Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Август 2019 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Finversia-TV
Яндекс.Погода
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе университета. Скульптор – академик Константин Тон, автор проектов Большого Кремлевского Дворца и Храма Христа Спасителя в Москве

    Подробнее...

Кинофестиваль в Казани: сегодня полезно думать о завтра

«Казанские истории» были аккредитованы на  XV  Казанском международном фестивале мусульманского кино и рассказали о нем более чем в 20 публикациях.

Впечатлениями о фестивале делится главный редактор Любовь Агеева.

Казанский     международный фестиваль мусульманского кино, проходивший с 24 по 30 апреля, был юбилейным, 15-м. Но это почему-то не особо чувствовалось по его программе. Хотя в ней было много новинок, и они, безусловно, стали возможными благодаря росту известности и авторитета фестиваля.

Про историю фестиваля почти не вспоминали. Лишь во время церемонии закрытия на сцену пригласили Зилю Валееву, в 2005 году – министра культуры РТ. Может, потому, что начинали в 2005 году совсем другие люди, что совсем недавно состоялась очередная «смена состава» организаторов. Практика показывает: в таком случае трудно сохранять общую историю.

Постоянные зрители вспоминают, что когда-то в Казань приезжали актеры уровня Катрин Денёв, жюри возглавляли кинематографисты, которых знали все: и зрители, и претенденты на награды. Наверное, не так-то просто каждый раз приглашать звезд первой величины. Главное – фестиваль живет уже 15 лет, остается верен своему девизу«К диалогу культур через культуру диалога», служит хорошим мостом между Россией в целом и Татарстаном в частности со странами Востока, с большим мусульманским миром. В эпоху конфликтного противостояния ислама и христианства это очень важно.

Член жюри Джевдет Тизлич (Босния и Герцеговина), радио- и тележурналист, критик

Член жюри Андреа Морген, итальянский продюсер и режиссер

Почетный гость Давлатназар Худоназаров, режиссер, оператор и сценарист, народный артист Таджикской ССР

Пришлось выкроить из плотного рабочего графика несколько дней, чтобы стать очевидцем хотя бы некоторых событий фестиваля. Наш фоторепортер Роза Садриева увидела гораздо больше меня, поскольку в эти дни практически с утра до вечера была в кинокомплексе «Ривьера». Я после изучения обширной программы выбрала для себя несколько творческих встреч, побывала на двух пресс-конференциях, увидела несколько фильмов. Как сказал программный директор фестиваля Сергей Лаврентьев, надо обязательно смотреть все фильмы фестивальных программ, потому что их больше нигде не увидишь. Он, конечно, имел в виду конкурсные картины. Но на этот раз в зоне моего внимания такие фильмы оказались и в параллельных программах.

Увидеть ретроспективу фильмов Эльдара Рязанова, Станислава Говорухина, председателей Фестиваля мусульманского кино прежних лет  не пришлось – на это время приходились какие-то другие события. Да и видела большинство ранее. Хотя картину нашего земляка Станислава Говорухина «Так жить нельзя» еще раз посмотреть стоило – как, интересно, она будет восприниматься сегодня? В свое время фильм наделал много шуму, поскольку именитый кинорежиссер был весьма нелоялен к новой России. Знаем, какое видное место он занял в ней потом.

Очень важно, что представить ретроспективы приехали известные актеры. Творческая встреча с Ларисой Удовиченко предваряла показ фильмов Говорухина, ретроспективу Рязанова представляла Светлана Немоляева. Приехали и некоторые экс-руководители жюри прежних лет.  

Поскольку мы дали обещание в публикациях рубрики «Без комментариев»  указать после подведения итогов имена тех, чьи фото разместили в «Казанских историях», 30 апреля я не могла не порадоваться, что при отборе снимков мы сделали правильный выбор. Хотя это была чистая случайность…

Казанские журналисты, мы в том числе, не оставили без внимания земляков. На фестивале в центре внимания были председатель Союза кинематографистов РТ, режиссер  Ильдар Ягафаров (он представлял свой художественный фильм «Байгал»), супружеская пара  – Салават Юзеев и Марина Галицкая (в конкурсной программе была их почти часовая полнометражная документальная лента «Шихаб хазрат»), режиссер Алексей Барыкин с дочерью, сыгравшей одну из главных ролей в конкурсной картине «Водяная»,  Ильшат Рахимбай, Розалия Закиева, Юрий Гвоздь, фильмы которых были включены в программу номинации «Национальный конкурс». В этой номинации награды получили картины «Паук А4. Пропащие» (Кронид Сазонов), La Primavera (Светлана Серова), «Духовные родники Татарстана» (Юрий Гвоздь), «Потерянный путь» (Амир Сальянов), «Сложный узор»  (Ильшат Рахимбай). Лучшим оператором полнометражного игрового фильма признан Юрий Данилов – за картину «Байгал» (режиссер Ильдар Ягафаров).  

К тому, что есть такая отдельная номинация и в ней не 10, как везде, а 15 фильмов, относятся по-разному. Всегда есть некая неловкость в том, когда победителем становится фильм организаторов. Стоит сказать, что  на Фестивале мусульманского кино такого случая не припомню. Может, достойных претендентов пока не было, может, члены жюри такие неподкупные.

Соглашусь с Сергеем Лаврентьевым, который считает номинацию «Национальный конкурс» нормальным явлением. Теперь не только он констатирует, что проведение фестиваля во многом способствует успешному развитию в последние годы кинематографа Татарстана, в том числе художественного. Уже в прокате фильм «Водяная», предрекают успех «Байгалу»…

Думаю, что при соответствующем пиаре зрителей у наших фильмов на фестивале было бы много больше. Помню, какие толпы осаждали двери кинозалов «Родины», когда там показывали татарские фильмы. В «Ривьере» такого увидеть не довелось. 

То, что большинство событий проводилось в комплексе «Ривьера» – дело хорошее. Гостям хорошо – до отеля рукой подать. И для нас, журналистов, выигрыш во времени. Была своя программа у кинотеатра «Мир», знатоки ее знали, и при необходимости туда перемещались или «зависали» там на целый день. Правда, выбирать порой было тяжело. В кинотеатре «Мир» прошли Дни сербского кино, Дни корейского кино, программа «Мир детства», программа, посвященная 100-летию ВГИКа, а также несколько творческих встреч.

Для журналистов аккредитация на фестивале с такой сложной программой  – дело хлопотное, и мы не удивлялись, когда от Министерства культуры РТ нам дарили какие-то символические презенты.

Спасибо тем, кто составлял программу фестиваля, за то, что они совместили все творческие встречи с фильмами наших гостей. Картина «Петя по дороге в царствие небесное» была показана после встречи с Николаем Досталем, «Белый пароход» – после встречи с Болотбеком  Шамшиевым, «Голос матери» – после встречи с Ходжакули Нарлиевым,  «В талом снеге звон ручья» – после встречи с Давлатназаром Худоназаровым. Режиссеры все очень известные, и в свое время в Советском Союзе, и сегодня. И фильмы их тоже, разумеется.

В ряду творческих встреч были такие, о которых стоит сказать особо. Большим откровением для меня стало знакомство с эстонским режиссером финского происхождения Арво Ихо. Он привез с собой три фильма, показать удалось два. После творческой встречи с ним 29 апреля зрители увидели картину «Сестра милосердия – только для сумасшедших», и вечером этого же дня –  «Сердце медведицы». Первую наш гость снял еще во времена СССР, в 1991 году, вторую – в 2001-м.

В этот же день был спецпоказ ленты режиссера Виктора Алферова «Облепиховое лето». Я бы точно ее пропустила, если бы она не была в плане после творческой встречи с Андреем Мерзликиным. Слышала, что снят фильм о талантливом драматурге Александре Вампилове, но название в программе фестиваля – «Облепиховое лето» – мне ни о чем не сказало. А теперь есть впечатление и от близкого знакомства с популярным актером театра и кино, и от картины, в которой он сыграл главную роль. Но об этом я расскажу в отдельной публикации.

Кстати, когда на встрече Мерзликин начал рассказывать о своем участии в фильме «Последнее испытание», зал оживился. Он это заметил, спросил, с чем это связано. И узнал, что в Казани, по сути, уже состоялась неофициальная премьера новой ленты Алексея Петрухина «Последнее испытание», которую актер, оказывается, еще не видел. Картина пока не вышла в широкий прокат, но режиссер привез ее с собой на фестиваль в Казани и показал перед творческой встречей со зрителями 25 апреля. В ней также участвовал один из актеров – Олег Тактаров, очень популярная личность в современном кино. 26 апреля у Тактарова была персональная творческая встреча.

О том, что предстоит знакомство с потомком знаменитого литовского композитора и художника Микалоюса Чюрлёниса, я была предупреждена пресс-центром заранее. Правда, он оказался не внуком, а правнуком. Услышать, как Рокас Зубовас исполняет фортепианные сочинения прадеда, не удалось – его небольшое концертное выступление состоялось на встрече в Доме дружбы народов. А вот фильм «Письма Софии», рассказывающий  о феноменально талантливом человеке, о его любви к жене и своему народу, я посмотрела. И пообщалась с Рокасом Зубовасом, сначала вместе со всеми – на встрече 26 апреля, а после нее – лично.

Почему я так подробно рассказала о параллельных программах фестиваля? Потому что который год думаю о том, что казанцы не в полной мере оценивают факт проведения в нашем городе ежегодного кинофестиваля. И не только потому, что его аудитория не расширяется. В прошлом году его площадку перенесли из центра Казани в комплекс «Ривьера». Какая-то часть зрителей могла потеряться, зато могли добавиться жители Ново-Савиновского, Московского и Авиастроительного районов.

Впрочем, какое имеет значение место расположения кинозалов фестиваля в городе с развитым общественным транспортом?

Было очень печально смотреть на полупустые залы. Андрей Мерзликин не удержался – отметил этот факт, хотя его зал таким не был, хотя свободных мест было много. Безусловно, актеры приучены играть даже для одного зрителя, но здесь не тот случай. В конце концов, это большое расточительство для республики, ведь, приглашая на фестиваль известных людей, его организаторы несут определенные расходы. Говорят, не очень большие, по сравнению, скажем, с Московским кинофестивалем, но ведь и Казань – не Москва. 

Но не в этом главное. Наверняка аудитория просмотров, особенно спецпоказов, могла быть много больше, если бы казанцы узнали о программе заранее, чтобы спланировать время, ведь 5 дней из 7 были рабочими. Что говорить о зрителях – журналисты получили книжечку с программой на первой пресс-конференции 24 апреля. Правда, потом нам ежедневно присылали план на следующий день.

А что мешало пресс-центру заранее обратить наше внимание на общую программу,  выделить в ней наиболее интересные события? Хотя бы в параллельных программах. Поскольку о большинстве конкурсных лент до просмотра не знают даже знатоки кино, не то что простые зрители.

Сама работала в пресс-центре и знаю, как важна такая упреждающая информация. Аккредитованные журналисты ведь тоже должны перераспределить свое время так, чтобы провести с пользой на фестивале хотя бы несколько часов в день. И тогда франко-венгерский фильм «Они вдвоем» (30 апреля) с Мариной Влади в главной роли не прошел бы почти в пустом зале. Пришли, скорее всего, те, кто знал не только эту картину, но и то, как она снималась. Это было видно по спокойствию, с каким аудитория отнеслась к тому, что показ несколько раз прерывался из-за некачественной записи.

Сознаюсь, фильм раньше не видела и ничего о нем не знала. И вообще только за полчаса узнала, что увижу на экране Марину Влади и Владимира Высоцкого (он снялся здесь в эпизодической роли). После того, как узнала, что во время съемок они были в ссоре и это был путь к примирению, совершенно другими глазами посмотрела на фильм о том, что делает алкоголь с человеком. Это, конечно, не главное в картине, но актриса, наблюдая, как гибнет муж ее экранной подруги, знала на личном опыте, что это такое.

А почему бы пресс-центру заранее не подготовить релиз об этом фильме и не разослать его по редакциям? Не все, конечно, отреагируют, но кто-то придет, напишет.

Должна отметить, что СМИ практически не подключены в «артподготовку» к фестивалю. Публикуются лишь информационные сообщения: программа, состав жюри, гости... Не так-то просто направить интерес современных СМИ на фестиваль мусульманского кино. Информационные потребности моих коллег сегодня мало чем отличаются от предпочтений большинства. В нынешнем году я не видела телекамер ни на одной творческой встрече, на которой была. И попытка привлечь внимание журналистов успеха еще не гарантирует.

В кинотеатре «Мир» в преддверии фестиваля прошла серия пресс-показов фильмов конкурсной и внеконкурсной программы XV Казанского международного фестиваля мусульманского кино: фильм открытия кинофестиваля «Имам Абу Иса Мухаммад Термизий» (реж. А.Мигнаров, Узбекистан, 2019), повествующий о детстве, юности и зрелости автора книги хадисов «Ас Сунан», имама Абу Исы ат-Тирмизи; один из фильмов основной конкурсной программы  в номинации «Полнометражный игровой фильм» - «Рона, мать Азима» (реж. Дж.Махмуди, Афганистан, Иран, 2018); «Мабата Бата» (реж. С. де Карвальо, Мозамбик, Португалия, 2018) – лента, вошедшая во внеконкурсную программу «Россия – Исламский мир»; фильм «Письма Софии» (реж. Р.Маллан, Великобритания, Литва, 2013) из программы «Спецпоказы».

Представителям СМИ и культурной общественности их представлял киновед, член отборочной комиссии фестиваля Сергей Анашкин. Коллеги, побывавшие в эти дни в «Мир», неизменно отмечали его интересные комментарии.

Не могу сказать, каковы были последствия этих пресс-показов. Может, публикаций о них не было, может, они мне просто не встретились. Теперь только пресс-центр фестиваля может сказать точно. Если, конечно, мониторил СМИ тщательно.

Как мне кажется, у организаторов фестиваля нет профессионально разработанной программы его продвижения среди зрителей. Она не сводится к традиционной технологии общения с журналистами. Это продуманная концепция их использования для их привлечения. Если бы такая задача не стояла, не было бы спецпоказов и творческих встреч. Тем, кто привез свои фильмы для творческого соревнования, все это, наверняка не очень нужно. 

И тут могу привести один пример того, как формируется большая аудитория, если она заранее извещена о фильме.

На картину «За 10 дней до свадьбы», заявленную в рамках номинации, учрежденной  Группой стратегического видения «Россия – исламский мир», я попала совершенно случайно – пришла на встречу с Рокасом Зубовасом раньше времени и зашла в зал, когда предыдущий фильм уже завершился и началось общение зрителей с его режиссером Амром Гамалом (наверное, это был он). Полумрак не позволял увидеть, сколько людей в зале, и только когда зажгли свет, я увидела, что картина собрала аншлаг. Наверное, посмотреть фильм из Йемена пришли все арабоговорящие, живущие в Казани. А один из молодых людей, задавая вопрос режиссеру, сообщил, что он вообще-то учится в Москве и приехал в Казань специально, чтобы увидеть ленту, о которой слышал. 

Вопросов было много, как и теплых слов в адрес создателей. Милой переводчице приходилось работать, что называется, на два фронта, поскольку вопросы чаще всего задавали на арабском языке. Спрашивали больше не о фильме, а об Йемене, о гражданской войне, которая проходит фоном к любовной истории двух главных героев (у них через 10 дней свадьба), но в жизни жителей этой страны – это самая настоящая реальность.

Наверняка пресс-центр и мы, журналисты, не имеем никакого отношения к тому, что фильм из Йемена собрал в кинозале такую заинтересованную аудиторию. Скорее всего, сработало «сарафанное радио». Нельзя не отметить, что публика сама хорошо самоорганизуется, ведь в общем виде информация о предстоящем фестивале в СМИ есть. Где-то свободное место найти трудно, где-то - полупустой зал.

Зрители на творческой встрече с Селимом Байрактаром, исполнителем одной из ролей турецкого фильма "Великолепный век"

Как заметила на первой пресс-конференции Миляуша Айтуганова, за эти годы у фестиваля появилась своя постоянная публика, и в кинозалах этого нельзя не заметить, видя знакомые лица. Но для того и существует такая профессия, как PR-мен, чтобы привлечь внимание даже тех, кто и не помышлял оказаться в эти дни в трех кинозалах комплекса «Ривьера».

Вопрос ведь не только в том,  что кто-то что-то не посмотрит, не пополнит, так сказать, свой культурный багаж. Фильмы, которые показывают во время казанского фестиваля, беседы с известными людьми в его рамках несут в себе огромный заряд добра и позитива, учат жить в согласии со всем миром и с каждым человеком рядом в отдельности. Хороший девиз для фестиваля 15 лет назад придумал автор этой идеи, президент телевидеокомпании «Исламский мир» (г. Москва) Зауди Мамиргов - «К диалогу культур через культуру диалога».

Очень сожалею, что не попала 30 апреля на фильм «Инсаф» по пьесе Рабита Батуллы «Прости меня, мама». Режиссер Фарид Давлетшин и продюсер Наталья Топал снимали его в течение двух лет. Фарид Давлетшин отмечал на первом техпоказе в 2018 году, что продолжительность работы зависела от финансовых проблем. И вот фильм готов, и его увидели зрители. Немного зрителей. Поскольку мало кто знал, когда и где его будут показывать. В программе этого дня время с 15 до 18 часов значилось как «Казанские премьеры». А в релизе пресс-центра с мероприятиями на 30 апреля, разосланном по редакциям, никаких премьер вообще не было. Не помню, чтобы раньше были такие накладки в работе пресс-центра.

В итоговых публикациях о предыдущих фестивалях мы всегда хвалили пресс-центр, возглавляет который уже который год Руслан Шигабетдинов. И за помощь в организационных вопросах, и за качественные снимки, и за профессиональные релизы, размещаемые на сайте фестиваля. Сбоев в работе практически не было.

Не могу должным образом оценить фестиваль 2018 года, поскольку по уважительной причине пропустила большинство его событий. Не была и на церемонии подведения итогов. Только сейчас уточнила в Интернете, что она тоже проводилась в «Эрмитаже». В программе он был назван концерт-холлом. На этот раз «Эрмитаж» оказался обычным рестораном.

Не знаю, кто это придумал, но совмещение двух мероприятий разного жанра – официальное подведение итогов фестиваля и праздничный ужин, не могу считать удачным. Кому-то испортили ужин (до еды разве тем, кто ждет оглашения имен лауреатов и надеется услышать свою фамилию?), а  нам, журналистам, испортили настроение. Впрочем, возможно, журналисты других СМИ и не рвались особо на итоговую церемонию.

Красная дорожка при нескольких ступеньках лесенки у входа в «Эрмитаж» получилась какой-то нелепой. Участники фестиваля, столпившиеся у ее начала, терпеливо ждали своей очереди. Бодрые голоса ведущих церемонии объявляли на всю округу имена, редкие встречающие по краям дорожки пытались дружными аплодисментами сохранить хоть какой-то смысл этой важной на любом кинофестивале церемонии.

Сравните

24 апреля

30 апреля

Еще один снимок из публикации Татар-информа - чтобы не оставлять в душе тяжелый осадок. Хотя и на нем хорошо видно, как мало людей встречает участников фестиваля.

Думаю, что тягостное впечатление это дефиле оставило у всех, и у участников фестиваля, и у тех, кто все-таки пришел отдать им дань уважения.

«Казанские истории» подробно рассказывают уже о третьем фестивале мусульманского кино. Мы смотрим фильмы, бываем на пресс-конференциях и творческих встречах. Наше издание специфическое, и мы знаем, что темы культуры и истории сегодня – не из востребованных. Но кинофестиваль, как теперь говорят, – наш формат. Аудитория у нас небольшая для обычного СМИ, но приличная для сетевого проекта, а главное – она, как говорят специалисты по массовой коммуникации, целевая. На наш сайт лишь единицы заходят мимоходом, блуждая по Интернету, большинство проводят на нем не менее двух  минут. И что интересно – публикациями о жизни в Казани интересуются  во многих странах и российских регионах.

По замерам аудитории видно, что интерес к публикациям о фестивале есть. Потому и получаем аккредитацию. Как нам казалось, организаторы  фестиваля замечают нашу работу, оценивают ее. И вдруг выяснилось – нет. Поскольку корреспондентов нашего издания, даже фоторепортеров Розу Садриеву и Олега Маковского, не пригласили на подведение итогов. Нет мест, сказали. Горячо убеждая коллег в пресс-центре в необходимости нашего присутствия на церемонии подведения итогов, я не предполагала, что претендую на место в ресторане. Если бы знала заранее, даже разговаривать не стала. 

Сотрудники пресс-центра сокрушенно вздыхали: места распределяли не они, а Министерство культуры РТ. Вполне допускаю, что пресс-центр, действительно, поставили перед фактом. Такое бывает. Имея опыт работы в пресс-центре Государственного Совета РТ, знаю, как трудно бывает порой защитить права журналистов. В таких случаях я всегда говорила своим руководителям: не мы нужны журналистам – журналисты нужны нам!

Но что мешало сотрудникам пресс-центра, во-первых, сообщить нам об этом заранее, утром (а нас ПРИГЛАСИЛИ!), во-вторых, хотя бы извиниться перед нами?  Ведь то, что возникнут проблемы, ясно было уже днем 29 апреля.

На церемонию подведения итогов мы с Розой Садриевой все-таки попали, спасибо Руслану Шагабетдинову. Он нашел место для меня, а Роза на такой съемке в этом не нуждается. Она весь вечер была на ногах, стараясь дать нашим читателям полное представление о том, что мы увидели в этот вечер в «Эрмитаже». Жаль, успел уйти в офис Олег Маковский, поскольку его фотоаппарат круче, чем у Розы, и основная съемка была его. А съемка в ресторане «Эрмитаж» – не из легких. Фоторепортерам пришлось работать сбоку, при плохом освещении. И если бы не традиция фотографироваться после вручения заветных призов с каждым награжденным, фоторепортеры чаще всего видели бы их спины.

Точно могу сказать, что организаторы церемонии меньше всего думали об интересах журналистов, а если точнее – то об интересах потенциальной аудитории, которая, узнав о 15-м фестивале, могла захотеть побывать на 16-м.

Во время фестиваля у меня не раз появлялось желание проанализировать историю казанского кинофестиваля, тем более что случай был самый подходящий – ему исполнилось 15 лет. Выступление на пресс-конференции программного директора и руководителя отборочной комиссии Сергея Лаврентьева, который, отойдя от традиций соответствующего этикета, дал фестивалю не очень лестную оценку (хорошо, что по мелочам), убеждало, что основания для серьезного анализа есть.

Но боюсь, что после случившегося прокола с журналистами перед церемонией закрытия найдутся люди, которые посчитают, что это мой ответ на отсутствие приглашений для «Казанских историй» в ресторан. Потому публичного анализа не будет. Будет только внутриредакционный вывод – мы крепко подумаем, будем ли получать аккредитацию на следующем фестивале.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского