Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Май 2019 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1918 – Начался мятеж Чехословацкого корпуса – воинского соединения из военнопленных Первой мировой войны. Уже 31 мая Казанский губисплолком принял решение объявить губернию на военном положении; губернским военным комиссаром был назначен И.И. Межлаук.

    Подробнее...

Пресс-конференция перед стартом Шаляпинского фестиваля

31 января 2012 года журналистов пригласили в Татарский академический театр оперы и балета имени Мусы Джалиля  на пресс-конференцию перед открытием юбилейного, тридцатого Шаляпинского фестиваля.

Пожалуй, никогда прежде не собиралось в театре так много пишущей и снимающей братии. Не было свободных мест. Камеры отсекли журналистов от «президиума», и вопросы тем, кто в нем находились, моим коллегам приходилось задавать через головы операторов.

Интерес к фестивалю понятен. Во-первых, юбилей фестиваля, который и в обычное время вызывает повышенный интерес СМИ. Во-вторых, премьера нового спектакля – опера «Евгений Онегин» не шла в Казани уже давно, а если и появлялась в афише, то в старой постановке. Наконец, в третьих, журналистов известили, что на пресс-конференцию придет прославленный музыкант с мировым именем, победитель множества международных конкурсов, лауреат премии «Грэмми» Михаил Плетнев.

На встречу с журналистами пришли директор театра Рауфаль Мухаметзянов, главный дирижер театра  Ренат Салаватов, музыкальный руководитель и дирижер  премьерного спектакля "Евгений Онегин" Михаил Плетнев, режиссер-постановщик Михаил Панджавидзе, а также гость из Москвы – Алексей Садовский.

Вопрос Михаилу Плетневу от "Казанских историй". На заднем плане Татьяна Токарева. Отчет сопровождают ее снимки с пресс-конференции

Пресс-секретарь театра Жанна Мельникова, которая обычно начинает пресс-конференции в театре своими вопросами, сначала обратилась к Михаилу Плетневу. Он подтвердил, что действительно жил в Казани, чувствует себя здесь, как дома. Отметил, что город сильно изменился, философски заметив при этом, что меняются не только люди, но и города, и они будут делать это после того, как мы уйдет в мир иной.

Михаил Васильевич сказал, что Шаляпинский  оперный фестиваль в Казани – явление вовсе не случайное.

Во-первых, здесь есть музыкальные традиции, и фестиваль показывает, что жизнь продолжается, во-вторых есть люди, которые могут его организовать, во-вторых, Казань – это вовсе не периферия, а столица. Столица Татарстана.

От развернутого ответа на вопрос о премьере «Евгения Онегина» маэстро уклонился, заметив, что опера всем известна, а потому ставить ее было задачей сложной. В основе спектакля  – Пушкин и Чайковский, фигуры огромной духовности. Подступать к их творениям боязно, и создатели спектакля в меру своего таланта пытались что-то передать из того, что замышляли в своих сочинениях эти великие люди.

«Наши силы скромные, – заметил он, – не стоит сравнивать наши попытки и их замыслы. Но все старались работать с желанием и энтузиазмом».

Я спросила Михаила Плетнева, как он оценивает наших музыкантов и как ему с ними работалось.

«Очень милые люди – это самое главное, – ответил он. – Есть музыканты высокого качества, есть музыканты не очень высокого качества. Но в целом я вижу в них желание, они с интересом относятся к работе. Заслуга Рината Саловатовича состоит в том, что все музыканты приучены к дисциплине. Таким образом, мы зря времени старались не терять и достигли каких-то  результатов. Посмотрим».

Одна из моих коллег спросила маэстро, как он относится к тому, что высокое искусство сегодня не в чести. Это было далеко от темы пресс-конференции, но Михаил Васильевич на этот раз дал развернутый ответ:

«Да, я согласен с этим утверждением. Ответ на этот вопрос может занять очень много времени, но в двух словах скажу следующее.

Когда-то искусство было предметом высоких духовных устремлений. Композиторы, порой питаясь черствым куском хлеба, погибая в бедности, создавали великие шедевры. Было определенное количество певцов, которые эти произведения исполняли.

Сейчас композиторов великих нет, зато появилась масса исполнителей. Произошло переосмысление. Очень важна стала, особенно в последнее время, коммерческая сторона. Исполнители за спектакли получают гораздо больше денег, чем композитор может получить за всю жизнь. Это во-первых.

Во-вторых, очень трудно окупать то, что происходит в театре. Никто во власти не понимает, что будущее заключается в том, чтобы моделировать духовные высоты. Тогда, может быть, человечество чего-то достигнет. Все сводится к грязи, сбору денег, необходимости продажи. Это уже не музыка, а шоу-бизнес. Все это ворвалось и в классическую музыку. Те же самые приёмчики и ходы стали использоваться. Об искусстве многие уже почти и не помнят. Все думают, как продать, получить, заманить и так далее. Таковы тенденции последних нескольких лет.

Мое мнение, что мы за последние лет 50 опустились очень низко с той точки, на которой находились в советское время. Куда еще ниже мы опустимся, я не знаю. Вот в Казани метро строят. Может быть, там окажемся все.

Но я вижу, что в вашем городе не так все плохо. Дирекция театра оперы и балета старается организовать интересные события, пригласить артистов. Конечно, это очень трудно. Но интерес публики, который существует, окупает всё!»

А когда она спросила, в чем он видит свою миссию – как выдающегося  музыканта, ответил опять кратко:

«Каждый музыкант должен видеть свою миссию в том, чтобы честно исполнять музыку. Чтобы перед смертью ему не было стыдно ни за один свой поступок! Вот и всё!»

Директор театра Рауфаль Сабирович продолжил тему:

«Мы работаем много за рубежом, в Западной и Центральной Европе. Почему в России все так? Дело в том, что у массовой культуры есть нижняя планка и есть высшая. Нижней планки массовой культуры в России на данный момент не существует. На Западе она сформирована всеми институтами, в том числе средствами массовой информации. Да, там тоже есть не очень хорошая продукция, но она не попадает на рынок, ее просто никто не покупает. В России государство от этой миссии отошло, поэтому этой нижней планки и не существует».

По его мнению, единственный путь выхода из ситуации  – интеграция в Европу. Потому что там этот процесс сбалансирован. Там не может быть такого, чтобы пародия –вторичный жанр – занимала по оплате первое место и каждую неделю ее транслировали по телевидению. Такой пародии место  – в цирке!

Театр оперы и балета имени Мусы Джалиля является лицом культурной жизни республики, много гастролирует, представляя культуру российского искусства за рубежом. Ощущает ли театр поддержку государства? Достаточна ли она? – спросили журналисты.

«До 2000 года мы стабильно финансировались, но после 2005 года ситуация изменилась к худшему. В последнее время произошли серьезные события, которые внушают оптимизм», – сказал директор театра.

О поддержке музыкального искусства стало думать высшее руководством страны. Это и понятно: музыканты, артисты балета, певцы начали покидать Россию. А ведь это – национальное достояние, и его нужно сохранить. Серьезные меры уже оказали своим театрам в Новосибирске, Свердловске, Перми и Самаре. В прошлом году состоялся серьезный разговор директора театра оперы и балета имени Джалиля с Президентом РТ Рустамом Миннихановым, который уже серьезно поддержал симфонический оркестр. Следующий шаг будет сделан в сторону театра имени Джалиля.

Но этот разговор был уже во второй части пресс-конференции. А в начале разговора Рауфаль Сабирович коротко напомнил некоторые факты из истории Шаляпинского фестиваля, в том числе то, что задумывался он как событие чисто коммерческое. Не в том смысле, что думали заработать с его помощью денег – театры в то время финансировались в достаточной степени, а чтобы привлечь зрителей. Об этом думал не только он, молодой директор театра (пришел на эту должность в 1981 году), но и творческое руководство художественный руководитель (была тогда такая должность) Нияз Даутов и главный дирижер Виталий Куценко.

Тридцать лет назад мы и подумать не могли, что фестиваль станет важным культурным событием, сказал Рауфаль Сабирович. Фестиваль не только стал традиционным и проводится ежегодно (исключение было сделано только в 2005 году из-за реконструкции здания театра), но и во многом изменил театр, зрителей.

Не без его влияния театр стал развиваться по более эффективной, западной модели, отказался от многих привычных российским театрам атрибутов вроде постоянной труппы. В штате – в основном управленческий персонал, большинство артистов работают по контракту, и в этих условиях даже гастролеры могут исполнять «штатные» роли, как например, Ахмед Агади.

Театр стал мобильнее, может позволить себе проекты, на которые раньше не мечтали бы. И оперная, и балетная труппа много гастролируют за рубежом. А это и новый опыт, и новые знакомства. Если раньше за хорошими певцами буквально охотились, то сегодня проводится кастинг желающих принять участие в фестивале. Естественно, это повысило уровень исполнителей, которые участвуют в спектаклях Шаляпинского фестиваля.

Надо заметить, что руководство театра, и прежде всего самого директора, фестиваль тоже многому научил. Рауфаль Сабирович – прекрасный менеджер на ниве культуры. При этом важно, что он умеет не ставить телегу впереди лошади, отдавая себе отчет в том, что фестиваль все-таки делают артисты, а не распространители билетов и театральная администрация.

Отвечая на вопрос, чем запомнится зрителям тридцатый фестиваль, он не стал перечислять фамилии именитых гастролеров, которые позволили ему в юбилейном буклете поставить казанский фестиваль в один ряд с фестивалями в Зальцбурге, Байройте или Брегенце.

«Знаете, любой артист может двадцать раз выступить – и не запомнится, а на двадцать первый может покорить публику, – сказал он. – К сожалению, нет ни одного человека, который мог бы спрогнозировать спектакль».

Другое дело – какой класс артистов на фестивальной афише. И в то же время руководство театра имени Джалиля не боится приглашать мало известных певцов. Выступления некоторых из них иногда ставятся настоящими событиями. Великий стимул – творческие амбиции, когда певец работает со «звездами» российской оперы. Да и не только российской.

Директор театра особо отметил, что фестиваль – это не только новые встречи с певцами. Шаляпинский фестиваль дает казанским меломанам возможность встретиться и  с выдающимися  дирижерами. В нынешнем году их сразу   два – Михаил Плетнев и Валерий Гергиев, правда, на этот раз он будет дирижировать своим оркестром (в программе фестиваля премьерный спектакль Маринки «Очарованный странник»), но, возможно, в будущем выступит как дирижер нашего оркестра в каком-нибудь фестивальном спектакле.

 «За рубежом дирижеры класса «А» перемещаются среди такого же класса оркестров и театров. Лично я – за эту тенденцию. У нас она практически отсутствует. Такое положение дел сложилось из-за системы, которая была  в нашем театре прежде: есть главный дирижер, главный режиссер, главный хореограф – и они работают в одном театре, пока не умрут. И то, что сегодня  нашим оркестром будет дирижировать Михаил Плетнев – это большой шаг, это наша тенденция к развитию».

Режиссер-постановщик «Евгения Онегина» Михаил Панджавидзе предпочел не отвечать на вопрос о режиссерском замысле.

«Как говорится, зачем рассказывать фильм, перед тем, как вы его посмотрите?»

А когда его спросили, почему он выбрал классический вариант этой известной оперы, он ответил вопросом:

«А почему должна быть другая трактовка?»

И на этот вопрос дал ответ развернутый:

«Эта одна из популярных опер, которая идет не только у нас, но и за рубежом. Она идет практически повсеместно. И я считаю, что если она какое-то время не шла в Казани -  это был дисбаланс в природе, и его нужно было восполнить.

Могу предположить, что одна из тех причин, по которой эту оперу не возобновляли в Казани: «Евгений Онегин» – это сакральная, почти святая вещь для нас. Это неотъемлемая часть каждого из нас. Потому что с малых лет мы знаем «Евгения Онегина». И тут я согласен с Михаилом Васильевичем – возобновлять такую оперу очень боязно. Здесь главный принцип, как у врача – не навреди. Если можешь не ставить «Евгения Онегина» – не ставь.

Но пришло время его поставить здесь, в этих стенах. Я предполагаю, что на этот спектакль будут ходить казанцы, будут приводить своих детей. И будет приходить молодежь.

Мне бы хотелось, чтобы молодые имели представление о героях этой оперы  такими,  какими их задумали Пушкин и Чайковский. Они еще увидят других Онегиных, они еще много чему насмотрятся в этой жизни. Это неизбежно – детей не оградишь от этого. Но пусть сначала они посмотрят то,  как это должно быть. Пусть у них останется в памяти письмо Татьяны, ария Ленского в том виде, в каком они существует в России уже на протяжении ста лет».

Ренат Салаватов оказался самым немногословным, а концовкой своего ответа на вопрос  «Ваши впечатления от новой постановки?» сразил всех своей непосредственностью:

«Мне нравится, что к нам в театр часто приходят впервые, и таких зрителей, которые впервые увидят этот спектакль, будет много. Потому что они получат огромное удовольствие. Я желаю, чтобы они посмотрели этот спектакль с открытым детским взглядом. И думаю, что они им понравится. Мне – понравился».

Алексей Садовский, в отличие от хозяев, мог говорить о фестивале комплиментарно. Как выяснилось, он в Казани – не просто гость, и его вполне можно назвать членом команды Шаляпинского фестиваля:

«Фестиваль уже давно перерос те понятия, которые к нему прилагаются: всероссийский, международный…  Они уже не определяют тот статус и то качество, которое фестиваль приобрел. Театр набрал уже такие «мускулы», что может конкурировать с лучшими театрами России и мира. И этим привлек мое внимание. Вместе с Рауфалем Сабировичем мы попробовали пригласить и дирижеров и певцов самого высокого класса и, на нашу радость и к нашему удивлению, они согласились. Есть уже планы и на 2013 год.

Пару слов о «Евгении Онегине». Такой спектакль мог родиться на сценах Большого или Мариинского театров или где-нибудь в Париже, Лондоне, Берлине. Он очень высок по своему качеству. Несмотря на то, что он поставлен в традициях XIX-ХХ веков, тем не менее  это абсолютно новый подход к осмыслению «Евгения Онегина». Это удивительная музыкальная трактовка, это снятие неких штампов в режиссуре спектакля. Это новый взгляд и осмысление Чайковского и Пушкина. Поэтому идете и смотрите этот спектакль. Он интересен и интригует от начала до конца».

Алексей Садовский предположил, что и сам фестиваль будет такой же интригующий, пожелав всем  приятных впечатлений.

Надо заметить, что на фестиваль аккредитовано около ста журналистов, и не только казанских. Это позволит сохранить в памяти казанцев все нюансы грандиозного музыкального праздника.

По традиции спектакли Международного оперного фестиваля имени Ф.И. Шаляпина предваряются вступительными словами известных лекторов-музыковедов. В нынешнем году перед спектаклями, как и в феврале 1982 года, будет выступать известный музыковед, заслуженный деятель искусств РФ и РТ, член Союза композиторов России, профессор Георгий Михайлович Кантор. Сейчас он живет в Израиле, но приглашен руководством театра специально для этой цели. «Имя этого искусствоведа стало в некотором смысле символом казанской музыкальной культуры», – написано в одном из пресс-релизов театра. И в этом нет преувеличения.

И в буклетах театра, и в материалах нашей газеты и наверняка других СМИ будут ссылки на книги Георгия Кантора об истории музыкальной культуры нашей республики, в том числе на две книги о музыкальном театре – до революции и после революции, до 1994 года включительно.

Важной информационной составляющей фестиваля является выставка, которую каждый год организует заведующая музеем театра Рамзия Такташ. На этот раз она тоже встретилась с журналистами, рассказала о выставке и ее экспонатах, познакомила с самыми ценными из них. Наша газета планирует отдельный материал об этой выставке.

Как принято в последнее время, назовем тех, кто помог в организации фестиваля. Генеральный партнер театра – жилой комплекс «Берег». Логотип компании – на красочном юбилейном буклете, рассказывающем об истории фестиваля (подготовлен к печати Издательским домом Маковского), солидных программках к каждому спектаклю, где зрители найдут не только имена исполнителей, но и историю данной оперы, рассказ о ее создателях, на баннере, который был непременным фоном при съемке пресс-конференции телеоператорами и фоторепортерами.

Театр благодарит за помощь в организации рекламной кампании фестиваля официального информационного спонсора – газету «Вечерняя Казань», информационного партнера – телекомпанию «ТНВ»; официального интернет-партнера – деловой портал «БИЗНЕС Online», информационных спонсоров – агентство «Татар-информ» и сеть радиостанций «TATAR RADiOSI»; а также СМИ, оказавших информационную поддержку фестивалю; интернет-порталы KZN.RU, KAZAN24.RU, газеты «Аргументы и факты», «Известия Татарстана», «Комсомольская правда - Казань», «Казанские истории».

Любовь АГЕЕВА

Мне помогала Ольга ПРОКОФЬЕВА, студентка КНИТУ-КАИ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского