Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1812 (25.08) – В Закавказье, в г.Шуше Елизаветпольской губернии, родился выдающийся русский химик-органик, основатель казанской научной школы, один из организаторов и первый президент Русского химического общества Николай Николаевич Зинин

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Учебник истории – не майдан

Мы представляем учебное пособие для школы «История Татарстана». Наш собеседник – известный казанский историк, профессор Булат Султанбеков.

Учебное пособие для основной школы «История Татарстана» (руководитель проекта и научный редактор – профессор Булат Султанбеков), вышедшее из печати в прошлом году создано с учетом современных образовательных стандартов, одобрена Институтом истории академии наук РТ и рекомендована к изданию Министерством образования Татарстана.

В книге рассматривается непростая многовековая история края с древнейших времен до наших дней. Как пишется в обращении к читателю, в ней дана «широкая картина исканий нашими предшественниками справедливого общественного устройства, их идеалов и верований. В историю возвращены многие факты и имена, восстановлены недостающие страницы прошлого». В пособии представлены исторические документы, многие из которых стали достоянием общественности только в последнее время.

Книгу полезно прочитать не только старшеклассникам, но и студентам, всем, кого интересует история Татарстана. Тираж солидный – 90 тысяч экземпляров.

Наш корреспондент Любовь АГЕЕВА встретилась с профессором Булатом СУЛТАНБЕКОВЫМ и попросила его рассказать о новом учебнике истории.

султанбеков сайт

 – Булат Файзрахманович, представьте, пожалуйста, авторский коллектив, который работал над книгой. Какова была концепция издания, какие пришлось преодолевать «подводные течения»?

– Надо начать с того, что отношение к истории Татарстана в разные годы было разным. Было время, когда считалось, что история отдельной республики вообще не нужна – есть история России, и достаточно. Первые подвижки в осмыслении истории татарского народа и республики начались после ХХ съезда партии. Тогда это называлось «краеведение». Понятия «региональный компонент истории» еще не было.

Может быть, одной из первых ласточек была наша с Алтером Литвиным книга «Рассказы о родном крае». Она выдержала восемь изданий. Это была самая элементарная история Татарстана, скорее отдельные рассказы об истории республики.

Над нами даже посмеивались издательские острословы, правда, беззлобно: поди ж ты, Ленина обогнали, у него пять изданий, а у Султанбекова и Литвина – восемь...

Внести в книгу что-то новое было практически невозможно, потому что это было издание стереотипное, перед каждым переизданием надо было обязательно направить рукопись в Москву. Оттуда получали не только разрешение, но и советы. Например, однажды потребовали найти в республике своего Павлика Морозова – без этого книжку грозили не выпустить. Нашли мы одну девочку с похожей биографией в Спасском районе, правда, потом, через одно издание, рассказ о ней из книги исчез.

Были и советы посерьезней. Например, в Москве сказали: «А может быть, взятие Казани в 1552 году рассматривать как полудобровольное присоединение, ведь в осаде города участвовали и татары? Здесь мы удержали свои позиции – на «полудобровольное присоединение» не пошли.

Когда подули ветры перестройки, советы изменились – предлагали, например, переписать советский период истории с позиций отрицания того, что раньше утверждалось. У нас в это время с Литвиным появились новые проекты, и мы над девятым изданием работать не стали.

В переходный период появилось несколько книг, в общем довольно интересных. Назову книги Равиля Фахрутдинова и Клары Синициной «Татарстан с древнейших времен до конца XVIII века» и «Татарстан в XIX веке», атлас под редакцией Равиля Фахрутдинова на русском языке, изданный в Москве.

Были и неудачи, к которым я прежде всего отнес бы книгу доцента педагогического университета Мифтахова, которая получила отрицательную оценку и академического института, и университета.

Было еще пособие «Родиноведение», написанное с точки зрения булгариста…

В 1999 году мне предложили сформировать коллектив для создания нового учебника истории Татарстана. Представления о таком издании были разные. Нам предлагали дать широкую панораму событий, что называется – от гуннов до Шаймиева. Но в учебник истории многого не вместишь.

Пришлось тщательно отбирать только самое важное, самое интересное. При этом, как верно отметил в обращении к читателям академик Академии наук РТ Индус Тагиров, мы не идеализировали свою историю, как это часто случается. Не дело – брать из исторического прошлого только то, что привлекательно, а все остальное упускать из поля зрения.

Он напомнил слова древнеримского публициста Цицерона: «Первый закон истории – не говорить ничего фальшивого; затем – не умалчивать ничего истинного; далее при писании не должно возникать никакого подозрения о покровительстве или враждебности».

Непросто было подобрать авторский коллектив, пришлось учитывать и чьи-то амбиции: кто-то с кем-то не хотел работать... И все-таки удалось подобрать хороший коллектив. В него вошли, я считаю, очень талантливые, блестящие историки нашей республики: доктор исторических наук Искандер Гилязов, кандидаты исторических наук Альфия Галямова, Фаяз Хузин, Владимир Пискарев, Анатолий Иванов, кандидат педагогических наук Людмила Харисова.

Замечу: когда мы начинали работать, у нас был всего один профессор, сейчас уже четверо – доктора наук. В ходе работы трое защитили докторские диссертации.

Не могу не отметить вклад наших официальных рецензентов – президента Академии наук РТ Мансура Хасанова и доктора исторических наук Индуса Тагирова. Мы целый месяц работали над устранением их замечаний. И порой это были весьма существенные перемены к лучшему.

Огромна роль издательства «Хэтер», прежде всего его руководителей Анатолия Иванова и Георгия Васильева. Кстати, книги здесь получаются дешевле, чем в «Магарифе».

В чем особенность этой книги? Мы впервые издаем учебник комплексно: то есть книга на двух языках – татарском и русском, атлас на двух языках, сейчас готовим хрестоматию. Завершающим будет пособие для учителей.

Еще планируется издать комплект наглядных пособий для оформления кабинетов истории – 10 или 12 плакатов по истории Татарстана и два плаката к 1000-летию Казани. Наверное, у книги есть отдельные недочеты, но, судя по рецензиям, в том числе и в московской печати, она, очевидно получилась.

– В истории нашего края, во взаимоотношениях татарского народа и России есть несколько событий, которые по-разному отражаются в исторической литературе, российской и нашей. По-прежнему историки по-разному оценивают, например, факт взятия Казани в 1552 году… Были ли у вас в связи с этим какие-то затруднения?

– Конфликтов с российскими историками у нас не было и какого-то сопротивления нашим оценкам того или иного исторического факта в Москве не ощущалось.

Иногда мы зря изображаем из себя казанских сирот. При разумном подходе всегда можно выработать единую точку зрения.

Что же касается конкретно 1552 года, я думаю, что идет сближение позиций. Например, в учебнике истории директора Института отечественной истории говорится о героических защитниках Казани. Вышла интересная книга Похлебкина «История татар и Руси» с такими же оценками.

Как мне кажется, мы вполне можем согласовать позиции и с российскими учеными, и с федеральным Министерством образования – и не акцентировать внимание на болезненных исторических фактах. Сегодня все признают, что противостояние Ивана Грозного и Казанского ханства есть не что иное, как феодальная война, типичная для своего времени. Естественно, в войне одна сторона победила.

Что же касается жертв, то вспомним, что проделал Иван Васильевич в Новгороде и Пскове, исконно русских городах.

– Победу Москвы в 1552 году можно расценить как победу более сильного в то время государства?

– Есть тут историческая тонкость. Казанскому ханству могла оказать поддержку Турция, Османская империя, но не оказала.

Кстати, Российская империя берет свое начало именно с падения Казани. Казанское ханство было самым северным исламским государством, и после падения Казани российская экспансия пошла вплоть до Татарского пролива, к которому, кстати сказать, татары отношения не имеют. Как мне кажется, российские ученые с пониманием относятся к нашей трактовке этих событий.

Правда, до сих пор есть вещи, в понимании которых единства нет. Например, многих татар раздражает битва на Куликовом поле, об этом много писали в связи с ее юбилеем. Может быть, включать это событие в число наиболее важных и не надо, но, с другой стороны, проходить мимо, делать вид, как будто этого события не было, мы не можем. В конце концов это был определенный исторический этап, когда одно феодальное государство получило первое предупреждение от другого феодального государства. Это был первый звонок Золотой Орде.

Но потом, как вы знаете, Орда восстановило свое влияние, и Московское государство еще более ста лет платило ей дань.

Вообще, в истории очень много интересных вещей. С той же Золотой Ордой. Мало кто знает, что в Сарае – столице Золотой Орды была процветающая христианская епархия во главе с епископом и она пользовалась полной свободой. Я думаю, что положение православного духовенства в Золотой Орде было очень и очень неплохим. Были даже государственные установления, которые запрещали не только хулить православную религию, но и обрекали на смерть людей, которые пытались грабить церкви или оскорблять священников.

Не потому, что в Орде очень любили православие, а потому, что государству нужна была структура, которая держала бы людей в повиновении. И в обмен на такое отношение православная церковь была толерантна к власти ордынского хана. Возможно, известное высказывание «кесарю кесарево» звучало тогда «хану ханово».

– Среди татарской интеллигенции есть приверженцы двух путей рождения татарской нации: один – булгарский, второй – золотоордынский. Какова позиция вашего авторского коллектива на этот счет?

– Эти разделы писали авторитетные историки – Фаяз Хузин и Искандер Галязов. Они рассматривают зарождение татарской нации как многокомпонентный процесс. Нет какого–то одного определяющего компонента – тут и влияние булгар, и влияние Золотой орды, и еще много других влияний. Признание этой многокомпонентности снимает многие проблемы, в том числе булгаризм в его крайних, “упертых” вариантах.

– Зная, как порой по-разному в разных источниках трактуются одни и те же исторические факты, что вы посоветуете читателям? Как разобраться, кто прав и где истина?

– Школьные учебники не надо путать с историческим майданом, где силу фактов заменяют громкие выкрики. Это не место опробывания различных новаций.

У нас много людей, которые упражняются в истории. Я думаю, доверять надо книгам, авторы которых стоят на центристских позициях. Могу назвать Равиля Фахрутдинова, Клару Синицину, Индуса Тагирова.

Мы старались писать свою книгу тоже с центристских позиций. В ней вы не найдете противопоставления одного народа другим. Ну, а исторические романы, которые сегодня пишут многие, надо воспринимать критически. У нас свобода сейчас. Один московский историк, например, додумался до того, что сообщил миру сенсационную весть: оказывается, Юрий Долгорукий и Чингисхан – одно и то же лицо.

Хотел бы отметить особую толерантность татарского сознания. Мы были государством, и народ хорошо помнит эту страницу своей истории. Однако многие века никому не приходило в голову разрушить памятник защитникам Казани, хотя подобные предложения от некоторых «продвинутых» советчиков и звучали. Но руководители республики на это не пошли.

Попутно замечу – нужен и памятник защитникам Казани. Хорошо, что в последнее время в этом направлении предпринимаются конкретные шаги. Очень хорошо, что предложенный вариант – не воинственный всадник на коне.

Как мне казалось, хорошим памятником могла бы стать скорбная фигура женщины у родника…

Наш учебник настраивает на разумное понимание истории, без каких-либо крайностей. Конфликты приходят и уходят, а нам и дальше жить вместе.

«Казанские истории», №1-2, 2003 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского