Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.06.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+15° / +21°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2018 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1918 – Казанский Совет постановил лишить мандатов представителей комитетов меньшевиков, правых эсеров, Бунда и Объединенной еврейской партии.

    Подробнее...

Объект исследования – общенациональный некрополь для татар

Рабочую группу по изучению татарских некрополей возглавляет кандидат исторических наук Айдар Ильсурович Ногманов, заведующий отделом историко-культурного наследия народов РТ Института истории имени Ш. Марджани. Мы попросили его рассказать об итогах первого этапа исследований.

Исследование на кладбище – специфическая вещь. Самый оптимальный период для этого – апрель-май и октябрь-ноябрь, когда нет листвы и потому хорошая видимость. Если говорить об итогах нашей работы, то они могут быть только предварительные. Потому что процесс изучения продолжается, сведения анализируются, арабские надписи расшифровываются и переводятся. Это процесс довольно трудоемкий и долгий.

Мы начали с обследования кладбища в Бишбалте (Адмиралтейская слобода), потом перешли на Пороховое кладбище, около мечети Рамадан. Первое не функционирует с 1930-х, второе – с 1960-х годов. Потом перешли на Ново-Татарское кладбище. Каждый день последовательно проходили участок за участком, захоронение за захоронением.

Естественно, количество каменных надгробий на кладбищах разное. В Адмиралтейской слободе было выявлено порядка 25-ти камней. Целых немного, в основном, фрагменты. Самое раннее сохранившееся захоронение датируется концом XIX – началом XX века, самое позднее – 1930-ми годами. В старину на этом кладбище хоронили татар, которые работали на пороховом заводе, предприятиях в Адмиралтейской слободе и торговой пристани неподалеку.

Считается, что кладбище более древнее. На картах Казани оно фиксируется с конца XVIII века. Возможно, наиболее старая часть кладбища оказалась затоплена водами Куйбышевского водохранилищав 1950-е годы, но  ни в одном источнике литературы, вышедшей до затопления, фактов наличия там древних камней мне не встретилось. Помочь выяснить истину могут только подводные археологические исследования.

С точки зрения сохранности каменных надгробий более интересно кладбище Пороховой слободы. Наиболее старые выявленные камни датируются 1840-ми годами. Причем, есть очень интересные образцы  с точки зрения камнерезного искусства.

Кладбище  никогда никем не исследовалось  и вообще о нем мало кто знает. Оказалось, очень интересный объект для исследования. Нами было выявлено порядка 160 сохранившихся каменных надгробий, как правило, в хорошем состоянии. Сейчас они находятся в стадии научного описания.

Ну и, конечно, вершина всего этого – Татарское кладбище. У каждого народа есть свой общенациональный некрополь. У татар, разбросанных по всему миру, таким некрополем является именно Ново-Татарское кладбище. Складывалось оно как общегородское мусульманское кладбище. Скорее всего, татарское кладбище появилось в конце XVIII века.

Самое раннее из зафиксированных захоронений в литературе датируется 1803 годом. Во время систематического обследования кладбища летом прошлого года мы с сотрудниками института этот камень не обнаружили. Самый ранний из выявленных нами – 1813 года, то есть время Наполеона. Возможно, предыдущие исследователи неправильно прочли надписи на камне – они сделаны на арабском языке. Или же этот камень попросту утрачен.

До появления Ново-Татарского кладбища  мусульмане хоронили своих усопших на старом кладбище на месте 5-й горбольницы (улица Шарифа Камала). Оно располагалось между Старой и Новой слободами. Но, видимо, на нем не оставалось места и примерно с 1820-х гг.  захоронения проводили в основном на кладбище Ново-Татарской слободы, которое и стало основным мусульманским некрополем Казани. Старое кладбище было заброшено, а в советское время на его месте построили городскую больницу.

 Источников и документов об истории Ново-Татарского кладбища практически нет: видимо, мусульманская община регулировала эти вопросы в явочном порядке, без бумажной работы.

Площадь некрополя – 21 гектар. Если проанализировать исторические карты, кладбище, по крайней мере, с середины XIX века, уже существовало в тех размерах, в которых находится и сегодня. Считается, что участок, где похоронен Тукай, – это старая часть кладбища, а рядом с главным входом – новая. На самом деле все наоборот. Часть в районе входной группы – одна из самых древних на кладбище: во время обследования мы нашли там памятники 1820−1930-х годов. В целом кладбище осваивалось довольно равномерно, через каждые 30−40 лет на месте старых захоронений делали новые. Я думаю, что и по Арскому кладбищу тоже такая же картина наблюдается. Если вести счет с XVIII века, наверное, многие десятки тысяч, если не сотни тысяч человек на казанских кладбищах похоронено.

Традиция устанавливать каменные надгробия – одновременно и давняя (такие надгробия можно обнаружить в захоронениях периода Золотой Орды), и новая. До революции позволить их себе могли только состоятельные граждане – купцы и духовенство. Основная же часть населения ставила деревянные доски, которые в силу естественных причин со временем исчезали. Через какое-то время на месте этих старых могил появлялись новые захоронения – и так по всему кладбищу. Поэтому разделение на старую и новую части считается условным: везде можно встретить и новые захоронения, и дореволюционные камни.

Интересная выявилась закономерность – памятники женщинам более богатые, чем у мужчин. Когда жена умирала раньше, муж, как правило, ставил ей красивый памятник, если был в состоянии это сделать. А если первым умирал муж, кормилец семьи, женщине было сложнее это сделать. Поэтому у многих представителей знаменитых купеческих родов памятники на удивление простые.

Захоронение духовного лидера татарской нации Галимджана Баруди

Ново-Татарское — последнее из действующих старинных татарских кладбищ. Вдобавок оно исторически играет роль главного некрополя татарского народа. На Пороховом кладбище и на кладбище в Бишбалте обнаружить могилы видных деятелей нам пока не удалось. Возможно, кто обнаружится после тщательного анализа надписей на памятниках.

Исследуя татарские кладбища, мы ставили перед собой две цели. Первая – сплошное выявление и учет арабографичных памятников, сохранившихся на сегодняшний день. Как оказалось, масштабов этой работы никто до сих пор не представлял. Всего по Ново-Татарскому кладбищу было выявлено и учтено порядка 1600 арабографичных памятников с 1813 по 1930 год, целых и отдельных фрагментов.  Фрагменты с сохранившимися надписями тоже учитывались. Нижняя граница охвата памятников была определена 1930 годом.

Это ограничение носило вынужденный характер, так как арабографичные памятники продолжали устанавливать и в 1930–1960-х годах. Однако если учитывать и их, получится огромный пласт работы, который мы просто не успевали охватить за лето прошлого года. До конца же 1920-х годов  еще сохранялись многие  чисто мусульманские дореволюционные традиции, в том числе и в установке памятников.

Захоронение предпринимателя и общественного деятеля Исхака Юнусова

При работе с древними арабографичными надписями одной из ключевых проблем является их адекватное прочтение. В Казани не так много специалистов, которые могут прочитать такие тексты, тем более,  если они с дефектами. Помимо  хорошего владения татарским языком необходимо иметь  определенные познания в арабском и персидском языке, так как на  памятниках дореволюционного времени довольно часто встречаются арабизмы и фарсизмы.

 У нас расшифровкой надписей на могилах занимается старший научных сотрудник,  кандидат филологических наук Айдар Марселевич Гайнутдинов. Это очень кропотливая работа, которая требует много времени.

Второе направление исследований – составление реестра исторических захоронений в рамках поручения Президента РТ Рустама Нургалиевича Минниханова. По сути, на Ново-Татарском кладбище похоронена вся элита татарского общества –  выдающиеся деятели культуры и науки, государственные и общественные  деятели. Имена на слуху: Габдулла Тукай, Салих Сайдашев, Шигабутдин Марджани, Фатих Амирхан… Но в реестр будут включены не только они, но и все, кто оставил памятный след в истории. Например, благотворителя Азгата Галимзянова знала вся Казань. Это личности такого уровня известности, как, скажем, персоны, включенные в Татарскую энциклопедию. 

В 1993 году вышел «Свод памятников истории и культуры Республики Татарстан». Там есть перечень исторических лиц, захороненных на Ново-Татарском кладбище. В него входит чуть более 100 фамилий. По нашим предварительным оценкам, таких фамилий в новом реестре будет не менее 650-700. Причем, эта цифра не окончательная, возможно, будет больше.

Захоронение поэта Сибгата Хакима

Есть на кладбище целые родовые участки, где лежат представители знатных татарских купеческих династий: Апанаевы, Бурнаевы, Галикеевы, Субаевы, Юнусовы  и другие. Мы брали такие захоронения на особый учет. Масса родственных связей выявилась.

Все знают, где похоронен Шигабутдин Марджани, на кладбище есть указатели, ведущие к его могиле. Но ведь на Ново-Татарском похоронена практически вся его семья: и тесть, и две его жены, и дочери, и сыновья, и внуки. Их хоронили в разных местах, в этом была сложность, но мы практически всех нашли.

Современное захоронение татарского Геродота Шигабутдина Марджани

Большинство семей следят за могилами, память сохраняют. Однако  много захоронений находится, прямо скажем, в плачевном состоянии. Есть такая нехорошая тенденция –  когда родственники, гоняясь за модой, престижем  или за чем-то еще, пытаются обновить древнее захоронение. Бывает обидно, когда на одной гранитной плите выбивают имена всех представителей рода, начиная с XIX века, а за ограду выбрасывают старинные памятники.

Мы обнаружили много захоронений, которые считались утраченными. К юбилею Казани в 2005 году Евгений Липаков выпустил книгу по кладбищам Казани. И там отдельный раздел – перечень захоронений, которые утрачены. Есть там и захоронения Ново-Татарского кладбища. Их немного – всего 11. Мы, по крайней мере, половину захоронений из этого списка установили, то есть точно знаем место, где был похоронен тот или иной человек. Найдены могилы знаменитого педагога и общественного деятеля конца XIX века Шахбазгирея Ахмерова, одного из строителей Сенной мечети (ныне мечеть Нурулла на улице Московской) Исхака Юнусова, «татарского губернатора» Казани Ахметзяна Сайдашева.

Захоронение предпринимателя и общественного деятеля Ахметзяна Сайдашева

Мы брали на учет практически каждое старинное захоронение, проводили его фотофиксацию. У меня лично более двадцати тысяч фотографий отснято за 2 месяца. По мере анализа фотографий выяснилось, что многие люди, могилы которых наша группа сфотографировала, в список не внесены. Добавляем.

Захоронение попечителя Общества пособия бедным мусульманам Казани Ахмета Хусаинова

Когда идет такой поток информации, очень сложно работать. К тому же трудно предположить, что какой-то безвестный Галеев Гали Галиевич (на памятниках обычно не бывает развернутых надписей, просто – имя, фамилия, отчество, годы жизни) вдруг оказывается важной персоной. Это, конечно, осложняет работу. Если написано «журналист», «художник», «профессор» – проще. Но многие родственники по каким-то причинам не хотят  выделяться из общего ряда. И вот как раз с этими фамилиями мы сейчас разбираемся. Думаем, что это даст довольно большой объем дополнительных статей для будущей книги с республиканским реестром. Думаю, в конце концов получится не одна книга, а несколько, и о каждой личности будет отдельная статья.

Ново-Татарское кладбище воспринимается сегодня, с одной стороны – как музей, с другой стороны – как архив, и сюда можно возвращаться и возвращаться, находить какие-то новые интересные моменты, ракурсы. И эта работа, я думаю, не на один год даже.

Самое главное – мы встретили  заинтересованность и понимание со стороны руководства кладбища, которое оказывает нам всяческую поддержку. Очень доброжелательные люди оказались. Они тоже заинтересованы, а многие там из поколения в поколение работают, чтобы информация о кладбище стала достоянием широкой общественности. Не в плане того, что ждут потока туристов. Просто люди, особенно молодежь, должны знать, что есть такое место, куда можно прийти, поклониться памяти предков. Когда иностранные делегации приезжают в Казань, обязательно просят привезти их к памятнику Марджани, к могиле академика Миркасыма Абдулахатовича Усманова… Список можно продолжить.

Я думаю, экскурсия на кладбище – на любителя. Большинство людей даже к родственникам ходят с трудом. Хотя, как говорится, нужно живых бояться, а не мёртвых. А кладбище можно  воспринимать чисто как музей. В Европе это чаще всего парк, там деревья, зелень, птички поют… У нас эта традиция вряд ли приживется.

В принципе, Анатолий Елдашев, который водит экскурсии по Арскому кладбищу, желающих находит. Такое же вполне возможно и по Ново-Татарскому некрополю. Экскурсии могут быть тематические, посвященные, например, деятелям культуры, или героям Великой Отечественной войны. На майские праздники видно, как много георгиевских ленточек появляется на могилах  ветеранов. На Ново-Татарском кладбище захоронено несколько Героев Советского Союза, полный кавалер ордена Славы танкист Халитов Рустем Касимович, старший сержант.

Я считаю, что такие экскурсионные маршруты должны разрабатываться для тех, кто хочет, кто нуждается в таких экскурсиях. С другой стороны, включение некрополей в число туристических достопримечательностей Казани будет стимулом для того, чтобы их поддерживать, охранять захоронения.

Сейчас мы думаем над тем, что кроме справочников, в будущем стоит издать серию путеводителей по казанским некрополям. Это могут быть и тематические путеводители по всем кладбищам, отдельно по композиторам, по писателям и так далее. Параллельно делаем  карты, чтобы каждый желающий мог найти любой участок самостоятельно.

В общем, дел непочатый край. Работа очень большая, но общественно нужная и значимая. И хорошо, что руководство республики обратило на это внимание и даже профинансировало исследование начального этапа.

 Интервью записала Ирина Щербакова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов