Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1904 – Родился дирижер, скрипач, педагог, заслуженный деятель искусств ТАССР, народный артист ТАССР Ильяс Ваккасович Аухадиев

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Никита Михалков: «Верой и правдой»

Известный актер и режиссер, а также общественный деятель Никита Михалков отмечает 75-летний юбилей. На трех программах телевидения ему посвящено несколько программ. А у нас интервью, которое он дал для газеты "Вечерняя Казань" в 1981 году.

Режиссер, с которым хотели бы работать многие и который далеко не с каждым готов работать. Режиссер, который принес в кинематограф свой взгляд на прошлое и настоящее. Режиссер, чьи фильмы становятся событием.

«Свой среди чужих, чужой среди своих», «Рыба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров», «Несколько дней их жизни Н.И. Обломова», «Родня». В четырех из этих лент – сценарист, помимо того соавтор сценария «Транссибирского экспресса», отмеченного Государственной премией, к тому же исполнитель большой роли в «Сибириаде».

Все это – Никита Михалков, Режиссер, актер и сценарист в одном лице.

Недавно Никита Михалков выступал перед казанскими любителями кино. Тогда он и ответил на вопросы нашего корреспондента.

На этом снимке Никите Михалкову 34 года

– Шесть картин за неполных восемь лет… Удается ли вам когда-нибудь отдыхать!

Редко выпадают такие минуты. Признаться, не помню, когда последний раз был в отпуске. Не то, чтобы жаден до работы, нет. Профессия не отпускает. Режиссура – это своего рода пианизм, режиссер – в какой-то степени музыкант. Он теряет навыки, если не упражняется, не имеет тренажа.

Но для занятий спортом всегда нахожу время. Если выдается свободный день, выберусь с друзьями на охоту. А чаще всего запираюсь дома, обкладываюсь книгами и читаю…

Вспомните, с чего начинался режиссер Михалков?

В кинорежиссуру меня привели, пожалуй, два обстоятельства: работа с хорошими режиссерами и работа с плохими режиссерами.

Сниматься начал в 15 лет. Через год – второй фильм, потом еще и еще. Сергей Бондарчук пригласил меня на роль Пети Ростова в «Войне и мире». Сняли несколько эпизодов, и вдруг я начал катастрофически (для роли, конечно) расти. Меня потихоньку «оттерли» в массовку, а роль Пети предложили другому мальчику. Такая «несправедливость» вызвала во мне протест, и я поступил в Щукинское театральное училище, а не в институт кинематографии (куда впрочем, все-таки перевелся, проучившись четыре года в училище)…

Моим педагогом во ВГИКе был мудрейший Михаил Ильич Ромм. Он не учил, а учился вместе с нами. Ромм обладал поразительным чувством аудитории. Плохое настроение, посещение стоматологической поликлиники он мог превратить в увлекательный разговор о режиссуре. На его выступления сбегались со всего института, что, правда, обижало других преподавателей.

То были лекции, которые не повторить. Мы, затаив дыхание, внимали учителю. Он заставлял думать, вглядываться в себя и вокруг.

СТОП-КАДР! Почти все фильмы Михалкова сделаны с одними и теми же людьми – соавтором и художником Александром Адабашьяном, оператором Павлом Лебешевым. Этот триумвират – давний творческий союз. Слово его хранителям.

Никита Михалков: «Из картины в картину я шагаю с людьми, которых могу считать единомышленниками в полном смысле слова. Это наша группа. Это мои друзья, я люблю с ними работать».

Александр Адабашьян: «Мы с Никитой дружим еще со школьной скамьи. И с ним связаны все мои дебюты в кино – как сценариста, как художника и как актера…»

Павел Лебешев: «Всегда вспоминаю с благодарностью и «Свой среди чужих…», и «Рабу любви», и «Неоконченную пьесу для механического пианино»… На них приходилось выкладываться – все, что знаешь и умеешь, и еще сверх того…»

Какой из своих фильмов вы считаете лучшим?

Не берусь их оценивать, для меня основное – не чувствовать стыда за сделанное на экране. А опасности этой можно избежать, если ты искренен.

В каждой из картин воплотилась часть моей жизни. Съемки стоили усилий, первое, времени. Поэтому, пусть эти фильмы очень разные, они все дороги мне.

Хотя сейчас я прекрасно вижу свои слабости, четко сознаю ошибки, но доведись переделывать эти ленты, ни за что ни стал бы, это было бы насилие природой, над самим собой, тогдашним.

В нашем первом фильме «Свой среди чужих…» было горяченное желание показать все, на что мы способны, доказать, что мы тоже умеем делать кино! Сегодня, как бы я ни старался, уже не сниму такую же картину. Но в ней, как и в остальных фильмах, сделанных нами, мы старались быть предельно искренними.

СТОП-КАДР! Последние метры «Пяти вечеров»… Когда в черно-белую ленту врывается цвет, мы, до того смотревшие, начинаем рассматривать «содержимое» кадра, как рассматриваем хорошую живопись. Камера неторопливо разглядывает каждую вещь, которыми уставлена вся комната…

Никита Сергеевич, ваши фильмы на редкость точны в деталях быта. Особенно показательны «Пять вечеров». Как вы достигаете такой достоверности!

Подробным анализом происходящего: нужна ли эта деталь обстановке. Когда делались «Пять вечеров», мой дом превратился в склад книг, старых газет и фотографий. Мы словно окунулись в то время.

Да, стиль нашей картины ретро. Это то, что есть на памяти у живущих, то, что можно «проверить людьми», которые все это помнят. И мы стремились быть скрупулезными.

Кто-то из критиков заметил, что ваши работы – «задиристая демонстрация профессионализма». Что бы вы ответили своему оппоненту!

Критикам виднее. Я снял, а вот как – это уж их дело разобраться, разобъяснить зрителю что, зачем и почему, «фехтовать» собственными мнениями. Правда, иной раз в рецензии такое прочтешь: так я не должен, это мне не свойственно, это меня не отличает… Чего только о себе не узнаешь.

Никогда на критику вслух не возражаю, не потому что не считаю это необходимым, а потому, что не считаю себя вправе. Всегда стараюсь доказать делом – это мое право.

Чем вы руководствуетесь при выборе актеров!

Я в принципе против кинопроб. Это еще вопрос: кого нужно пробовать – актера или режиссера. Кроме того, по собственному опыту знаю, как тягостна и порою унизительна процедура кинопроб. Поэтому, когда пишу сценарий, уже имею ввиду определенного актера, стараюсь примерить роль на него, а не наоборот.

Да и работаю на съемочной площадке часто с одними и теми же партнерами: Людмилой Гурченко, Еленой Соловей, Юрием Богатыревым. С ними нелегко, но до чего же интересно!

Я предпочитаю идти от противного, от того, что актер вроде бы и не может. Стремлюсь угадать в нем то, о чем он сам не подозревает. Артисту нужно давать возможность «сопротивляться». Он совсем по-иному себя чувствует, когда ему доверяют безоговорочно, бережно и с уважением относятся к его труду. А это, я думаю, дорого стоит.

Вы ведь и сами играете в своих картинах…

Режиссеру делать это крайне сложно, почти невозможно. Если бы не стечение обстоятельств, никогда не взялся бы сниматься в фильме, который самому надо ставить…

Роль Коли в «Я шагаю по Москве» Георгия Данелия – ваша первая крупная работа в кино…

Да, с этим фильмом, полным щедрого и доброго юмора, связаны светлые воспоминания. «Я шагаю по Москве» – это редкостное режиссерское волшебство. Посмотрите другие фильмы начала 60-х годов. Они постарели, а эта картина словно закансервирована для времени. Современный зритель безошибочно чувствует в ней обаяние искренности.

Это было вчера, а сегодня газета «Нью-Йорк пост» называет «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» лучшим иностранным фильмом года…

Успех «Обломова» во время показа на экранах американских кинотеатров был ошеломляющим. В Нью-Йорке практически каждый сеанс проходил при переполненном зале. За те две недели, когда в бродвейском кинотеатре «Эмбасси-72» появился «Обломов», там перебывало 160 тысяч зрителей. Наш фильм набрал «пять звезд» (показатель популярности) и занял второе место после картины с участием Робера Оссейна, но опередив ленты Ингмара Бергмана «Осенняя соната» и Романа Полански «Тэсс».

Проще всего, конечно, и приятнее было бы думать, что «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» – замечательная картина. На мой взгляд, объяснения надо искать вот в чем. Американцы устали от своего кинематографа, который так или иначе – коммерческое мероприятие. Там «делают кассу», жесткий сюжет, эротика, детективная коллизия, боевики, фильмы ужасов. Не знаю, может быть, кому-то они щекочут нервы, но «человек в пижаме» привык к этому. Думается, ему по-прежнему интереснее всего он сам.

На экранизацию «Обломова» просто напросто ни один продюсер не дал бы денег: это некоммерческое кино. Когда такой фильм «бесплатно» приходит из другой страны, это вызывает небывалый интерес.

Вторая причина успеха, по-моему: такая, Соединенным Штатам чуть больше двухсот лет. Америка воспринимала культуру Европы, минуя многие ее этапы. Заполнить образовавшийся вакуум пытаются сейчас. Поэтому не случаен растущий интерес американского зрителя к советскому кинематографу, который зиждется на многовековой русской культуре, культуре народов нашей страны.

Никита Сергеевич, что же в сущности означает это привычное сочетание слов – современный режиссер!

Нет, наверное, другой профессии, определить которую было бы столь трудно… На мой взгляд, современный режиссер не может существовать без масштабности мышления, гражданской позиции, умения отстаивать свою точку зрения, без иронии по отношению к самому себе.

Западные журналисты часто спрашивали, как я, беспартийный, отношусь к партийности в искусстве. По-моему, это очень здоровая идея, предполагающая искреннее высказывание человека, воспитанного страной, на пользу и благо Отечества. Служение ему верой и правдой. Я понимаю партийность как Веру, Надежду на лучшее, как Любовь в широком смысле слова…

Юрий Николаев

«Вечерняя Казань», 24 октября 1981 года

Читайте в «Казанских историях»:

Рассказы из первых уст - Никита Михалков

«Как все это случилось?». Это вопрос – к каждому из нас (о фильме «Солнечный удар»)

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского