Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Сентябрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1925 – Родился Гариф Ахунов, народный писатель Татарстана, заслуженный работник культуры РСФСР,  лауреат Государственной премии РТ имени Г. Тукая 1973 года, в 1974-1984 годах председатель Союза писателей ТАССР, в 1987-1991 годах – председатель Фонда культуры Татарстана

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Василий Лихачев: на стезе Права и Справедливости

8 апреля 2019 года умер Василий Николаевич Лихачев, в прошлом вице-президент РТ, Председатель Государственного Совета и заместитель Председателя Совета Федерации, юрист,  педагог, государственный деятель и просто хороший человек.  

Думаю, что читателям «Казанских историй»  будет интересно прочитать очерк о нем, который я написала в 2009 году для книги  «Парламент Татарстана: его лидеры в зеркале истории. 1920-2009 годы (Казань, 2009).

В связке с Президентом

В конце 80-х годов, когда старая партийно-государственная система начала давать видимые сбои, решено было пригласить на партийную работу людей, далеких от номенклатурных условностей, неформальных, как бы сказали сейчас. Так в партийных комитетах различного уровня оказались журналисты, ученые, школьные учителя и вузовские педагоги. Татария в этом смысле исключением не была, и в 1988 г. в Татарском обкоме КПСС появилось несколько новичков. Среди них был и доцент Казанского государственного университета Василий Лихачев. С 1978 г. после защиты кандидатской диссертации он работал на юридическом факультете.

Специалист по международному и государственному праву (закончил юрфак КГУ в 1975 г.) с хорошим знанием французского языка оказался человеком востребованным. Несколько лет преподавал за границей. Республика Гвинея Биссау (1982-1983) и Мадагаскар (1987-1988) оказались хорошей педагогической школой. И не только в смысле языковой практики. Скорее всего, именно оттуда, из зарубежного опыта, берет начало его умение считаться с другой точкой зрения, стремление не заставить, а убедить.

Он не был испорчен субординационными тонкостями партийного аппарата, а потому работал в обкоме (он был заведующим государственно-правовым отделом)  так, как считал нужным для дела. Я это поняла, когда писала книгу «Казанский феномен: миф и реальность» и однажды пришла к нему за советом. В то время как многие в Казани скрывали от общественности малоприятные факты из жизни казанских подростков, он сделал все, чтобы работники милиции, ученые, педагоги, журналисты получили карт-бланш  для анализа непростой ситуации, которую Юрий Щекочихин назвал «казанский феномен».

Кто мог подумать в 1988 г., что совсем скоро не будет ни Татарского обкома КПСС, ни самой Коммунистической партии. Впрочем, В. Лихачев получил новое назначение еще до этих событий. На III сессии Верховного Совета Республики Татарстан последнего, XII созыва, в декабре 1990 г., был учрежден Комитет конституционного надзора, и Василий Николаевич стал его первым председателем.

Такого государственного органа никогда не было прежде, и не только в Татарстане. Конечно, он не имел особо больших полномочий. Это была скорее рекомендательная инстанция, постановления комитета не обладали юридической силой, какая будет потом у Конституционного суда РТ. Но важнее здесь был опыт проверки на жизненность книжных представлений о демократии, народовластии и прочих понятиях, которые в 90-е годы были в ходу даже у самых крутых прежде автократов. Комитет, созданный больше по моде тех лет, чем по внутренней необходимости, сразу заявил о себе как власть, с которой надо считаться, невзирая на ранги и полномочия. Поскольку его председателя 5 лет учили на юрфаке КГУ тому, что закон – превыше всего. Вот где пригодились его знания конституционного законодательства, вот где он впервые мог проверить свою способность мыслить самостоятельно и неконъюнктурно.

Совместная работа в обкоме КПСС с Минтимером Шаймиевым определила крутые ступени, по которым способный ученик известного казанского правоведа профессора Д. Фельдмана довольно быстро занял одно из самых заметных мест в иерархии республиканской власти. Летом 1991 г. М. Шаймиева избрали Президентом Татарстана, В.Лихачев стал вице-президентом. В 1995 г. он возглавил Государственный Совет РТ.

Минтимер Шарипович пригласил В. Лихачева в Кремль как человека, который может быть максимально полезным в становлении новой государственности Татарстана. Первые трудные шаги по пути в этом направлении они сделали вместе, когда Василий Николаевич с народными депутатами работал над текстом Декларации о государственном суверенитете, принятой Верховным Советом в 1990 г. Мнений тогда было много. Президент должен был найти золотую середину между позициями так называемых националов и федералистов. И в том, что тогда появились формулировки, которые придали республике огромный запас прочности на бурные 90-е годы, немалая заслуга, в том числе, и В.Лихачева. Второй исторический рубеж, который они вместе с Президентом прошли на этом пути, – референдум в марте 1992 г., третий – принятие новой Конституции республики в ноябре того же года.

Было еще два важных события и в его личной жизни, и в жизни республики когда  в 1993 г. В. Лихачев работал в Конституционном собрании России и когда руководил татарстанской делегацией на переговорах по двустороннему договору с Российской Федерацией. Несколько лет бесконечных командировок в Москву, тщательное изучение международного опыта в поисках формулы, которая устроила бы и Казань, и Москву, порой ожесточенные дискуссии среди своих (представления членов делегации о договоре были разными), длительные переговоры в московских кабинетах (визитерам из Казани не всегда оказывали теплый прием)… Приведу мнение о роли В.Лихачева Мухаммата Сабирова, в ту пору Председателя Кабинета Министров РТ, чья подпись стоит под историческим документом:

«Много ценных, непогрешимых с юридической точки зрения формулировок предложил Василий Лихачев – бывший в то время вице-президентом Республики Татарстан».

Сам В. Лихачев высоко ценил этот период своей жизни:

«Для меня главное – возможность применить профессиональные знания юриста-международника на ниве строительства государственности нашей республики. Это был в какой-то степени эксперимент». Кстати, в трудных ситуациях он чувствовал себя больше ученым, чем политиком. И в этом было его своеобразное преимущество.

Работа советника-профессионала в поиске компромисса во взаимоотношениях Татарстана с федеральным центром не была единственной для В. Лихачева. Его основной задачей в Казанском Кремле было укрепление международных связей Татарстана, которые после принятия Декларации получили новое развитие. В. Лихачев возглавил Департамент по иностранным делам и вопросам СНГ при аппарате Президента РТ. На этом этапе понадобились его знания международного законодательства. Он начал осваивать язык дипломатии, который пригодится ему позднее.

Василий Лихачев и Минтимер Шаймиев

Как говорил В. Лихачев в одном из интервью, годы работы с Президентом Шаймиевым многое дали ему и в человеческом, и в государственном плане.

Первый среди равных

После подписания двустороннего договора между правительствами Российской Федерации и Республики Татарстан пришла пора закрепить достигнутые договоренности, и в первую очередь реализовать право на самостоятельную законодательную деятельность. В Татарстане был создан, впервые в истории республики, профессиональный парламент. Правда, депутаты-профессионалы составляли только часть Государственного Совета, остальные осуществляли депутатскую деятельность, как и прежде, без отрыва от основной работы. Но 39 народных депутатов, избранных в малый парламент, навсегда войдут в историю Татарстана как первопроходцы. В их числе Василий Лихачев, который оставил сознательно и по своей воле пост вице-президента, чтобы профессионально заняться законотворчеством. М. Шаймиев как-то публично признал, что это был его выбор.

Создание постоянно действующего парламента сыграло большую роль в жизни республики. Теперь не надо было долго ждать очередной сессии, чтобы принять нужное решение. Значительно ускорилась работа над законопроектами. И их внедрение в практику.

В истории Татарстана, да и России в целом, не было опыта профессиональной законотворческой деятельности. Пришлось изучать работу парламентов других стран. В сентябре 1995 г. Государственный Совет стал участником Российско-канадской парламентской программы. Депутаты побывали в Турции, Франции, Дании, Венгрии, Казахстане, Латвии, Кабардино-Балкарии, участвовали в семинарах в Уфе, Самаре, Москве. При Лихачеве было заключено 16 соглашений о межпарламентском сотрудничестве с российскими регионами.

Всего за время работы Лихачева в парламенте было принято 68 законов. Трудно определить, какие из них были самыми важными. Любой закон важен, поскольку в те годы определялись новые правила жизни – по закону. В.Лихачев дополнил эту формулировку – по закону и справедливости. «На стезе права и справедливости» – так назвал  он свою книгу, в которой обобщил годы работы в Государственном Совете РТ (издана в Москве в 1997 г.).

Никогда раньше высшая законодательная власть в российских регионах не имела реальных полномочий в законотворчестве. Ситуация усугублялась тем, что полноценного законодательства не было и на уровне Российской Федерации. Между тем общественно-политические отношения менялись прямо на глазах. И не так просто было выработать новые юридические нормы.

Владимир Зотов фотографировал Василия Лихачев в кресле Председателя Государственного Совета РТ

Прежде всего, стоит выделить блок экономических законов, которые не только обеспечили регулирование правоотношений внутри республики, но и заложили серьезную основу для внешнеэкономической деятельности: «О статусе одобренного инвестиционного проекта с участием иностранного инвестора» (06.03.96), «О целевом налоге для ликвидации ветхого жилья» (13.06.96), «О внешнеторговой деятельности в Республике Татарстан» (11.07.96), «О нефти и газе» (19.06.97), «О государственном долге Республики Татарстан» (22.05.97), «О свободной экономической зоне «Алабуга» (22.04.98). В первом чтении был принят новый Земельный кодекс РТ.

Второй блок – это природоохранное законодательство. За время работы Лихачева в парламенте был принят базовый закон «Об охране окружающей природной среды в Республике Татарстан» (12.02.97), отрегулированы правоотношения в растительном и животном мире, на особо охраняемых природных территориях и в племенном хозяйстве.

Была начата работа по правовому регулированию в гуманитарной сфере – приняты законы «Об Архивном Фонде Республики Татарстан и архивах» (13.06.96), «Об охране и использовании культурных и исторических ценностей» (02.10.96).

Серьезным шагом вперед стало административное законодательство. Парламентарии Татарстана здесь нередко шли впереди не только коллег из других регионов, но и законодателей Государственной Думы РФ. Госсовет принял 5 таких законов, в том числе закон «Об административной ответственности за нарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и алкогoлесодержащей продукции» (16.01.97), который позволил предотвратить в Татарстане «водочные войны» при переделе собственности.

С особой заинтересованностью депутаты обсуждали законопроекты, которые определяли статус самого парламента. Этот неоднозначный процесс затянулся. Народные избранники весьма настойчиво боролись за реализацию всех своих полномочий, замечая даже малейшие попытки принизить авторитет законодательной власти.

Читая стенограммы тех сессий, видишь, какая это была хорошая школа для тех, кто сидел в зале, как для депутатов, так и для представителей исполнительной власти. У каждого депутата было свое представление о парламенте и о законах, которые необходимо принять. Мало какой закон обходился без дискуссий. Главе парламента приходилось нелегко. Во-первых, потому, что депутаты не были объединены по группам. Формально фракции, конечно, существовали, но на сессиях каждый депутат представлял самого себя. Во-вторых, Лихачев не обладал «презумпцией невиновности», свойственной бывшим партаппаратчикам высшего уровня. Он был первым среди равных. Ему возражали, с ним спорили, его обвиняли, на него клеветали (была, например, такая публикация в газете «Крис»). Как юрист-профессионал, жестко следящий за исполнением регламентных процедур, он был для некоторых постоянным раздражителем. Но именно его профессиональное отношение к своим обязанностям, правовой опыт, который он принес с собой, помогли сократить время ученичества татарстанских парламентариев. Когда в 1997 г. на одной из пленарных сессий побывали дипломаты из США, они были приятно удивлены тем, что Государственный Совет Татарстана – это «настоящий парламент».

Парламент стремился в полной мере реализовать контрольную функцию. Совершенно нормальную в демократическом обществе. Комитет парламентского контроля сотрудничал с другими надзорными органами, проводил совместные проверки с Контрольным управлением Президента. Помнится, одна из молодых репортеров телекомпании «Эфир», комментируя очередное выступление Председателя Госсовета на эту тему, задиристо обобщила: «Лихачеву стало тесно в парламентских штанишках». Видимо, она не читала республиканскую Конституцию…

Довольно быстро обнаружилось недовольство работой парламента: и законов мало разрабатывают, и проекты долго обсуждают. Один из моих коллег спросил Лихачева, почему Госдума России за полгода приняла 160 законов, а Госсовет РТ за полтора года – 39.Лихачев ответил так: «Дума получила от предыдущего состава очень большой пакет подготовленных законопроектов, тогда как Государственному Совету пришлось начинать практически с нуля. Кроме того, нельзя забывать, что многие наши депутаты только сейчас начали приобретать навыки законотворчества. Только с 1996 году в законе о республиканском бюджете были заложены средства для научного, юридического, экономического и социологического обеспечения законотворческой работы».

По итогам первого года работы Госсовета серьезной проблемой стал возврат законов, принятых парламентом, с возражениями Президента. Работа шла в двух направлениях: во-первых, с помощью согласительных процедур с представителями главы республики искали компромиссные решения (до вотума не дошли ни разу, хотя разногласия порой были существенные), во-вторых, пришлось вводить новые регламентные нормы, регулирующие подобные ситуации.

«Политику очень трудно в одной ипостаси совместить, обеспечить единство разных интересов, – сказал Лихачев в интервью корреспонденту Татарского радио Н. Вазыховой. – В жизни возникает столько сложных, самых разнообразных, в том числе противоречивых ситуаций и коллизий, что приходится проявлять необычайную гибкость, чтобы эти интересы совместить. … Приходится говорить не только о приятном, чуть ли не ежеминутно в чем-то убеждать других».

30 июля 1995 г. распоряжением Президента М.Шаймиева была создана комиссия по разработке концепции правовой реформы в Татарстане. Ее председателем был назначен Лихачев. Он имеет непосредственное отношение к становлению Конституционного суда РТ, к учреждению в республике института Уполномоченного по правам человека.

Слово «первый» применимо ко многим событиям, происходившим при Лихачеве и его соратниках в парламенте. Первые парламентские слушания, первая парламентская елка – она состоялась 23 декабря 1995 г. по инициативе Лихачева, когда в Госсовет были приглашены более ста детей разных возрастов, нуждающиеся в особой заботе государства, и он водил с ними хоровод, первые парламентские корреспонденты...

Василий Николаевич старался привнести в строгую жизнь государственного учреждения неформальные нотки, и это нравилось людям. Именно тогда появились традиции художественных выставок в фойе второго этажа и веселых праздников, объединяющих депутатов и работников аппарата.

Люди, которые его окружали – Л. Агеева, Г. Шайхутдинова, Р. Булатов, В. Нуриахметов, М. Мингазов, Ш. Ягудин и другие – были одним коллективом, который входил в команду Президента Республики Татрстан (вставка Василия Николаевича при вычитке текста). 

В Москву – на работу

В январе 1996 г. В. Лихачева по предложению Совета Ассоциации «Большая Волга» и поддержке М. Шаймиева, Б. Ельцина, Е. Строева избрали заместителем Председателя Совета Федерации. Он представлял верхнюю палату Федерального Собрания в Парламентской ассамблее Совета Европы, как политик федерального уровня активно работал в Конгрессе местных и региональных органов власти. При этом Лихачев никогда не забывал интересов Татарстана. Так, находясь как сенатор с официальным визитом в Мьянме, вел переговоры о возможности открыть в этой стране представительство Казанского вертолетного объединения. Не без его участия Министерство по делам национальностей РФ начало разрабатывать программу, в которой был целый блок, посвященный татарским диаспорам. Лихачев не раз включал народных депутатов РТ в состав российских делегаций, совершавших визиты в другие страны. Так, в апреле 1997 г. вместе с ним в Кувейт ездили В.Паймухин и Р.Губайдуллин. Таких примеров можно привести много.

Фото Фарита Губаева

Татарстан стал для Совета Европы местом учебы законодателей российских регионов. В июне 1996 г. здесь работала научно-практическая конференция «Современный федерализм: опыт и перспективы», в которой участвовали эксперты Совета Европы и представители многих субъектов Российской Федерации. В 1997-м в Госсовете прошла международная конференция по вопросам развития демократии на местном и региональном уровне.

Председатель Конгресса местных и региональных властей Европы Александр Чернофф, объясняя, почему в 1996 г. среди российских регионов он остановил выбор на Татарстане, заявил следующее: «Потому что я знал уже на протяжении длительного периода господина Василия Лихачева. И я восхищался его европейской ориентированностью, его преданностью Татарстану и особенно тем, что он делает в рамках Российской Федерации».

Лихачев имел в Страсбурге трибуну, с которой наша республика могла обсуждать на международном уровне острые проблемы федерализма, влияя тем самым на развитие взаимоотношений российских регионов с федеральным центром. Опыт Татарстана был востребован в процессе работы над проектом Европейской хартии регионального самоуправления, принятой Конгрессом местных и региональных властей Европы летом 1997 г. Бюро Конгресса согласилось с рядом поправок в проект хартии, внесенных от имени Российской Федерации Председателем Государственного Совета РТ. В документе был учтен российский опыт делегирования полномочий с одного уровня на другой, начало которому было положено при подписании двустороннего договора между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. В сентябре 1997 г. Лихачев обратился с письмом к Президенту РФ Б.Ельцину, в котором высказал просьбу о поддержке проекта Европейской хартии. «Сегодня, – говорится в письме, – российские, в частности татарстанские, подходы к межрегиональным связям, к межрегиональной политике не только адекватны социально-экономическим и политическим реалиям международной жизни, но и представляют интерес с точки зрения современной теории регионального сотрудничества».

«По концепции Совета Европейского Сообщества, Европа ХХI века будет Европой регионов. Определенный кризис больших государств уже начался. Поэтому для европейского и мирового сообщества особый смысл приобретает региональная политика. Важно, чтобы и в России мы не опоздали с созданием новой системы координат», – убеждал он со страниц газет и с телеэкрана тех, кому не нравился новый вектор развития Российской Федерации.

В ноябре 1996 г. в Москве прошло заседание Бюро Конгресса местных и региональных властей Европы, впервые в истории этой международной организации, с 25 по 28 ноября там же работал Экономический форум регионов Европы. Президент Конгресса Клод Эги отметил, что в принятии решения об этом большую роль сыграли руководитель делегации российских регионов в Парламентской ассамблее В.Лихачев и первый заместитель Председателя Государственной Думы А.Шохин. В Парламентской ассамблее Лихачев первым заговорил о придании русскому языку статуса официального языка Совета Европы – и с января 1997 г. в Страсбурге можно свободно говорить по-русски.

Лихачев органично сочетал в своей работе интересы регионального деятеля, защищая Татарстан и отстаивая принципы реального федерализма, и государственного мужа федерального значения. Он был членом Совета по местному самоуправлению в РФ, членом Комиссии по взаимодействию правовой реформы в субъектах Российской Федерации. Будучи включенным в большую политику, использовал все возможности, какие давала ему высокая московская должность. А это было не всегда просто. В вопросах федерализма у него были оппоненты во многих московских кабинетах.

 «Меня удовлетворяет то, что к идее федерализма, правильному восприятию нашего договора приходят те представители политических кругов, которые умеют мыслить и от которых в конечном итоге зависят политические решения», – сказал Лихачев в одном из интервью.

Наблюдая за ним в Совете Федерации, нельзя было не заметить, каким большим авторитетом он там пользовался. Далеко не каждый сенатор был способен на равных говорить с дипломатами и главами государств. В. Лихачев свободно общался по-французски, понимал английскую, испанскую, португальскую речь. Кстати, понимает он и татарский язык. В этом известную роль сыграла и его семья – жена Наиля и дочери Ильнара и Рената.

Аппарат палаты планировал на дни его работы в Москве максимальное число встреч с иностранными гостями. В одном из интервью В. Лихачев признался, что высыпается только в самолете, когда летит в очередную командировку. В 1998 г. он получил специальный документ, удостоверяющий,  что пробыл в воздухе столько времени, сколько профессиональный летчик.

Юрист или политик?

Мнение о том, что Государственный Совет – управляемый, было в 1995 г. довольно распространенным. Конечно, в этом парламенте не было прямых противостояний, как в Верховном Совете, уже мало кто мог в открытую возразить Президенту. «Большая» сессия не раз становилась надежным буфером, когда надо смягчить какое-то решение: постоянно действующий парламент более критично относился к принимаемым документам. Депутаты-профессионалы стремились более активно участвовать в принятии решений стратегического плана. Это проявилось уже в первый год работы парламента, когда парламент получил три варианта законопроекта о бюджетной системе РТ на 1996 г. Настойчивость депутатов была столь велика, что Правительство было вынуждено значительно увеличить расходы на социальные нужды. Каждую сессию министры ждали с опаской – кого опять попросят «дать информацию» в рамках «депутатского часа»?

В целом же все ветви власти работали согласованно, однако иногда случались разногласия, о которых узнавала вся республика. В качестве примера можно привести постановление Правительства за номером 400, принятое 7 мая 1997 г. – «О мерах по реализации Закона Республики Татарстан «О минимальном размере оплаты труда» и повышении тарифных ставок (окладов) Единой тарифной сетки по оплате труда работников бюджетной сферы». Оно стало предметом не одного обсуждения в парламенте – на сессии и на заседаниях депутатских комиссий, свое заключение по запросу Госсовета сделал Комитет конституционного надзора. «Оптимизация численности работников социальной сферы» (так назвали этот процесс его инициаторы) вызвала резкий протест депутатов, хотя в доводах министерства финансов было немало здравого смысла. Их наверняка услышали бы в другое время, но постановление о резком сокращении штатов в школах, больницах, клубных учреждениях и библиотеках «совпало» с решением Правительства поднять уровень минимальной оплаты труда до 350 тыс. рублей, 24 апреля 1997 г. получившем форму закона.

Большую часть проектов законов по обычной парламентской практике представляло Правительство. Правом законодательной инициативы обладал Президент. Каждый депутат мог выступить в роли автора закона. Это право реализовали многие депутаты, в том числе Ю.Прохоров, Р.Вагизов, М.Курманов, А.Семин, Ф.Шайдуллин, А.Залаков.

Среди законопроектов, которые имели непростую историю, были проекты законов о лицензировании и о гражданстве. Первый вызвал полемику как в парламенте, так и в СМИ. Значительная часть предпринимателей, поддержанная некоторыми руководителями органов исполнительной власти, высказалась против принятия закона, который, по их мнению, ущемлял их права. Интересы удалось согласовать только в марте 1999 г., когда закон «О лицензировании» вступил в силу.

Второму проекту так и не суждено было стать законом. В этом не было ничьего злого умысла, хотя кое-кто из депутатов обвинял В. Лихачева. Пока искали нужные формулировки, политическая ситуация в России изменилась настолько, что об этом законе вообще пришлось забыть.

В одном из интервью В. Лихачев так прокомментировал подобные конфликты:

В 1997 году Казань принимала Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. На фото В. Зотова Василий Лихачев сопровождал его во время посещения Свияжска

 «Оказывается, не все еще в нашем обществе в состоянии понимать язык права… Мы должны обеспечивать господство конституционной законности, а многие, в том числе, кстати, и депутаты, считают, что позиция от жизни, она более правильна, она должна носить приоритетный характер, и можно так легко, походя, отказаться от многих конституционных положений».

Один такой конфликт в конечном итоге имел решающие последствия для самого Лихачева – когда он не смог сблизить позиции с Президентом М.Шаймиевым. Это было при голосовании в Совете Федерации за федеральный закон о судебной системе: Президент проголосовал «против», Председатель Государственного Совета – «за». Татарстан тогда использовал все возможности, чтобы заявить о своем несогласии с некоторыми нормами законопроекта, в частности, с назначением судей не на сессии республиканского парламента, как предписано Конституцией Татарстана, а по указу российского Президента. Однако голос республики не был услышан. Понимая действия М. Шаймиева, который поступил как политик, В. Лихачев не мог последовать за ним, поскольку должен был действовать прежде всего как юрист. Это вызвало резкую критику В. Лихачева в окружении Президента и в парламенте, и он не смог ответить на нее адекватно, как не раз бывало раньше. У него был свой кодекс чести и свое понятие о порядочности.

Фото на прощанье после майской сессии Государственного Совета РТ

В результате в мае 1998 г. парламенту пришлось избирать нового руководителя. Конечно, это была не единственная причина, заставившая В.Лихачева искать работу за пределами республики…

Указом Президента Российской Федерации Б.Ельцина от 5 мая Лихачев был назначен постоянным представителем России при Европейских сообществах в ранге Постоянного и Полномочного Посла и 1 июня отбыл в Брюссель. В Казани он передал управление парламентом Фариду Мухаметшину, а вот в Совете Федерации поволжские регионы своего представителя потеряли.

Живя в Бельгии, Лихачев продолжил продвижение интересов Татарстана на международной арене. Адрес российского Представительства был известен многим казанским политикам, бизнесменам, журналистам, его коллегам из КГУ.

В настоящее время В.Лихачев работает в Совете Федерации, представляя там Народное Собрание Ингушской Республики, одного из самых сложных регионов России. Он является заместителем председателя Комитета по международным делам. Изредка приезжает в Казань, поскольку здесь живет одна из его дочерей с семьей.

 Журналисты, как минимум, собеседники, как максимум – единомышленники

Нельзя не отметить, что долго продолжавшиеся дискуссии и судебные процессы по результатам выборов в республиканский парламент 1995 г. не прибавляли авторитета Госсовету в глазах журналистов. Несмотря на большие усилия пресс-центра парламента, Госсоветом интересовались немногие, даже редакции официальных газет ограничивались публикацией пресс-релизов. Тем не менее, в СМИ появлялось немало сообщений о парламенте – Государственный Совет и его Председатель были хорошими ньюсмейкерами. Бывали дни, когда в Госсовете принимали в один день до двух послов зарубежных государств. Только в 1995 г. гостей из-за рубежа встречали 28 раз. А были еще гости из других российских регионов. Так шла работа на имидж Татарстана. Высокий статус В. Лихачева в России делал обязательным присутствие в парламенте казанских собкоров федеральных СМИ. Председатель Госсовета давал интервью, комментировал события, часто писал сам, и не только научные статьи. Много встреч было у него в Совете Федерации с московскими репортерами.

Со временем определился круг постоянных парламентских корреспондентов. К журналистам Василий Николаевич всегда относился и сейчас относится с большим уважением, понимая все сложность и важность их работы. Это не чувство большого начальника, который, так и быть, дозволяет им быть рядом, видя в этом соседстве, говоря языком XXI в., PR-потенциал. Он ценит в журналистах, как минимум, собеседников, как максимум – единомышленников. А потому вполне естественно, что с его появлением в 1995 г. в республиканском парламенте журналисты получили режим максимального благоприятствования.

В.Лихачев часто приглашал парламентских корреспондентов на пресс-конференции. В Госсовете стали проводиться семинары, на которых журналисты постигали нелегкую науку парламентаризма. В общении с Председателем журналисты всегда находили интересные информационные поводы, что очень ценится в журналистском мире – он довольно часто выступал с разными инициативами. В 1995 г. вернулся из США с идеей провести месячник в честь 50-летия ООН, и эта идея была осуществлена. В октябре в Казани прошла научно-практическая конференция «Организация Объединенных Наций: настоящее и будущее». Неожиданно для многих предложил Премьер-министру России В.Черномырдину провести всероссийскую научно-практическую конференцию по исламу – конференция «Ислам в России: традиции и перспективы» состоялась в декабре 1997 г.

Как вспоминает собкор Радио России Джаудат Аминов, журналисты ценили Лихачева прежде всего за неформальные отношения. Василий Николаевич регулярно собирал парламентских корреспондентов для беседы за чашкой чая. А парламентский корреспондент газеты «Время и Деньги» Галина Григоренко подчеркивала, что с В.Лихачевым казанские журналисты не чувствовали себя провинциалами. Вместе с ним они отправлялись в самые разные страны, думали над мировыми проблемами, первыми узнавали новости об официальной церемонии вступления России в Совет Европы, проходившей 27 февраля 1996 г. в Страсбурге, о Генеральной конференции Межпарламентской организации АСЕАН в Таиланде (В.Л. был руководителем российской делегации), об Экономическом форуме в Вене (В.Л. возглавлял делегацию Совета Федерации, был ведущим одной из конференций, сделал доклад об экономическом и экологическом сотрудничестве европейских регионов), о международном семинаре, организованном Международным институтом стратегических исследований в Англии (В.Л. выступал с докладом), о российско-китайских отношениях (в декабре 1996 г. В.Л., как руководитель рабочей группы готовил к рассмотрению на заседании Совета Федерации вопрос о демаркации российско-китайской государственной границы на ее восточном участке), о работе комиссии по урегулированию молдавско-приднестровского конфликта (В.Л. был ее руководителем), о попытках сближения Русской Православной церкви и Ватиканом (В.Л. был посредником в заочном диалоге Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Папы Римского Иоанна IV, в 1997 г. общался и с тем, и с другим). В.Лихачев рассказывал журналистам о встречах с видными политиками, главами государств, дипломатами – и мир открывался для журналистов во всей его полноте и во всех красках.

Снимок был сделан после последней пресс-конференции Василия Лихачева в Госсовете РТ

После избрания В.Лихачева на должность заместителя Председателя Совета Федерации один журналист спросил его на пресс-конференции: «У вас правая нога в одной лодке, а левая нога – в другой. Если лодки разойдутся, что делать будете?» Он ответил как бывший матрос: «Есть такое судно – катамаран. Оно устойчивее на воде и быстрее плывет».

Василий Лихачев и Любовь Агеева

Жизнь оказалась сложнее, чем он предполагал. Впрочем, сам В.Лихачев ни о чем не жалеет. После возвращения в Москву из Брюсселя он мог пойти на преподавательскую работу, в МГИМО, Дипломатическую академию МИД России, например. Докторскую диссертацию защитил в 1990 г., с 1993 г. – профессор. На его счету более 300 научных трудов, 9 монографий, в том числе книга «Россия и Европейский союз в международной системе (дипломатия, политика право)», которую он презентовал в 2004 г. в Казани. Лихачев – член-корреспондент Академии наук РТ, вице-президент Международной академии информационных технологий, член исполкома Российской ассоциации международного права и Российской Ассоциации содействия ООН.

С 2016 по 2018 год Василий Лихачев работал в Центральной избирательной комиссии РФ

Василий Николаевич предпочел практическую работу. В Совете Федерации он с 2004 г. Сфера его интересов – по-прежнему международная деятельность. Лихачев возглавляет Ассоциацию делового и культурного сотрудничества «Россия – Бельгия», группы сотрудничества с парламентами Бенилюкс, Италии, Японии, является сопредседателем делегации Российской Федерации в Межпарламентском союзе.

В 1997 г. Лихачева наградили Орденом Почета, в 2005 г. – орденом «За заслуги перед Республикой Ингушетия», в 2007 г. орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Его труд оценен и наградами Татарстана, Башкортостана, Москвы, Нижегородской области, других регионов РФ. Он имеет орден Св. князя Даниила Московского от Русской православной церкви и высшую награду от Муфтията России. Во время визита в Москву в 1996 г. руководитель Парламентской ассамблеи Лени Фишер в торжественной обстановке вручила В.Лихачеву памятную медаль ПАСЕ в знак признания его активной деятельности в органах Совета Европы, его вклада в интеграцию России в общеевропейские структуры и строительство новой Европы.

Существует расхожее мнение о том, что политику нельзя делать чистыми руками. Василий Лихачев с ним категорически не согласен и старается доказать это всей своей жизнью. «В фигуре политика надо различать несколько уровней. На первое место я поставил бы некий нравственный кодекс, который политик или человек, занимающийся политической работой, должен соблюдать. Вопрос о нравственности – это некая доминанта, которая определяет, должна определять и строй его мыслей, и конкретные шаги», – таково его мнение на этот счет.

 

Лихачев Василий Николаевич

Родился 5 января 1952 года в Нижнем Новгороде. В юности занимался морским многоборьем. В 1969-1970 годах был матросом Горьковского городского морского клуба ДОСААФ. Входил в сборную Советского Союза по морскому многоборью, мастер спорта.

В 1975 году закончил юридический факультет Казанского государственного университета по специальности «правоведение», в 1978 году - аспирантуру вуза. Ученик профессора Д. Фельдмана.

В 1978 году в Казанском государственном университете защитил диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук на тему «Принцип универсальности в современном международном праве». В 1990 году в Институте государства и права Академии наук Украинской ССР (Киев) защитил диссертацию на тему «Проблемы в современном международном праве: теоретические и методологические аспекты». Профессор с 1993 года.

В 1978 - 1988 годах - доцент Казанского государственного университета, в 1982 - 1983 годах - преподаватель Национальной школы права Республики Гвинея-Бисау, в 1987 - 1988 годах - преподаватель Университета Республики Мадагаскар.

В 1988 - 1990 годах - заведующий государственно-правовым отделом Татарского обкома КПСС, в 1990 - 1991 годах - председатель Комитета конституционного надзора Республики Татарстан, в 1991 - 1995 годах - вице-президент Республики Татарстан.

В 1995 - 1998 годах - Председатель Государственного Совета Республики Татарстан. С января 1996 года по июнь 1998 года - член Совета Федерации РФ от Республики Татарстан (входил в верхнюю палату по должности как председатель парламента), заместитель Председателя палаты.

В 1998 - 2003 годах - постоянный представитель России в Европейском сообществе в Брюсселе в ранге Постоянного и Полномочного Посла.

С марта 2004 по март 2010 года - член Совета Федерации РФ, представитель законодательного органа государственной власти Республики Ингушетия. С декабря 2004 года был членом Комитета СФ по международным делам, в 2004-2008 годах - член комиссий по методологии реализации конституционных полномочий СФ, по информационной политике.

С 2010 года по 27 февраля 2011 года - заместитель министра юстиции Российской Федерации.

С 2011 по 2016 год - депутат Государственной думы РФ VI созыва от партии КПРФ. Был избран 4 декабря 2011 года по общефедеральному округу, на выборах возглавлял региональную группу №16 по Республике Татарстан (Московская, Центральная). Входил в комитет ГД по международным делам, был членом фракции КПРФ. Входил в российскую делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы.

С 3 марта 2016 по 22 сентября 2018 года - член Центральной избирательной комиссии РФ. Был включен в состав ЦИК указом Президента РФ Владимира Путина. Координировал проведение выборов за рубежом, взаимодействие комиссии с МИД РФ, Россотрудничеством, пограничными службами, Ростуризмом. Курировал также Нижегородскую, Омскую, Самарскую и Ростовскую области. Досрочно подал в отставку 13 сентября 2018 года, спустя несколько дней, 22 сентября, был освобожден с поста члена ЦИК указом главы государства.

Входил в Объединенную комиссии при президенте РФ по координации законодательной деятельности, наблюдательную комиссии при президенте РФ по соблюдению конституционных прав и свобод граждан. Был членом Российского организационного комитета по делам ветеранов при правительстве РФ, консультативного совета Министерстве иностранных дел РФ.

Действительный государственный советник юстиции РФ III класса (2010). Подполковник.

Награжден орденами Почета (1996), «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2007), Дружбы (2017). Удостоен двух благодарностей Президента РФ (2008, 2014). Почетный работник МИД РФ (2002).

Автор научных статей, монографий по вопросам международного и государственного права, правам человека и др. Среди них: «На стезе Права и Справедливости» (1996), «Россия и Европейский союз в международной системе (дипломатия, политика, право), 1998-2004 годах» (2004), «Современные проблемы мироуправления: российский подход» (2009), «Россия и международное сообщество» (2011), «Россия: опыт геополитической ответственности» (2016), учебные пособия «Международное право» (1983) и «Парламентаризм» (2015).

Супруга – Наиля Иматовна Лихачева (род. 1951), окончила юридический факультет Казанского государственного университета, работала помощником Прокурора Татарстана. Две дочери: Ильнара (род. 1978), выпускница Казанского госуниверситета, и Рената (род. 1982), которая окончила Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД РФ.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского