Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Январь 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1928 – В Казани прошел первый съезд яналифистов. Так называли сторонников перехода татарского языка с арабской графики на латинскую

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Не хотим расставаться с нашим духовным наследием

Институт истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан имеет самое непосредственное отношение к 1000-летию Казани. Об этом рассказывает заместитель директора Института истории, кандидат исторических наук Рамиль Равилович ХАЙРУТДИНОВ.

В преддверии юбилея города институт сосредоточил свое внимание на подведении итогов большой творческой деятельности предыдущего десятилетия. Итог для ученого – это, прежде всего, книга. Об издательской деятельности, и не только о ней наш корреспондент беседует с заместителем директора Института истории, кандидатом исторических наук Рамилем Равиловичем ХАЙРУТДИНОВЫМ.

– Сегодня многие задают один и тот же вопрос: откуда появилась конкретная дата – 2005 год? Как можно с точностью определить то, что было 500, 800 или 1000 лет назад?

– Надо отчетливо осознавать, что 2005 год – это условная дата. Археологическими методами затруднительно обозначить конкретный год основания древнего города. Промежуток в 25-30 лет для археологии не имеет принципиального значения.

Конечно, это было политическое решение. Но сначала ученые обосновали тысячелетие Казани в обширных исследованиях, которые подтвердили десятками авторитетных экспертиз. Все эксперты согласились с тем, что находок более чем достаточно, чтобы убедиться в существовании города на Кремлевском холме в конце X – начале XI века.

Можно было бы юбилей праздновать и в конце прошлого века. Мы даже перестраховались и остановились на начале XI века. После того, как был определен максимально допустимый промежуток в два десятка лет, директор нашего института доложил о результатах исследований Президенту республики, вместе с ним и руководством города был обозначен конкретный год основания Казани.

Минтимер Шарипович Шаймиев, основываясь на опыте празднования юбилейных дат других городов, не только России, но и за рубежом, принял во внимание что юбилей Казани имеет не только общероссийское, но и международное значение. Готовиться к нему надо было основательно, подключив ресурсы не только города, но и республики, Российской Федерации. Поэтому возникли городская, республиканская, а затем и федеральная юбилейные программы.

Смысл праздника ведь – не просто отметить день города, а вступить в новое тысячелетие с какими-то определенными достижениями. Теперь мы видим, что юбилей Казани помог в решении достаточно сложных и значимых, в том числе политических и социальных, проблем.

Если оценивать подготовку к тысячелетию с точки зрения науки, то за последние 5-7 лет в развитии гуманитарных исследований в нашей республике сделан огромный скачок. Прежде всего, удалось преодолеть провинциальный взгляд на решение научных задач. Мы убедились, что ученые ведущих российских центров говорят на одном с нами языке, что нас интересуют схожие проблемы, а по методам исследований мы не только не уступаем, а зачастую являемся примером для коллег.

Сейчас казанская методика определения возраста средневекового города по археологическим исследованиям взята на вооружение всеми учеными нашей страны. Этого бы не произошло, если бы в науку не были сделаны определенные вложения. Что и говорить, наши ученые ранее не могли столь продуктивно работать в архивохранилищах Европы, Турции, Ирана, Египта, а тут такая возможность появилась…

За это время было выявлено много ценных источников, и не только по археологии. Так что юбилей многое дал научному сообществу. Он мобилизовал ученых самых разных специальностей – от археологов и историков до ботаников и химиков.

– А если говорить конкретно об издательской деятельности – чем можете похвастаться?

– Портфель заказов на юбилейную литературу формировался 4 года. Первоначально предлагалось 200-300 наименований. Будущие проекты и готовую книжную продукцию рассматривали на совещании с участием Президента. В итоге получилось, конечно, много скромнее. Но и то, что сделали, – это серьезная, фундаментальная работа.

Прежде всего, отмечу Атлас «Tartarica», о котором в «Казанских историях» уже сообщил директор нашего института Рафаиль Сибгатович Хакимов (№1-2, 2005). Книга представляет собой уникальное собрание исторических сведений об истоках татарской цивилизации в Евразии, истории татарских средневековых государств, прошлом и настоящем нашей республики и народов, ее населяющих.

Атлас богато иллюстрирован. Среди иллюстраций хотелось бы выделить большое количество карт, они есть в большинстве из представленных исторических периодов. По сути, впервые в историографии Татарстана и Поволжья проведена такая кропотливая научная работа – у нас каждый век прорисован на картах. А специалистов, которые работали над картами, мы собирали по всей стране.

На картах можно наглядно видеть, что и как происходило во времена половцев, гуннов… Мы теперь знаем, как выглядели воины в разные века: болгарский конный латник, гуннский латник, воин ананьинского периода, русский воин, мордовский всадник…

Реконструкцию сделал известный московский исследователь М.В.Горелик. Этот фундаментальный труд – уже не для Татарстана. Для всей Евразии! Продолжается работа над семитомной «Историей татар с древнейших времен».

Вслед за первым томом, получившим положительные отзывы не только у нас в республике, но и в российской научном сообществе, на выходе еще два тома, раскрывающие страницы истории татарского народа до периода золотоордынских государств.

В интервью достаточно сложно представить всю издательскую программу, но не могу не отметить целый ряд хрестоматий по истории Казани XIX – ХХ веков, подготовленных научными коллективами нашего института. Увидели свет издания, освещающие различные этапы становления и развития Казани. Их авторами стали археологи и историки, этнологи и обществоведы, культурологи и памятниковеды.

Среди больших проектов отмечу подготовленную институтом академическую «Историю Казани» Х-ХХ веков, альбомы дореволюционной казанской фотографии, «Антологию татарской богословской мысли». Готовим к переизданию «Историко-этнографический атлас татарского народа».

Не менее важной представляется работа над проектами «Татарские памятники России: сто жемчужин», «Антология татарской педагогической мысли», «Антология татарской исторической мысли» и многими другими.

– Вы возглавляете Институт культурного наследия. Не могли бы хотя бы коротко рассказать о нем?

– Институт молодой – он возник только в прошлом году, но, по сути, мы продолжили исследования, которые идут уже много лет. Раньше наш научный коллектив был известен как отдел Свода памятников истории и культуры Республики Татарстан. Это структурное подразделение Института истории, работающий по программам Академии наук РТ и Министерства культур РТ.

Результатом многолетних исследований стал Свод памятников административных районов Татарстана. Сейчас идет подготовка к изданию Свода памятников Казани. Это фундаментальное исследование, в которое вошли все объекты, находящиеся под государственной защитой. Оно иллюстрированное, снабжено историческими и архитектурными описаниями.

Мы не хотим расставаться с нашим духовным наследием, поэтому зафиксировали наиболее ценные объекты, которые утрачены, издаем специальный том, посвященный им. Исследования культурного наследия несут в себе и ярко выраженный социальный контекст. Ученые не должны просто констатировать факты, мы должны стремиться к тому, чтобы власть и общество, как и положено в цивилизованном государстве сообща предпринимали усилия для сохранения богатейшего наследия прошлого.

Отрадно, что в СМИ появляются публикации в защиту гуманитарных ценностей, что на защиту памятников встала прокуратура. Только таким путем мы можем изменить отношение к объектам истории и культуры. Есть достаточно жесткие критерии, по которым определяется, какие памятники государство защищает.

Мы считаем, что в городе должны быть под защитой и целые территории. Например, Старо-Татарская слобода в Казани, в которой немало домов, не являющихся выдающимися с архитектурной точки зрения, но они связаны с именами выдающихся представителей татарской культуры, предпринимателей. Все это уходит, к большому сожалению. И это проблема не только Республики Татарстан.

С 1997 года мы работаем над выявлением и изучением памятников истории и культуры татарского народа на территории Российской Федерации. В прошлом году, например, работали в Рязанской и Челябинской областях. Что сказать? Был татарский город Касимов – его уже нет. Был татарский город Троицк – его тоже нет. В Астраханской области те же тенденции. В этом году посетили татарские села Пермской области.

Татарская цивилизация, как шагреневая кожа, сжимается к Поволжью, к Татарстану. Татарская городская культура России, к большому сожалению, уходит в прошлое. Процессы эти объективные, надо к этому относиться с пониманием, но и с сожалением. Надо хотя бы рассказывать людям об их историческом прошлом. Вернуть людям историческую память – это сейчас очень важно.

– В последние годы каждый район, каждое предприятие хочет написать о себе книгу. Как вы оцениваете такие желания? Может ли история быть чем-то похожим на художественную самодеятельность? Есть деньги – напишу о себе родимом…

– Каждую такую книгу надо оценивать отдельно. Например, историю Национального и Сберегательного банков, ряда районов республики писали, в том числе, и научные сотрудники нашего института. Институт культурного наследия создан, прежде всего, для изучения социально-экономической истории, той истории, до которой академическая наука иногда не может дойти, тех тем, проблем и деталей, из которых строится общая история нашей республики. Это история отдельных городов и поселений, организаций и предприятий, государственных органов власти и управления. Хотел бы подчеркнуть: прикладные исследования – это тоже задача академической науки.

Мы считаем, что такие исследования не менее важны, чем фундаментальные труды. Директор нашего института нацеливает нас на то, чтобы мы занимались конкретной историей. Мы изучаем жизнь не только тех людей, которые жили в прошлом, но и наших современников.

Смотрим не только далеко назад, во времена волжских булгар. Не меньший интерес представляет история XVII, XVIII, XIX и XX веков. Интересно воссоздать, как люди жили 50 или 70 лет назад. В каждую историческую эпоху люди жили достойно. Были замечательные люди, деятели науки и культуры, предприниматели и священнослужители. К сожалению, традиционно больше внимания историческая наука уделяет политической истории.

Мы обращаем внимание на историю рядовых людей, социальную историю общества. Считаем своим достижением то, что удалось поднять интерес к истории предпринимательства в нашем крае. Это сейчас только ленивый об этом не пишет. А несколько лет назад, в 1995 году, когда мы начали изучать жизнь татарских купцов, этим за исключением Л.М.Свердловой, не занимался никто. Тогда и разработка этой темы, и выпуск книги о предпринимателях стоил нам немалых трудов. Или взять историю мусульманских священнослужителей.

Даже сотрудники Национального архива РТ в то время не знали, что у них есть фонд, в котором среди личных дел мулл хранятся более четырехсот фотографий этих духовных лиц. Когда те поступали на службу, они проходили утверждение в губернском правлении. Для нас также важна история русских на территории республики, православия и русской культуры.

Мы издали книгу «Республика Татарстан: памятники православной культуры». Подготовили к печати два фотоальбома – «Мечети Татарстана» и «Православные храмы Татарстана».

– Книжную продукцию перед юбилеем выпускали все, у кого были средства. Как бы вы охарактеризовали юбилейные издания в целом?

– Книг, посвященных истории Казани, в предъюбилейный год, действительно, издано достаточно много, но круг их авторов очень узок, а потому мало работ по-настоящему оригинальных. В основном это воспроизведение уже известных краеведческих фактов, перепевы старинных казанских путеводителей. В некоторых книгах можно показать целые куски из хорошо известных источников без каких-либо ссылок на них, интервью казанских знатоков вполне могут впоследствии выдаваться за авторские произведения интервьюеров, причем без особой дополнительной работы, без перепроверки данных, без уточнения фактов…

И что самое печальное: в краеведческой литературе последних лет много фактических ошибок, которые воспроизводятся даже тогда, когда на них обратили внимание общественности, например, на страницах газеты «Казанские истории», где есть рубрика «Работа над ошибками».

Институт истории – не цензор и не претендует на лидерство в издательском процессе. Но мы бы могли помочь предотвратить многие ошибки, если бы к нам обратились за советом или консультацией. Могу назвать один такой случай, когда издательство «Титул» заказало официальную рецензию на рукопись одного из известных авторов. Мы отнеслись к этой работе со всей тщательностью и предоставили издательству свои замечания на 25 страницах: это корректировки дат, уточнения по ряду фактов, указания на несоответствие некоторых фактов реальным событиям и так далее.

Автор – человек грамотный, спорить с нами не стал. Он просто убрал все спорные места из будущей книги. И неточности, на которые указали наши специалисты, остались известны только ему и издательству, а потому, вполне возможно, повторятся в каких-то других книгах о Казани.

Огорчает, что многие авторы – и краеведы, и журналисты – выдают за открытие уже известные факты. На самом деле многое известно давным давно, опубликовано – и не один раз. И очень часто известно имя первооткрывателя, на которое не мешало бы сослаться.

В свою очередь, рад отметить, что казанцы и жители республики достойно оценивают усилия ученых нашего института по изучению истории края, культурного наследия народов Татарстана. Об этом свидетельствуют многочисленные письма и обращения в адрес специалистов и сотрудников, в дирекцию института. Отрадно, что Институт истории сегодня – один из наиболее авторитетных российских региональных научных центров, важное звено международного академического сотрудничества в области татароведения.

С гордостью говорю и о том, что с 2004 года мы присваиваем звание почетного доктора Института истории им. Ш.Марджани АН РТ ученым России и мирового сообщества, с которыми поддерживаем самые тесные и плодотворные научные контакты. Так, в прошлом году этого высокого звания был удостоен Экмеледдин Ихсаноглу, ныне Генеральный директор Организации Исламская конференция,

23 августа состоится вручение докторской мантии Михаилу Борисовичу Пиотровскому, директору Государственного Эрмитажа.

 

Интервью взяла Любовь АГЕЕВА

«Казанские истории», №10-14, 2005 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского