Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Декабрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1994 – Образованы Авиастроительный и Ново-Савиновский районы Казани

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Наши спектакли о человеческих отношениях»

«Жаль, что я не татарин!», – такую надпись оставил Геннадий Хазанов на старинной мандолине во время пресс-конференции в информационном агентстве «Татар-информ».

 

Пресс-конференция состоялась 26 мая. На вопросы журналистов отвечали: художественный руководитель Московского государственного театра Эстрады, народный артист России Геннадий Хазанов, художественный руководитель московского Театра Антона Чехова, заслуженный деятель искусств России Леонид Трушкин и актриса театра и кино Анна Большова.

«Казанские истории» на пресс-конференции представляла Любовь Агеева.

 

 Фото здесь и далее Джалиля Губайдуллина

 

Больше всего вопросов было к Геннадию Хазанову. Он прибыл в Казань, чтобы выступить в спектаклях Театра АнтонаЧехова, гастроли которого открываются 26 мая на сцене Татарского государственного академического театра имени Г. Камала.

 

В течение нескольких дней зрителям будет представлено пять спектаклей: «Крутые виражи», «Ужин с дураком», «Морковка для императора», «Все как у людей». Спектакль «Забор» увидит свет рампы впервые. Это премьерный показ новой работы театра. Казанцы увидят его первыми.

 

Частный театр антрепризы, созданный Леонидом Трушкиным и Евгением Роговым (его часто путают с МХТ им. А.П. Чехова), в нынешнем году празднует 25-летие. Казанцев не может не радовать, что маршрут юбилейных гастролей проходит через Казань.

Как сообщил один из организаторов гастролей Денис Валеев, актёрский состав на высоте: Геннадий Хазанов, Анна Большова, Борис Шувалов, Инга Оболдина, Фёдор и Иван Добронравовы и многие другие.

 

О спектаклях читайте на сайте http://kzn.arriva.ru/publications/articles/25331/

 

Никаких особых требований к организации гастролей театр не заявлял. Только к техническому оснащению сцены. Это не антреприза в традиционном виде, когда артисты обходятся минимумом сценических средств. Здесь всё гораздо серьёзнее: в Казань прибудет по целой фуре реквизита к каждому спектаклю.

 

Нет смысла писать о пресс-конференции подробнее. Каждый может услышать этот разговор, достаточно зайти на сайт агентства «Татар-информ». Пресс-конференцию можно было слышать в Интернете в режиме online, она осталась на сайте в записи.

 

Хотелось бы поделиться некоторыми впечатлениями от общения.

 

 Пресс-конференция совсем не напоминала традиционную презентацию театра перед началом гастролей. Гости ничего не сказали о репертуаре и артистах, которых казанцы увидят, журналисты не задали им по этому поводу ни одного вопроса.

 

Вступительного слова как такого не было. Сразу начали с вопросов. И никто, по счастью, не спросил, какие спектакли театр покажет в Казани. Однажды слышала, как у дирижера Валентина Федосеева и пианиста Дениса Мацуева спросили перед началом концерта, что они будут играть.

 

Вопросы, конечно же, касались театра, но беседа была все-таки о более общих вопросах. А потому разговор получился интересным и запоминающимся.

 

 Был, например, такой вопрос: «Геннадий Викторович, есть мнение, что вы фаталист и верите в судьбу. Это правда?». Он ответил:

 

Я с большим вниманием к этому отношусь. Я имею реальные доказательства, что отмахиваться от этого глупо.

 

И привел два примера. Когда сбылись предсказания двух его собеседниц из небольшого города в Узбекистане о сроках ухода из жизни Андрея Миронова – он умер в августе 1987 года. А разговор был в 1980 году.

 

Второй случай – из мира политики: первого января 2000 года хорошая знакомая Хазанова, поздравляя его с Новым годом, сообщила, что человек, который исполняет обязанности Президента, сел в это кресло минимум на 15 лет.

 

– Я потом спросил у нее: «А четыре года премьерства засчитано?». Она ответила, что нет.

 

Я спросила, как Геннадий Хазанов – член жюри телеконкурса «Точь в точь» на Первом канале – относится к зрителям. Этот конкурс мне нравится, и по организации, и по составу исполнителей. Жюри в оценках довольно объективное. А вот зрители порой вызывают у меня недоумение. Они одинаково дружно хлопают, когда конкурсанты вспоминают легендарную Эдит Пиаф и звезд современной «попсы», имена которых я даже не слышала. Как и Геннадий Викторович. И он не отказывает себе в удовольствии язвить по адресу «звезд» современной эстрады.

 

Я никак не ожидала, что наступлю на больную мозоль. Оказывается, наш московский гость давно ждал момента, чтобы сказать все, что думает по этому поводу.

 

Мы узнали много интересного о том, как рождается программа, в которой заранее расписано все, в том числе зрительская реакция. Шоу есть шоу. И всем приказано дружно хлопать в ладошки и восхищаться всем и всеми. А потому грань между музыкой, вызывающей восхищение многих поколений, и композициями-однодневками стирается. Эдит Пиаф и современная поп-звезда живут в разных мирах, а когда конкурс совмещает эти миры, настоящая музыка, увы, зачастую проигрывает. Поскольку молодым зрителям, даже подготовленным для телепередачи, современная «звезда» ближе.

 

Так, по мнению Хазанова, телевидение зомбирует людей. Мне нравится, как порой одной репликой он может обрушить восторг публики, кстати сказать, вполне искренний.

 

Все это – квази, не настоящее, подчеркнул Хазанов. Люди в студии – неживые, они зрителями работают.

 

Гостей спросили: изменился ли зритель в последнее время? Ответ был неожиданным: больше изменились исполнители, которые вынуждены подстраиваться под вкусы и пристрастия массовой аудитории.

 

Хазанов вспомнил свое выступление на благотворительном вечере в московском Доме актера перед выездом в Казань, где его шутку зрители не оценили. Он ее повторил:

 

– Когда я работал на заводе, меня там учили жизни: лучше быть стройным лодырем, чем горбатым стахановцем.

 

Журналисты дружно засмеялись:

 

– А вчера никакой реакции не было. А все почему? Да потому, что они не знают, кто такой Стаханов.

 

Когда я выходил на сцену казанского Дворца спорта, где были тысячи людей, то это несло определенного рода обременения в смысловой части выступления.

 

С точки зрения же художественной аргументации большая аудитория несет некоторое снижение среднестатистической планки вкуса.

В середине 90-х годов у меня сложилось ощущение, что аргументов, чтобы общаться с такой массовой аудиторией, у меня нет. Я стал искать выход из положения. И в тот момент на мою голову свалился Леонид Трушкин. Для меня началась другая жизнь. Я начал встречаться с аудиторией, для которой у меня появились аргументы.

 

Но Геннадий Викторович вряд ли будет возражать против утверждения о том, что билеты на спектакли Театра Антона Чехова часто покупали потому, что на афише видели его фамилию. Об этом говорил в интервью корреспонденту одного сетевого портала

Денис Валеев:

 

– Очень полезно проводить такие гастроли, потому что благодаря интересу к Геннадию Хазанову в театр могут попасть люди, которым приходится объяснять, где находится гардероб и что такое программка.

 

Интересным показался разговор после вопроса модератора пресс-конференции – генерального директора агентства «Татар-информ» Леонида Толчинского. Он спросил своего тезку – Леонида Григорьевича Трушкина, трудно ли работать с таким актером, как Хазанов. Артист он известный, уже много лет сам руководит театром. Прозвучало слово «режиссировать», которое, как мне кажется, в данной ситуации не совсем точно передает процесс сотворчества режиссера и актера.

 

Ответили оба:

 

Леонид Трушкин: Режиссировать Хазанова точно не надо, как и любого другого артиста. Нужно договариваться, зачем мы ставим спектакль, дальше разбирать и вместе ненасильственным путем приходить к общему пониманию. Диктатура режиссерская может состоять в этическом понимании театра, это я оставляю за собой. В данном случае с Хазановым у нас нет расхождений.

 

А что касается спектаклей, у режиссера свои функции, у актера – свои. Но режиссировать актера это точно не для меня. Это все равно, что делать ребенка, насилуя женщину. Я думаю, из этого ничего не получится.

 

Геннадий Хазанов: По поводу диктатуры это не совсем так. Если спектакль поставлен, и если существуют сценические договоренности, каждый берет на себя обязательства договоренности выполнять. Если без согласования с режиссером заниматься самоуправством, получишь по полной программе.

 

Благодаря подарку от журнала «Чаян», единственного сатирического журнала, сохранившегося со времен СССР, обменялись мнениями о роли юмора в жизни человека. Как выяснилось, нашим гостям не нравится юмор ради смеха, на уровне физиологии, так сказать.

 

Анна Большова вспомнила «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург, который она сейчас читает. «Юмор – наше спасение», – писала наша землячка, мама писателя Василия Аксенова.

 

Смех и слезы – дело близкое. Вопрос, что вызывает смех. Смех без причины ― результат сами знаете чего. Для меня, например, эталоном является то, когда человек весь спектакль смеется, а в конце чувствует, что у него текут слезы. Если зритель не включается в историю, то он быстро теряет интерес. Чем больше зритель может узнавать, тем больше он включается в процесс. Это и есть цель театра.

 

Я считаю, что в художественном произведении всегда должен быть какой-то выход, какая-то мысль, свет, позитив. Если история резко отражает грустную действительность, должен быть какой-то выход. Пока мы можем иронизировать над собой и над происходящим, это и есть какая-то перспектива. Когда в юморе есть, над чем подумать, это, наверное, самое лучшее. В этом смысле наши спектакли о человеческих отношениях через призму юмора. И слезы и смех здесь очень близки.

 

Геннадий Хазанов поддержал Анну, добавив, что «Песня помогает жить, а юмор помогает выжить».

 

– Когда шутят надо мной, я воспринимаю это не как объект, на который направлена эта шутка, я оцениваю качество шутки»

Это был ответ на вопрос о том, как он относится к пародиям на себя.

 

Все спектакли, которые Театр Антона Чехова привез в Казань, – комедии. «Очень человеческие спектакли», – подчеркнул Хазанов. И особо посоветовал пойти на спектакль «Забор»:

 

– Скажу, что такие спектакли – это те небольшие острова русского психологического театра, которые уже давно залиты попытками самовыражения, реками и морями модернизма.

 

На новую постановку «Лира» по Шекспиру, мне смотреть было неохота. Пять голых мужчин бегают по сцене… До этого спектакля мне несколько раз приходилось видеть такое. Смотреть это на сцене желания нет.

 

Я не так много хожу в театр, засыпаю. На самом деле это как защита – когда со сцены ничего не трогает.

 

Один из журналистов спросил, не вынашивает ли Геннадий идею поставить номер «Студент кулинарного техникума. 40 лет спустя». Артист процитировал ответ одного из знакомых, которого спросили, как он собирается провести 21 век? Тот ответил: «Большую часть времени я собираюсь провести в гробу».

 

Геннадий Викторович считает, что желание снять ремейк на популярные, ставшие культовыми постановками произведения обусловлено тремя вещами: во-первых, это определенное свидетельство творческой импотенции, во-вторых, это желание на старых дрожжах заработать легкие деньги, в-третьих, публике ближе другие кумиры.

 

– Я сыграл в новом фильме «Кавказская пленница» роль товарища Саахова. Попал на съемки случайно: должен был сниматься мой товарищ по училищу Илья Олейник, но, будучи смертельно больным, Илья мне позвонил и сказал, что сниматься не сможет, и попросил меня сыграть его роль. Когда я пришел на съемки, задал вопрос: «Неужели вы предполагаете всерьез, что можно переиграть тройку Вицина, Моргунова и Никулина?». Мне ответили, что я зря думаю, будто молодое поколение к ним так привязано. Эти фамилии для них – как Александр Македонский или Тутанхамон. А когда в фильме будут, условно, Дюжев, Хабенский или Безруков ― вот это для них кумиры.

 

Это очень грустно. Времена не выбирают, в них живут и умирают.

 

В разговоре не раз возникала тема Казани. Когда вспомнили вдруг СТЭМ Казанского авиационного института с Семеном Каминским, Бориса Бронштейна, собственного корреспондента «Новой газеты», много лет проработавшего в «Чаяне».

 

Журналисты не могли не спросить, понравилась ли гостям Казань? Какое-то СМИ, процитировав знаменитого гостя, утверждало, что он хотел бы жить в Казани.

 

«Ну, раз так хорошо здесь, то чего ж не жить-то здесь! Работая и живя с момента рождения в Москве – это скорее эмоциональная фраза, но за содержательную ее часть, она логична, я за это отвечаю», – сказал Хазанов.

 

Он рассказал, что за почти полувековую актерскую жизнь объездил практически весь Советский Союз. В Казань впервые приехал в 1972 году.

 

– Казань производила впечатление запущенного волжского города. Было впечатление, что кому-то нужно было специально нивелировать внешний облик наших городов.

 

Приехав в столицу Татарстана в нынешнем году по приглашению организаторов фестиваля «Созвездие-Йолдызлык-2014», артист был потрясен теми изменениями, которые произошли за прошедшие годы.

 

– Позавчера вечером я разговаривал с одним человеком, его фамилия хорошо известна. В прошлом он крупный бизнесмен, но больше известен как отец Алсу. Будучи башкиром по национальности, Ралиф мне сказал, когда я сообщил, что еду в Казань на гастроли, что завидует мне, так как это единственное место в России, где реально видны изменения, видно, зачем работает руководство Татарстана и для чего. Видно, какими бешеными темпами развивается республика.

 

На встрече с журналистами гостям вручили подарки. Геннадий Викторович получил от агентства «Татар-информ» матрешку с надписью «Вежливые люди». Сувенир на злобу дня. Матрешку тут же разложили на составные части, и подарок достался всем.

 

Директор Казанского музея социалистического быта Рустем Валиахметов вручил Хазанову раритетный флакон одеколона «Тройной», который тот тут же обменял у Леонида Трушкина на самоучитель татарского языка советского времени. Анне Большовой досталась шариковая ручка за 35 копеек.

 

Фото с сайта агентства "Татар-информ"

 

«Жаль, что я не татарин!», – такую надпись оставил известный актер театра и кино на старинной мандолине, которая теперь будет храниться в Музее социалистического быта. Он оставил свой автограф и на баннере Татар-информа.

 

Гастроли Театра Антона Чехова пройдут с 26 по 30 мая.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского