Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Апрель 2019 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1759 – Начало театральных представлений в Казани. Первой публике была представлена комедия Мольера «Школа мужей».

    Подробнее...

Ирина Чернавина: «Я для вас сыграю роль…»

27 января заслуженная артистка РТ Ирина Чернавина отметила юбилей. Сначала зрители увидели ее в одной из ролей в спектакле «Баба Шанель», а потом она принимала поздравления от коллег и официальных лиц.

Среди зрителей в этот вечер в Качаловском театре была Любовь Агеева.

Артем Карапетян частенько критикует меня за то, что мои публикации пишутся от первого лица. Есть такое дело. Но, во-первых, «Казанские истории» в определенном смысле моя личная газета, во-вторых, на этот раз мои заметки по поводу юбилея не могут не быть субъективными, поскольку я, можно сказать, друг этого дома.

Бенефис в честь юбилея

Первыми выпускниками студии театра имени В.И. Качалова стали Ирина Чернавина, Вадим Кешнер, Людмила Маклакова, Юрий Федотов, Евгений Кузин. Было это в 1961 году. Сейчас в Качаловской труппе с того выпуска осталось только двое — Ирина Чернавина и Вадим Кешнер. Он тоже был в этот вечер в театре. Не мог не прийти. Пошутил грустно, когда Ирина принимала поздравления: «Два обломка от студии остались».

Очень важно, что художественный руководитель театра Александр Славутский, пусть изредка, но занимает их в спектаклях. Насколько мне известно, он стал инициатором юбилейного вечера Ирины Чернавиной.

Ирина удивительно спокойно относится к тому, что выходит на сцену не так часто, как хотелось бы. В современном репертуаре Качаловского театра у нее три роли: в спектаклях «Визит дамы», «Дядюшкин сон» и «Баба Шанель». Как говорит Нина Андреевна, ее героиня в этом спектакле, «спасибо Дому культуры глухих» и за это (в пьесе Николая Коляды речь идет о благодарности за костюмы для вокального ансамбля ветеранов-инвалидов «Наитие»). Ирину ввели в этот спектакль, поставленный Александром Славутским в сезоне 2015/1916 года, недавно. Так что его вполне можно назвать бенефисом. Представляю, как это важно для актера.

Так счастливо совпало, что в пьесе тоже речь идет о юбилее – самодеятельный ансамбль Дома культуры глухих отмечал свое 10-летие. И когда занавес на заднем плане сценического пространства малой сцены открылся, зрители не могли не зааплодировать – на большом зеркале танцевального коллектива ДК, где пять очень немолодых солисток ансамбля отмечали юбилей, было написано: «С юбилеем! Ура! Ура! Ура». Ирина, конечно, и виду не подала, что аплодисменты - в ее честь.

Я знаю, как Ирина не любит разговоры о себе, можно представить, как непросто ей было слушать комплименты в свой адрес. Поздравления начались после спектакля. К микрофону вышла народная артистка РФ Светлана Романова, которая рассказала о юбиляре много того, что о ней мало кто знает. О девочке Ире, жившей неподалеку от театра имени Качалова и приходившей сюда вместе с мамой – скрипачкой театрального оркестра, руководил которым Олег Лундстрем. О том, что актриса школьного театра Чернавина пошла учиться на историко-филологический факультет Казанского университета, правда, проучилась недолго - очень вовремя, в 1958 году, в театре появилась студия. О том, как актриса, совмещая творческую деятельность с учебой, закончила режиссерское отделение Казанского института культуры. Сегодня Ирина Чернавина работает здесь вместе с мужем – актером Геннадием Прытковым. У них в этом вузе уже было 4 выпуска. А до этого много выпусков в Казанском театральном училище. Надо было видеть, как тепло поздравляли ее уже после завершения официальной церемонии сегодняшние воспитанники.   

На большом экране перед зрителями прошла вся долгая жизнь Ирины Игоревны в театре, которому она осталась верна целых 60 лет.  Ролей было много, в самых разных спектаклях. Театралы помнят ее Мамаеву в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» по пьесе А.Н. Островского, Лидию в «Варварах» М. Горького, Кувшинникову в «Отцах и детях» И.С. Тургенева, Гульчару в спектакле «Белое платье матери» Ш. Хусаинова, Беттину в «Цилиндре» Э. де Филиппо, Клементину в спектакле «Забыть Герострата» Г. Горина, графиню Кьярелли Д’Адда в спектакле «Синьор из общества» Д.Скарначчи и Р.Тарабуззи. На юбилейном вечере она вспомнила о спектакле «Бег» по пьесе Михаила Булгакова, поставленном в конце 60-х годов прошлого века тогдашним главным режиссером театра Наумом Орловым. В том спектакле Ирина на пару с Мариной Кобчиковой недолго играла Серафиму Корзухину, главную женскую роль.

Всех ролей Ирины Чернавиной не назовешь. Последней значительной работой стала Марго Вернье в спектакле «Тайна дома Вернье» по повести Агаты Кристи. Жаль, что его нет в текущем репертуаре. В нем театралы видели Галину Ишкову, которой уже нет с нами, Ирину Чернавину, Вадима Кешнера, Владимира Мазура.

В роли девушки - ... девушка

У меня не было сомнений, что и на этот раз Ирина Чернавина не сделает исключений для журналистов, и мы не увидим традиционных юбилейных очерков и интервью, а она неожиданно согласилась ответить на вопросы моего коллеги  (наверняка муж настоял). И благодаря этому любители театра и почитатели таланта актрисы впервые узнали о ней много интересного. О том, например, что она называет школьную учительницу Тамару Владимировну Смирнову-Карпинскую второй мамой (именно она увидела в Ире будущую актрису). В их школу №39 на премьеры школьного театра приходили корифеи Качаловской сцены: Николай Провоторов, Валентина Павлова и другие легенды театра. Потом эти актеры стали коллегами выпускницы театральной студии Ирины Чернавиной.

Думаю, Дима не будет против, если я процитирую фрагменты их беседы с Ириной Игоревной.

- Дипломный спектакль – «Последние» Максима Горького – нам ставил Евгений Александрович Простов. И он присутствовал на экзамене по речи. Я читала «Облако в штанах» Владимира Маяковского: «Вы думаете, это бредит малярия? Это было, было в Одессе. «Приду в четыре», – сказала Мария» и так далее. Мне это очень нравится. Но я всегда была такой. И тогда Простов закричал: «Ермолова! Ермолова!» А «Облако в штанах» – вещь-то трагическая. И меня оставили в театре. Простов сразу дал мне Варвару в «Грозе» Александра Островского, а Марине Кобчиковой – Катерину. Тогда первый раз молодая актриса играла молодую женщину. А до этого ведь девушек играли актрисы в возрасте. Первой молодой актрисой в театре была Юнона Карева. А потом были приглашены Марина и я.

Но тут началась работа над «Женским монастырем» Владимира Дыховичного и Мориса Слободского. Там надо было петь, и меня туда забрали. И я потеряла роль Варвары у Простова. Хотя я потом работала с ним ещё в «Кремлёвских курантах» Николая Погодина – Машу репетировала. К каждой фразе Евгений Александрович задавал два вопроса – почему это говорит персонаж и зачем. Самое страшное было ответить на вопрос – зачем. Тут у меня ума, конечно, не хватало. А он всегда так отвечал на эти вопросы, что дух захватывало.

Ирина Чернавина: «Надо просто хотеть жить»

Время, когда Ирина пришла в театр, было особенным в труппе. Студийцы выходили на сцену с актерами, которых знал весь город: Г. Ардаров, Е Жилина, И. Загорский, Е. Лисецкая, Н. Провоторов, П. Цветаев, Л. Шмидт, Н. Якушенко... Новички дебютировали в 1962 году спектаклем «Коллеги» (В. Аксенова и Ю. Стабовой), который знаменовал начало нового этапа в истории Качаловского театра (постановка Л. Литвинова, режиссер И. Ингвар). Ощутимое потепление общественно-политической ситуации в стране вызвало в искусстве внимание к человеческой личности во всех ее проявлениях, а не только в труде. Могу предположить, что смена поколений не проходила легко. Вот как писала Е. Лисецкая в газете «Вечерняя Казань»: «тот, кто сносил хоть одну пару башмаков на сцене, не сможет расстаться с театром уже никогда». Знаменитая актриса на склоне лет занималась костюмами – только бы оставаться в театре!

Мы знакомы с Ириной очень давно, но общаюсь я больше с ее мужем и сыном. Геннадия Прыткова знала не только как актера и режиссера, но и как руководителя самодеятельного театра Бауманского дома пионеров, где в 1977-1978 годах была директором. Много слухов было об их романе, честно, не думала, что брак будет долгим. Прытков был парень хоть куда, талантливый актер, но имел один грешок, который мало кому из женщин нравится. Но их союз сложился счастливо, поскольку Гена с этим грешком расстался. И уже много лет они вместе. Приятно смотреть, как они друг о друге заботятся.  Об их отношениях красноречиво рассказывают фотографии, которые они привозят из многочисленных путешествий,  Гена размещает их на своей страничке в Фейсбуке. Кстати, на этой страничке портрет не хозяина, как принято в соцсетях, а семейной пары – он и она, Геннадий Прытков и Ирина Чернавина.

– Женщина должна быть умной. Я поняла, во-первых, делай вид, что твой муж – глава семьи, но делай всё по-своему, только тихо, пусть он думает, что он всё решает, мужику это важно. С возрастом я, конечно, стала больше подчиняться. Я поняла – это во-вторых – бессмысленность всякого сопротивления. Жизнь одна у человека, и она короткая. Очень точно в песне подмечено: «Это было недавно, это было давно». Я никогда не буду спорить, мне это скучно. Если ты видишь, что совершенно не совпадает твоё мнение и мнение человека, с которым ты беседуешь, – не трать свои нервы, сердце, а может даже и жизнь, уйди потихоньку. А с Геннадием Николаевичем мы почти во всём совпадаем. Я радуюсь, когда у него удача, он радуется, когда у меня. Никогда никаких творческих разборок у нас не было: кто лучше, кто хуже. И ещё одну истину я поняла: не соваться со своими советами. Отвратительное качество старых людей – назидать. Нет, я себе это запретила.

Ее сын от первого брака Артем Карапетян, которого в Москве, где он теперь живет, знают как Яна Арта, - мой коллега по журналистике, нас сближает гавриловская «Вечерка». Однажды Ира попросила меня принять его на практику в нашу редакцию. Артем тогда учился на факультете журналистики МГУ. Андрей Петрович Гаврилов не возразил, и Артем после этого долгие годы был связан с Казанью. Он был создателем знаменитого «Театра-99», где работали Геннадий, как режиссер, и Ирина, как актриса, а также их коллеги, у которых в Качаловском в ту пору не было интересных ролей.

Как, оказывается, мало я знала о самой Ирине, так что спасибо «Казанскому репортеру» за предъюбилейное интервью Дмитрия Туманова.  О ее театральной карьере мне, конечно, известно, видела ее во многих спектаклях, но в беседе с Димой она рассказала много интересного о том, как складывалась ее жизнь до театра, помимо театра. Никогда при нашем общении не заходила речь о том, что она - внучка генерала Виктора Васильевича Чернавина, о котором упоминает в своих воспоминаниях Яков Слащёв, прототип Хлудова в булгаковском «Беге», командующий третьим армейским корпусом Врангеля, оборонявшим Крым – последнее, что осталось у белых на юге России.

Впрочем, сама Ирина этого не знала, пока ей не сказал Юрий Благов, руководитель музея Качаловского театра. В 1956 году в возрасте 79 лет Виктор Васильевич скончался в городе Оломоуце, в доме приютившей его чешской семьи, и был похоронен на Ольшанском кладбище Праги, на православном участке. Кстати, на этом кладбище – самое массовое захоронение русских (да и не только русских) бойцов и офицеров, освобождавших Прагу в мае 1945 года.

– Сын мой, Тёма, всё собирается туда съездить, найти могилу… Я не знаю, возможно ли это… Папа же всё это скрывал от меня. У него был скверный характер, и мама с ним жить не смогла. Он уехал от нас и жил в коммунальной квартире в Москве, Казарменный переулок около Покровских ворот. К нему один раз прислали с кем-то весточку от моего деда. Но папы не было дома. Ему соседи передали, что попозже вновь придёт этот человек, и папа специально ушёл из дома. Такое время тогда было… Папа имел два высших образования, но не хотел работать на советскую власть. Он ведь как с мамой моей встретился? Его же за антисоветские настроения высылали из Москвы в Казань. А мама у меня тоже из высланных. Её отец – сельский священник. Вот так получилась я… Если бы не революция, всё могло бы быть по-другому. У Чернавиных ведь было много домов в Омске. В одном из домов, говорят, кинотеатр сейчас.

В душе – по-прежнему 18

Ирина как-то очень мудро воспринимает свой возраст. Она, конечно, хотела бы чаще выходить на сцену, но понимает, что надо дать дорогу молодым, таким, как ее с Прытковым, ученикам. В этом смысле спектакль «Баба Шанель» удивительно точно передает ощущения людей, как теперь принято говорить, третьего возраста. За внешне незатейливым сюжетом – огромная боль уходящего поколения. Очень точные слова говорит 90-летняя Капитолина Петровна, героиня Антонины Ивановой: «Я ведь сто лет в зеркало не смотрела. Вынесла всё на балкон. На ощупь умываюсь и зубы чищу. А чего смотреть? Какая-то старуха смотрит на тебя оттуда. А в душе мне – восемнадцать. А в душе – пацанёнок-нахалёнок. Нет, в душе я – девочка-припевочка. А по морде – старуха. Вот за что такая несправедливость?».

Но Ирина, как и ее героиня, как все пять солисток «Наития», не собирается сдаваться.  Слава Богу, ей есть с кого брать пример. 

– Каждый день я нахожу для себя маленькие радости. В бассейн, например, хожу. На тренажёре занимаюсь. Двадцать пять минут. Два с половиной километра. Сегодня была. Вчера была. С утра иду, а для чего не знаю. Не хочется стареть, наверное. Да и чувствую себя после этого хорошо. Бог мне не зря же дал – всегда выглядела на десять лет моложе. И я всю жизнь слежу за собой. А для этого надо просто хотеть жить…

В беседе с Дмитрием Ирина вспомнила про свою бабку Ольгу Георгиевну Чернавину. Это была статная, высокая, красивая женщина и в старости. Трижды замужем была, а фамилию Чернавина сохранила. Умерла в девяносто три года. А мама Иры – в девяносто лет.

- Поэтому и я ещё поживу, гены такие, – несмотря на оптимизм произносимого, голос у Ирины Игоревны грустный. Она вдруг резко обрывает саму себя.

– Я, в общем-то, понимаю, что жизнь бессмысленна. Умирать надо вовремя. Людей в моём возрасте уже не считают способными практически ни на что. И только потому, что тебе – восемьдесят. А я ведь чувствую, что ещё многое могу. И работать могу. Играть могу. Слава Богу, у меня ноги здоровые. Я ведь действительно хорошая актриса, только возраст у меня такой… Да, безусловно, молодёжь должна приходить, как мы в своё время пришли молодые и сменили старых актёров. Поэтому я спокойно воспринимаю всё. И играю свои три спектакля. Александр Яковлевич нас, старую гвардию, бережёт, исправно выплачивая зарплату. Но я же чувствую, что ещё бы могла, и что этого ничего уже не будет…

Вся жизнь у каждого человека проходит, что называется, в борьбе за место под солнцем. Но актеры это ощущают особо остро. Сначала Ирина была в творческом состязании с другими актрисами (в театре вместе с ней работали Людмила Маклакова, Вера Улик, Людмила Кара-Гяур, Юнона Карева), сегодня - в непростом споре с возрастом.

Впрочем, Ирине Чернавиной мало кто даст ее 80 лет. Фигура – что надо, осанка, как в молодости. Конечно, возраст выдают лицо и руки. Но зеркало выносить на балкон еще не надо.

С юбилеем! Ура! Ура! Ура!

Когда после спектакля Ирину Игоревну представили зрителям как героиню праздника, она вышла уверенной походкой, смущенно улыбаясь. Внимательно слушала, что говорили гости. Не скрыла удивления, когда букеты уже не умещались на столике, предусмотрительно вынесенном на сцену. Рядом с ним было кресло, но, если память не изменяет, она присела всего раз, в самом начале церемонии поздравлений. 

Добрые слова об актрисе сказали заместитель министра культуры РТ Юлия Адгамова, начальник городского Управления культуры Азат Абзалов, заместитель председателя СТД РТ, директор Дома актера имени М. Салимжанова Эльмира Фатхуллина, и.о. ректора Казанского государственного института культуры Роза Ахмадиева. После выступления заместителя министра Ирина принимала поздравления уже при медали «За доблестный труд» – государственной награды Республики Татарстан, которая дает определенные социальные преимущества.

Трогательными были выступления коллег. От Камаловского театра поздравлял народный артист РТ и РФ Азгар Шакиров, от ТЮЗа  – народная артистка РТ Нина Калаганова, от кукольного театра «Экият» – главный режиссер, заслуженный деятель искусств РФ и РТ Ильдус  Зиннуров. Это и понятно – их знакомство с юбиляром не «шапочное». Не во всех творческих сообществах есть такая хорошая традиция.

Художественный руководитель – директор Качаловского театра Александр Славутский, который вышел на сцену вместе со всем коллективом, поздравив Ирину с юбилеем, спросил, не хочет ли она что-то сказал зрителям. Подойдя к микрофону, Ирина Игоревна была предельно краткой: «Могу сказать только одно слово: «Спасибо!». Потом, по ходу действия сказала еще несколько реплик.

Актриса не могла скрыть смущения. Не каждый день тебя называют «символом любви, преданности своему театру». «Проработать всю жизнь в одном театре, отдать всю жизнь этим стенам — это дорогого стоит. Желаю вам здоровья, хотя вы, слава богу, крепкая барышня», - сказал Александр Славутский.

А потом, по традиции, вся труппа Качаловского театра спела песню о судьбе актера, где есть такие трогательные слова: «Дайте свет, пусть будет солнце, я для вас сыграю роль!». Коллеги подарили актрисе огромный букет роз – от каждого по одной.

Вечер завершился неформальными поздравлениями – от учеников, друзей, знакомых, незнакомых. Выстроилась целая очередь. Олег Маковский едва успевал фотографировать. Гора цветов всё росла и росла…

За всем этим со стороны наблюдали Геннадий Прытков и Артем Карапетян. И радовались не меньше Ирины.

Фото Олега Маковского. Часть снимков - от пресс-службы театра

30 января 2019 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского