Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Январь 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1928 – В Казани прошел первый съезд яналифистов. Так называли сторонников перехода татарского языка с арабской графики на латинскую

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Национальное достояние республики

В начале апреля 2005 года начнутся праздничные мероприятия в честь 110-летия Национального музея РТ. Он ведет свою историю с научно-промышленного музея, открытого в столице Казанской губернии в 1895 году. Отражая своими экспозициями историю нашего края в разные эпохи, он сам представляет часть истории XIX-XXI веков.

В его судьбе нашли отражение многие важные события из жизни нашего края. Он был музеем крупного губернского города, главным государственным музеем Татарской Автономной Советской Социалистической республики, ныне это Национальный музей Республики Татарстан.

В преддверии юбилея, протиснувшись среди многих желающих встретиться с генеральным директором музея Геннадием МУХАНОВЫМ, наш корреспондент задал ему несколько вопросов.

– Геннадий Степанович, мой первый вопрос вряд ли будет  оригинален, но он, действительно, волнует всех. Будет ли закончена к юбилею реконструкция фасада здания и как обстоит дело с остальными строительными работами? 

– Фасад, несомненно, будет готов. По поводу открытия всего здания сказать сложно. Конечно, о завершении строительных работах можно говорить более определенно. Но строители сдают нам здание за месяц до праздника. То есть у них было два года, а для музейщиков, экспозиционеров, художников – месяц. Чтобы освоить 4 тыс. кв. метров, подготовить витрины с экспонатами, «нарядить» залы, нам требуется столько же времени – или, по крайней мере, не меньше года. И это еще при стопроцентном финансировании по тем расчетным цифрам, которые мы подготовили.

– Возникает множество организационных трудностей. Не помешают ли они проведению юбилейных торжеств?

– Одна из главных трудностей всех музеев, которая в конечном итоге оказывается решающей, – это задержка или отсутствие должного финансирования. К сожалению, это боль всей культуры, не только в нашей республике, но в целом по России, даже в Москве и Петербурге.

Наши зарубежные коллеги могут признаться, что тоже сталкиваются с подобного рода трудностями. Но они, в отличие от нас, могут найти инвесторов. У нас же инвесторы не хотят финансировать государственный музей – только частные. Денежные средства поступают из бюджета Республики Татарстан и от Министерства культуры России.

Естественно, их увеличение в последнее время связано не только  с юбилеем музея, но и  с приближающимся 1000-летием Казани. Не хотелось бы думать, что встретим 1000-летие – и на этом закончится внимание к нам. Музей нужно строить и дальше. Нельзя же остановиться на полдороге! 

Могу сказать, что поступившие средства израсходованы с пользой: была  проделана очень серьезная работа и по реконструкции здания, и по строительству новой стационарной музейной экспозиции по разделу XVIII века. Сейчас терпеливо ждем очередные денежные поступления от Правительства республики. Следующие проблемы связаны со сроками и технологиями. Десятки витрин, сложные конструкции нельзя изготовить за два дня и даже за месяц, порой более 10-12 месяцев нужно. После их расстановки – собственно монтаж экспозиции художниками, инженерами…

Эта работа многоступенчатая, сложная, масштабная, серьезная. Она требует очень четкого соблюдения всех графиков и сроков, и если что-то нарушается, то гарантировать успех нереально. И потом, что может получиться из проделанного разными специалистами, всегда остается тайной. Ведь необходимо, чтобы будущий зритель оценил и принял работу по достоинству вложенного труда и вдохновения.

Национальный музей. Последние месяцы перед юбилеем Казани 

 Пока мы отстаем от графика работ по причине позднего финансирования. Но это не помешает отметить 110-летний юбилей музея. Конечно, гости будут спрашивать, когда ждать полного открытия. К сожалению, без чуда мы открыть полностью экспозиционные залы не сможем. Успеть бы показать Древний мир, Булгарское государство, очевидно XVI - начало XIX века – и все. Но это уже немало. Даже над этой частичкой новой экспозиции два года работает более тысячи человек. Сделанное нас радует, оценили и те немногие, кто уже посмотрел наши труды. Старались все исполнить на высоком мировом уровне.

– Вы говорили о меценатах, которые помогают вашим зарубежным коллегам. В историю казанского музея вписаны имена многих благотворителей. Да и начинался он с частной коллекции Андрея Федоровича Лихачева, купленной у его вдовы за символическую сумму.  Можете ли вы назвать имена людей, которые помогают музею?

– К  сожалению, нет. Мы пытались привлечь различные организации, но они не могут оказывать нам посильную помощь только по той причине, что мы – государственное учреждение. Они, конечно, могут помочь  при реализации каких-то программ, в приобретении экспонатов. Но не в финансировании строительных и художественно-оформительских работ. Все-таки главная ответственность – за государством. Кроме того, меценатство требует больших денежных затрат, это не просто подарок в 50 или 100 тысяч. Таких инвесторов, которые расстались бы со своими деньгами во имя культуры, строительства музея, я в Татарстане пока не нашел.

– Несмотря на все трудности в музее откроется часть новой экспозиции. В 2003 году была принята ее научная концепция. Соответствует ли результат задуманному?

– Результат с ожидаемым совпадает. Конечно, проектное художественное решение было всего лишь макетом, в процессе работы принимались какие-то неординарные решения, которые улучшали задуманное. Но принципиальные изменения вряд ли произойдут.

– Наверняка при создании экспозиции использовались новейшие технологии. Не расскажете ли о них?

– Такой расстановки экспонатов, такой подачи материала, которую сделали мы, я ни у кого не видел. У нас много принципиально нового в оформлении, материалах, конструкциях, способах подачи, различных подиумах, которые изготовлены по особому подходу  талантливейшего художника Александра Смирнова.  Я считаю, ум и талант инженеров организации «Ривера» – двигатель, без которого многое бы не получилось. Мы очень благодарны им за это.

Обычно на такие сложные и трудоемкие работы изготовители витрин, привыкшие к элементарному типовому решению, не идут. И нам очень приятно, что    наши пожелания учтены и даже проявлена собственная изобретательность. Могу привести пример. Огромную витрину совершенно спокойно могут передвинуть два человека, так что при неполадках электропроводки или отопления она не станет преградой к их устранению. За обычными витринами «прячутся» выдвижные, и вмещают они не меньшее число экспонатов.

Конечно, это не только, но и хорошая интересная работа. Для нас очень важно, что изготовители учли такой аспект, как обслуживание и эксплуатация витрин.

– Над созданием нового музея трудится множество людей, и, наверно, сложно кого-то выделить. И все же, кому в большей степени город обязан новой экспозицией?

Представление художественного макета новой экспозиции. Слева направо: Гульчачак Назипова, Сергей Смирнов, Геннадий Муханов

 – Я думаю, что всегда пальма первенства дается главному художнику. Им является Александр Александрович Смирнов, известный музейный дизайнер из Санкт-Петербурга. Ну и, конечно, коллектив отдела истории края до XX века во главе со Светланой Юрьевной Измайловой, который занимался как раз той частью экспозиции, что будет открыта в день юбилея.

– Город давно живет без главного краеведческого музея. Выросло целое поколение казанцев, не знающих, каким он был до пожара. Как думаете, не скажется ли это на числе посетителей новой экспозиции? Или вы предпринимали какие-то меры, чтобы не потерять связей с потенциальными посетителями музея?

– Несомненно. У нас работает отдел по связям с общественностью, который продумывает, как представить эту экспозицию городу, как ее открыть достойно, как пригласить наши школы, высшие учебные заведения. Мы рассчитываем, что школьники будут приходить не только на обзорные экскурсии, но и на тематические. Я думаю, что интерес возрастет. Музей ведь не закрывался ни на один день. Отделы постоянно готовили различные выставки для учебных заведений. Но такого объема экспонатов для обозрения не было уже давно.

– Музей активен в издательской деятельности. Какими книжными новинками вы можете порадовать любителей истории, посетителей?

– Прежде всего, это справочник-путеводитель  «Все музеи Казани», презентация которого состоялась 18 марта. Это уникальное издание, в котором собраны статьи более чем о восьмидесяти музеях Казани: государственных, ведомственных, школ, вузов, промышленных предприятий. Читатель найдет здесь сведения по истории и современной деятельности музеев, полезную справочную информацию.

Совсем недавно вышла в свет книга кандидата исторических наук Гульчачак Назиповой «Университет и музей: исторический опыт губернской Казани». Она рассказывает о роли Казанского университета в музейной жизни Поволжья и Урала в XIX - начале ХХ века. В работе – книга «Тысяча экспонатов Национального музея». Это огромный труд. Надеемся, что выход издания не задержится, опять же из-за нехватки средств.

– Хотелось бы узнать о неизвестной для наших читателей стороне работы музея. Поддерживаете ли вы контакты с музейным сообществом России?

– Мне вспоминаются в связи с этим 90-е годы, когда музейное пространство было в растерянности. Каждый музей, каждый регион жил своими проблемами, своими трудностями, не было почти никаких контактов. Ближе к 2000 году музейный мир «встрепенулся», к радости нашей, как бы проснулся. Ведь у нас много общих проблем, нам просто интересно знать о работе и жизни друг друга. Поэтому ведущие музеи настояли на том, чтобы создать Союз музеев России. Это объединение оказалось нужным и важным. Теперь есть с кем обсуждать те трудности, с которыми сталкиваются и маленькие, и средние, и крупные музеи. Теперь уже можно защитить наши интересы в органах власти, рассказать о наших проблемах Президенту или Правительству Российской Федерации.

Это та сила, которая помогает сохранить музейные коллекции. Например, когда в Тюмени выстроили современный уникальный комплекс для музея и власти вдруг решили прибрать его к рукам, на защиту интересов культуры встал Союз музеев России. Здание удалось отвоевать. Если бы  Союза не было, вряд ли такое удалось бы.

В Татарстане единение тоже сильно выражено, прежде всего, в нашем музейном объединении, в которое входит 86 музеев. Если бы не было подобного объединения, вряд ли деятельность многих музеев приобрела бы современный характер. Им трудно самостоятельно построить экспозицию, выставку, осуществить другие сложные работы, например, реставрацию музейных предметов и их изучение. А существование республиканского музейного объединения – это своеобразный щит и университет.

Перед реформами различного рода, в том числе финансовой, наиболее беззащитной оказывается культура, вместе с ней и музеи. Захотят власти финансировать достойно – радуемся, но такое желание   может пропасть или вовсе не возникнуть. И тогда судьба музея может решиться в очень короткие сроки. И, конечно, важен международный аспект. Национальный комитет России, который образован при ЮНЕСКО,  проводит очень большую работу. В 2006 году этой организации исполнится 50 лет. Она помогает устанавливать контакты с зарубежными коллегами.

Нашему музею повезло – я избран членом президиума Союза музеев России и вице-президентом Национального комитета России. Это очень хорошо помогает знать о том, что имеется в других музеях. За эти годы мы побывали во многих регионах, набирались опыта у зарубежных коллег.

– Ежегодно в Национальном музее проходят Дни дарений. Как вы их оцениваете?

– Дни дарений обычно оцениваются однобоко – только в качестве некого механизма пополнения музейных фондов. Я смотрю на это еще и с другой стороны – человеческой. Я вижу в этом способность человека отдавать безвозмездно, дарить, а не продавать.  Вместе со своими подарками  люди оставляют у нас часть теплоты своей души, а мы стараемся передать это тепло другим, выставляя новые поступления для обозрения.

Эта сторона, по-моему, очень важна.

Конечно, неоценим тот вклад в фонды нашего музея, который мы получаем в Дни дарений. Но мы принимаем не просто экспонаты, с которыми потом работаем. Каждый человек дарит нам часть истории, возможно, часть своей жизни в большой истории человечества.

Интервью взяла Лилия ТУХВАТУЛЛИНА

"Казанские истории", №5-6, 2005 год

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского