло, безжалостно. Спектакль, на котором и тебя корёжит так, словно и впрямь изгоняются внутренние бесы».

 Ирина Алпатова, кандидат искусствоведения

О, какие разнонаправленные эмоции раздирают на этом спектакле. Режиссер Туфан Имамутдинов и команда постановки «Бал. Бесы» сделали жгучую и болезненную вещь на безупречном сценическом языке.

Легко вспоминать культовый спектакль Льва Додина по роману «Бесы». Но после этой постановки, что он окончательно ушел в свою красивую историю. Сегодня жестокий роман может быть на сцене только таким, как в Казанском театре юного зрителя. Именно потому, что мы действительно расслоились и запутались в своих идеях, перестав различать посконные добро и зло, предавшись бессовестному цинизму.

Страшно, липко страшно, когда молодые и красивые люди произносят безжалостные монологи, разрушающие сумасшедшим попаданием в реальность за пределами театра. Жутко, нестерпимо жутко вращается платформа художника Лилии Имамутдиновой. Горячечная неустойчивость, пошатнувшийся мир, тонущий корабль, на котором все эти прекрасные гадины ловко отплясывают засасывающий в злорадный мрак танец. Хореограф Марсель Нуриев выжимает из молодежи всю удаль, всю смелость, всю влюбленность в свое энергичное, полетное тело. И понимаешь, что над тобой издеваются, что этот хлесткий анти-бродвей не для того, чтобы тебя порадовать и развлечь. Но невозможно не поддаться харизме, трудно не давить в себе блаженного улыбающегося от размашистой витальности зрителя.

Выдернув из объемного романа восемь монологов, для взыскательной публики Туфан Имамутдинов проследил тонкие взаимосвязи, не позабыв сюжетные перспективы. Можно и без них, но интеллектуальные подмигивания слаще меда. Сочиняя концертную сюиту с Лебядкиным-конферансье, Петром Верховенским-шпрехшталмейстером, он словами персонажей дает прямые линки на главы романа – мол, если не верите, вот вам Достоевский, убедитесь.

Каждый эпизод, каждая роль заслуживает отдельного описания, разбора, восхищения. Можно перечислить имена актеров, но они их и сами знают. Все беспримерно хороши и смелы, держат такой завораживающий тон, что даже в длительные безмолвные эпизоды с замиранием ждешь еще одной пощечины, которая реверсом отдастся жуткой тьме, резонансом войдет в обнаженную деку рояля – пародийный орган адского собора.

Режиссер не изобретает каких-то невиданных приемов. Он блистательно и умно пользуется уже готовым языком. Он провоцирует на сопротивление этой извращенной правде, что беззаботно и самодовольно льется из молодых ртов. Но хочется смотреть на это, не отрываясь, как на пытку. А ведь цитируя Пушкина, будто следуя букве романа, Имамутдинов лукаво снимает с себя ответственность за оскорбившихся. И это гоголевское, о чем тоже нередко хочется говорить в связи с Достоевским. Хотя писатель не говорил ни о какой шинели.

Старомодные понятия очень легко транспонируются на современные социальные модели. А для тех, кому трудно в силу опыта, режиссер сочиняет лобовые хэштеги, надписи на теле, сердечный монитор. Развлекает, упрекает, тычет лицом в прошлое и настоящее. И надо, когда это так талантливо сделано. Ведь можно умыться. Или кому-то в самом деле вдруг захочется стать тем поколением разврата, о котором грезит Петруша? Впрочем, и без таких прямых соответствий в спектакле есть чему ужаснуться.

Сергей Козлов, куратор XXIII Международного театрального фестиваля имени  Ф.М.Достоевского (г.Великий Новгород. Ноябрь, 2019 г.)

15 сентября Казанского ТЮЗа представил свой спектакль «Бал. Бесы» на VIII Всероссийском фестивале молодой режиссуры «АРТМИГРАЦИЯ». Этот фестиваль ежегодно представляет лучшие спектакли, поставленные выпускниками театральных вузов за пределами Москвы и Санкт-Петербурга.

В нынешнем году на конкурс поступило около 100 заявок из различных городов России. Экспертный совет отобрал для основной программы восемь самых интересных и необычных спектаклей, в том числе спектакль Казанского ТЮЗа.

«Я пыталась взглянуть на спектакль глазами человека, который очень хорошо знает текст романа, и человека, который вообще никогда не слышал, что есть Достоевский и что он когда-то что-то написал. Мне, кажется, что отсутствие линейного повествования является одновременно и большой проблемой, и главным достоинством этого спектакля. Представим, что подросток не читал и если изъять смыслы, то я бы вообще поставила этому спектаклю хештег не «дай слово», а «убери слово», потому что звучащие монологи, вырванные из контекста Достоевского, они вообще мало что дают и в общую мысль не складываются.

И тогда, если поставить этот хештег «убери слово» – получается совершенно потрясающий эффектный театр художника. Если из спектакля убрать вербальный канал коммуникации и оставить только пластику и визуальные эффекты, то это выглядит как такая лента «stories» в инстаграм, которые не связаны друг с другом никакой драматургией, повествованием, сюжетом. Это просто эффектный набор картинок, главная функция которых – зацепить внимание, как-то больнее ранить и заставить бежать за книжкой в библиотеку.

И тогда нет никаких вопросов: к чему? Куда идёт этот поезд? Про что этот спектакль? Тогда это очень смелое, эффектное зрелище театра художника, которое, мне кажется, является достоинством и не заигрывает, не спекулирует подростковой субкультурой.

Этот танец честной русской мысли – это такой классный, современный танец, который не заигрывает с хип-хопом и так далее. То есть вы подбираетесь близко к подростку, но с ним не заигрывая, а цепляя его эффектами, театром художника. Но тогда, если мы убираем слово – теряется то, что может прочесть человек, который знает произведение, и если смотреть спектакль глазами человека, который хорошо знает текст, тогда просто вам «браво» за такую деконструкцию текста, потому что хештег «дай слово» – это главное орудие в руках Верховенского; всё, что происходит в произведении – когда все апеллируют к Ставрогину, который что-то когда-то кому-то говорил в Америке и всех обращал к «слову», в свою Веру; это слово Кириллова, который пообещал убить себя. Собственно «слово» до убийства Кириллова, который повязывает всех кровью – является главным орудием для этой компании «бесов». И «дай слово» здесь – это шифр, который круто разгадать, если ты знаешь роман. Жаль, что человек, который не знает текста, не встроит никак этот танец «XZ», когда в нём звучит фраза: «Я сегодня Бога убила», – и это Матрёша. И если ты понимаешь, что это Матрёша, и ты понимаешь про что этот танец девочки-самоубийцы, которая доведена до смерти изнасилованием Ставрогина, и тогда это сразу обрастает очень объёмными смыслами. Жаль, что этого не может считать подросток, который не читал роман.

Ну, и уже не раз отметили танец «Камаринский без цензуры». Для меня это абсолютно такой «Дом, который построил Джек» Фонтриера, где он складирует эти мертвые тела и лепит из них скульптуры – это страшнейшее зрелище, но, опять-таки, если ты знаешь текст, если ты знаешь, каким образом Верховенский доводит Кириллова до самоубийства, которое на самом деле убийство по факту. Это тоже имеет объёмное звучание, только если ты знаешь текст.

Так вот: без знания теста все эти «ссылки» мне кажутся неработающими, этот хештег, на который ты кликаешь, и он никуда не ведёт.

Это мои размышления. Это ни хорошо, ни плохо, это разные спектакли для людей, которые читали и которые не читали.

В целом, если говорить про структуру, то это набор зондов Достоевского, таких социально-политических, острых. Для меня центром этого кабаре «Достоевский» стал номер «Плюй, ликуй». Этот танец для меня – ключевая сцена спектакля, которая сама по себе может идти как отдельный спектакль по нарастанию драматизма, напряжения, зрелищности.

Это потрясающая актёрская работа по пластике. Спасибо».

 Мила Денева, театральный критик (РАМТ, г.Москва), участник VIII Всероссийского фестиваля молодой режиссуры «АТМИГРАЦИЯ»

«Мотивы и «проклятые русские вопросы» романа Достоевского «Бесы» в спектакле Туфана Имамутдинова входят в острое сопряжение с сегодняшними страхами и поисками идентичности.

Разговор о родине, языке и будущим ведется с тем же накалом, что и в «Бесах», автор которых был прочно и очень лично связан с политическим контекстом 1860-х.

Наклонный планшет, люди в полувоенных шинелях, голый торс c надписью Made in USSR – в суровой и нервной пластике спектакля ищутся ответы на самые важные вопросы уже нашего времени».

Кристина Матвиенко,

театральный критик (г.Москва), эксперт VIII Всероссийского фестиваля молодой режиссуры «АТМИГРАЦИЯ» 

«Мне кажется, что проще всего этот спектакль назвать антилиберальным, потому что таков роман Достоевского, но при ближайшем рассмотрении, ты понимаешь, что это совсем не так. Он тоньше, здесь ничего не манифестируется.

Поскольку выбрана не сюжетная основа, а система монологов, то это диспут, и каждый из героев, на самом деле, размышляет о пути России XIX и XXI века. Я вот сидел и думал о том, что вот кто сегодня «бесы»? Это такая абстракция, как: сегодня фашисты – это кто? Либералы – это кто? И каждый эти слова употребляет в своём контексте.

Теоретически можно представить себе, что «Бесы» – про современную политику, про особенность участия в понижении уровня образования.

«Бесы» – это для меня абстракция. Я думаю, что то, что не делает вашу работу таким антилиберальным манифестом, и то, за что некоторые люди критиковали эту работу за отсутствие света, понимание того, что вы не даёте выхода. Вы его сами не видите и вы не даёте его другим, потому что здесь нет ни одной церковки, здесь нет ни одной иконы, нет умиления родившемуся ребёнку Шатовых, нет христианского покаяния Ставрогиных, нет святости «хромоножки». То есть то, что вы режете по глазам, и действительно в каждой сцене тебе, собственно говоря, вскрывают горло. И ты ждешь каждую секунду, что тебя будут утешать сейчас, а вы не даете этого чувства. И это очень, мне кажется, честно.

Это ощущение вздыбленной страны от сломанного фортепиано, которое раньше было чистой гармонией до шаткого помоста России… Это мне кажется, очень здорово.

Впервые вижу Кириллова, который лишен какой-либо экзальтации, перверсивности и девиантного поведения. В этом случае, когда Кириллов не экзальтирован, ты прислушиваешься к его словам и доверяешь. Он очень рационален и логичен в своих позициях. Танец с трупом запомнится навсегда.

Невероятная сцена с луком для меня – это разговор о том, что самоучительство, самоистязание стало нормой в России. Помост – это русское поле экспериментов, это страна, которая постоянно испытывает свой народ, постоянно танцует с этим трупом и всё время жертвует кем-то, убивает меньшинство ради призрачного счастья большинства.

Мне кажется, это очень важно. Спектакль, вроде как, хоровой – есть хор, который не задействован, есть набор политтехнологов и покорная толпа, которую куда угодно можно повести. Это ощущение того, что это диспут, того, что это не манифест, того, что это размышление о судьбе страны и понимание того, что этот шаткий помост нас приучает к мысли о том, что нужно искать искусство баланса, а баланса нет. Это понимание того, что тупик, а не утешительство, понимание того, что баланс никак не можем найти – это очень честная позиция. В этом смысле, конечно, отсутствие света – это вещи концептуально важные, на мой взгляд, потому что, ну что врать?

Спасибо вам за этот спектакль. Мне кажется, он удался во всех смыслах. Замечательная работа».

Павел Руднев,

театровед, критик, арт-менеджер, кандидат искусствоведения, доцент кафедры практического театроведения, менеджмента и театральных технологий Высшей школы сценических искусств – Театральной школы Константина Райкина (г.Москва), эксперт VIII Всероссийского фестиваля молодой режиссуры «АТМИГРАЦИЯ»

«Я плакала от того, как вы безжалостно эксплуатируете зрителя. Достоевский – это сложный автор, вы его смиксовали в монологи о России, о Боге, о свободе. И эти образы, которые вы создали, они отражают всю его диалектику и вы выбрали из него полифонию.

Какофонию, которую вы передавали через эти детали: шарики – которые как самоубийство, или лук, который вы прикладывали к глазам, или фломастером писали. То есть вы сразу включили у зрителя несколько каналов связи. Он был схвачен вами сразу. Зрители не просто смотрели и слушали Достоевского, они еще и подключались физиологически, была мощная психофизика.

Эта крутящаяся платформа, она передает зыбкость суждений, и весь спектакль мне показался демонстрацией либеральной идеи как юродства. Режиссёр собрал именно образы и ключевые идеи, которые смог и физически передать. Взятый накал и идея у Достоевского, игра судьбами у главного героя. Вы физически смогли это передать. Спасибо. Впечатляет!».

Елена Жданова,

театральный критик (г.Иркутск), участник VIII Всероссийского фестиваля молодой режиссуры «АТМИГРАЦИЯ»

Фото от пресс-службы ТЮЗА и сетевой газеты  "БИЗНЕС Online"

Читайте в "Казанских историях - Любовь Агеева. В Казанском ТЮЗе – «Бал. Бесы»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского