Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 1990 – На 42-й конференции коммунистов Татарстана М.Шаймиев завершил свою партийную карьеру. Первым секретарем обкома был избран Рево Идиатуллин

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Угол» – пространство, которое предстоит наполнить содержанием

Корреспондент «Казанских историй» Любовь Агеева была  участницей церемонии открытия нового театрального пространства с оригинальным названием «Угол».

Церемония состоялась 22 апреля 2015 года в креативной резиденции «Штаб» на улице Татарстан.

У меня не получилось оперативно откликнуться на это событие, поэтому появилась возможность его осмыслить не торопясь. Есть желание говорить не только о конкретном факте, а в целом о явлении, которое мы наблюдаем в Казани.

Пойдем в «Угол»…

Я опоздала на пресс-конференцию, может, там говорилось о том, почему взято именно это название. Понять смысл могу: есть логическое объяснение (у Фонда поддержки современного искусства «Живой город», созданного в 2013 году, появился свой «Угол»), красив и смыслово наполнен графический вариант названия.

Интересен и дизайн помещения – зал без окон, потолок и стены, выкрашенные в черный цвет. Это обязательно впечатлит молодых людей. Нет сомнения, что основными посетителями «Угла» будут именно они, а молодежь любит все нестандартное.

Вот как выразила свои ощущения репортер сетевого издания kazanfirst.ru Ольга Гоголадзе:

«Тёмное, едва тронутое голубоватым светом пространство без окон. Дощатый пол приятно пахнет деревом. Ощущение безопасности и полной изоляции от внешнего мира. Как в детстве, когда залезешь в домик на дереве, который дедушка построил специально для тебя. Предвкушение чего-то нового, непривычного, непонятного... интересного».

Кстати, публикации Ольги помогли мне понять, какие процессы идут в молодежной культурной среде, от которых, честно признаюсь, была несколько далека (http://kazanfirst.ru/feed/44839; http://kazanfirst.ru/feed/4сетевого издания kazanfirst.ru3500

На вопросы журналистов перед церемонией открытия отвечали соучредители Фонда поддержки современной культуры «Живой город» Диана Сафарова, актриса и режиссер, выпускница ГИТИСа,  член Общественной палаты РТ, Артем Силкин, директор Музея «Остров-град Свияжск»; директор фонда Инна Яркова, выпускница Казанского театрального училища  2012 года.

По словам  Инны Ярковой, особенностью новой театральной площадки Казани является то, что здесь нет канонических правил по размещению сцены и зрительного зала. Зал небольшой, всего на 50-70 человек, так что непосредственный контакт обеспечен.  Она считает, что непризнание новых форм в искусстве зачастую объясняется неготовностью к их восприятию. «Я не понимаю», – говорит в таком случае зритель. Значит, ему нужно объяснить. Что и будут делать в «Углу».

– Наша задача – выстроить диалог между актерами и зрителями, - подчеркнула она, отвечая на мои уточняющие вопросы.  

В «Углу» вообще не будет четкого деления на актеров и исполнителей. Мало того, именно зрители голосованием будут решать, какой проект так и останется на уровне репетиций, а какой увидит большая аудитория.

Выступают учредители: Диана Сафарова и Артем Силкин

На церемонии открытия «Угол» приветствовали главный режиссер Татарского академического театра  имени Г. Камала Фарид Бикчантаев, главный режиссер Театра юного зрителя Туфан Имамутдинов, известный казанский актер и театральный педагог Вадим Кешнер, инициатор создания центра современной культуры «Смена», художник Ильгизар Хасанов.

Составной частью презентации был показ небольшого фрагмента спектакля студентов 3 курса (художественный руководитель В. Кешнер) театрального училища «Тетраптих о любви» (идея и режиссура Эльмиры Рашитовой). Спектакль необычный, пластический.

Вот как рассказала о нем Ольга Гоголадзе:

Совсем молодые артисты одеты в чёрное. Они стоят так близко, что можно дотронуться до каждого, лишь протянув руку. Кажется, что от зрителей их отгораживает невидимый барьер, разделяющий взгляд и действие.

Они начинают маршировать. Сначала строем, потом рисуя шагами незамысловатые фигуры, то сходясь в плотную «коробку», то рассыпаясь по сцене. Постепенно плотная толпа растворяется, словно обнажая всего нескольких героев. Их каменные и равнодушные лица вдруг приобретают все оттенки эмоций. Любовь, нежность, страсть, зависть, тщеславие, милосердие, власть, похоть, покаяние, блаженство, истерика, прозрение, покой – актёры не произносят ни единого слова, ни единого звука. Всё это они передают только мимикой и пластикой тела. Показав всю историю человечества одними лишь безмолвными эмоциями, они снова сходятся в один строй.

Сначала это просто непонятно. Но с каждой секундой действо затягивает, и ты погружаешься в него полностью. Ты видишь глаза каждого артиста, пряди волос, упавшие на лоб, царапинки на правой кисти. Какую смелость нужно иметь, чтобы играть это не где-то там, высоко на сцене, а на расстоянии вытянутой руки? Полное доверие, полная интимность – и воздействие прямо на подсознание. Оцепенение, мурашки, буря ассоциаций, лёгкий транс.

А вечером в «Углу» была лекция на тему  «Театр как общественное пространство». Культовые архитекторы бюро Wowhaus Дмитрий Ликин и Олег Шапиро поделились своим подходом к проектированию культурных и общественных пространств.

Пространство вместо Дворца культуры

В этот вечер в «Углу» употреблялось два понятия: театральное пространство и творческая лаборатория. К концу своего пребывания там я поняла, что это будет и место отдыха. Креативного отдыха. Речь идет о нестандартных формах отдыха. Даже стандартные формы, такие, как показ фильма, планируется использовать нестандартно.

Уходят в прошлое помпезные дворцы культуры, и это наблюдается не только в Казани. Молодежь осваивает новые площадки, более скромные, небольшие по размерам, которые  с чьей-то легкой руки стали называться  пространствами. В этом слове, как я понимаю, выражается смысл нового отношения к культурной среде – как к месту для творческой самореализации, где ты и зритель, и творец одновременно.

Выступая на церемонии открытия «Угла», Фарид Бикчантаев сказал:

– Мы устали от больших пространств. Нужны небольшие пространства, где собирались бы очень близкие по духу люди.

Выступает Фарид Бикчантаев

Артем Силкин уточнил: задача всех, кто будет причастен к работе «Угла», – наполнить пустое пространство содержанием.

Молодежь ищет новые формы самовыражения, и хорошо, что есть люди, которые готовы поддержать ее. Иначе как бы отдали здание почившей в бозе швейной фабрики «Киемнер» креативной резиденции с названием «Штаб»? Она еще по-настоящему не заявила о себе, пока всё в планах, а «Штаб» уже посетил Рустам Минниханов.

В последние годы понятие креативность используют в Казани часто. Арт-директор «Штаба» Михаил Егошин говорит о креативной индустрии, имея в виду некоторые виды творчества.  «Штаб» готов дать крышу  архитекторам, дизайнерам, модельерам, создателям новых media, digital-технологий, интернет-проектов, айтишникам. Конечно, основное внимание – «якорным резидентом», и среди них – Фонд поддержки современного искусства «Живой город».

Создается новая для города молодежная среда, в которой вполне могут сложиться кристаллы нового образа жизни, активного, творческого, насыщенного делом, а не бездельем. И это не может не радовать.

Опыт использования пустующих промышленных корпусов в Казани уже есть. Технопарк «Идея» тоже работает в бывших заводских цехах. Это своего рода инкубатор для малого бизнеса, где можно найти для работы помещение и необходимую инфраструктуру. И все это по приемлемым ценам.

Участником презентации «Угла» был Андрей Питулов, готовящий к открытию лофт «Фабрика Алафузова» в цехах льнокомбината (Кировский район). Его еще называют «Технопарк – ремесленные мастерские». Там тоже есть планы дать место творческим людям, но лофт «Фабрика Алафузова» будет более полифункциональнен. Тут тебе мастерские, с инструментами и станками, где можно будет поработать руками, но и ивент-агентство, PR-агентство, магазины, салоны…

«Угол» сориентирован прежде всего на сферу культуры и досуга. 

Таким был угол, прежде чем стать «Углом»

Территория эксперимента и поиска

– Мы очень долго шли к этому, и наконец-то готовы презентовать наш новый проект, – сказала на пресс-конференции  Диана Сафарова.

Как она отметила, «Угол» – это прежде всего театральное пространство, где могут быть реализованы все формы современного театра: вербатим, документальный театр, site-specific, бэби-театр, сторителлинг…

(Замечу в скобках, что в публикациях СМИ последнего время используется много новых слов иностранного происхождения. В конце своей публикации предлагаю читателям небольшой словарик, чтобы понимать, о чем речь).

В «Углу» обещали место для работы различных драматургических и режиссерских лабораторий. Здесь можно получить как творческую поддержку, найдя продюсера

для постановки, так и место для реализации уже разработанного проекта, создателям которого нужна крыша над головой.

– Мы назвали ее творческой лабораторией, потому что для нас очень важно, чтобы эта площадка стала территорией эксперимента, территорией поиска. Она открыта в принципе для того, чтобы мы создавали здесь наши проекты, и они продолжали жить.

Фонд «Живой город» всегда рад поддержать и предоставить эту площадку режиссерам, которые хотели бы воплотить себя в сфере театра, современного искусства, –  отметила на пресс-конференции Диана Сафарова.

«Угол» поможет реализовать самые смелые проекты, на которые порой не идет традиционный театр. При этом, как было отмечено на пресс-конференции, не ставится задача создать постоянный репертуар и постоянную труппу.

Такая целевая направленность не обещает массового зрителя. А здесь его и не ждут. Хотя какое-то расширение аудитории все равно планируется. В «Углу» можно будет реализовать и проекты в сфере современного танца. Здесь будут работать лектории, проходить кинопоказы, просмотры прямых телетрансляций лучших образцов мирового современного искусства – спектаклей, перфомансов, онлайн-экскурсий.

«Угол» может стать и местом для репетиций, и сценической площадкой, и залом для творческих встреч и дискуссий.

Немаловажно то, что «Угол» поможет объединить всех, кто ищет возможность самовыразиться, а не только профессионалов.

Когда-то в Казани существовало несколько самодеятельных театров, которыми, как правило, руководили профессиональные актеры: Вадим Кешнер, Геннадий Прытков и другие. В пору обновления, когда мы отказывались от всего только потому, что это – советское, эти театры закрылись. А людей, интересующихся театром, не уменьшилось.

В «Углу» готовы дать место для репетиций и непрофессиональным актерам, при этом не ставится задача получить готовый продукт. Иногда подготовка спектакля интереснее, чем сам спектакль.

Сегодня многие профессиональные актеры настроены на эксперимент. Не зря с такой заинтересованностью встречены проекты «Живого города» «Город АРТ-подготовка» и «Свияжск-АРТель». Это подтвердила в своем выступлении Инна Яркова:

– Очень часто говорят: «Я бы сделал, но вот места нет». Теперь это место есть, так давайте делать, – призвала она коллег.

В «Углу» – что называется, инициатива без границ. Это «территория свободного поиска». В одной из публикаций я прочитала, что в Казани очень много талантливых ребят, которые после окончания театральных вузов не могут найти своё место в жизни. Они рано понимают, что репертуарный театр не для них, но других площадок в городе нет.  Поэтому в поисках самореализации они вынуждены уезжать в Москву.

 «Тропа войны» или настрой на сотрудничество?

Организаторы новой площадки заверили, что они не предполагают конкуренцию с традиционными театрами. Поэтому бросающийся в глаза заголовок публикации в газете «БИЗНЕС Online» – «Дочь Асгата Сафарова вышла на «тропу войны» с академическим театром», как мне сказали, в «Углу» встретили настороженно. Совсем не хочется им начинать с демарша. Напротив, во время презентации подчеркивалось, что есть намерение сотрудничать с традиционными театрами. Уже есть желающие. Например, ТЮЗ хочет активно использовать эту площадку. Вот что сказал об этом на церемонии открытия Туфан Имамутдинов:

– Я давно хотел поставить фестивальные спектакли на малой сцене, но в ТЮЗе пока нет такой возможности. Поэтому когда мы узнали об открытии креативного пространства «Угол», то сразу же захотели сотрудничать. У нас уже есть два проекта, которые мы хотим запустить здесь до окончания театрального сезона. Надеемся, что к началу июля уже сыграем две наши премьеры. Один спектакль будет танцевальным, его создают по трактатам датского философа Сёрена Кьеркегора. Второй – вокальным с элементами вербатима. За основу мы возьмём песни трубадуров, но исполнять их будут не мужчины, как это принято в классических постановках, а женщины-домохозяйки.

Зная, как непросто идет становление любого нового дела, предвидя, с какой ревностью будут поглядывать на «Угол» традиционные театры, я оставила комментарий после публикации в газете «БИЗНЕС Online». Вот его текст:

Заголовок, как мне кажется, не отражает сути начатого дела. Почему «тропа войны», если на презентации были и Фарид Бикчантаев, и актеры Качаловского театра, и новый главреж ТЮЗА? Любите красное словцо, молодые коллеги! Речь шла совсем о другом. И дочь Асгата Сафарова, кстати, не педалирует, чья она дочь. Зачем же акцентировать на этом внимание? Конечно, было бы сложнее реализовать какие-то проекты без помощи, но ведь проект надо придумать. Тут даже такой папа не поможет. Все остальное скажу в своей газете

Любовь Агеева, «Казанские истории»

Подписалась, заметьте. Большинство комментов в Интернете анонимные.

Автор публикации Айрат Нигматуллин ответил мне персонально:

«Любовь Владимировна, спасибо, что отнесли к молодым коллегам. И очень надеюсь, что вы не ограничились прочтением исключительно заголовка.

Теперь по существу ваших замечаний.

1) О проектах «Живого города» и их друзей из Камаловского и ТЮЗа я хорошо знаком далеко не по пресс-конференции, которая была в среду. Об этом и материал.

2) Благодаря яркому заголовку этот текст к нынешнему моменту уже собрал более 4 тыс. просмотров. Думаю, что это цифра примерна равна количеству просмотров статей на тему открытия «Угла» во всех других интернет СМИ вместе взятых. Да, кто-то открыл и, увидев, что текст не о каком-то рейдерском захвате, тут же закрыл. Кто-то написал гадкий коммент, который не прошел модерацию. А кто-то прочел, заинтересовался и будет следить за этим проектом, ходить на спектакли...

3) В упоминании родственных связей я не вижу ничего плохого, Диана же не стесняется своего отца. И, вы думаете, откуда так много журналистов было на презентации? Понятно же, что по разнарядке из «Татмедиа». И в этом нет ничего плохого, это в тексте и названо «административным ресурсом с человеческим лицом».

4) Что касается академического театра, то в данном контексте это не упомянуто в качестве слова, присутствующего в названии культурного учреждения. Академизм, в данном контексте, понимается на (?)  как нечто отживающее, заскорузлое, скучно-пафосное. У нас есть такие театры, их возглавляют наши театральные генералы, успешно совмещающие театральное дело с депутатскими заседаниями...

И Бикчантаев уж никак не в этом списке, его присутствие на презентации «Угла» вряд ли могло кого-то удивить. Он молодой, энергичный, полный идей, так же, как и его театр, где работают именно такие люди. И мы много пишем об этом. Так что, если бы вы чаще открывали культурную страницу «БИЗНЕС Online», то вряд ли бы писали подобные посты».

Не могу оставить этот текст без комментария. Во-первых, не предполагала делать автору публикации ЗАМЕЧАНИЯ, тем более что она мне понравилась. А вот комментарий пару раз вызвал улыбку.

Мы хорошо знакомы с Айратом, вместе работали в КНИТУ-КАИ, так что он знает, какая у нас разница в возрасте. И потом – разве плохо, когда тебя причисляют к молодым?! Он же пишет про Фарита Бикчантаева – «молодой, энергичный».

Вообще-то я не адресовала эту реплику автору публикации. Тогда бы написала не «коллеги», а «коллега». К тому же имела в виду вовсе не прожитые годы, а разный подход к освещению событий журналистов разных поколений. И Айрат, сам того не желая, подтвердил, что мы порой руководствуемся разными задачами. Повторю:

«Благодаря яркому заголовку этот текст к нынешнему моменту уже собрал более 4 тыс. просмотров. Думаю, что это цифра примерна равна количеству просмотров статей на тему открытия «Угла» во всех других интернет СМИ вместе взятых».

Я исхожу в первую очередь из того, что не хочу, чтобы «Угол» имел проблемы в пору становления, пока ищет новые формы работы, определяется с аудиторией. Организаторам проекта «тропа войны» опасна. И даже если они нацелены на сотрудничество с традиционными театрами, все равно напряжение, во всяком случае, на первых порах, будет.

Конечно, с кем-то установится полный контакт.  Айрат прав: Фарид Бикчантаев полон идей. Присутствуя на открытии «Угла», я персонально поздравила его с этим событием, потому что знаю:  он помогал реализации многих театральных новаций последнего времени. Мой собеседник улыбнулся: мол, не переоценивайте. И сказал: «Во всяком случае, не мешал».

Будет поддержка и со стороны актеров, некоторые охотно откликались на приглашения принять участие в проектах «Живого города», например, народный артист России и Татарстана Вадим Кешнер, который, кстати, на церемонии открытия сказал, на мой взгляд, главные слова:

– Те формы искусства, которые были вчера, уже освоены поколением, которое хотело этого. Искусство сегодня происходит, здесь и сейчас. Но когда на его фоне идут поиски завтрашнего дня – это замечательно.

Инна Яркова - ученица Вадима Кешнера

Я кое-что почитала в Интернете про эксперименты и поиски в сфере культуры в связи со скандальным спектаклем Новосибирского театра оперы и балета. Оказывается, «театральное искусство стало экспериментальной зоной исследования и апробирования разнообразных идей, методов, технологий, причем изначально необязательно относящихся к арсеналу искусства».

Так что у нас появляется прекрасная возможность увидеть, как зарождается новое. Это будет, я думаю, интересно и нам, зрителям с большим театральным опытом, и молодым людям, которые более, чем мы, нуждаются в новом театральном языке. Одни – потому, что хотят естественного обновления, ведь каждая эпоха рождает свой театр. Другие – потому что агрессивно не приемлют академизм традиционного театра, потому что это – «нечто отживающее, заскорузлое, скучно-пафосное».

– Мы находимся в абсолютно пустом пространстве. Каждый ищущий себя творческий человек может прийти и попробовать. Безусловно, есть определенные художественные концепции у этой площадки, и в ее рамках мы хотели бы создавать здесь новую среду, привлекательное общество молодежи, – подчеркнула Инна Яркова.

Интересно, что при декларируемой свободе творчества соучредители Фонда «Живой город» заявили о том, что в «Угле» будет худсовет. Фонд – не государственный, и его учредители имеют право на какие-то пристрастия. Но при этом они будут ориентироваться на мнения экспертов.

На пресс-конференции журналисты не могли не поинтересоваться, будет ли в «Угле» нечто экстраординарное типа «Тангейзера». На этот вопрос отвечал Артём Силкин:

– Цели ставить что-то провокационное у нас нет. Неожиданно может так получиться, что кто-то сочтет то, что мы делаем, провокационным. Однако намеренно никого провоцировать или эпатировать мы не собираемся.

Самая тонкая вещь – добиться отклика у зрителя не провокацией, а, наоборот, действуя так тонко, что человек, сам не понимая, что с ним происходит, вовлекается в какое-то чудо, чудо искусства.

Провокационные методы – это на самом деле банально, в лоб. Я понимаю, зачем это делается. Но мне кажется, гораздо круче добиться результата как-то нежно…

Научится жить в многообразии

Я не принадлежу к людям, которым всё в молодежи не нравится. Работая со студентами, вижу, что молодежь разная. Некоторая – печалит, некоторая – радует.

Дело не в этом. Порой мне кажется, что мы живем на разных планетах – так далеки наши потребности во всем. Будучи журналистом-аналитиком, пытаюсь понять, почему так происходит. И с тревогой наблюдаю рост агрессии с обеих сторон.

Взрослые нетерпимы к молодежным тусовкам, к вкусам молодых в области искусства и даже к их одежде. Наверное, так было от века. Но если бы каждое новое поколение не рождало что-то новое, уходя от стандартов прошлого, человек до сих пор жил  бы в пещере.

А молодые не приемлют опыт предков, причем порой отвергая всё без разбора, некритически относясь к тому, что зарождается. И часто делается это нарочито демонстративно. Раньше такие процессы наблюдались в подростковой среде. Сегодня «подростковость» как время отрицания мира взрослых расширила возрастные рамки. На это есть много объективных причин. Так отрицание порой становится самоцелью.

Лакмусовой бумажкой в таких дискуссиях становится слово современный. Марат Гельман с его изощренными формами самовыражения – современный, а те, кто их не приемлет – не современный, ретроград, что уж церемониться…

Изучая новое культурное пространство Казани (смотрите мою  беседу с арт-директором «Смены» Кириллом Маевским), я непременно задаю один и тот же вопрос: что понимать под словом современный? Вот какой ответ я получила от Артема Силкина на пресс-конференции в «Углу»:

– Я думаю, что это достаточно условное обозначение, вокруг которого много спекуляций. Современное искусство – это то, что происходит здесь и сейчас или будет происходить завтра. Современное театральное искусство – это не традиционные постановки, не театр с парчовым занавесом и люстрами. Вот что мы хотели сказать этим словом. Другого глубокого смысла в нем нет.

Однако проблема здесь – не в самом слове. Неожиданно я нашла подтверждение своим мыслям в публикации Ольги Гоголадзе:

«Многие приверженцы современного искусства любят поныть, что зритель у нас проживает в каменном веке, не в состоянии оценить креативный перформанс и вообще ни черта не понимает».

Мне особо понравилось то, что организаторы «Угла», нацеливаясь на непривычные для людей старшего поколения формы работы, не намерены работать по принципу противопоставления. Хочется надеяться, что новая театральная площадка не будет искусственно делить зрителей на тех, которые ПОНИМАЮТ, и тех, которые НИ ЧЕРТА НЕ ПОНИМАЮТ. То есть в «Угол» будут приходить не только молодые. Может, мы по-прежнему будем критично воспринимать такие форматы, как перфоманс, но и относиться к тем, кто их создает, как к врагам народа, тоже не будем. В конечном итоге речь идет о воспитании хорошего вкуса. А в этом людям разных поколений легче всего найти компромисс.

Зато наши дети и внуки будут приучены к новым формам, научатся распознавать настоящее искусство и фальшивку, будут терпимы к тем, у кого другие интересы.

И организаторы «Угла» готовы потрудиться на этой ниве. Они запускают интересную программу по работе с детьми, чтобы научить их с ранних лет воспринимать творчество как процесс разносторонний.

Рассказывает Инна Яркова:

– Сейчас в Москве очень популярны спектакли для детей до 4 лет и от 4 до 7 лет. Это прекрасный опыт, и мы хотим его перенимать. У нас вообще такая позиция: всё перенимать!

Уже в этом году лаборатория запустит очень большой проект «Театр у школьной доски». Сегодня детей, иногда помимо их воли, водят в театр классами. А мы хотим прийти в школу. Это будут несколько спектаклей по произведениям из школьной программы по литературе, которые актеры будут разыгрывать прямо в классах, во время уроков. Представляете, как сложно уложить целую книгу в 45 минут? Но актёрам так даже интереснее. А уж в какой восторг придут дети!..

Для начала выбраны рассказы Чехова, «Уроки французского» Распутина, уточняется материал на татарском языке. Как заметил Артем Силкин, «Угол» – проект не коммерческий, а социальный. Здесь детям с ограниченными возможностями дадут самим написать небольшие пьески, которые поставят профессиональные режиссёры, и возможно, их покажут на больших сценах – в ТЮЗе или Камаловском театре.

В общем, как говорит Ирина Яркова, для нового поколения детишек мамина фраза «Ну-ка быстро ступай в угол!» превратится из угрозы в счастье.

В нашей беседе она сказала очень важную вещь. В Казани ходить в театр не модно. В зрительном зале в основном люди  старшего поколения. А в Москве модно. Пойти в театр – это круто!

Так вот, учредители нового театрального пространства  хотят, чтобы и в Казани ходить в театр было модно.

И при этом Инна не имела в виду только «Угол».

 

Наш словарик

Вербатим – техника создания текста путем монтажа дословно записанной речи.

Бэби-театр – контактный театр для самых маленьких детей.

Коворкинг (англ. co-working – совместно работающие) – модель работы, в которой участники, оставаясь независимыми и свободными, используют общее пространство для своей деятельности. Коворкинг популярен среди фрилансеров, предпочитающих не состоять в штате:  переводчиков, программистов, дизайнеров, которым не нужен отдельный офис. Коворкингом называют и отдельное пространство для совместной работы.

Лофт – архитектурный стиль XX-XXI веков, используемый при переоборудовании под жильё, мастерскую или офисное помещение зданий промышленного назначения (фабрики, завода, склада).

Сторителлинг – актерский пересказ, спектакль, рождающийся из слова, без сложных декораций и внешних средств воздействия вроде световой партитуры, видео и т.д.

Якорный резидент индустриального парка или технопарка - юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, которые не имеют других обособленных подразделений и филиалов за пределами территории парка, готовые инвестировать в парк не менее 10 процентов объема частных инвестиций.

Site-specific – погружение зрителя в предлагаемые обстоятельства.

 

Наша справка

Фонд поддержки современного искусства «Живой город» был создан в 2013 году. За 2 года существования фонд воплотил в жизнь множество знаковых проектов, которые стали событиями в культурной жизни Казани, обозначили ее место в сфере современного искусства. Среди них: Лаборатория по поддержке театров малых городов России в Свияжске (совместно с Театром наций и Министерством культуры России), ретроспективы фильмов и творческие встречи известных кинорежиссеров Александра Сокурова и Йоса Стеллинга, IV Казанский международный фестиваль любительского и молодежного кино, гастроли труппы «Театр.doc» (совместно с Центром современной культуры «Смена»), театральные лаборатории «Город АРТ-подготовка» и «Свияжск-АРТель».

Креативная резиденция «Штаб»

Площадку для реализации культурных и социальных проектов презентовали 20 апреля 2015 года. Это первый в Казани креативный кластер, площадка для ярких городских событий, выставочное и театральное пространство. Под резиденцию отдано бывшее производственное здание в 4 этажа площадью в более чем тысяча квадратных метров. По словам арт-директора «Штаба» Михаила Егошина, проект совместит в себе коворкинг, кофейню, резиденцию для креативных проектов, локации с инфраструктурой для креативного бизнеса, большую лекционную и театральную площадку. Об этом он рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту сетевого СМИ KazanFirst.

 

Фото: https://www.facebook.com/zhivoygorodpage?fref=nf

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского