Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Май 2019 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 2000 – Изготовленная в Канаде землеройная машина «Сююмбике» прорыла первые метры тоннеля казанского метрополитена.

    Подробнее...

Фильм «Круги» снова на казанском экране

Безусловным победителем Казанского международного фестиваля мусульманского кино в 2013 году стала картина «Круги» сербского режиссера Срджана Голубовича.

Фильм получил Гран-при, сразу два актера, сыгравшие в нем, удостоены приза «За лучшую мужскую роль» – Небойша Глоговац и Леон Лучев.

За призы фестиваля в 2013 году боролись 50 фильмов из 27 стран. «По правилам фестивалей председателю жюри дается два голоса. В этом случае мне не пришлось применять второй голос, поскольку абсолютно единодушно главный приз получает картина «Круги», – сказал журналистам председатель жюри кинорежиссер Карен Шахназаров.

Приз был вручен киноведу из Сербии Миролюбу Вучковичу. Режиссер в Казань приехать не смог.

Работа сербского режиссера, которая представлялась как совместный результат кинематографистов нескольких стран: Германия, Сербия, Словения, Франция, Хорватия, участвовала за время после Казанского фестиваля в нескольких престижных мировых кинофорумах. Получила главный приз на X Международном кинофестивале «Золотой абрикос» в Ереване, отмечена на белорусском кинофестивале «Лiстапад». В 2013 году ее показали на национальном американском кинофестивале независимого кино «Сандэнс», где она получила специальный приз жюри и положительные отзывы американской публики. На фестивале в Берлине фильм отмечен наградой экуменического жюри. В 2014 году картина была номинирована от Сербии на премию «Оскар» (номинация «Лучший иностранный фильм»).

30 июля 2014 года фильм вновь показали в Казани на закрытом просмотре для журналистов и критиков. В зрительном зале были корреспондент «Казанских историй» Любовь Агеева и наш внештатный автор Екатерина Вербицкая.

Прошлое, которое не забывается...

Наверное, в прошлом году картина Срджана Голубовича смотрелась бы совсем по-другому. Перед просмотром нас слегка подготовили к восприятию, сообщив некоторые подробности о мире кино Сербии. Не всем знакомы подробности жизни в далекой Югославии, прошедшей через горнило гражданской войны. Боснийская война – межэтнический конфликт сербов, хорватов и боснийцев – незаживающая рана для жителей региона. Она закончилась распадом страны и американскими бомбардировками Белграда.

Так получилось, что мои эмоциональные ощущения от этой войны не сводятся к телекадрам репортерских хроник: в 1999 году, сразу после бомбардировок, я была в Госдепе США, и гости из России, пресс-секретари региональных органов власти, сказали сотруднице этого ведомства все, что по этому поводу думают. По иронии судьбы, это была сербка по национальности, что придавало нашему диалогу особую остроту.

Так что мне понятно, почему даже через столько лет сербские режиссеры снимают фильмы только о войне. Мы в России несем этот груз в душе с 1945 года, и боль всё так же остра даже для тех, кто не знает Великой Отечественной войны на личном опыте. Как раз потому, что есть «круги» от этого события, которые расходятся по людским судьбам до сих пор, через поколения.

Знакомое всем физическое явление – круги по воде после падения в нее камня – стало для сербского режиссера не только названием картины, но и философским стержнем, на который он нанизывает судьбы людей.

Картина начинается с эпизода 1993 года. Югославия охвачена гражданской войной. Автомат становится естественной приметой жизни, а мы хорошо знаем, что если ружье есть, оно обязательно выстрелит. Ведь человек с ружьем – это уже другой человек. А, может, уже и не человек.

Тодор (Борис Исакович), сербский офицер, человек, судя по всему, с довольно вспыльчивым характером, схватился за ружье, когда продавец в киоске Харис (Леон Лючев) не смог дать ему нужных сигарет. Последнюю пачку только что забрал сербский солдат Марко, который только что приехал на побывку: позавтракал с отцом, повидал любимую девушку, встретил своего друга…

Тодор решил наказать продавца и с двумя сослуживцами начал его избивать. Это заметил Марко (Вук Костич). Парень вступился за Хариса и поплатился за это жизнью.

Прошло двенадцать лет. Гражданская война окончена, и люди пытаются наладить мирное существование. Никто не хочет вспоминать то, что происходило с ними и со страной в прошлом. Но прошлое то и дело напоминает о себе.

Харис живет в Германии, у него счастливая семья, двое дочерей. Но он, не раздумывая, рискует своей жизнью, чтобы помочь любимой девушке Марко спрятаться от мужа – настоящего чудовища.

Отец Марко строит храм на горе, и ему помогает сын одного из убийц. Оба знают, что их разделяет, и лишь время поможет им переступить через прошлое. В конце фильма старик называет парня своим сыном.

Друг Марко, который не смог в тот злополучный день спасти его, стал известным доктором, и на его операционный стол попадает тот самый Тодор, в душе которого, как выясняется, все эти годы не было ни секунды раскаяния

Мы видим, как стремительно развиваются сюжетные линии. Фильм, начавшийся неторопливо, с длительных переходов, которые поначалу даже раздражали своей необязательностью, вдруг сжимается, как пружина.

Но внешнее динамичное действие – это далеко не все содержание фильма. Режиссер, рассказывая о своем замысле, говорил, что хотел на реальных событиях снять кинопритчу. И, на мой взгляд, у него это получилось.

Совсем не важно, что герои фильма живут на Балканах, что кто-то из них – серб, а кто-то – хорват, кто-то православный, а кто-то – мусульманин. Эта разница – всего лишь спусковой крючок, который раскрывает ящик Пандоры, проявляя в человеке что-то звериное, данное ему Природой.

Глядя на экран, я проецировала фильм на украинские события – и это было прямое попадание.

Брат на брата – эта метафора слишком обща и слишком далека от нас, чтобы мы понимали весь ее чудовищный смысл. Но на украинской земле она в очередной раз материализовалась – и мы видим кровь и разрушение, злобу и желание мести. И снова крушат связи, соединяющие их, единоверцы. Как в фильме «Круги» – когда серб на серба, когда помощь приходит от человека другой веры.

Фильм завершается оптимистично. Сыну убийцы удалось растопить сердечный лед старого отца Марко – так одно поколение протянуло руку другому. Пройдя через терзания и муки, друг Марко все-таки дает шанс на жизнь его убийце – и мы видим скупую мужскую слезу на лице прозревшего Тодора. Харис остается живым во второй раз, судьба дала ему шанс отплатить за добро, которое он помнил все эти годы.

Еще долго фильм не отпускал меня от себя. Он ушел из памяти только после того, как название картины – «Круги» – связало воедино разрозненные события и разных людей. А вечером, после просмотра сводки новостей из Украины, я вновь вспомнила «Круги» Срджана Голубовича. И еще одну горькую истину – увы, история людей ничему не учит…

Еще один камень брошен в реку времени. На этот раз в другой части Европы. И нет сомнения, что круги от него будут расходиться еще долго. Очень долго.

Любовь АГЕЕВА

 

Фильм, который задает вопросы

«Круги» режиссера Срджана Голубовича – это фильм-притча, фильм-откровение, где однозначно понятно только то, что, война – это зло. Зло, которое губит прекрасное в человеке, уничтожает ценностные ориентиры и размывает границы дозволенного. Совершенно справедливо фильм номинирован на премию «Оскар» в 2014 году.

1993 год, война в Боснии и Герцеговине. В городе Требинье солдат Марко заступился за мусульманина. Добрый поступок оборвал его жизнь и изменил жизнь всех, кто был с ним связан, как камень, брошенный в воду порождает круги, расходящиеся по всей водной глади. Возлюбленная убитого – Нада вынуждена бежать в Германию, она вышла замуж, но скрывается с сыном от мужа. И непонятно до конца украла ли сына мать-алкоголичка или ее муж в действительности жестокий человек, с которым невозможно жить. Спасенный мусульманин Харис счастливо живет в Германии с семьей, но несет на себе бремя вины умершего за него Марко, он помогает Наде скрываться, подвергая опасности свою собственную семью. Отец же Марко – Ранко остался один и своими силами восстанавливает разрушенную церковь, сын одного из убийц будто бы пытается искупить грех отца, помогая Ранко. Друг Марко делает сложный выбор – прооперировать убийцу. Но сделал ли он операцию, потому что ничто уже не вернуть или потому что терзаем совестью, что просто стоял и смотрел, когда убивали его друга?

Круги – это последствия одного шага, это отношения между людьми.

Фильм начинается со сцены, где на светлой кухне беседуют Марко и Ранко, а когда ближе к концу фильма юный Рáкита (сын казненного убийцы) по просьбе Ранко открывает ставни, впускает в комнату свет, которого так давно не было здесь, мы понимаем, что старик обрел сына.

Круг замкнулся, все встало на свои места, пусть и пройдя через искажение.

Можно ли бы всего этого избежать? Предостеречь? Исправить? Но, пожалуй, самый главный вопрос фильма – могло ли все быть иначе?

Атмосферная особенность кинокартины в том, что музыкальное и визуальное оформление фильма минимально. Восточно-медитативная музыка – это единственный трек на весь фильм, который проигрывается фрагментарно, каждый раз продолжая предыдущий отрезок (не считая «Оды к радости» Бетховена, исполненной дочерьми Хариса на блок-флейтах).

 Ничто не отвлекает от самой жизни, от ее звуков и естественных декораций.

Перед нами Босния и Герцеговина, Германия и Сербия. Эти страны одинаковы – везде есть трущобы, только в одной стране – это «лицо» города, а в другой – задворки. И везде есть люди, которые помнят, любят, страдают.

Послевкусие фильма – пустота и ужас, резко спадает пелена с глаз, и ярче ощущается мир, резче и по-настоящему.

Фильм основан на реальных событиях, и особенно сейчас нужно помнить, что мы в ответе за то, что делаем.

«Круги» – это фильм, который надо смотреть.

Екатерина ВЕРБИЦКАЯ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского