Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Июль 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1991Первым Премьер-министром Татарстана утвержден Мухаммат Сабиров, который до этого успел поработать на посту руководителя республиканского правительства (Совета Министров) полгода

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Война непрощенных»: взгляд через 63 года

В полнометражной документалистике лучшей был признан фильм «Война непрощённых», который рассказывает об антифашистской деятельности легионеров батальона «Идел-Урал».

Картина режиссера Дениса Красильникова была показана 6 сентября в кинотеатре «Родина». Среди зрителей была наш корреспондент Любовь Агеева.

«Война непрощенных» – это масштабное исследование, посвященное непростой судьбе участников Волжско-татарского легиона «Идель-Урал», сформированного в 1942 году из татар, башкир, марийцев, чувашей и удмуртов. В его состав входило семь батальонов общей численностью около 14 тысяч человек.

Кинокартину перед премьерой на фестивале показали дважды, но в ограниченной аудитории. Сначала в Москве, в постоянном представительстве Татарстана, потом в Казани – для журналистов.

Аншлаг на премьере

На фестивале была первая встреча с большой аудиторией. В «Родине» желающих посмотреть фильм было столько, что зрителей почти полчаса уплотняли, чтобы посадить всех. Среди них были не только любители кино, но и многие известные ученые-историки, писатели, журналисты.

Одних привлекала исследовательская сторона ленты, поскольку ее создатели замахнулись на тему, которая до сих пор остается весьма спорной; других заинтересовали знакомые имена в титрах, ведь в съемочной группе – казанские журналисты, которые сегодня живут и работают в Москве. Денис Красильников – режиссер картины, его жена Фарида Курбангалеева – автор проекта, Лейсан Ситдикова – продюсер, Рафик Галеев и Максим Терехин – операторы.

Стоит отметить, что это уже вторая юбилейная работа этой авторской группы. К 100-летию начала Первой мировой войны в 2014 году они презентовали ленту «Незаметные герои неизвестной войны», рассказывающую об участии татар в той далекой войне, «Война непрощенных» посвящена участию татар в Великой Отечественной войне. Она снята на Московской студии «FDL-production» к 70-летию Великой Победы.

Фильм подробно рассказывает о Татарско-Башкирском легионе (другие написания – Волго-Татарский легион, легион «Идель-Урал», легион «Волга-Урал»), есть попытка говорить о проблеме «непрощенных» в целом. Авторская группа не просто рассказывает о том, что произошло в 1942-1945 годах и позднее, но и призывает дать им объективную правовую оценку с учетом фактов, выявленных в последние годы.

Вообще тема военнопленных Великой Отечественной войны, тем более судьба немецких легионеров, болезненная и ее мало обсуждают даже историки, а в последние годы, когда в Прибалтике и Украине реабилитированы даже прямые пособники фашистских карателей, дискуссию на эту тему трудно отделить от эмоций и политики.

Прямо скажем, сейчас не лучшее время говорить о необходимости реабилитации легионеров батальона «Идель-Урал». Мы видим возрождение фашизма в Украине, где под знамена Бандеры и Шушкевича встали не только идейные последователи карателей из числа местных жителей, но и обычные граждане, которые перепутали понятие «патриотизм» и «предательство». В Прибалтике легионеров не только реабилитировали, но и чувствуют как героев, но мы-то знаем, какие это были легионеры и против кого они боролись.

Так что сегодня само понятие «немецкие легионеры» может вселить в души россиян панический ужас. Не зря журналистка из сетевого издания  «Новые ведомости» назвала легионеров эсесовцами.

Для нашей республики тема эта не новая. В моем личном архиве есть статья Михаила Черепанова в газете «Казанские ведомости» под названием «Были ли легионеры джалильцами?», которую мы опубликовали еще в феврале 1993 года. В ней ставится под сомнение правомерность утверждений о том, что подпольная работа в легионе «Идель-Урал» связана только с именем Мусы Джалиля. Это было понятно, когда мы узнали о героическом подвиге и казни джалильцев, но со временем, когда стали известны и другие факты, стало понятно, что татарский поэт был лишь одним из звеньев мощной цепи антифашистского сопротивления.

Фильм уже не оставляет в этом сомнений, поскольку мы узнаём не только о существовании подполья в глубоком тылу врага, буквально у него под носом, но и о том, что это была не деятельность одиночек, вставших на путь смертельной борьбы, а планомерная работа, руководили которой профессиональные разведчики.

«Меня просили быть отстраненным, и это давалось тяжелее всего»

Книга Искандера Гилязова, которая стала основой фильм – это сугубо научное исследование, которое рассматривает феномен советского коллаборационизма на примере представителей тюрко-мусульманских народов. Книга стала результатом работы ученого в архивах и библиотеках Германии.

«Имеющийся материал позволяет достаточной точностью воспроизвести одну из масштабных военно-политических афер Третьего рейха – попытку организовать военное и политическое сотрудничество с представителями тюрко-мусульманских народов СССР», – так представлен труд Искандера Гилязова в Интернете, где книгу можно прочитать и свободно скачать. 

Однако фильм опирается не столько на общие выводы автора книги, которые, несомненно, убедили авторскую группу в правомерности их взгляда на историю легиона, сколько на судьбу конкретных людей, на конкретные события. Они цитируют архивные документы, пользуются исследованиями немецких, французских и белорусских ученых, внимательно прислушиваются к мнениям очевидцев событий, консультантов и экспертов.

В роли консультантов выступают заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в Казанском Кремле, член-корреспондент Академии военно-исторических наук Михаил Черепанов, знающий о судьбе Второй армии и легионеров и по походам «Снежного десанта» КГУ по местам боев этой армии, и по работе над «Книгой памяти Республики Татарстан», а также заведующий кафедрой татароведения и тюркологии Казанского федерального университета Искандер Гилязов.

В кадре видим первого Президента РТ Минтимера Шаймиева, дочь Мусы Джалиля Чулпан, Ровеля Кашапова, в прошлом руководителя Центра общественных связей КГБ Республики Татарстан, ныне заведующего музеем ФСБ в Казани, журналиста Римзиль Валеев и других известных лиц, которые не только высказывают свое мнение по обсуждаемой проблеме, но и добавляют новые факты.

Связующим звеном киноповествования, как принято в современном документальном кино со времен цикла «Намедни» Леонида Парфенова, стал известный в Татарстане человек, как говорят сегодня – медийная персона. Это художественный руководитель и главный режиссер Татарского академического театра имени Г. Камала Фарид Бикчантаев.

Фарид Бикчантаев. Кадр из фильма

Он очень естественен в кадре, это не артист, а человек, который хочет знать… А потому ведущий воспринимается в структуре фильма не как формальный элемент, а как некий камертон, по которому зрители могу проверить свое настроение, свои суждения, свои оценки.

Вот как Фарид Бикчантаев рассказал о своей работе над фильмом в газете «БИЗНЕС Online»:

«Скажу честно, о легионе «Идель-Урал» я раньше мало что знал, поэтому у меня было полушоковое состояние, когда впервые познакомился со своим текстом. Меня просили быть отстраненным, и это давалось тяжелее всего. Я пытался сопротивляться, пытался спорить с режиссером Денисом Красильниковым. Убеждал его, что не могу все это читать просто, безотносительно. А он стоял на том, что текст должен подаваться сухо. И так до самого конца – даже стихи Джалиля в конце фильма. Но стихи мы переписали в финале. Я сказал, что уж стихи-то прочитаю так, как чувствую. После всего того, что мы видели, где мы побывали... я уже не мог не вложить в текст свои эмоции. И в этом Денис со мной согласился. Это финальный закадровый текст.

С самого начала работы над фильмом мне было очень тяжело, потому что давно уже не практикую как актер. Да и сам актерский текст отличается от дикторского ведения. Мы же репетируем по несколько месяцев, и текст входит в спектакль через действие, через смысловые потоки, а здесь приходилось просто зубрить, чего я не умею. Поэтому уже даже не помню свою первую реплику, помню только, о чем это все было. Начальная сцена снималась на нашем казанском вокзале. Первые же тексты меня потрясли. И это еще мягко сказано. Та правда, о которой мы совершенно ничего не знали, эти слова, эта информация... она настроила на очень серьезный лад».

В кадре появляется много людей, у которых есть право свидетельствовать, не в силу субъективных оценок, а в силу объективного знания предмета исследования. Это известные российские, немецкие и польские историки, политики, общественные деятели. Это первый Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, кандидат исторических наук Сергей Дробязко, директор витебского музея М.Шмырева Ирина Шишкова, научный руководитель Германского института кавказских, татарских и туркестанских исследований (ICATAT) Мисте Хутоп-Рикке, директор музея «Бранденбург-Пруссия» Штефан Тайлиг, польский историк и режиссер Пшемыслав Беднарчик, руководитель Музея борьбы и мученичества в Треблинке Эдвард Капувка, краевед и писатель из Нюрнберга Эдуард Гиндин, руководитель союза «Татарлар-Дойчланд» Венера Вагизова, мэры коммун Бэн и Вержезак во Франции Мишель Деколян и Жан-Пьер Туретт и многие другие.

Фарид Бикчантаев встречался с ними в Витебске и Подольске, в Польше, Германии, Франции.

В фильме довольно подробно говорится о том, зачем немцы создавали эти легионы. В целом их ставка на врагов советской власти, а они искали их прежде всего в людях нерусской национальности, не оправдалась, и картина «Война непрощенных», в которой подробно рассматриваются две истории с участием татарских легионеров, убеждает в этом.

Зрители в подробностях, с опорой на документальные факты и свидетельства очевидцев, узнают о переходе в конце февраля 1943 года 825-го пехотного батальона на сторону белорусских партизан под Витебском и о том, как доблестно бывшие легионеры воевали потом. Как сообщает в своей книге Гилязов, это самый известный из всех созданных татарских батальонов. Точное число татарских легионеров в нем в сохранившихся документах не указано, но, сравнивая его с другими подобными соединениями, можно считать, что в нем находилось примерно 900 человек.

Рассказывая о судьбе героя-антифашиста Амира Утяшева, они вспоминают переход 118 легионеров на сторону французских партизан. И не скрывают, что вернувшийся на Родину Утяшев был приговорен к расстрелу как предатель, потом расстрел был заменён 25 годами тюрьмы.

Свидетельствует сама история

В фильме много статистики, общих суждений, но более всего впечатляет запись беседы с бывшим легионером Гайнаном Юсупова, которого создатели фильма нашли в одном из сел Татарстана. В момент интервью ему было уже 93 года, до премьеры Гайнан-абы не дожил.

Он рассказывает в кадре, как 18-летним парнем попал в плен, затем в легион, а после возвращения на Родину его отправили на каторжные работы, на сибирский лесоповал.

Значительную часть экранного времени занимают исторические видеоматериалы, которые создатели картины нашли за границей. И это не просто иллюстрация к повествованию, чтобы разбавить плотный текст, а самостоятельная часть содержания фильма. Кто знает, возможно, кто-то найдет на экране своих родственников.

Важной вехой киноэкспедиции стали находки в архивах польского города Радом, проливающие свет на десятки судеб участников легиона «Идель-Урал». Группе удалось разыскать места, где шло формирование восточных легионов, визуализировать работу подпольной антифашистской организации – «группы Курмашева», поговорить с потомками свидетелей героической гибели татар в составе французского Сопротивления и отрядов белорусских партизан.

Один из самых эмоциональных эпизодов фильма – съемка места казни группы Гайнана Курмашева в тюрьме Плётцензее. Для меня во всяком случае. Голос за кадром сообщает, что казнь была своего рода спектаклем, на котором были зрители.

Мы могли и не знать подробностей истории этого легиона, если бы не судьба 11-ти легионеров, казненных в берлинской тюрьме Плётцензее, среди которых был Герой Советского Союза, поэт Муса Джалиль.

Допрос Мусы Джалиля. Картина художника Хариса Якупова

Те, кто знает его биографию, наслышан о том, что после войны Джалиль был объявлен предателем Родины, поскольку не все поверили в то, что он погиб смертью храбрых. И только после публикации «Моабитских тетрадей» с подачи известного советского писателя Константина Симонов ему вернули доброе имя.

Стела памяти джалильцев у Казанского Кремля

Я много читала о Мусе Джалиле и его подвиге, не раз смотрела-слушала оперу Назиба Жиганова «Джалиль», и у меня нет сомнений, что не было сильнее боли у легионеров-антифашистов, чем осознание простой истины – на Родине они останутся предателями со всеми вытекающими отсюда последствиями для их близких.

Долгие годы в нашей стране преобладающей была точка зрения, которая сводилась к нехитрой дилемме: человек, побывавший в немецком плену, героем быть не может. Тем более если он записался в легионеры.

«За границей помнят больше и говорят охотнее»

Картина не оставила никого равнодушным. Кто-то согласился со всеми утверждениями и выводами создателей картины (таких было большинство), кто-то нет, но в финале высокий эмоциональный подъем испытывали все, а кое-кто не мог сдержать слез. Создателей фильма приветствовали стоя.

Я еще изучала исторические факты, когда в Интернете появилась рецензия в сетевой газете «Новые ведомости». Никак не могу согласиться с Дарьей Митиной, которая всех легионеров скопом причислила к эсесовцам. Ее подзаголовок, думаю, шокировал не только меня – «На Казанском Фестивале мусульманского кино победил фильм о татарских эсесовцах».

О том, что это достаточно распространенная точка зрения, говорит и Денис Красильников  в разговоре с корреспондентом газеты «БИЗНЕС Online»:

«Я залез в интернет, просто набрал: «Татары в Великой Отечественной войне». Для эксперимента наберите и посмотрите, что выскочит: «Идель-Урал», татары – предатели, пособники фашистов, а также всякая националистическая чушь. Вот чтобы таких вопросов не возникало, мы решили разобраться в этом вопросе до конца».

По словам Красильникова, работа над лентой заняла 8 месяцев. Съемочная группа пыталась попасть в архивы России, однако получила отказ.

В архив соваться бесполезно, по делам легионеров мы не можем ничего узнать, архивы засекречены. Поэтому пришлось пользоваться зарубежными архивами, где память о легионерах-участниках подполья еще существует, живет, их помнят», отметил режиссер.

Режиссер Денис Красильников

Оказалось, что за границей о легионерах, переходивших в ряды партизан и Сопротивления, помнят больше и говорят охотнее.

«Мы показали только четверть того, что происходило с этими людьми, им не платили пенсии, не принимали на работу за то, что они были в составе легиона. Но эти люди имели награды французские, польские. Это не их вина, что они попали в плен. В плен просто так, как сказал президент Шаймиев, никто не сдавался, в плену оказывались целые армии, и сразу автоматически они становились врагами народа».

Рецензия в «Новых ведомостях» оставила у меня странные чувства. По тональности она очень напоминает донос в компетентные органы. Приходилось читать в архивах такие опусы времен политических репрессий.

Претензии Дарьи Никитиной не столько к фильму, сколько к тому факту, что он на последнем Международном фестивале мусульманского кино был удостоен высшей награды в номинации «Документальный фильм».

Создатели фильма на церемонии закрытия фестиваля мусульманского кино

Достаточно привести цитату, в которой она «воздает» всем: М. Шаймиеву, Р. Минниханову, Министерству культуры РТ, председателю жюри В. Меньшову. Судите сами:

«Проблема не в том, что этот фильм наградили высшей наградой, а в том, что создавался он под патронатом Президента Республики Татарстан (курировал съемки помощник Президента РТ Рустэм Магдеев), при активном содействии Полномочного Представительства РТ в Москве, где проходила первая презентация картины. Несколько слов в фильме произносит и первый Президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев, что придает фильму особый вес. Не хотелось бы думать, что фильм Красильникова, получивший поддержку на высшем республиканском уровне, отразил не индивидуальный творческий взгляд художника, а выражает каноническую точку зрения руководства Татарстана и является социальным заказом, под которую предоставляется государственная поддержка. И наш вопрос к республиканскому Министерству культуры вообще не связан с итогами фестиваля, а стоит гораздо шире – должны ли мы считать версию Красильникова официальной точкой зрения руководства РТ, несет ли республиканское руководство ответственность за то, что продуцируется под его эгидой?

Уверена, что мотивация республиканского руководства заключалась в том, чтобы поддержать историческое киноисследование, а не лукавую компиляцию сомнительных источников, построенную на полунамеках и способную оскорбить чувства людей, чьи отцы и деды отдали жизни в борьбе с чумой ХХ века».

Думаю, коллега возмутится еще больше, когда узнает, что Минтимер Шаймиев, будучи Президентом РТ, реабилитировал всех бывших пленных, живших в Татарстане, в том числе легионеров, до того, как это было сделано в России. Были у него тогда такие полномочия, согласно договору Российской Федерации и Республики Татарстан. А Президент Борис Ельцин продублировал содержание этого указа два года спустя.

Михаил Черепанов пишет в газете «БИЗНЕС Online»:

«Мы в начале 90-х, когда работали с Амиром Галимьяновичем Утяшевым (последователь группы Кумашева и Джалиля), успели начать реабилитацию около 5 тысяч живых на тот момент татар. Это было сделано, конечно, только благодаря Минтимеру Шаймиеву».

Эти тяжелые страницы Великой Отечественной войны не позволяют нам, рассуждающим о далекой истории с позиции дня сегодняшнего, отстраненно, без особых эмоций, делать всеобщие обобщения или всех оправдывать. Как мы знаем, среди легионеров, окружавших Джалиля, были не только такие герои, как он, но и предатель, выдавший подпольную группу, тем самым подведя товарищей (как же не к месту тут это слово, но это так) под гильотину.

Может, потому так трудно сегодня свести все точки зрения на судьбу национальных легионов к общему знаменателю. Среди пленных были Муса Джалиль, Абдулла Алиш, Гайнан Курмашев и еще 8 легионеров, а был и генерал Власов с другими пособниками фашистского режима. Был Шафи Алмаз, который занимался отбором, вербовкой легионеров, то есть работал на фашистскую Германию.

Легионеры во французском городе Ле Пюи

Как пишет в своей книге Искандер Гилязов, в представлении Алмаза, татары, которым «не нужно никаких красивых слов об автономии», должны были использовать сложившуюся ситуацию, так как Германия дала им оружие, чтобы «сражаться за свободу». Он убеждал пленных, что после того, как Гитлер завоюет Советский Союз, у татар будет свое государство, а ведь не мог не знать, что татары были для Гитлера всего лишь пушечным мясом.

Об этом со всей беспощадностью говорится в фильме «Война непрощенных».

Я понимаю, трактовка фактов, которую предлагают нам авторы картины, может кому-то не понравиться, кому-то покажется неубедительной. Возможно, стоило рассмотреть историю национального легиона с разных позиций, и показать не только легионеров-патриотов, но и легионеров-предателей.

Не все согласятся с точкой зрения, которую разделяют некоторые эксперты, дающие интервью в кадре, – о том, что люди, записавшись в регион, просто пытались выжить. Я, например, не считаю, что это достойный аргумент в рассуждениях о необходимости реабилитации легионеров. Даже семь десятков лет после 9 мая 1945 года не могут дезавуировать подобный мотив.

Да и он мало что объясняет в истории Великой Отечественной войны, тем более истории национальных легионов. Разве те, кто погиб в окопе, сгорел в танке, умер под пытками в гестапо, не хотели жить?

Наши сегодняшние рассуждения на эту тему, попытки понять, что же все-таки происходило во время войны с нашими соотечественниками, не освобождают от ответственности тех, что добровольно сдался в плен, также добровольно записался в легионеры, а потом добросовестно исполнял всё, что скажут немецкие кураторы.

Фильм о том, что болит

Что же касается рецензии Дарьи Никитиной, которую я прочитала в Интернете с большим недоумением, могу сказать следующее.

У любого автора есть неоспоримое право творить по собственному разумению. Кто мешает создать другой фильм, уже о легионерах-эсэсовцах? В конце концов фильмы снимаются о том, что болит у их авторов.

У казанских «москвичей» своя боль – они сняли картину об исторической несправедливости, которая омрачила жизнь сотням военнопленных, имевшим несчастье записаться в легионеры.

Авторская группа в Представительстве Татарстана в Москве

Независимо от того, разделяем ли мы оценки создателей этой киноленты или не разделяем, нельзя не согласиться, что «Война непрощенных» – это фильм-событие. Как пишется в пресс-релизе, он представляет собой попытку разобраться в таком неоднозначном явлении отечественной истории, как коллаборационизм. На фоне событий на Украине это более чем актуальная тема. Трудная, неоднозначная, больная, но для кого-то архиважная, личная.

Михаил Черепанов считает фильм «Война непрощенных» начало огромной работы документалистов, историков, архивистов: «Сейчас в живых остались единицы участников тех событий. Но сделать это нужно для их детей и внуков».

И еще. Когда у тебя есть другая точка зрения, ты не обвиняешь оппонента, а с фактами в руках опровергаешь другое мнение или защищаешь свое, тоже с фактами в руках. Несмотря на то, что автор рецензии вроде так и делает, покадрово анализируя некоторые моменты фильма. Но вряд ли читатель сетевой газеты «Новые ведомости», который любит делать выводы сам, поверит этим доказательствам, если рецензия начинается с приговора: «На Казанском Фестивале мусульманского кино победил фильм о татарских эсесовцах».

Дарья Митина отмечает как серьезный недостаток фильма отсутствие информации о том, что легионер-партизан Амир Утяшев был освобожден из тюрьмы в 1955 году, а ещё через 7 лет полностью реабилитирован.

Можно подумать, что поздняя реабилитация вылечила раны, нанесенные бывшему борцу французского Сопротивления родным государством.

Таких людей проверяли на прочность унизительными подозрениями и годами лишения свободы. И то, что после смерти Сталина большинство было реабилитировано, не отменяло ноющей раны у бывшего легионера Гайнана Юсупова. Как видно из его интервью, он страдал не столько из-за ущемлений государством, сколько от неприязни своих односельчан.

Как мы знаем, есть история стран и народов – и есть история конкретного человека. И когда страны и народы забывают о смертельных обидах, как это сделал советский народ, нашедший в себе силы выстроить нормальные отношения с Германией, отдельные люди простить не могут.

В чем могу согласиться с рецензентом, так это с ее утверждением о том, что наше некомпетентное вторжение в историю способно «оскорбить чувства людей, чьи отцы и деды отдали жизни в борьбе с чумой ХХ века». Но ведь размашистые суждения самой Дарьи Митиной вполне могут привести именно к этому результату.

Фильм завершается строчками Мусы Джалиля из стихотворения «Прости, Родина!»:

Прости меня, твоего рядового,

Самую малую часть твою.

Прости за то, что я не умер

Смертью солдата в бою.

Прозвучал они под бурные аплодисменты собравшихся…

В этот момент мне почему-то вспомнился разговор с режиссером последней постановки оперы «Джалиль» в Татарском театре оперы и балета имени М. Джалиля Михаилом Панджавидзе. Мы говорили о реальном, а не оперном герое.

«Его немцы реабилитировали тем, что казнили. Они сами на весь мир подтвердили, что он был героем», – сказал тогда мой собеседник.

Я в момент интервью как-то не акцентировала внимание на этой фразе. А сейчас подумала: а нельзя реабилитировать без гильотины? Хотя бы 70 лет спустя…

Мне очень понравились слова Искандера Гилязова из его предисловия к книге о советском коллаборационизме. Они стоят того, чтобы привести в завершение моих размышлений довольно большую цитату:

«Задача историка в данном случае – это не выступление в роли обвинителя или защитника, а стремление представить происходившие в прошлом события как можно более беспристрастно и объективно, не впадая в крайности. Понятно, что с высоты сегодняшнего дня довольно легко навешать ярлыки и обрисовать все двумя цветами – черным и белым. А война, тем более такая, как Вторая мировая война, – явление настолько сложное, что двух красок для представления всех ее сторон явно недостаточно. Следует учитывать, что, изучая прошлое, мы должны иметь о нем максимально широкое представление, а не выбирать из него только «выигрышные», героические или удобные сюжеты, которые в данный момент кажутся «политически выдержанными» или «полезными».

 

Читайте в «Казанских историях»:

И в Коране, и в Библии написано: «Суди не по словам, а по делам»

Подозревается Муса Джалиль

Михаил Панджавидзе: «Муса Джалиль был мусульманин, но для меня эта тема христианская»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского