Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Музыкант, у которого есть своя публика

Заслуженному деятелю искусств Татарстана, дирижёру Филармонического джаз-оркестра РТ, профессору кафедры эстрадно-джазовой музыки Казанского государственного университета культуры и искусств Анатолию Василевскому исполнилось 75 лет.

Юбилейный вечер в честь маэстро состоялся 8 апреля 2015 года в концертном зале Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая. Среди его зрителей была наш корреспондент Любовь АГЕЕВА.

Концерт получился запоминающимся по многим причинам. Во-первых, по составу исполнителей. Собрать в одном зале столько именитых музыкантов – не каждому такое выпадает.

Анатолий Кролл, по-моему, был обескуражен столь восторженным приемом и пообещал персональный концерт. Председатель Московского союза композиторов, народный артист России, член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, профессор Кролл приветствовал юбиляра от имени творческой секции джазовой музыки и клуба джазменов-семидесятников (оказывается, есть такой).

Знаменитый оркестр Олега Лундстрема представлял его солист Юрий Шихин, спевший несколько популярных джазовых композиций и сказавший очень теплые слова о юбиляре. Он выступал в обоих отделениях, доставив зрителям огромное удовольствие.

В сопровождении оркестра пели известные джазовые исполнительницы:заслуженная артистка Татарстана Лилия Чугунова и Римма Шайхелова, а также студентка университета культуры и искусств (к сожалению, не записала ее имени). Естественно, они тоже признавались маэстро в любви.

Поздравления были не только из Казани и Москвы, но и от коллег из Ростова-на-Дону. Василевский не однажды принимал участие в Международном фестивале «Jazz по-ростовски».

Юбиляра поздравили художественный руководитель Татарской государственной филармонии Айдар Файзрахманов, проректор по учебной работе Казанского государственного университета культуры и искусств Павел Терехов.

В течение всего концерта юбиляр был на сцене: или, как всегда, рядом с оркестром, или восседал в красивом кресле за столиком, заваленным букетами цветов. Время от времени на большом экране появлялся его портрет – на юбилейной открытке или «в прямом эфире». В зале работало несколько видеокамер, и изображение шло сразу на экран.

Мне нравятся юбилеи театральных актеров. Как правило, они проходят в форме веселых капустников, в которых принимают участие гости почти из всех театров. У музыкантов такой традиции нет, и в гости музыканты из других оркестров по такому случаю не ходят. Поэтому главным действующим лицом на таких юбилеях бывает музыка. Но все-таки это не совсем концерт.

Концерт вместе с заслуженной артисткой РТ Лилией Апаковой вел знаменитый Семен Каминский, обладатель премий «Песня года» и «Золотой теленок». Он уже давно не живет в Казани, но такое ощущение, что выпускника авиационного института тут знают все.

Они смотрелись прекрасной парой: немного официальная Лилия и абсолютно неформальный Семен… Он не просто представлял выступавших, но и делился своими воспоминаниями о 60-х годах прошлого века (подумать только!), о том прекрасном времени, когда мы были молоды, когда КАИ был известен своим СТЭМом всему Советскому Союзу.

Мы увидели фрагмент из одного старого выпуска программы «Новости дня», которую обычно показывали в кинотеатрах перед художественными фильмами. Речь шла о самодеятельных артистах из Казани, лауреатах первого Всесоюзного фестиваля СТЭМов. Пленку остановили на стоп-кадре – на экране был молодой-молодой музыкант Анатолий Василевский.

Во-вторых, юбилейный концерт Анатолия Василевского был интересен (мне во всяком случае) своей программой. Звучал джаз, причем классический, поскольку юбиляр в любви к современным формам этого направления не замечен. Программа была выстроена с учетом многих факторов.

Сочинением «Мечты» композитора Алмаза Монасыпова была представлена татарская музыка. Пластинку с первой грамзаписью этого сочинения юбиляр хранит как ценную реликвию.

Прозвучали пьесы из репертуара оркестра под управлением Игоря Бутмана: «C’est Si Bon» («Хорошо») в аранжировке В. Долгова, «Я помню Клиффорда» (Б.Голсон), а также знаменитая пьеса Дюка Эллингтона «Cottontail».

Анатолий Кролл выбрал для исполнения музыку из фильмов. Была заявлена пьеса из фильма «Мы из джаза», но прием знаменитого музыканта был такой горячий, что он кроме этого с большим воодушевлением исполнил с оркестром лейтмотив фильма «Мы из джаза», вызвав цунами ответных чувств из зрительного зала, а потом еще сыграл на рояле «Праздничный блюз».

Звучали знаменитые хиты из джазовой классики, которые исполнялись на языке оригинала. Но любителям джаза перевод не нужен. А когда Юрий Шихин запел знаменитый хит Френка Синатры My Way («Это мой путь»), многие в зале стали подпевать. И по-английски, и по-русски.

Я жизнь испил до дна,

Я всё изведал в ней, не скрою,

Но что куда важней,

Я был... собою.

 

У нас, мужчин один удел,

Собою быть, или никем,

Дерзать и правду говорить,

Не гнуть колени, не скулить.

 

Я в жизни снёс немало гроз

И был собою.

Да, я был собою.

Перевод Василия Осипова

Кстати, эта песня особенно хороша на юбилее. Тем более что на этот раз она точно соответствовала жизненному пути юбиляра. Благодаря удачной композиционной находке режиссера концерта Надежды Будыленко нас пригласили в виртуальный музей Анатолия Василевского, и мы увидели его в разные периоды жизни: в детстве, с семьей, с учениками, с разными оркестрами.

В Казань Василевский попал благодаря джазу. Он учился в Архангельском музыкальном училище и наверняка стал бы классным баянистом, как хотел его отец – Александр Ульянович. Отец был мастером на все руки, единственным на весь район профессиональным киномехаником-передвижником и фотографом. Будучи самоучкой, великолепно играл на баяне. Александр Ульянович выступал в концертах, аккомпанируя певцам, играл на танцах. Создав в семье музыкальную атмосферу, привил своим детям любовь к музыке. В доме был радиоприёмник, слушали пластинки на патефоне, в том числе и джазовые. Отец не знал ноты, специально не занимался с детьми музыкой, не учил их играть на музыкальных инструментах. Сыновья росли с музыкой, впитывая её душой и сердцем. Анатолий Александрович с малых лет играл на гармошке, позже освоил баян.

В 1958 году в Архангельске (вообще-то он родом из поселка городского типа Плесецк) гастролировал джазовый оркестр Олега Лундстрема. Эта встреча стала для начинающих музыкантов настоящим потрясением. И они оба выбрали джаз.

У Анатолия уже была рекомендация на поступление в Ленинградскую консерваторию, но они с братом Владимиром решили ехать в Казань. Анатолий поступил в консерваторию, а Владимир – в музыкальное училище.

– А как Олег Лундстрем относился к вашему молодому джазовому коллективу?

– Мы познакомились с Олегом Леонидовичем, он даже несколько раз приходил к нам на репетиции. Ему было очень приятно, что в Казани есть продолжатели традиции оркестрового джаза, которые он заложил здесь. Советы такого мастера были очень важны для нас.

Но самое главное – Лундстрем помогал нам с репертуаром. Например, он дал мне переписать фирменные, напечатанные ноты Глена Миллера. Когда я их брал, у меня руки тряслись... Это было настоящее сокровище! Ноты в те времена было просто негде достать, и ксероксов тогда не было.

Это сейчас все просто – в Интернете почти все можно найти и распечатать ноты для всех музыкантов оркестра. Мы же переписывали ноты ночами.

– Как раз в те годы на широкие экраны вышел американский фильм «Серенада солнечной долины», наполненный прекрасной джазовой музыкой Глена Миллера...

– Этот фильм оказал на развитие советского джаза огромное влияние. Мы впервые увидели образцовый джазовый оркестр. Когда в нашем клубе шла «Серенада солнечной долины», мы репетировали в соседнем зале. Как только в кино начинала играть музыка, мы бежали в зрительный зал, внимательно слушали, возвращались к своим инструментам и сразу же старались как можно точнее воспроизвести мелодию, а потом переводили ее в ноты. Все делали на слух. У одного парня был магнитофон – вещь по тем временам фантастическая! Он записывал музыку из зала.

Из интервью Ольге Иванычевой 

Газета «Казанские ведомости»

 

Анатолий Василевский так и остался на всю жизнь в Казани, а его брат Владимир поехал покорять столицу. И покорил. Разносторонне одаренный трубач, аранжировщик и композитор Владимир Василевский работал в оркестре Мосэстрады Эдди Рознера, в ансамбле «Добры молодцы», сам руководил оркестром московских джазменов. Одну из пьес Владимира Василевского – «Острова в океане», исполненных этим оркестром, можно послушать по адресу: http://www.alfik.ru/lp/?cat=61

В программу концерта Анатолия Василевского были включены два сочинения его младшего брата: «Баллада» и «Перед рассветом».

В 20 лет, будучи студентом консерватории, Анатолий стал руководителем эстрадного оркестра, который работал в ДК имени 10-летия ТАССР. За плечами у него уже было музыкальное училище (1956-1960), где он проходил курс дирижирования, и работа в вокально-инструментальном ансамбле. ВИА – яркая примета конца 70-х годов. Был еще оркестр во Дворце культуры имени Ленина, но это событие практически не оставило следа в его жизни в силу краткости работы.

В 1965 году Анатолий Василевский окончил Казанскую консерваторию и возглавил джаз-оркестр студенческого театра эстрадных миниатюр при КАИ. С джазовыми программами оркестр выступил на нескольких фестивалях.

С 1967 по 1970 год Василевский руководил вокально-инструментальным ансамблем Ульяновской филармонии, но потом вернулся в Казань, где создал оркестр под названием «Синтез-бэнд» в только что открывшемся Дворце культуры химиков. В этом оркестре он проработал 25 лет, и это была значительная часть творческой жизни музыканта.

История оркестра Д/К Химиков начинается с 1970 года, когда был построен сам дворец и завод Оргсинтез начал полноценно работать и находился в расцвете. Тогда директором завода был Владимир Петрович Лушников, герой соц.труда, очень влиятельный в республике и на заводе человек, который фактически организовал и поднял завод.

В те брежневские времена большое внимание уделялось спорту, расцветали футбольные команды, в частности, «Синтез» на Оргсинтезе, существовала также вотерпольная команда, было много борцов. Тогда заводу ничего не стоило взять в штат 15 человек музыкантов, и директор просто дал приказ начальникам цехов принять по одному человеку в каждый цех. Таким образом, музыканты будущего оркестра были приняты на должности слесарей, электриков. Зарплата у них начиналась со 100 рублей, а тогда заработок в 120 рублей уже считался хорошим, инженеры с высшим образованием получали 120-130 рублей, и это уже был потолок. Постепенно некоторые ребята начали получать по 140-160 рублей.

Оркестр имел статус эстрадно-духового, он был организован не столько для джаза и эстрады, сколько для духовой музыки. В то время проходило множество различных помпезных мероприятий, собраний, митингов, демонстраций, конференций. Музыканты приходили в Д/К Химиков в 8-9 утра, играли гимн или интернационал для какой-нибудь отчетно-перевыборной конференции, потом целый день дурью маялись, и опять играли что-то в этом роде вечером, иногда их также просили сыграть что-нибудь в перерыве. Постоянно оркестр играл на демонстрациях, вручениях наград, орденов. Это была основная работа оркестра, но не только, все равно играли джаз.

Орфография источника сохранена

http://www.m-u-s-i-c.narod.ru/vas.html

Я нашла эту цитату в Интернете, на страничке «Синтез-бэнда». В это время директором объединения «Органический синтез» уже был Наиль Хабибович Юсупов. Музыканты строили грандиозные планы (им только что купили новые инструменты)…

Из объявления на сайте можно узнать, что скоро в Большом концертном зале Казанской консерватории оркестр будет играть с Георгием Гараняном. Были также концерты с другими известными джазменами: Давидом Голощекиным, Игорем Бутманом, Александром Кроллом, Владимиром Данилиным, Алексеем Кузнецовым.

Когда оркестр в силу объективных причин перестал существовать (коллектив умирал дважды, сначала в 1986-м, а потом уже в наше время (он возродился ненадолго в 2000 году), Анатолий работал сначала в музыкальных школах №11 и №16 (с эстрадной специализацией), а в 1995 году возглавил эстрадное отделение в музыкальном училище. Лет 5 работал с учебным джаз-оркестром консерватории.

Уже 10 лет Анатолий Александрович преподает на кафедре эстрадно-джазовой музыки Казанского государственного университета культуры и искусств. Он ее создал, долгие годы был заведующим.

«Птенцы гнезда Василевского» – так назывался последний зал виртуального музея, и экскурсия сюда заняла больше всего времени. Поскольку учеников у маэстро много. И бывших студентов, и тех, кто учился у него в оркестре.

Выступали джазовые музыканты, которые сегодня известны не менее учителя. Публика восторженно приняла саксофонистов Сергея Баулина, Евгения Соколова и Вячеслава Карасева,а также Валерия Короткова (пианист, клавишник и аранжировщик), Станислава Калабанова (бас-гитара), Давида Ткебучава (ударные).

Зрители в этот вечер ладошек не жалели. Но более всего аплодисментов сорвало выступление музыкантов группы Jive, которые перед этим попросили у юбиляра разрешение «немного похулиганить». Они пригласили на сцену известного казанского пианиста Андрея Руденко и все вместе, что называется, оторвались по полной программе. Давно не слышала такой веселой и задорной импровизации. Юбиляр не мог скрыть своего восторга, и, если бы не серьезность момента, он наверняка присоединился бы к музыкантам.

Чего я не знала?

Что первым учителем музыки у Василевского был отец знаменитого ныне музыканта Михаила Плетнева.

Василий Павлович Плетнев, выпускник Государственного музыкально-педагогического института имени Гнесиных, был преподавателем класса баяна в Архангельском музыкальном училище. В 1957 году, вскоре после рождения Михаила, семья Плетневых переехала в Саратов. Отец стал преподавателем консерватории, мать – концертмейстером в консерватории. Через год были приглашены ректором Казанской консерватории в наш город.

Что на приемные экзамены в Казанскую консерваторию он опоздал, но студентом все равно стал.

Ректор Назиб Жиганов попросил членов приемной комиссии его послушать в порядке исключения. Совсем как в знаменитом фильме «Приходите завтра» случилось с Фросей Бурлаковой.

Что Василевский не встретился в Казани с Олегом Лундстремом, поскольку в это время тот уже жил в Москве.

Но, как рассказал Семен Каминский, их встреча состоялась довольно скоро – начинающий музыкант тогда работал во Дворце культуры имени Ленина в Соцгороде. Известный музыкант часто приезжал в Казань и однажды пришел в кино, услышал, как репетирует местный биг-бэнд, зашел на репетицию, чтобы познакомиться – и в кино не попал.

Состоялось знакомство, после которого Лундстрем передал несколько хороших оркестровок, свою интерлюдию, посвящённую Победе в Великой Отечественной войне. Но самой большой ценностью были печатные ноты «Мы снова вместе» Глена Миллера.

Что Александр Цфасман, услышав, как играет оркестр Василевского, выразил свои впечатления весьма эмоционально.

Знаменитый композитор, пианист, аранжировщик и дирижёр сказал: «Я просто обалдел!».

***

С первых минут пребывания в знакомом здании на Павлюхина (раньше здесь был Дворец культуры) было такое ощущение, будто я вернулась лет эдак на 30 назад – столько увидела знакомых, с которыми тесно общалась в то время – музыкантов, артистов, просто любителей музыки – ученых, педагогов, писателей, врачей и даже депутатов.

Газета «Вечерняя Казань» была одним из организаторов фестиваля «Джазовый перекресток». Тема джаза довольно часто присутствовала на ее страницах. Джаз уже не запрещали, мало того – в организации фестиваля принимала участие Ирина Донская, которая в ту пору работала в Казанском горисполкоме. Но еще сохранялась некая клановая общность людей, которые любили джаз.

Среди музыкантов, о которых мы писали, был и Анатолий Василевский. Больших оркестров в Казани тогда было не так уж много. Впрочем, как и сегодня. Но Василевский представлял на фестивале именно биг-бэнд. И срывал немало аплодисментов, хотя в то время у него был серьезный конкурент: оркестр кинематографии под руководством Виктора Деринга. А в Москве блистал Олег Лундстрем со своим оркестром, который довольно часто выступал в Казани, городе, в котором нашел приют, вернувшись из Шанхая.

Есть одна деталь с юбилейного концерта, которая сидела в голове, как гвоздь, в течение всего вечера. Признаюсь, я ни разу не была на концертах Филармонического джаз-оркестра в здании филармонии, хотя довольно часто встречалась с музыкантами на других площадках, даже не видела афиш. Никак не привыкну к новому месту жительства филармонии. Думаю, не только я. Побывав на концерте 8 апреля, не могла не порадоваться за артистов, которые, наконец, получили приличные условия для работы и хороший зрительный зал.

Когда на экране появилось большое фото юбиляра на специальной открытке и я прочитала сообщение под ним, с удивлением узнала, что Анатолий Александрович – не художественный руководитель оркестра, в чем была уверена. Его должность – дирижер.

Кто-то из выступавших тоже не обратил внимание на это сообщение и приветствовал оркестр под руководством Василевского. Так говорят именно о руководителе коллектива. А может, так было сказано сознательно, поскольку высочайший исполнительский уровень оркестра задается тем, кто каждый день, во время репетиций и на концертах, стоит у дирижерского пульта.

Этим человеком никак не может быть известная певица, при всех ее достоинствах и заслугах. Признаюсь, я впервые за долгие годы работы в сфере культуры встретилась с таким распределением ролей в оркестре.

Пойму, если сам Анатолий Александрович попросил себе должность рядового дирижера – с годами добровольно сбрасываешь с себя часть нагрузки, ведь силы уже не те. Не пойму, если объяснение другое. Кстати, в перерыве один знакомый шепнул мне, что у оркестра есть еще главный дирижер.

Знаменитый Анатолий Кролл, пожалуй, самый именитый из москвичей, сказал со сцены ключевую фразу о юбиляре: в Москве Анатолия Василевского знают! «Когда мы говорим «Казань», то всегда подразумеваем: «Анатолий Василевский и джаз». А когда говорим «Анатолий Василевский» – всегда подразумеваем «Казань и джаз», – сказал он.

С грустью констатирую: а в Казани так не думают. Я не говорю о тех, кто сидел в зале, хлопая в ладоши до покраснения. Про Василевского в этот вечер точно сказали – это музыкант, у которого есть своя публика.

Я говорю о тех, кто должен по должности знать талантливых людей, что называется, в лицо, понимать значимость каждого музыканта и каждого артиста республики и города.

Вопрос не в том, что Анатолий Александрович не получил по случаю солидного юбилея государственную награду Российской Федерации. Люди такого класса должны иметь хотя бы региональную медаль, если уж она есть. Ему 75 лет, а он работает, да еще как! Дирижер филармонического джаз-оркестра, профессор университета…

Ему не вручили даже Благодарственного письма Президента республики. Сообщили только, что его кандидатуру представили к награждению… Но разве юбилей – неожиданное стихийное бедствие, а не точная дата, известная, как минимум, с 1 января 2015 года?

Хорошо, что было хотя бы Благодарственное письмо министра культуры РТ, которое зачитала заместитель министра Светлана Персова. В нем есть такие строки:

«Уважаемый Анатолий Александрович! Невозможно переоценить Ваш вклад в развитие джазового искусства в Республике Татарстан. Великолепный знаток истории и теории джазовой музыки, широкопрофильный практик, искусно владеющий различными джазовыми технологиями – Вы являетесь достойным продолжателем лучших джазовых традиций, заложенных Олегом Лундстремом».

И медаль юбиляру вручили – от имени Казанского высшего военного командного училища. Настоящим подарком юбиляру и зрителям стало выступление с оркестром восьми трубачей из духового оркестра под управлением народного артиста РТ, подполковника Яна Орехова. Как оказалось, будучи курсантом танкового училища, он сам играл в оркестре Василевского.

Анатолия Александровича назвали патриархом казанского джаза, стайером, которого не страшил большой оркестр и которому судьба отпустила длинную творческую дистанцию. Было сказано еще много добрых слов.

Ведущий Семен Каминский пошутил: юбилеи похожи на похороны: о почивших, как известно, говорят только хорошее. Только число цветов разное, на похоронах – четное, на юбилеях  – нечетное.

Но это, конечно же, шутка. Юбиляр видит тех, кто пришел, и слышит тех, кто говорит. И это такая подпитка, которой в нашем возрасте хватает на несколько лет.

Хочется надеяться, что концерт 8 апреля запомнится надолго всем, и Анатолию Васильевичу Василевскому, и всем нам, сидящим в зале.

Фото с юбилейного вечера предоставлено пресс-службой филармонии, остальные снимки - из Интернета

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского