Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
23.07.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+16° / +24°
Ночь / День
.
<< < Июль 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1878 (ст.ст.) – В деревне Ташсу Казанского уезда (ныне Высокогорский район) в семье муллы родился Садри Максуди, видный общественный и государственный деятель. Депутат Государственной думы двух созывов от Казанской губернии.

    Подробнее...

В центре внимания творческое наследие Назиба Жиганова

В 2015 году увидел свет сборник «Творческое наследие Назиба Жиганова в контексте современной музыкальной культуры», в котором опубликованы материалы научно-практической конференции, которая состоялась  7 октября 2013 года.

Участница конференции Любовь Агеева не нашла в нем своего выступления.

II научно-практическая конференция под названием «Жигановские чтения» была посвящена проблемам изучения, популяризации и сохранения творческого наследия выдающегося композитора, общественно-музыкального деятеля, первого ректора Казанской консерватории Назиба Гаязовича Жиганова. Общая редакция сборника – профессора консерватории  В.Р. Дулат-Алеева, составитель – заведующая Музеем Н.Г. Жиганова Л.А. Яковлева.

Широко известный при жизни, после смерти Назиб Жиганов стал своего рода изгоем даже в консерватории. Времена такие были…

Долгое время исследователи не проявляли особого интереса к изучению жизни и творчества Назиба Жиганова. Серьезным этапом в этом смысле стал выпуск в 2004 году двухтомника «Назиб Жиганов. Статьи. Воспоминания. Документы», подготовленный его вдовой – заведующей Музеем-квартирой композитора, а также книги «Письма Н.Г. Жиганова к С.А. Жигановой  в период с 1938 по 1944 год»,  выпущенной его дочерью Светланой Жигановой. Впервые в научный оборот были введены многие документы, бережно сохраняемые родственниками композитора, частная переписка Жиганова стала фактом истории, и не только Казанской консерватории, которой Назиб Гаязович руководил с 1945 по 1988 год, но и всей музыкальной культуры республики и Советского Союза.

К 100-летию со дня рождения Назиба Жиганова была приурочена научно-практическая конференция «Назиб Жиганов и музыкальная культура современности», которая состоялась в марте 2011 года.

В 2013 году в работе конференции  «Творческое наследие Назиба Жиганова в контексте современной музыкальной культуры» приняли участие деятели культуры, педагоги музыкальных учебных заведений, Казанского федерального университета, сотрудники научно-исследовательских и архивных учреждений, музеев республики, а также специалисты, занимающиеся эстетическим и музыкальным воспитанием молодёжи.

На пленарном заседании участников конференции приветствовал ректор консерватории Р. Абдуллин. Среди выступавших был Марат Багаутдинов, директор Музея Габдуллы Тукая, открытого в Татарском культурном центре города Уральска (Казахстан), который активно помогал сотрудникам музея Жиганова в уточнении фактов жизни будущего композитора на его малой родине.

В рамках «Жигановских чтений» была организована выставка «Рукописи Н.Г. Жиганова в фондах Национального музея РТ и библиотеки Казанской консерватории».  

После окончания заседаний организаторы пригласили  участников конференции посетить Музей композитора Назиба Жиганова.

*  *  *

В другом случае мы бы скорее всего ограничились таким кратким информационным сообщением о книжной новинке, посвященной Назибу Жиганову, творчеству которого посвящено около сорока материалов нашей газеты. Но есть одно обстоятельство, которое заставляет меня прокомментировать книжную новинку.

Трудно упрекать руководство консерватории в том, что сборник докладов вышел так поздно, что в нем нет 12-ти сообщений, заявленных в программе конференции. Возможно, составитель Л. Яковлева вовремя не получила текстов (хотя времени было более чем достаточно), возможно, заявленные авторы передумали и не участвовали в конференции. Хорошо знаю, что при сегодняшней системе учета научно-исследовательской работы педагогов высшей школы «мертвые души» на конференциях – дело обычное.

Могу судить по секции, в которой работала я. Она называлась «Н. Жиганов в истории музыкальной культуры: проблемы сохранения, изучения и популяризации творчества композитора». Некоторых докладов, обозначенных в программе, я не услышала и не увидела в оглавлении сборника.  

С большим удивлением обнаружила отсутствие в сборнике прозвучавших сообщений, в том числе своего. Я выступала и переслала организаторам конференции электронный текст своего выступления. Тему выбрала актуальную – «Научная биография Назиба Жиганова: проблемы точности и достоверности».

Конечно, составитель сборника может сослаться на то, что моего сообщения не было в программе. Действительно, о конференции меня не предупредили заранее, но руководители секции С. Измайлова и Е. Прокофьева заверили, что это не помешает публикации.

К тому же в изданном сборнике я нашла 7 сообщений, которых нет в программе конференции.

Могла бы предположить, что это издержки элементарной неорганизованности, если бы не одно НО. Смею утверждать, что мое сообщение не включено в сборник сознательно.

Дело в том, что мы находимся с Л. Яковлевой, если можно так сказать, в состоянии войны. Как это ни прискорбно, я теперь не хожу в Музей Жиганова, которому отдала много своего времени, когда работала над книгой о Назибе Гаязовиче. Его сотрудники – Лидия Яковлева и Алексей Егоров – приложили много усилий, чтобы эта книга не вышла.

Но это не мешает сообщать в «Казанских историях» о мероприятиях, которые проводит музей. Наши личные отношения – это наше дело. Так я считала. И нигде никогда ни с кем не обсуждала того, что  между нами было. Но у Л. Яковлевой оказалось другое мнение на этот счет. Отсюда – последствия далеко не личного характера.

Еще как-то можно оправдать противодействие в издании книги – захотелось выйти из консультантов в составители. Но зачем этот  мелкий укус с конференцией? Неужели не ясно, что я не оставлю этот факт без внимания и что у меня есть хорошая возможность представить свой доклад общественности? Читайте –  Научная биография Назиба Жиганова: проблемы точности и достоверности. Только теперь пришлось объяснить, почему моя книга, над которой я работала три года, света не увидела. 

Назибу Жиганову мало везло на людей, искренне почитающих его, готовых драться за его честь и достоинство, когда началась оголтелая кампания против него, не прекратившаяся даже после его смерти. Увы, такие ситуации за последние десятилетия случались не однажды.

Когда после смерти Нины Ильиничны Жигановой на место заведующей музеем пришла Лилия Яковлева, я порадовалась – у композитора появилась еще одна защитница. Она отличалась деловитостью, профессиональным знанием музыкального искусства и много сделала для музея за эти годы. Что есть, то есть. Но, как оказывается, важны еще чисто человеческие качества...

Один мой знакомый часто говорил: в деловых отношениях надо уметь отделять мух от котлет. Судя по всему Л. Яковлева этого делать не умеет. А профессор В. Дулат-Алеев, как редактор сборника, видимо, этого не знал.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов