Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1944 – В немецкой тюрьме Плетцензее казнены на гильотине Муса Джалиль и 9 его соратников по антифашисткой организации

    Подробнее...

«Необходимость удивлять, выходить на сцену всегда на пике, радовать чем-то новым…»

Сегодня собеседник журналиста Любови Агеевой – Анна Гулишамбарова, художественный руководитель оркестра «Новая музыка». Этот коллектив был создан при Центре современной музыки Софии Губайдуллиной в 2003 году.

– Вашему оркестру уже более десяти лет. К своему стыду, много лет я не была ни на одном вашем концерте. Слышала лишь отдельные сочинения в вашем исполнении на праздничных мероприятиях, городских и республиканских. Ваш оркестр довольно часто привлекают в такой роли.

Сейчас наверстываю. Впервые имела возможность увидеть творческие возможности вашего коллектива в опере «Апостол». В июне прошлого года была на концерте феноменального джазмена Леонида Пташки, который проходил в рамках Международного фестиваля еврейской музыки. Без «Новой музыки» ни того, ни другого события не было бы. Или это были бы уже другие события…

В нынешнем концертном сезоне была уже на двух концертах абонемента «Брависсимо». У вашего оркестра на них – большая сольная партия.

Конечно, в первую очередь виновата я сама, моя оторванность от культурной жизни города в эти годы очевидна. Но ведь на концерты других оркестров я ходила. Может, потому, что они более активно привлекают публику?

 

Полный состав оркестра «Новая музыка»

Такая скромность – от чего? Нет денег на пиар или это принципиальная позиция – видеть в зале только тех, кто действительно любит музыку и знает ваш коллектив?

Оркестр, который не знает, что такое PR

– К сожалению, не могу объяснить отсутствие пиара какой-то особо продуманной тактикой, принципиальной позицией или – тем паче – скромностью. Любой творческий коллектив существует для слушателей. И чем их больше – благодарных, заинтересованных, сомневающихся или пока равнодушных (хотелось бы надеется, что это дело времени) – тем лучше.

В наше время реклама своей «продукции», постоянное и активное оповещение о своей деятельности – это финансово затратное мероприятие. И далеко не все творческие организации могут позволить себе заниматься этим в том объеме, в котором бы хотелось.

Мы пытаемся идти другим путем, не теряя надежды на финансовую государственную помощь. Привлекая и заинтересовывая публику в залы на наши постоянные абонементы. Мы даем большое количество благотворительных, просветительских концертов. Участвуем в социально значимых проектах. Этот путь долгий и непростой, но мы верим в успех.

– Как вы воспринимаете понятия «Год культуры», «Год литературы», что они для вас значат? Находят ли эти акции отражение в ваших планах на концертный сезон?

– Вы знаете, к таким определениям у меня достаточно неоднозначное отношение. Я понимаю, почему на государственном уровне принимаются такие определения, как «Год культуры», «Год литературы» или «Год русского языка». Это дает возможность сделать некий социальный акцент на этих очень важных для общества понятиях. Привлечь внимание общества, меценатов, провести какие-либо особо значимые события в этот период.

Но для меня, как человека, призванного обществом, обремененного ответственностью и правом заниматься творчеством, не совсем понятно, почему именно в Год культуры надо делать что-то особенное, отличное от другого времени.

В моем понимании, из года в год, пока я беру на себя ответственность и выхожу на сцену, занимаю драгоценное время и внимание публики, я должна это делать с полной отдачей, на пределе сил и возможностей.

Профессия с гендерной точки зрения

– Вы первая в Татарстане женщина симфонический дирижёр.

«Яркая внешность, уверенная рука и огромная творческая энергия покорили зрителей – посетителей концертов симфонической музыки», – так восторженно написали про вас на одном из сайтов. Приведу большую цитату из этого интервью:

«Знаете, я не согласна с самой формулировкой «мужская профессия». Не считаю, что приоритет мужчин здесь полный и безоговорочный. Я, например, не понимаю, почему женщины могут класть рельсы, мешать бетон, дороги асфальтировать и при этом не могут дирижировать! Есть какие-то противопоказания к профессии? Недостаточная физическая сила? Что касается ума, то здесь нет ограничений, говорю это, кстати, из женской солидарности, считаю, что именно по этому признаку женщины мужчинам никогда не уступали.

Дирижера трудно фотографировать. Мы решили поставить это снимок Владимира Зотова, который доказывает это

Профессия симфонического дирижёра – сложная, и сейчас одинаково много дирижёров как категории «не очень», так и по-настоящему хороших. А я стала дирижёром, когда появился оркестр "Новая музыка", который организовала мэрия Казани. Меня назначили его художественным руководителем. Тогда мне и пришлось всерьёз учиться дирижированию, чему способствовала Альфия Тутаева, занимавшая в то время должность начальника управления культуры. Она меня отправила получать второе образование в Казанской консерватории. Не могу сказать, что я полностью всему научилась в профессии, мне кажется, я в самом начале этого долгого пути».

Хочу спросить о другом. Не так давно по телевидению повторяли юбилейный концерт художественного руководителя «Вивальди-оркестра», и я видела, с каким особым почтением поздравлявшие относились к Светлане Безродной. Таких милых слов мужчине-дирижеру не скажут никогда.

На ваш взгляд, дает ли гендерный признак какие-то преимущества на сцене?

– По поводу гендерных определений дирижерской профессии вопрос, конечно, неоднозначный. По прошествии лет я бы уже не была столь категорична. Ведь история подтверждает доминирование мужчин в этой профессии. Наверное, неспроста.

Если говорить о себе, то, конечно же, в силу малочисленности женщин в этой профессии определенные преференции существуют. Но они меня удовлетворяли скорее на начальном этапе. С возрастом хочется слышать «милые» слова по поводу профессиональной состоятельности.

– Кого вы считаете примером для себя из симфонических дирижеров?

– Если рассматривать в качестве примера мастеров дирижерской школы, маэстро-классиков, то это, конечно, всем известные имена. Я здесь абсолютно не оригинальна: Артуро Тосканини, Клаудио Аббадо, Герберт фон Караян, Мравинский, Рождественский.

Путеводной звездой и Учителем с большой буквы для меня навсегда останется имя Фуата Мансурова. Из современников – Зубен Мета, Маазель, Сейджи Озава, вся династия Юровских. Могу бесконечно слушать Михаила Плетнева, как пианиста, так и дирижера.

– Когда ты просто музыкант и играешь в оркестре (у вас есть такой опыт, когда вы играли в симфоническом оркестре республики) – у тебя одно понимание общего культурного пространства и его движущих механизмов, когда ты руководитель большого коллектива – видение совсем другое. Вы со мной согласны?

– Да, абсолютно согласна. Считаю, что это совершенно нормально. Ведь наш коллектив напоминает мне маленький концертный завод. Где каждый участник процесса должен занимать свое место и делать работу, за которую он несет ответственность. Тогда и качество продукта, который мы выпускаем, будет соответствовать всем принятым стандартам.

А если вместо правильной аппликатуры музыкант оркестра будет думать только о понимании общего культурного пространства, а библиотекарь и рабочий сцены вместо исполнения своих прямых обязанностей будут дискутировать о принципах действия движущих механизмов, наше производство остановится. И наступит разруха. По Булгакову.

Надо ли соревноваться со спортом?

– В этой связи как вам представляется сегодняшняя казанская музыкальная среда? Остается ли Казань крупным культурным центром России или творческая интеллигенция добровольно уступила пальму первенства спортсменам и тренерам?

– Вы знаете, мне кажется, что в этом отношении Казань развивается достаточно гармонично. Особенно если сравнивать наш город с другими городами-миллионниками.

Конечно, мы обязаны отдать пальму первенства спорту. В первую очередь исходя из социальной направленности процесса. Ведь массовость в спорте имеет большое значение, и на это делается акцент в государственной политике.

Искусство – материя более узконаправленная. Но вплотную взаимодействуя со спортивными событиями в нашей республике, мы выходим к более широкой аудитории, у нас появляются более широкие возможности. Могу сказать, что только в рамках Всемирной Универсиады наш коллектив дал более 15 концертов. Эти выступления недооценить нельзя, ведь аудитория, не побоюсь сказать, весь мир.

– Вы четко обозначили в названии оркестра – «Новая музыка» – творческую программу. С чем это связано? С вашими личными пристрастиями или с тем, что оркестр создан при Центре Софии Губайдуллиной, признанного мастера новых музыкальных форматов?

Как раз при рождении нашего коллектива вопрос об имени «младенца» стоял очень остро. Несмотря на родство с Центром современной музыки Софии Губайдулиной и безусловное уважение и почитание родителей, мы все же оставили в названии некоторый творческий простор.

«Новая музыка» дает возможность взаимодействия со всеми стилями и направлениями. Но, конечно, приоритетом для нас выступает исполнение музыки XX и XXI веков.

– Один из моих коллег, предваряя выступление вашего оркестра на фестивале музыки современных композиторов «Европа-Азия», охарактеризовал сочинения, включенные в его программу как абстрактную музыку. Но ведь музыка всегда абстракта, она всегда требует воображения, соучастия.

Как вы думаете, что он имел в виду, когда называл современную музыку абстрактной?

– Мне кажется, что называя современную музыку абстрактной, мы немного подменяем понятия. Или маскируем слегка скептическое к ней отношение. Думаю, что искусство – вообще достаточно абстрактная субстанция. Даже если сочинение носит вполне ясную программность.

Я считаю, что современное искусство, по большей части – материя рациональная. Хорошо это или плохо, покажет время. А мы привыкли воспринимать музыку посредством чувств, а не разума. Отсюда и достаточное количество противоречий.

На мой взгляд, слушание музыки любых стилей и направлений – это акт вдохновения. Как со стороны исполнителей, так и со стороны слушателей. Мне кажется, в нашей жизни и так достаточно прагматизма, чтобы переносить это на область искусства.

Кто в зрительном зале?

– У этого коллеги я встретила еще одно интересное суждение – он делил слушателей на подготовленных и неподготовленных, и по его классификации получалось, что для восприятия современной музыки нужна особая подготовка.

– Слушание музыки должно рождать в человеке эмоцию. А вот химический состав эмоций зависит от подготовленности, душевного состояния, характера человека, настроения…

– Ваш оркестр довольно часто выступает в музейных залах. Так, 25 октября 2014 года вы выступали в Государственном музее изобразительных искусств РТ на очередной лекции-концерте Центра Софии Губайдулиной по теме «Рерих и музыка». Учащиеся физико-математического лицея №131 на выставке картин Николая Рериха смогли узнать о музыкальных пристрастиях великого художника.

Следует ли из этого, что ваш коллектив среди всех задач, которые вам приходится решать, особо выделяет просветительство? Сегодня распространено мнение о том, что искусство не должно воспитывать. А вы как считаете?

Просветительство считаю одним из самых главных наших ориентиров. Причем просветительство детской и молодежной аудитории. В период формирования вкусов и пристрастий его роль особенно важна.

– Я видела премьеру оперы «Апостол» с участием вашего оркестра. Это было заметное событие в культурной жизни города, хотя спектакль – студенческий. Какой мотив был главным, когда вы принимали приглашение на участие в этом проекте оперной студии Казанской консерватории? То, что вы – выпускница консерватории? Или привлекало чье-то имя – Гаммы Скупинского, композитора, Эдуарда Трескина, режиссера?

Если вернуться к основополагающей, фундаментальной программе нашего коллектива, – это открытые двери всему новому и талантливому в профессии. Опера «Апостол» – один из многочисленных творческих экспериментов. Имея в наличии современного талантливого композитора, креативного режиссера, нестандартное прочтение классический основы, творческий тандем с замечательным коллективом Оперной студии при Казанской консерватории, мы не смогли отказать себе в удовольствии поучаствовать в этом проекте.

Судя по тому, что у вашего оркестра много абонементов, вы предпочитаете постоянного слушателя. Или это связано с традиционными формами работы Центра Софии Губайдуллиной? Как и кто определяет темы абонементных циклов?

– Я думаю, что форма абонементных циклов у творческого коллектива говорит о некотором постоянстве. В первую очередь, постоянстве зрительского интереса.

Могу с гордостью сказать, что наши абонементные концерты, как классического так и современного направления, пользуются устойчивым интересом у слушателей и неизменно проходят при полных аншлагах. Наш оркестр шел к этому достаточно долго. Ведь это большой риск – выпускать полностью сформированные программы с приглашенными солистами на целый концертный сезон.

Но по окончанию третьего сезона наших абонементов мы поставили своеобразный рекорд. Ровно половина всех абонементов следующего года была распродана по окончанию последнего концерта сезона за 2 часа.

В нынешнем концертном сезоне программа абонемента «Брависсимо» весьма разнообразна. Это дань культуре Великобритании – «Шекспир и музыка туманного Альбиона». Музыкальное приношение русскому гению – к 175-летию со дня рождения Чайковского. Концерт, завершающий абонемент 2014-2015 года, посвящен польской музыке, двум великим композиторам – Шопену и Венявскому.

Репертуар оркестра огромен

– Поскольку у вас много выступлений из несколько номеров, например, 4 ноября прошлого года на церемонии вручения премии «Звездный билет» в Ратуше вы сыграли всего два сочинения, репертуар оркестра огромен. Не мешает ли это держать форму, ведь репетиционный процесс в таком случае не всегда долговременный?

– Очень приятно осознавать, что оркестр в последнее время находится в хорошей технической форме. Этому способствует насыщенная концертная жизнь коллектива. Ведь только за последний месяц оркестр дал 14 выступлений.

Это концерты абсолютно разно направлены. Как по репертуару, так и по смыслу. Январь 2015 год начался общением с детской аудиторией на новогодних спектаклях – музыкальной сказкой Карена Хачатуряна «Чиполлино». Продолжился просветительскими концертами совместно с Музеем изобразительных искусств, посвященных выставке живописи Айвазовского (музыка XIX и XX веков). Мы прикоснулись к современному искусству, поставив оперу «Кара Пулат» композитора Эльмира Низамова. Отметили 175-летний юбилей Петра Чайковского трехчасовой программой шедевров композитора. Сейчас готовимся к праздничному концерту, посвященному 80-летию со дня рождения Ильгама Шакирова и торжественному вручению наград Президента России ветеранам Великой Отечественной войны, где будем исполнять песни военных лет.

Для оркестра нет различий в программах и публике, к каждому концерту мы подходим с огромной ответственностью. Репетиционный процесс очень насыщенный и интересный. Это и повторение уже пройденного материала, и постоянное обновление репертуара.

– В вашем репертуаре много татарской музыки. Кого из татарских композиторов вы играете больше всего и почему?

– Сложно выделить кого-нибудь особенно. Я бы не смогла сказать, кого мы играем больше всего. В репертуаре оркестра заслуженно почетное место занимают композиторы– классики – такие имена, как Яхин, Жиганов, Сайдашев, Яруллин, Музафаров и другие. Мы достаточно часто исполняем музыку современных татарских композиторов и народные мелодии, обработанные для камерного оркестра.

Очень отрадно замечать, что в последнее время многие современные татарстанские композиторы создают сочинения, написанные специально для нашего оркестра.

– Какую характеристику вы бы дали казанской публике? У вас есть с чем сравнивать – оркестр много гастролирует.

– В первую очередь – не без гордости – назвала бы казанскую публику искушенной. А также теплой, отзывчивой, благодарной, интеллигентной и интеллектуальной. Из сложных определений – наверное, даже слегка пресыщенной.

Но это очень стимулирует и не дает расслабляться. Необходимость удивлять, выходить на сцену всегда на пике, радовать чем-то новым, давать отличное качество в чем-то слегка забытом – все это прекрасные стимулы для творческого роста.

Фото Владимира Зотова и Ильи Шалмана

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского