Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Январь 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1994 – Президент РТ М.Ш. Шаймиев подписал указ «О создании Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Казанский Кремль».

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

О Казанском ханстве: если бы не было Ивана Грозного?

Наш корреспондент Елена ЛЫЖИНА беседует с Дамиром ИСХАКОВЫМ, известным этнографом.

До 1997 года он работал в Институте языка, литературы и истории, где заведовал отделом этнографии, сейчас работает в Институте истории Академии наук РТ. Автор многих трудов по демографии, этнографии татарского народа, этносоциологии. Дамир Мавлявеевич часто выступает в прессе, и как популяризатор науки, и как участник политических дискуссий.  

– Изменилась ли в последнее время точка зрения российской исторической науки на историю татар и Казанского ханства?

– На мой взгляд, хотя и было много работ, как в советский период, так и в последние годы, лучше того, что написал Михаил Худяков, до сих пор в России нет. Последняя и лучшая работа принадлежала именно ему. Она вышла в 1923 году под названием «Очерки по истории Казанского ханства». Серьезных, объективных работ и исследований по этому вопросу больше не было. Конечно, выходили частные исследования, в том числе в Татарстане, в Москве. Но все же ни у кого не видно общего нового взгляда на историю Казанского ханства и других подобных государств того времени.

– Как вы охарактеризуете анализ похода на Казань в 1552 году российскими и татарскими учеными?

– Между российскими и татарскими учеными, разумеется, существует разница в подходах, и преодолеть ее так и не удалось. Всегда, даже в самые жестокие сталинские времена, имелись терминологические различия в освещении этого события. У татар взятие Казани передавалось через термин «жемералю» – «разрушение». Ну, а в русской историографии использовался термин «завоевание», позже – «присоединение».

До сих в среде московских ученых существуют взгляды о том, что это событие (поход Ивана Грозного на Казань) имело прогрессивное значение. Существует трактовка о том, что событие было неизбежным. Другого варианта, так сказать сослагательного наклонения, история ведь не знает. Событие было и происходило именно так, как происходило. И сама трактовка имеет такой оттенок, что это событие сыграло положительную роль в истории и татар и других народов Поволжского региона.

Были и другие нюансы. Например, в 40-х годах некоторые исследователи очень сильно напирали на то, что если бы Московское государство не завоевало Казань, то турки ее завоевали бы. Да, существовала и такая точка зрения. Турки тогда считались агентами ряда зарубежных государств. Но впоследствии от таких одиозных оценок отказались. Тем не менее, тезис о прогрессивности завоевания существует до сих пор. Иногда в скрытой форме... Но лично я особо положительных сторон не вижу, хотя, наверное, они все-таки были. Вот один из них.

Если бы не было завоевания Казанского ханства, возможно, сейчас существовало бы несколько татарских народов в рамках отдельных государств. Но после присоединения Казани к России все крупные группы татар оказались в рамках одного государства, и это впоследствии привело к внутренней их консолидации. Татарская нация сформировалась как крупная общность.

– Хотя история не терпит сослагательного наклонения, можно ли представить, как бы развивались события, если бы Казань не взяли в 1552 году?

– Есть очень интересная работа, рассказывающая о походе русских в 1549 году против того же Казанского ханства. Это один из немногих сохранившихся подлинных источников периода Казанского ханства. В этой книге, кстати, немало стихотворных строк о дружбе народов. Мне кажется, если бы татары сохранили самостоятельность и устояли перед воинами Ивана Грозного, то мы стали бы с русскими хорошими соседями... Как и во всем мире, ездили бы друг к другу в гости.

– Известно, что среди причин, приведших к поражению татар при взятии Казани, было несколько «татарских» факторов: заигрывание части татарской знати с Москвой, предательство некоторых защитников города (Камай мурза). Это имело значение? Что, в конечном итоге, привело к поражению Казани?

– Участие татарского фактора, собственно, сам татарский фактор в этих событиях сыграл важную роль. Но, я думаю, что к этому стоит подойти и с другой стороны. Со времен оппозиции мы почему-то рассматриваем русских, которые воевали против Казани, как чужестранцев.

На самом деле Московское государство, а в прошлом – Московское княжество тоже было, как и Казанское ханство, осколком Золотой Орды. И фактически борьба велась внутри тех государств, которые образовались после развала Золотоордынской империи. И очень часто, скажем, Московское великое княжество входило в коалицию с крымскими татарами и Крымским ханством, с ногайцами.

Шла как бы внутренняя борьба. И эта борьба показала, что Иван Грозный окончательно принял титул «царь» только после присоединения к России Казанского ханства. То, что на стороне русских сражались татары, было обычным явлением. Понятно, что внутри большого пространства разворачивалось противоборство разных группировок.

Но говорить, кто тут был предателем, а кто – нет, я бы не стал. Если все это назвать по-современному, происходили внутренние разборки. Конечно, когда внутри Казани оказались люди, помогавшие внешним завоевателям, это, безусловно, стало отрицательным фактором. Для тех, кто находился в осаде, они оказались предателями.

Но ведь надо понимать, что у них были родственники, скажем, среди тех, кто шел с русскими войсками. Например, князь Камай являлся одним из знатных лиц ногайского происхождения. А Ногайск в то время в значительной степени выступал на стороне Великого Московского княжества.

Но, на мой взгляд, исследуя период феодальных войн, нельзя применять современные термины. Ибо войны были внутренние, и коалиции возникали самые разные. А мы вносим сегодняшнюю оценку – этого делать не стоит.

– Разрушение татарских государств 450 лет назад можно считать закономерным событием или нет?

– Я уже говорил, что история не имеет сослагательного наклонения. Случилось то, что случилось. И нельзя сказать, закономерно это или нет. Я бы сказал, что центр власти на территории бывшей Золотой Орды просто переместился в другое место. А пространство осталось то же самое.

Закономерность, возможно, состоит в том, что внешний фактор с татарским, так сказать, уклоном, перестал быть таковым и даже изменил окраску с мусульманской на христианскую. Ведь именно с этого времени начало меняться само направление развития Русского государства.

Именно после завоевания Казанского ханства оно превратилось в многонациональное, родилась Российская империя.

По этой проблеме, кстати, существует масса самых интересных высказываний. Например, одного известного татарского историка Шамиля Мухамедьярова, проживающего в Москве. В своем исследовании он объяснял, что причина медленного развития России заключалась в том, что она пошла по направлению завоевания больших территорий. То есть, как бы выбрала экстенсивный путь развития. Это когда главным делом становится присоединение территорий, а не их глубинное развитие (по такому пути пошли европейские страны). Я думаю, что в этих суждениях доля истины есть. Но это уже судьба России.

– Какие, по-вашему мнению, причины привели Ивана Грозного к захвату Казани: распространение православия среди иноверцев, экономические, политические или другие?

– Я думаю, что ни один из вышеперечисленных факторов нельзя считать основополагающим. Важны были как экономические причины, так и политические. Существовала также внутренняя борьба между наследниками Орды. Ведь если бы Иван Грозный не завоевал новую территорию, то не был бы признан правителем на мировом уровне.

Имеется много документов, подтверждающих это высказывание. Например, письма Ивана Грозного королю Англии, правителям других европейских стран. В них Иван Грозный пишет о том, что он является одной из ключевых фигур христианского мира и расширяет его влияние.

– Почему так остры в памяти татар события 1552 года?

– Вообще, пока жив народ, историческая память не исчезнет. Я бывал в США…

О факте покорения Колумбом Америки существуют разные толкования. Индейцы относятся к этому не так, как белые. Потому что для индейцев это начало ликвидации их цивилизации. Конечно, многие индейцы давно уже интегрировались в американское общество, считают себя американцами. Но, тем не менее, событие у них в памяти до сих пор живет, волнует.

И у татар также. Хотя мы уже все давно являемся россиянами, но момент того, что вектор нашего развития был когда-то прерван и мы были интегрированы в совершенно новое состояние, остался. Нам пришлось очень долго приспосабливаться. И даже потом, после присоединения, татары жили отнюдь не в хороших условиях.

Россия была колониальной державой, и татарский народ, фактически, долгое время был угнетенным. Мне кажется, в современных условиях татары помнят об этой дате потому, что до сих пор не удалось России достичь настоящего равноправия народов. А если этого нет, то народ всегда будет смотреть назад, невольно вспоминать тот момент, когда он потерял возможность быть наравне с другим народом.

Все знают, что даже в таких цивилизованных странах, как Англия, существует «ольстерский фактор», когда протестант-англичанин праздновал захват территории. И католики, которые являются ирландцами, видят, что враг как бы празднует победу над ними. И никто не забывает, кто здесь есть кто.

Такой момент существует. Историческая память – устойчивая вещь. И я думаю, что надо учится жить всем вместе под одной крышей. Не раздражать друг друга, но позволять каждому иметь собственное историческое сознание.

"Казанские истории", №19-20, 2002 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского