Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Май 2019 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1918 – Начался мятеж Чехословацкого корпуса – воинского соединения из военнопленных Первой мировой войны. Уже 31 мая Казанский губисплолком принял решение объявить губернию на военном положении; губернским военным комиссаром был назначен И.И. Межлаук.

    Подробнее...

Светлана Немоляева: в мире кино – с детства

30 апреля, в заключительный день юбилейного XV кинофестиваля в Казани прошел  показ фильмов классика советского и российского кинематографа Эльдара Рязанова. Ретроспективу знаменитого режиссера представила популярная актриса театра и кино, народная артистка России Светлана Немоляева.

Общение с ней прошло как обычная творческая встреча, на которой, конечно же, шла речь об Эльдаре Рязанове, но больше Светлана Немоляева говорила о себе.

После небольшого информационного сообщения читайте комментарий к встрече известного казанского журналиста, сценариста, поэта и писателя Айрата Бик-Булатова. Он любезно разрешил повторить его публикацию с авторской страницы в Фейсбуке.

В программу ретроспективы вошли 6 известных картин режиссера: «Забытая мелодия для флейты», «Невероятные приключения итальянцев в России», «Дневной поезд», «Старики-разбойники», «Дорогая Елена Сергеевна» и «Дайте жалобную книгу». 

Светлана Немоляева призналась, что в Казани она впервые, хотя всегда слышала о столице Татарстана как об очень красивом городе, который обязательно нужно посетить. 

Фото Розы Садриевой

«Спасибо, что пришли сегодня. Меня не забыли, это всегда очень дорого. Жизнь проходит, тебя забывают, тому есть масса примеров, и это очень и очень грустно. У меня все время есть работа, я много снимаюсь. То, что я все еще «в обойме» – это для меня счастье», – поделилась она.

Светлана Немоляева рассказала о театре имени В.Маяковского, в котором работает с 1959 года, а также о съемках в кино и совместной работе с Эльдаром Рязановым.  Начала свою историю, можно сказать, с детства.  Она родилась в Москве, на известной всем по популярному фильму Плющихе,  в семье комедийного кинорежиссера и сценариста и с детства «жила в мире кино». Вместе с младшим братом, ставшим впоследствии кинооператором, она снималась в массовых сценах в фильмах отца, встречаясь на съемочной площадке с легендарными актерами, кумирами того времени – Николаем Крючковым, Михаилом Даровым, Людмилой Целиковской. «А для нас это были обычные тети и дяди, которые и у нас бывали дома», – отметила актриса. 

Светлана Немоляева с отличием окончила театральное училище имени Щепкина при Малом театре. «Я выбрала Щепкинскую школу, хотя очень многие считали, что это такое архаичное учреждение, с маститыми дореволюционными актерами… Но я никогда не жалела, потому что увидела в училище такую атмосферу и таких актрис, о которых можно было только прочесть в мемуарах… Они приходили в наш институт и несли атмосферу XIX века – «великие старухи Малого театра», все их боялись и трепетали», – отметила актриса. Она рассказала, как однажды чуть не сбила с ног легендарную Веру Пашенную, за что та дала ей кулаком по голове. 

Первой «взрослой» ролью актрисы в кино стала роль Ольги Лариной в фильме-опере «Евгений Онегин» Романа Тихомирова. Съемки проходили на Ленфильме. По словам Светланы Немоляевой, было большой удачей сняться в этом фильме, а работа в этой картине внутренне обогатила молодую актрису. После съемок фильма, вернувшись в Москву, она была принята в труппу театра имени В.Маяковского. В тот же день прошел пробы в театр и будущий муж Светланы Немоляевой – актер Александр Лазарев.

«Мы прожили вместе 52 года. И когда Саша ушел из жизни, я осталась одна… Конечно, родной театр меня спас, вместе с семьей и коллегами позволил мне пережить эту потерю», – поделилась она. По словам Светланы Немоляевой, в тот сложный период ей очень помогла роль Домны Пантелеевны в спектакле режиссера их театра Карбаускиса «Таланты и поклонники» по пьесе Н.Островского, за которую актриса  впервые получила престижную театральную премию «Золотая Маска». 

После встречи зрители долго не отпускали актрису - фотографировались, она раздавала автограф. Исполнительный директор фестиваля Миляуша Айтуганова по традиции подарила ей национальные серьги ручной работы и сладости - для чая.

  Фото Розы Садриевой

У актрисы не бывает счастливой судьбы…

У всех разные слова-паразиты и фразы, у Светланы Немоляевой это: «я вам должна сказать» – часто у неё выскакивало это выражение, ну и, действительно, судя по всему, она должна была сказать, и говорила...

Говорила только она и целый час, зрителям не осталось времени ни на один вопрос, но, может, это и к лучшему: вопросы от зрителей порой бывают такие, что лучше бы, право, их не задавалось никогда... как бы то ни было, сегодня встреча со Светланой Немоляевой в Казани – это был никем не прерываемый монолог актрисы.

Она привыкла быть «несчастной» актрисой, ну это своего рода внесценическое амплуа, такая приросшая маска, не то, что несчастной – невезучей, вот муж её, Александр Лазарев – был блестящий и везучий, и если его приглашали на кинопробы, то это означало (по словам Немоляевой), что его берут в картину, у него – не было ни одного прокола, а она...

Она часто рассказывает эту историю и журналистам и со сцены: для съемок на «Иронию судьбы» Рязанов, очень хотевший её снимать, пробовал Немоляеву аж 8 раз, ей ассистировал уже утверждённый Мягков. Он – импровизировал, вообще – был блестящ, настолько, что Немоляева признаётся: «рядом с ним было невозможно, он зашибал». Короче, Рязанов сдался и сказал: «Светочка, знаете, можно, конечно сыграть и хуже, но трудно!» Но он так это обаятельно сказал, что обижаться на него было нельзя, по словам Светланы Владимировны.

Но вообще, это «амплуа» у неё ещё раньше, в театре получилось. И первое, что я услышал от Немоляевой с опозданием войдя в зал было: «У Актрисы нет счастливой судьбы... Знаете, Армен Джигарханян сказал однажды: неважно, большая актриса или маленькая, у каждой есть свой воз проблем».

Она пришла в театр Маяковского при режиссёре Охлопкове, а потом наступила эпоха Гончарова, великого и ужасного, сколь великого, столь и ужасного! «Он орал на актёров, и поэтому ведь около половина артистов ушло из театра, не выдержало, причём тех, кто составлял основу театра, например, Евгений Леонов! А мы вот удержались... Но самое ужасное было в том, что Гончаров – был прав! Его замечания все были верные, и он был гением. Мы приходили домой с Лазаревым и обсуждая, должны были с раздражением в душе признавать: Гончаров прав».

Немоляева была та, на которую Гончаров мог орать. На Леонова не мог, на Гундареву не мог... «и поэтому, когда мы вместе репетировали спектакль, девочкой для битья была я». Невезучая Немоляева!

Но вдруг – всё изменилось! Вместе со следующим фильмом Рязанова «Служебный роман», куда он взял её безо всяких проб! Был уже настолько известен, что мог себе позволить работать с теми артистами, с которыми хотел, минуя всякие утверждения в инстанциях. «Я не спала до двух часов ночи, думала, неужели меня возьмут, а не будет как в тот раз – восемь проб и: «можно хуже, но трудно». Мой муж Сан Сергеич Лазарев только махнул рукой, когда я спросила у него, и сказал: «не морочь голову, ни себе, не мне, иди уже спать».

Взяли! «И – представьте! После репетиций Гончарова, где на тебя кричат, обзывают, попадать к Рязанову, который тебя под белы ручки: «Светочка, вот туда пройдите... вот так сделайте»... Это была отдушина! Мы начали снимать, как это часто бывает, с последних сцен, первой моей сценой была та, где я просила у Басилашвили (в роли Самохвалова) вернуть мне письма...

И после первого же дубля Рязанов сказал мне: «Стоп!» Он приобнял меня и сказал: «Светочка, забудьте про театр! Забудьте про зрительный зал, про то, что вам нужно посылать звук туда далеко, к задним рядам. Вы скажите просто, просто ему, попросите его вернуть эти письма...» И я – сказала. Так тихо, просто. И слеза покатилась...

И так найден был камертон для роли. Ну что вроде бы особого сказал Рязанов? Да ничего! Но вот просто такой талантливый человек.

Фото Олега Маковского

А после фильма – случилось с ней чудо. Уже в театре. На спектакле «Трамвай «Желание» (Немоляева: «этот спектакль – настоящий шедевр гениального Гончарова!»), на её выходе – вдруг зритель зааплодировал! «Понимаете, раньше мне никогда не аплодировали, не встречали. Аплодировали только известным актёрам, которых знали по кино. А я к тому времени уже много играла, но была сугубо театральной актрисой, а тут после «Служебного романа» меня впервые встретили аплодисментами. Зрители после кино начинают относится к актёру по-другому, как к старому знакомому, менее насторожено, как бы уже зная, как ты можешь сыграть... В тот первый раз это меня чуть не сбило с ног! С тех пор меня уже всегда так встречали. После этого моя жизнь в театре изменилась».

То есть, это была актриса, смирившаяся со своим таким полууниженным положением, она – неудачница, невезучая, Гончаров на неё кричит, а при этом он – тонкий психолог и знает куда бить, и ещё при этом: гений и творчески прав. И вдруг: через Рязанова, кино, а потом театральных зрителей – она обрела достоинство! Ощутила свою значимость. Маленький человек расправил плечи!

Но вот это чувство, что часто даже большой артист может подвергаться унижениям, оскорблениям и издевательствам – очень ей знакомое, очень переживаемое ею. И она вдруг заговорила о Джигарханяне. С которым играла в спектакле «Кошка на раскалённой крыше». Немоляева всегда приходила чуть раньше, и наблюдала, как он разыгрывал свою сцену с Татьяной Карповой. Это была сцена ссоры. Он – раковый больной, упрекал её, что она больше его не любит. А из-за кулис смотрела Немоляева за игрой большого артиста. «Я смотрела не менее 200 раз и каждый раз была потрясена. Как он делал паузы. Как общался. Сколько было мысли в его игре...

И вот, как вы знаете, недавно разразилась вся эта эпопея, когда начали все копаться в его личной жизни с этой Виталиной. И мне было просто безумно грустно. Закончилось всё тем, что он попал в больницу и чуть не умер, и сейчас закрылся ото всех. Когда всё это началось – мой телефон просто разрывался. Каждый день звонили с какой-нибудь передачи, зная, что мы друзья, и приглашали принять участие. И я всегда и всем отказывала. Я ни разу не пошла. Хотя давили на всякие болезненные, совестливые точки, говорили: «ну вы же, может быть, хотите его защитить, заступиться за него». Я считаю, не дело телевидению такой огромной страны заниматься всякими семейными дрязгами. И самое главное, за этим полосканием, все забыли, какой он великий актёр!»

Это поколение советских артистов, режиссёров, деятелей – я видел в Казани в основном благодаря казанскому фестивалю мусульманского кино, ранее называвшемуся «Золотой Минбар», а потом из-за споров по поводу прав на бренд лишившемуся этого названия. Видел и Эльдара Рязанова, приезжавшего с женой, жаловавшегося, что не может найти денег на новый фильм, видел и Армена Борисовича Джигарханяна, много и весело рассказывавшего про своего кота... Все они приезжали сюда, приходили на конференции, обычные, пожилые, и такие беззащитные вне сцены.

После встречи с Немоляевой, где-то через часа три я пришёл на показ франко-венгерского фильма, единственного, где вместе снялись Высоцкий и Марина Влади, встретил там много знакомых коллег, и одна из них, когда я сказал, что был на встрече с Немоляевой – призналась, что не любит ходить на мероприятия с бывшими советскими всенародными любимцами, именно, чтобы не видеть их такими...

Но у Немоляевой сейчас – новый творческий взлёт. После личной катастрофы, связанной со смертью мужа, её спасла работа. Новый режиссёр «Маяковки» Карбаускис ввёл её в новую постановку «Талантов и поклонников». Она уже была в своём теперешнем статусе мастодонта и знаменитости. Но после первой же репетиции, как когда-то от Рязанова услышала вдруг: «Стоп!»... «Но я для себя решила, что буду слушаться этого режиссёра, годившегося мне в сыновья, а могла бы встать в позу опытной актрисы». Роль оказалась счастливой. В 2013 году за неё она получила «Золотую маску»!

Они ещё – играют в спектакле вместе с внучкой, которая по роли – её дочка. «Это так смешно, на репетиции Полина: «Ну баабушка...», а потом выходит на сцену: «Ну мааам!»

А недавно пошли у Немоляевой и киносъёмки, и теперь она снова активно снимается. Знаковой она считает роль в фильме Рустама Хамдамова «Мешок без дна». Миляуша Айтуганова обрадовала казанских зрителей тем, что проблемы с правами (лицензией на прокат), которые были – теперь решены, и казанцы смогут увидеть этот фильм в кинотеатре «Мир» в скором времени. Сын Александр Лазарев-мл. даже как-то в шутку заявил матери: «Мама, меня твоё возрождение на старости лет просто возмущает». Волнуется за неё, хочет, чтобы она отдыхала, а не разъезжала везде.

А она – я думаю, хочет быть счастливой актрисой, не несчастной, а счастливой... слова Джигарханяна о том, что и у больших, и у маленьких актрис – судьбы и проблемы одинаковы – засели, видно, в её голове. Но ещё – она помнит и те, первые аплодисменты лично ей на спектакле «Трамвай «Желание». Тогда она почувствовала себя защищённой... что её достоинство защищают эти зрители.

В сущности, конечно, все мы глубоко беззащитные существа, это точно.

Фото Розы Садриевой

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского