Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Сентябрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1900 – В Казани открылся Народный дом при заводе Алафузовых, один из красивейших особняков не только Заречья, но и Казани. Дошел до нашего времени как клуб Льнокомбината

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Жизнь, если она в стихотворных строчках, она другая

2 мая и 4 мая 2019 года Казанский академический русской большой драматический театр имени В. И Качалова показал интересное представление – «Казанский трамвай».

Среди зрителей была Любовь Агеева.

«Казанский трамвай» – не спектакль в традиционном понимании этого слова. Театр в программке указал, что это музыкально-поэтическая фантазия по стихам казанских поэтов. Придумал и воплотил в сценических образах эту фантазию народный артист РТ Илья Славутский.

Хотите увидеть молодежь Качаловского сразу в одном спектакле? Сходите на «Казанский трамвай». Молодежь тут разная. Хорошо известные актеры, уже отмеченные званиями заслуженных артистов РТ: Елена Ряшин, Марат Голубев, Эльза Фардеева (они, конечно, постарше, чем их коллеги), и артисты пока без большой творческой биографии, но многих я уже знаю по другим спектаклям: Надежда Ешкилева, Славяна Кошева… Впрочем, прервусь – в СМИ не принято давать длинные списки, а в спектакле заняты 19 актеров.

Точно также трудно назвать всех поэтов. Назову только тех, кого знаю лично: Альбина Абсалямова, Николай Беляев, Равиль Бухараев, Сергей Говорухин, Роза Кожевникова, Роман Солнцев, Сергей Малышев, Олеся Балтусова, Равиль Файзуллин, Владимир Рощектаев, Алексей Остудин… Я не виновата, что знаю многих из поэтов, названных в программке.

Как написал в своем посте в Интернете известный мой коллега, журналист Айрат Бик-Булатов, он же поэт, чье строки звучат со сцены, разовый показ «фантазии» он видел еще 2 года назад, в марте 2017 года. Тогда это было анонсировано как некоммерческий совместный проект театра и журнала «Идель», среди инициаторов которого он назвал тогдашних руководителей журнала – Алёну Каримову и Альбину Абсалямову. Их стихи, естественно, тоже включены в литературно-музыкальную композицию.

Мы видим казанский трамвай, место встреч и расставаний. Хватает несколько сценических деталей, чтобы мы поверили, что перед нами вагон с пассажирами, и по ходу спектакля мы с большинством познакомимся поближе.

Кстати, составитель ее поэтической части – заслуженный работник культуры РТ, завлит театра Диляра Хусаинова, песни, которые написаны на стихи казанских авторов, – плод творческого воображения молодого композитора Ляйсан Абдулиной. В течение всего спектакля на сцене музыкальный квинтет в составе Назара и Булата Туктамышевых, Кирилла Волошина, Евгения Соколова и Ирины Киричек. Песни тоже рассказывают о Казани и о любви.

Приведу его пост практически целиком, поскольку он дает понять, с чем мы имеет дело:

«Много было потом у нас дискуссий, в среде поэтов, согласных и несогласных с концепцией спектакля и исполнительской манерой актёров. Не скажу, что с пеной у рта, но были, были. Я был среди тех, кто спектакль принял, и поэтому и в этот раз пришёл с хорошим настроением на премьеру показа, рассчитанного уже на широкого зрителя. Сегодня я оказался, кажется, единственным из авторов стихов, присутствовавшим на показе.

За два года авторский состав поэтов, чьи стихи были использованы для спектакля - изменился. Исчезли из постановки стихи Анны Русс и Виля Мустафина, добавлены стихи Владимира Рощектаева, Артура Гарипова, Дании Жанси. Моё стихотворение было отыграно актёрами совсем иначе, чем в прошлый раз, и даже другой персонаж его читал. Мне показалось, что прошлый вариант был интереснее.

Показалось также, что меньше стало пар, диалогов персонажей, а больше коллективного пения, эдакого мюзикла.

Но в целом - основное настроение, найденное ещё в версии 2017 года, сохранено: такое ностальгические, советских фильмов, а-ля Рязанов. Я бы назвал его «разрешённое шестидесятничество», навроде таких бардов, которых можно уже пускать в эфир на советское телевидение (то есть без острых тем и «словечек»).

Несмотря на то, что в текстах стихов, выбранных для конкретного спектакля, и могут упоминаться какие-нибудь современные штуки, например, мобильники, - всё равно спектакль читается как такой позднесоветский (1960-1980-х гг.), больше даже восьмидесятые, чем шестидесятые. Так что поправьте там у себя в своём восприятии...

Это такое лёгкое, доброе ретро, совсем не драматическое, но приятное, при этом: с казанскими сюжетами, узнаваемыми местами и проч., такой отдых для горожан, такой парк «Чёрное озеро» - не зря на одном из рисунков, транслировавшихся на задник сцены пока шёл спектакль - была та самая арка влюблённых перед входом в парк - узнаваемое для всех казанцев место.

Спектакль добрый, даже бы так сказал: беззлобный. И совершенно я не возражаю, чтобы мои стихи звучали бы в таком контексте, хотя и написаны они совсем иначе, и вообще там взяты два четверостишия из разных частей поэмы, но это я сам виноват, включил их в своё время в таком виде для публикации в «Иделе», не указав даже, что это из поэмы, ибо смотрятся как отдельное стихотворение...

Ну то есть, что это стихотворение моё из поэмы о Тарковском - зритель не догадается никогда. Но зритель на этом спектакле вполне отдохнёт, утешится и отвлечётся от проблем, и именно этого я ему желаю и в обычной жизни, помимо спектаклей».

От себя добавлю несколько суждений, возникших в зрительном зале.

Во-первых, как много в Казани хороших поэтов. Впрочем, для меня это не новость. Стихи, в основном, о любви, о разных ее состояниях и гранях. Режиссер разбивает актеров на нескольких пар, и мы соотносим звучащие строки с конкретными лицами, счастливыми и не очень, радостными и грустными. Сам Илья Славутский – тоже в паре со своей женой, Еленой Ряшиной. Знакомство их персонажей в казанском трамвае станет стержневой доминантой сценической композиции. А имена-то у них какие – Адам и Ева!

Пресс-служба театра напомнила мне, что стихотворение об Адаме и Еве написал Марк Зарецкий. Кто его в свое время не знал в Казани! Не могу не процитировать стихотворение, которое  прочитал Марат Голубев, целиком:

Поворотясь, почему-то налево, 
Перед началом рабочего дня, 
Еву увидел в трамвае, а Ева 
Мило глядела мимо меня. 
Жалко, конечно, одна лишь отрада: 
Взгляд, перехваченный мною. А там, 
Только по ниточке этого взгляда, 
Вскоре и был обнаружен Адам. 
Ева с Адамом не знали друг друга, 
Взгляд в толчее натолкнулся на взгляд, 
Как посередке цветущего луга, 
Ева с Адамом в трамвае стоят. 
День трудовой господина и даму, 
Зная давно, дожидался опять, 
Сорок, наверное, скоро Адаму, 
Еве, наверное, лет тридцать пять. 
Изгнанные из просторного рая, 
Но презирая создателя власть, 
Ехали Ева с Адамом в трамвае, 
Яблоку некуда было упасть. 
Нравится в окна чужие и в души 
С детства заглядывать. Опыт помог 
Мне до начала работы подслушать 
Законспирированный диалог. 
Только вчитался — и, жалость какая, 
Нити сюжета уводят в туман... 
Чем же закончится — черт его знает! — 
Это трамвайно-библейский роман? 
За день издерганный шумом и гамом, 
Ночью таинственно город затих, 
Очень мне дороги Ева с Адамом, 
Чем бы роман ни кончался у них. 

То, что у Ильи и Елены недавно родился ребенок, думаю, не мешает им ощущать себя людьми молодыми. Признаюсь, я бы при своем возрасте не отказалась снова оказаться в том эмоциональном состоянии, которое переживает влюбленный человек.

Молодые актеры не могли не примерить разыгранные ситуации на себя, ну а взрослые зрители, которых было довольно много в зале, наверняка вспомнили какие-то странички своей биографии – когда были влюблены, когда их любили… 

Было радостно видеть, что актеры не восприняли очередной спектакль для малой сцены как возможность отделаться малым: для артиста прочитать стихотворение – разве это работа? Даже если при этом ты должен контурно кого-то изобразить. Зрители не могли не заметить ту искренность, с какой актеры Качаловского театра включились в эту «трамвайную» игру. На авансцену выходили далеко не все из них. Но ВСЕ, что называется, были в кадре. Все пели, танцевали (как в Качаловском театре без этого?)…  

Есть еще одна тема, которая звучала почти в каждом стихотворении – это Казань, родной город для поэтов и героев их стихов. Казань не репортерская, в которой есть все, в том числе и разрушенные дома, и разбитые дороги в далеком Заречьи. На сцене – город, одухотворенный высокими чувствами, в котором мило все, даже тот самый разрушенный дом. Потому что с ним так много связано. Молодым казанцам этого еще не понять…

Во-вторых, на премьеру, конечно, пришли в основном любители стихов и поклонники известных поэтов, но, как мне кажется, спектакль вполне может стать проводником в мир поэзии. Мы хорошо помним времена, когда поэзия была властительницей дум, когда в Политехнический приходили тысячи юношей и девушек, чтобы послушать Беллу Ахмадуллину, Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко, Роберта Рождественского. Когда на книжных полках в маленьких квартирах стояли томики стихов, и влюбленные герои доставали перед свиданием один из них, чтобы очаровать спутника или спутницу понравившимися строками.

Куда всё это подевалось? И то, что Качаловский театр решил нам напомнить об этих временах, – великое дело. Правда, говорят, в одну реку дважды не входят. А вдруг…

Стихи все были на русском языке. И только одна песня была на татарском. Хорошая песня...

Кстати, спектакль будет повторен 18 и 25 мая на малой сцене. Это для тех, кто хочет пережить те же эмоции, которые пережили зрители первых двух спектаклей.

Мысленно представляю недовольные лица некоторых знатоков театра, которым «фантазии» не понравятся. В профессиональном театре – музыкально-поэтическая композиция. Любительство, да и только!..

А мне нравится, что современные театры ищут новые  сценические формы, новые способы контакта со зрителями. Не всё в этом поиске могу принять, но не могу не отметить  опыт еще двух тюзов – Казанского театра юного зрителя и Казанского татарского государственного театра юного зрителя имени Г. Кариева. Перед праздником, 7 и 8 мая, русский ТЮЗ пригласил зрителей на «квартирник» под названием «На Земле безжалостно маленькой…», приуроченный к празднованию Дня Победы. Герои тех лет живы, пока жива память о них.  На этот раз театр решил вспомнить о них. В программе были песни и стихи военных лет, воспоминания о родных и близких, чья судьба связана с Великой Отечественной войной. 

В «квартирнике» приняли участие: народные артисты РТ Роман Ерыгин и Евгений Царьков, заслуженные артисты РТ Арсений Курченков, Павел Густов, Алексей Зильбер, Дмитрий Язов, Гузель Шакирзянова, артисты Виталий Дмитриев, Эльвина Булатова и заслуженный работник культуры РТ, заведующая актёрской труппой театра Любовь Лукина. 

На этом спектакле не была, не знаю, как получилось. Но сама форма – «квартирник», позаимствованная на телеканале НТВ, думаю, гарантировала искренность и задушевность, радость Победы и горечь утрат.

«...отосланные письма» = так звучит название премьерной постановки Казанского татарского государственного театра юного зрителя имени Габдуллы Кариева, показ которой пройдет 23, 24 и 31 мая. Режиссер спектакля – лауреатр республиканской  премии имени Мусы Джалиля Ильгиз Зайниев, композитор – лауреат Международных и Всероссийских конкурсов Миляуша Хайруллина, балетмейстер – лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» Нурбек Батулла.

Режиссёр спектакля, Ильгиз Зайниев, так прокомментировал замысел нового спектакля:

«Все знают произведение Аделя Кутуя "Неотосланные письма" со школы и в театре, вероятно, ожидают классический вариант пьесы. Но мы стремимся к новому,  играем с формой, используем возможности, которые предоставляет текст повести.

Эта постановка для тех, кто пытается ответить на ранее не задаваемые вопросы: как написаны письма Галии? Какой она была? Почему автор поставил Искандера в сложное положение, не дав ему шанса изложить свою версию и реабилитировать себя? Читатель не слышит Искандера, и мы стараемся понять, нет ли в создавшейся ситуации вины главной героини? На сцене будут находиться три Галии, которые отражают три состояния героини».

 А теперь вернемся в Качаловский. Спектакль закончился фейерверком из "конфетти". Артисты вышли на поклон... 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского