Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.07.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+15° / +23°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 2005 – Казань впервые за многие годы торжественно отмечала престольный праздник – явление Богородицы. Прошел крестный ход, который предварила литургия в Петропавловском соборе.

    Подробнее...

Музыка как исповедь

Начиная с 3 февраля 2012 года, в Казани проходит цикл культурных событий, в центре которых – заслуженный деятель искусств РФ и РТ, лауреат Государственной премии России Леонид ЛЮБОВСКИЙ.

К 75-летнему юбилею известного композитора в афишу двух театров включены спектакли с его музыкой. Это «Снежная королева» в Татарском государственном театре кукол и балет «Сказание о Йусуфе» в Татарском академическом театре оперы и балета имени Мусы Джалиля. Встречи с его участием прошли в культурном центре «Дом Аксёнова», Литературном музее Габдуллы Тукая, Национальной библиотеке Республики Татарстан, в музыкальном училище. В юбилейной афише – три концерта, главный из которых, симфонический, состоится 29 февраля в Большом концертном зале им. С.Сайдашева.

В преддверии юбилея с композитором встретилась журналист Любовь Агеева.  

Фото Альберта Тахавиева

 – Ваша юбилейная афиша – на самый разный вкус. Как удалось сделать ее такой разнообразной?

– Мне неоднократно говорили: «Как ты хорошо все организовал». Но я ни с кем не договаривался сам! Все сделано по просьбам с мест. Желающих было даже больше, чем вошло в афишу. В прошлом году у меня было много концертов-творческих встреч  вне Казани, в том числе три в Москве. А в этом году особое внимание уделил Казани. Слава Богу, наработал много. Есть что показать и о чем рассказать.

Мои встречи со слушателями проходят достаточно свободно. Всегда задают много вопросов. Конечно, на каждой встрече слушатель будет особый. Например, в консерватории прозвучат сочинения, которые используются и как концертный и как педагогический репертуар в вузовской практике. Студенты и преподаватели исполнят то, что играется (а точнее сказать, изучается) в учебной аудитории.

В Доме Аксенова меня наверняка спросят о моем литературном творчестве, а в музее Габдуллы Тукая на первый план обязательно выйдут вопросы взаимоотношения татарской культуры и культуры русской, и  в целом мировой. На мой взгляд, музыка не может быть татарской или русской. Это как букет, в котором важен каждый цветок.

Леонид Любовский представляет балет "Легенда о желтом аисте" в Министерстве культуры РТ

Я с удовольствием слушал пластинки с китайской музыкой, когда работал над новой версией балета «Легенда о желтом аисте», задуманного когда-то Жигановым. Назиб Гаязович привез эти записи  из Китая, куда ездил в 1957 году.  Ни он, ни я, завершая начатую им работу, не стремились написать китайский балет. Это невозможно! Важно, как мы услышали китайскую музыку.

В конечном счете, балет о желтом аисте – это своеобразный сплав музыки разных народов.

 

Леонид Любовский дорожит подарком Назиба Жиганова. Это партитура его "Симфонических новелл"

 – Каковы ваши сегодняшние ощущения? Ваши сочинения исполняются во многих городах России, за рубежом. Вы стали лауреатом престижной премии. Как, кстати, эта премия отразилась на вашей жизни?

– По сути, никак. Конечно, материально стало получше. Я смог осуществить то, что хотел.

– А разве уважения со стороны коллег не прибавилось?

– В нашем деле, если разобраться, все эти прибамбасы – звания, премии, они ничего по-настоящему не прибавляют. Уважение строится не на этом. Люди и без этого понимают, кто чего стоит. Не думаю, что музыканты стали меня больше уважать, когда я получил премию.

– Но все-таки есть внутреннее удовлетворение от того, что ваш труд так высоко оценен?

– Конечно. В прошлом году меня совершенно неожиданно пригласили с авторским концертом в Смоленск. Было приятно узнать, что  там меня знают. А буквально на днях я получил предложение от генерального директора Львовской филармонии провести там свой авторский симфонический концерт. Я никогда не был особо богатым человеком, но тех денег, которые получаю, хватает. Сейчас есть возможность нормально жить и заниматься любимым делом.

Это была моя давняя мечта. Я творческий человек, и уйти в себя – это самое большое наслаждение, которое может себе позволить композитор. Я уже не работаю в консерватории, которой отдал 41 год своей жизни. Но от педагогической работы полностью не отказался. Не бываю без студентов. Они постоянно у меня дома. Слушают музыку, я даю консультации. В целом наша жизнь стала много лучше. Страна стала лучше.

– И тем не менее в 2012 году люди вновь вышли на площади. Когда я пришла к вам, вы слушали программу «Гражданин Поэт».

– Человеку всегда нужно больше – больше прав, больше уважения. Только удовлетворив свои материальные потребности, он понимает, что есть еще духовное, и оно – выше. Самым богатым человеком на свете был Диоген. Помните, когда Александр Македонский сказал ему: «Проси, чего хочешь», философ попросил его отойти от бочки и не заслонять солнце.

– Леонид Зиновьевич, в одном из своих очерков вы так определили сущность профессии композитора: он выражает мысли и чувства своего времени. Понятно, как это можно сделать с помощью слов. Не могли бы вы пояснить, как это происходит у композитора?

Но Большая Музыка, возможно, даже в большей степени, чем любое другое из искусств – порождение человеческого мышления, бесконечного диалога композитора с самим собой. И хотя ее, музыку, безусловно легко сымитировать, но в своем первичном виде Большая Музыка – всегда плод размышлений ее создателя. Как все это превращается в конце концов в завершенную звуковую конструкцию – навсегда остается тайной. На то она – Музыка! А композитор – своего рода переводчик, передатчик мыслечувствования времени.

Леонид Любовский

– Помните, в том интервью, в 1991 году, я говорил, что, как все, стою в очередях, чтобы отоварить талоны. У всех лица хмурые, злые... И даже в это время звучит в тебе музыка. Это дает возможность смотреть на то, что происходит, как бы со стороны. По-настоящему композитор – всегда немножечко Пимен. Он как бы стоит в стороне, он наблюдает. И эти наблюдения через свои эмоциональные ощущения выражает в музыке. Чаще всего так - в крупных сочинениях.

Большая музыка – это бесконечный диалог композитора с самим собой. Он своего рода переводчик мыслечувствования времени. Он обнажает глубинные, не доступные разуму явления. Я вспоминаю, как после исполнения моей Третьей симфонии секретарь по идеологии Татарского обкома КПСС Валеев строго спрашивал меня, что я хотел сказать своей музыкой. Больно подозрительными ему показались продолжительные аплодисменты публики.

Музыка легкая, развлекательная существует по другим законам. Это вид творчества, который имеет безусловно спонтанный характер.

– Вы ведь тоже работали в жанрах легкой музыки. Пишите музыку для детей. «Проделки Шурале» входят в программу старших классов музыкальных школ.

– К развлекательной в этом смысле я отношу и джазовую музыку, и музыку авторскую, бардовскую, и вообще песенное творчество, которое уходит своими корнями вглубь веков. Я оцениваю эту музыку высоко, там есть талантливейшие композиторы, у которых много интересных музыкальных находок. Когда мы слушаем Баха, мы должны понимать, что в его сочинениях огромное количество бытовой музыки того времени.

А венская классика! Великая классика! До сих пор мы слушаем эту музыку. Она говорит нам о  времени, когда Вена была своеобразным котлом народов. Каких только там интонаций нет! Кстати, при Моцарте не было большого разрыва между музыкой легкой и высокой. Как много людей проходит мимо Большой  музыки, не попытавшись понять ее!

Леонид Любовский в зрительном зале

Вспоминаю Бориса Лукича Лаптева, известного лрофессора-математика. Он поздно пришел к классической музыке – лет в 30, а потом признавался, что не мог и дня прожить без нее. Музыка стала для него особым, идеальным миром, в котором можно найти и духовное удовлетворение, и внутреннюю гармонию. Он был удивительным слушателем.

– А много в Казани таких слушателей, как Борис Лукич?

– Я думаю, сейчас уже очень мало. Уходят слушатели старшего поколения, среди молодежи их немного. Молодежь слушает другую музыку. Очень жаль, что сейчас музыка все чаще подменяется электронным суррогатом. Но это своего рода музыкальные консервы, которые человек  поглощает, не замечая подмены. Я говорил об этом еще в 1991 году. За 20 лет мало что изменилось.

Большая музыка фактически потеряла своего слушателя. Она потеряла авторитет. И это плохо не только для композиторов и исполнителей. Это плохо для всех. Слушая попсу, молодой человек даже не замечает, как его опускают, как его унижают. А большая музыка, наоборот, поднимает достоинство.

Поклон после авторского концерта

Жизнь так складывается, что мне удалось общаться со многими важными персонами, в том числе с Борисом Николаевичем Ельциным, с министром образования Фурсенко, министром культуры Авдеевым. С Владимиром Владимировичем Путиным общался, когда нам вручали Государственную премию. И со всеми говорил о необходимости полноценного музыкального воспитания детей.

Не об уроках пения – это профанация такого воспитания. И не об узкопрофессиональном музыкальном воспитании – это мы делать умеем. Нужно  массовое музыкальное воспитание. Культура и воспитание – это те области, которые запускать преступно: от них зависит уровень цивилизованности общества.

Я не сомневаюсь, что всегда будут люди, которые будут ценить настоящую музыку, настоящую поэзию, настоящую живопись… Мы пытаемся биться за то, чтобы искусство было доступно ВСЕМ. По дороге к рынку крушили все без разбора: и плохое, и хорошее… Публику сегодня кормят тем, что приносит деньги.

В результате и в серьезную музыку пришло такое явление, как бренд. Когда человек идет на концерт, ему уже не важно, что он там услышит. Он идет на бренд! Считаю, что это  унижение для творческого человека, когда тебя знают по имени, а не по твоему творчеству. Кто  же должен  думать о воспитании вкусов? Мы стремились к рынку.

Современный капитализм имеет  мощные рычаги для поддержки и фундаментальных наук, и искусства. И чем богаче страна, тем в большей степени действует этот принцип. Возможно, когда-нибудь и мы будем жить согласно этому принципу. У композиторов есть одно важное преимущество.

В истории случалось не раз, когда композитор уходил из жизни, так и не услышав свое произведение. Но ведь оно уже есть, написано, оно существует – сознание этого приносит особое  ощущение выполненного долга. Разве это не прекрасный стимул для творчества?

 Любовь АГЕЕВА

Интервью в сокращении будет опубликовано в газете "Республика Татарстан"

 На нашем сайте размещены несколько очерков Леонида Зиновьевича Любовского:

Жизнь коротка

Тихие аллеи 

Прекрасная негритянка 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов