Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Сентябрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1905 – На митинге студентов в Казани выступили Я. Свердлов и Х. Ямашев. С этого дня студенческие сходки начали носить политический характер и заканчивались требованием замены существующего строя, лозунгами «Долой самодержавие!» и «Долой правительство!»

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Я против восприятия Москвы как другой реальности»

В рубрике «Как живешь, земляк» – журналист Дмитрий МИХАЙЛИН, генеральный директор консалтинговой компании.

1. Расскажите о своей казанской жизни: какую школу окончили? какую профессию и где получили? Где работали?

– Моя биография для журналиста довольно стандартна: школа №30 на улице Латышских стрелков (сейчас она называется гимназией) и сразу по окончании в 1990 году – журфак Казанского университета.

К слову сказать, мы были первыми студентами именно факультета журналистики. До того было только отделение на филологическом факультете.

Полноценно работать начали задолго до окончания университета. Спасибо Любови Владимировне Агеевой, которая взяла нас с Вадиком Шамсулиным (он сейчас тоже в Москве, главред газеты «Моя семья») вдвоем на полставки в газету «Казанские ведомости». Газета только что была создана, поэтому нам было легче, чем в уже устоявшихся изданиях, найти свое место.

Я как-то сразу занялся политикой. Почему-то она была мне интересна. Хотя в начале 90-х она и была интересной.

А в 19 лет я уже стал собкором «Российской газеты» – это было очень круто по тем временам. Потом, параллельно с «РГ», была газета «Казанское время». Тоже очень интересный период в жизни. А потом пригласили в Москву.

2. Как возникло решение поменять место жительства, что или кто этому способствовал?

– У меня никогда не было мечты-идеи перебраться в Москву. Я и в Казани хорошо себя чувствовал. Но в 2001 году главный редактор «Российской газеты» Владислав Александрович Фронин – к слову сказать, тоже выпускник Казанского университета – пригласил меня в Москву заместителем гендиректора. Я, признаюсь, думал не очень долго. Не потому, что Москва, а потому что была интересная задача: создать региональную сеть газеты. На это ушло несколько лет напряженной работы, десятки тысяч километров перелетов, но с задачей я успешно справился. Сеть идеально работает и сейчас.

3. Испытали ли вы на себе истинность известной поговорки «Москва слезам не верит»? Легко ли вы входили в московскую жизнь? Что вам в этом помогло?

– Москва верит всему тому, чему верят люди в других городах. Я в московскую жизнь вошел очень легко: и до переезда у меня было здесь много друзей, а это в любом городе – главное. Кроме того, я гражданин контактный и недостатка общения не испытываю нигде. Хоть в Москве, хоть в Мюнхене, хоть в Нью-Йорке.

Вообще я категорически против восприятия Москвы как какой-то другой реальности. Это та же страна, тот же народ, такой же город, что и Казань, только в более масштабированном виде.

И я категорически против, когда говорят: «вы, москвичи». Москвичи – такие же разные, как и казанцы. Соотношение плохих людей и хороших здесь точно такое же (хороших людей – в любом городе всегда гораздо больше).

Больше того скажу: Москва – гораздо более доброжелательный город, чем, скажем, Казань. Здесь приезжему человеку прижиться проще хотя бы потому, что веками сюда приезжали и тут жили разные люди. В Москве есть этот навык – вливания и усвоения посторонней крови. А в Казани такого навыка нет. И, думаю, человеку из Агрыза или Балтасей в Казани прижиться гораздо сложнее, чем казанцу в Москве.

4. Не всем казанцам, которые перебираются в Москву, везет. Некоторые возвращаются домой. Как вы считаете, почему это происходит?

– Ну, я бы не сказал, что всем людям, которые вернулись в Казань – именно не повезло. Разные могут быть соображения и обстоятельства.

Знаете, есть такое: «мой город» и «не мой город». Так вот, Москва – город абсолютно мой, я здесь чувствую себя комфортно – гораздо комфортнее, чем где-либо, включая Казань. Но я знаю людей, в том числе и коренных москвичей, которые его ненавидят. Вот только недавно друг, всю жизнь проживший в Москве, уехал навсегда в Киев.

Я тоже для себя не исключаю возможности переезда в Казань – почему нет, если там будет интереснее, чем здесь?

И вообще я не думаю, что город как-то сильно влияет на человека. Ведь куда бы ты ни ехал, ты все равно везешь с собой – себя, свой взгляд на мир. Я знаю массу людей, которые всю жизнь брюзжат: это не то, то не так… Им все не нравится в Казани, приезжают в Москву – им все не нравится в Москве, уедут в Париж – там будет ровно та же история. Дело не в Москве, дело в том, что внутри.

5. Довольны ли вы своим сегодняшним положением или есть перспектива для дальнейшего профессионального развития?

– Сейчас я занимаюсь тем, что мне в данный момент интереснее всего: медиа-консалтингом. Это может быть запуск проекта с нуля или переделка уже существующего проекта, не устраивающего владельца или издателя по определённым показателям. Мы можем поменять всё: от содержания до дизайна, от бухгалтерии до продаж.

Если в единицу времени заказчиков больше, чем один, тогда мы выбираем тот проект, который для нас интереснее. И чем сложнее задача, тем лучше: если надо из унылой газеты сделать точно такую же унылую, то это неинтересно, а если газета в регионе занимает последнее место, а её надо сделать первой, то это интересно.

Самые интересные проекты – те, в которых фигурирует больше, чем одно СМИ. Например, когда надо из разрозненных газеты, интернет-сайта, телеканала и радиостанции создать единый медиа-холдинг.

И возможности для постоянного профессионального развития здесь возникают даже не ежедневно, а ежечасно.

6. Москва несравненно богаче по возможностям для саморазвития. Используете ли вы эти возможности, где бываете, чем увлекаетесь?

– Возможности для саморазвития у всех и везде примерно одинаковые. Не думаю, что монах в дальнем монастыре как-то меньше саморазвивается, чем, ну, не знаю, Ксения Собчак, живущая в Москве. А вот всяких культурных и не очень культурных событий здесь, действительно, несравнимо больше. Москва в этом смысле – одна из важнейших мировых столиц.

 Могу перечислить, где я был за последние две недели: театр «Современник», Гоголь-центр, выставка Нестерова на Крымском валу, выставка прерафаэлитов в Пушкинском, концерт камерной музыки в культурном центре «Гараж» в парке Горького, концерт украинских песен Алины Ивах в клубе «Гнездо глухаря».

Добавило ли это мне что-то в смысле саморазвития? Надеюсь.

Еще я очень люблю ездить по подмосковным древним городкам, монастырям и усадьбам, здесь невероятно много интересных мест: Боровск, Переславль, Ростов, Козельск, Александров, Таруса, Троице-Сергиева Лавра, Оптина пустынь, Новый Иерусалим, Архангельское, Ясная Поляна… Казани в этом смысле досталось гораздо меньше…

Но самое мое любимое занятие – это просто общаться с людьми. И Москва, конечно, дает для этого огромные возможности. Я здесь познакомился и подружился с массой интересных людей.

Но в Москве есть и существенные минусы: на рыбалку, на охоту и за грибами ездить далеко. В Казани все было гораздо ближе.

7. Общаетесь ли с другими казанцами, живущими в Москве? Есть ли какие-то формальные поводы для общения или это личные встречи с конкретными людьми?

– Конечно, общаюсь. И не только с теми, кто живет в Москве, а и с теми, кто живет, скажем, в Германии, США или Израиле. Только я их воспринимаю не как казанцев, а как своих приятелей, товарищей и друзей. Это, вообще, не качественная характеристика: «казанец» или «москвич». Какая мне разница, где я познакомился с человеком и где он раньше жил? Важно, чтобы человек был хороший.

Никаких формальных поводов для этого нет. Я, вообще, не очень представляю себе встречу в формате «бывшие казанцы». Зачем, собственно?

8. Интересуетесь ли вы тем, как живет Казань сегодня? Какая последняя новость из жизни нашего города произвела на вас особое впечатление? Часто ли бываете в Казани? Как оцениваете произошедшие в городе перемены?

– Да, конечно, мне очень интересно, что происходит в Казани. И за всеми важными новостями я, конечно, слежу.

Что касается перемен, то, как человек, объехавший всю страну, могу утверждать, что так радикально, как изменилась Казань, в России не изменился ни один город. И у всех, в том числе бывших казанцев, отношение к этому разное: кто-то в полном восторге, кто-то говорит, что ноги его больше не будет в этом городе.

У меня в этом смысле позиция вот какая. Во-первых, я прекрасно помню, что собой представляла Казань раньше. И уверен, что любые – любые! – изменения пойдут нашему городу на пользу. Во-вторых, – говорю я своим негодующим друзьям, – вы подождите немного. Построить новые здания – полдела. Вокруг них еще должна сложиться городская среда. И я вполне допускаю, что даже те здания, которые сейчас выглядят нелепо, вполне удачно в нее впишутся.

В любом случае, масштаб изменений в Казани настолько колоссален, что город уже никогда не будет таким, как прежде. Он, как бы это сказать, изменил свою кристаллическую решетку – и теперь будет развиваться по совершенно другим законам. И меня это радует.

К слову, вспомнил сейчас о том, как в конце 90-х делал большой материал о БУДУЩЕМ казанском метро. И встречался, в том числе, с Андреем Ивановичем Бондаренко, бывшим председателем горисполкома, который его и задумал. А теперь, приезжая в Казань, могу проехать на метро и пройти по улице Бондаренко…

9. Кого чаще всего вспоминаете из казанских знакомых?

– Тех, кого уже нет. Потому что с остальными людьми, которые мне интересны, я связи не теряю.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского