Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Декабрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1881 – В Казани родился Николай Иванович Фешин, выдающийся художник, представитель импрессионизма и модернизма. Окончил Казанскую художественную школы. Эмигрировал в США. Умер в 1955. Его прах перевезен в Казань и погребен на Арском кладбище

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Новая книга Геннадия Прыткова - «Все непросто»

Компания Finarty осуществила издание книги эссе и заметок народного артиста России Геннадия Прыткова «Все не просто». Это продолжение ранее изданной книги Прыткова «Все просто», увидевшей свет в январе 2018 года.

Finarty выпустила в свет новую книгу Геннадия Прыткова - «Все непросто»

О литературном творчестве талантливого актера Качаловского театра размышляет Любовь Агеева.

Не ошибусь, если скажу, что Геннадий Прытков этих книг не писал. Хотя, конечно же, всё в двух книжечках, оформленных и сверстанных с большой любовью, написано им. Написано для личной странички в Фейсбуке. Геннадий - активный член этого интернет-сообщества, и как автор, и как читатель. Не скупится на лайки и добрые слова.

Его посты разительным образом выделяются из общего потока. В основном люди пишут о себе и своих близких, грустят и радуются, делятся фотками своих детей и внуков. Изредка о чем-то размышляют. Именно изредка.

Геннадий Прытков размышляет практически в любом своем посте. Это, как правило, небольшие, порой просто крохотные новеллы, не лишенные философского смысла. Они очень точно свидетельствуют о том, что он любит, а что едва переносит, с кем общаться ему приятно, а от кого впору бежать.

При этом это не просто теоретические умствования. Как правило, каждый пост рождается от конкретного события, участником которого он был. Иногда событие современное, иногда это воспоминания из прошлого Чаще всего посты посвящены театру, что естественно. Геннадий - один из ведущих актеров Качаловского театра, и, несмотря на почтенный возраст, плотно занят в спектаклях.

Еще он публикует подслушанные фразы, деликатно умалчивая, от кого их слышал. Рассказывает о путешествиях, которые совершает только с женой Ириной.

Гена очень любит многоточие. И это не просто яркая стилевая примета. Он все время что-то как бы оставляет про запас - мысли, слова, впечатления. Боится быть категоричным, навязчивым. И эта сугубо индивидуальное проявление Личности (у меня нет сомнений, что писать надо с большой буквы) не мешает ему выражать общественные настроения. 

Как было бы здорово, если бы ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ состояло из мнений именно таких людей...

Прочитала новое издание, перечитала первое. По сути это продолжение. Посты и там, и тут разные по размеру. И порой это не просто два абзаца мыслей по поводу или крохотная картинка с натуры, а практически профессиональные в смысле журналистики зарисовки о людях. Он вспоминает "Театр 99" и Елену Ненашеву, Качаловский театр и Людмилу Кара-Гяур, Натана Басина, пишет о режиссере Ниязе Даутове, художнике Надире Альмееве, враче и барде Владимире Муравьеве... И удивительно трепетный пост о жене, актрисе Ирине Чернавиной. Когда знаешь историю этой семьи, читаешь это необычное признание в любви после стольких лет совместной жизни с каким-то щемящим чувством белой зависти. Не зря же говорят: семья - это две половинки целого. И не всем такая семья достается.

У него постов о личном не так много. Он всегда пишет о других. Составитель второго сборника Артем Карапетян (он же Ян Арт) выразил эту направленность его литературного творчества в оглавлении: "...в жизни и не только"; "...в театре и не только"; "... в иных землях и не только"; "... в людях и не только". 

Первая книга, как мне показалось, родилась спонтанно,  в тайне от Геннадия Николаевича. Он получил ее прямо на юбилейном вечере в театре. Артем Карапетян и Олег Маковский принесли тираж прямо из типографии, еще тепленьким.

Приведу один пост, который родился после выхода первого сборника:

О пользе писательства...

...Артем взял, собрал и издал... Никогда бы не думал, что изданная книжка принесет столько какого-то душевного равновесия.

И не знал, что те, кто пишет, издав книжку, получают покой...

Ну какой из меня писатель?

Но когда приходят отзывы, думаешь: черт его знает, может, действительно все было не зря...

И как-то становится покойно на душе, видишь мир вокруг.

Этот отзыв вчера прислал церковнослужитель:

«Спасибо ещё раз большое за книжку! Прочитал-то я её почти сразу, а вот написать сподобился сейчас. То, что мир – театр, я в жизни понял не сразу и не так давно, надо заметить. А книжица эта подтвердила и даже раскрыла некоторые «правила игры», за что и спасибо.

Вспомнилось «Хорошее отношение к лошадям» Маяковского, последняя строка: «И стоило жить, и работать стоило!». Так и передай брату твоему (по службе и по отчеству) Геннадию. А ещё передай, будь ласка, вариант изменённого названия: «Всё генино просто». Может, пригодится...

Вот, сижу и улыбаюсь...

Подобрала несколько цитат из второй книжечки. Поймала себя на мысли, что могла бы отсканировать гораздо больше.

Непонятки…

– Скажите, а тогда сигареты были вкуснее?

– Когда?

Ну, в ваши годы.

А ты считаешь, что нынешние годы – уже не мои?

 * * *

А вы тоже закончили институт культуры?

Нет, театральное училище.

А Кешнер тоже театральное закончил?

Нет, студию при театре нашем.

А что, в те годы и театральное было и студия были?

А что, ты считаешь, что тогда медведи шлялись по улицам Казани?

  * * *

Как-то прочел пост Коли Беляева о том, что кассир супермаркета приняла его за бомжа и отпустила ему скудный набор продуктов бесплатно... Звоню Коле... Коля смеется – дескать, было-было... «Все это ерунда, – говорит, – мне бы какой-нибудь старенький компьютер, писать без него не очень получается»...

Не было у нас тогда старенького компьютера... позвонил одному человеку, который всю жизнь восторгался его стихами, рассказываю эту историю... человек этот воспринял ситуацию иронически – дескать, творческая личность, напридумывает...

А он ничего не придумывал... Так, говорят, и жил перед уходом... Бедно... Без старенького компьютера...

Появился у меня нынче старенький компьютер. Только Коли уже нет...

  * * *

«Дорогой мой человек, жизнь так устроена, что в ней всегда найдется место компромиссу... конечно, многим из нас хотелось прожить бы без него, но никуда не денешься... Я понимаю, что компромисс – не самое лучшее в этой жизни, но, оглядываясь назад, понимаю, что вся моя жизнь была из компромиссов... и я их оправдал... знаешь, чем? Мои компромиссы никому не приносили вреда. Вот это просчитать – самое важное... прежде, чем идти на него».

Примерно так выглядел мой монолог, когда один хороший человек пришел ко мне разрешить жизненный тупик, в котором оказался... И я понимал, что речь моя может вызвать в нем протест... но что делать? Жизнь этого хорошего человека зависит от этого моего жизненного расклада...

Когда этот очень хороший человек уходил, я увидел и его глазах покой... и благодарность...

Не бойтесь компромиссов. Ведь жить прекрасно.

  * * *

Приходила на репетиции, снимала с себя всю косметику. Поначалу делала это без особого рвения, а затем это стало для нее необходимостью. Ее героине было не до макияжа. Она поняла это каким-то своим актерским чутьем...

Истерзанная и измученная одиночеством, Джо Ненашевой была самим естеством, была самой жизнью – не приукрашенная, не замазанная... Ее Джо как бы говорила – я такая, как есть, принимайте меня такой, какая я есть на самом деле, и я не верю, что такая вот я никому не нужна. И когда ей в жизни нашелся такой же Чудик, раненый этой самой жизнью, Джо Ненашевой буквально расцветала душой, душой настолько необъемлющей, что могла вместить в себя чужую боль...

Я ни одного спектакля не пропустил... Я приходил в зал и смотрел как целый час, а столько шел второй акт, на моих глазах душа Джо Ненашевой оживала и становилась способной, не зализывая свои раны, зализать раны другого. И это тоже ее, ненашевское, прочтение роли.

А была еще и Жозефа, и Лолита... И в каждой из этих своих ролей она опрокидывала меня как режиссера. И я невольно отходил в тень. Сознательно совершая этот шаг. Вот говорят, что режиссер должен умереть в актере... Какое тут, к черту, умереть?! Жить хотелось все больше и больше.

  * * *

Время, годы, жизнь... Когда-то Париж мне только снился. И я мечтал в нем побывать.

Побывал, и не раз...

А сейчас я уже не хочу в Париж. И не только, потому что побывал, и не раз. А потому, что больше НЕ МЕЧТАЮ в нем побывать...

  * * *

Я очень люблю современное искусство... Все эти минимализмы приводят меня в неистовый восторг.

Но почему-то с годами начинаю ощущать дрожь при воспоминании о «Сикстинской мадонне» Рафаэля в Дрездене, которую видел всего один раз... и давно.

Люблю Помадоро... не помню, сколько часов просидел в Париже среди его прямоугольников, треугольников, овалов и кругов, расщепленных металлом. Но очень хорошо помню ощущение теплого мрамор» от Давида Микельанджело во Флоренции. Хотя и дотронулся до него один раз...

украдкой.

  * * *

Париж, 15 апреля 2019.

Горит не здание...

Горит мечта, легенда, сказка.

Для многих – несбывшаяся мечта. Для многих – сказка, увиденная воочию. Для многих – красивая легенда о том, что будет вечна...

Жаль, что сказки, легенды и мечты сгорают.

  * * *

Когда наш огромный лайнер медленно шел в густом тумане целые сутки по Северному морю – было жутковато. Лайнер шел медленно-медленно, время от времени издавая тревожные гудки. Все его палубы опустели, люди как-то инстинктивно попрятались по каютам и даже привычный крик-ор в ресторане заметно поутих. Подумалось: все это как в жизни – плывешь по течению и неизвестно, куда тебя вынесет...

К утру туман рассеялся – ранним утром открылись взору берега Гайрангер-фьорда, палубы вновь зашумели-закричали, душа забыла этот суточный туманный ход и улыбнулась...

Ну точно, все на жизнь нашу похоже – плывешь, плывешь и вдруг придет сообщение... «а у нас скоро будет второй ребенок» или «приезжайте в Америку, встречу, как родителей» или «на свадьбу-то хоть придете?»

Вот и опять – сижу и улыбаюсь...

  * * *

Новое для меня в ФБ.

Просится человек во френды, беру. Раскрываю страницу – фирма по доставке писсуаров, унитазов, а то и целый магазин по продаже домов.

Вот, сидишь и думаешь – а ведь человеком был, когда просился...

Вторая новость. Добавил кто-то в группу. Раскрываю – че за зверь такой?

И опупеваю – администратор группы – Г. Прытков, который имеет право удалять, что-то там начальствовать над чем-то и кем-то.

А я с начальниками всю жизнь не дружу.

Начинаю судорожно искать в замысловатости ФБ, как же группу-то покинуть?

Где-то с часочек повозившись, нахожу.

  * * *

– И легче становится, да?

– Да.

– Ну вот, вспоминай Бога чаще, как можно чаще и полегчает...

Давно уж была эта встреча... и уже нет Отца Филиппа, Отца Всеволода... и в Подворье я больше не хожу, и в Раифу не езжу... и при каждом вздохе возрастном вспоминаю Господа и отца Филиппа.

И легче становится жить.

  * * *

Рака нет – уже хорошо... Памяти Владимира Юрьевича Муравьева.

Он ехал к нему в клинику и тревога, мучающая последние дни, исчезала. Появилась заинтересованность: а куда же делся красный цвет зданий артиллерийского училища? Там, где было красно, стало серо, привычно скучно. А, да, артиллеристов же закрыли – вспомнил он. Значит, больше никогда не увижу военной выправки молодых людей, что выходили из ворот училища. Вместо них здесь будут шляться молодые люди в капюшонах, натянутых на все лицо.

Грустно, однако – отметил он.

Машина подъехала. Таксист с непонятным акцентом южных регионов страны произнес:

– Дальше не проЭдем, снЭг никто не убирает. Придется идти пЭшком к главному корпусу.

Чертыхаясь на все и вся, увязая в немыслимых придорожных срачах из снега и слякоти, он, наконец, добрался до цели.

Доктор, к которому он шел, предварительно договорившись по телефону, принял его, как самого близкого друга, с которым прожил всю жизнь.

И это его потрясло.

Их знакомство можно назвать шапочным – раза два-три встречались на концертах, которые он вел, а доктор на этих же концертах пел. Пел, не как принято говорить «он своей песней рвет душу», а так, что во время его исполнения песни складывалось ощущение – как же мы давно знакомы и как же близки мне все мысли и чувства твои, давай сядем и выпьем водки, что отогреет нашу замершую душу...

И ему стало все понятно.

Они родились и выросли оба в те времена, когда родились эти песни. И доктор для него стал не Профессором, Светилой эндоскопии, а большим Другом, которому доверишь свою жизнь...

Первое, что Доктор произнес во время процедуры:

– Рака нет. Уже хорошо.

Потом рукопожатия, объятия...

И он уже не смущался говорить профессору «ты»...

А у профессора его «ты» звучало, как давно забытая, но такая любимая, музыка прежних дней.

И ему все больше и больше хотелось вновь слушать эту музыку на «ты»...

«Ставь против горя свою доброту» (Арик Крупп).

  * * *

Юнона... Если бы ты только знала, как не хватает тебя...

Говорят, что когда у нее умер сын, она на похоронах его потеряла сознание.

– Ничего не помнишь?

– Нет...

– Поплачь...

– Не умею плакать...

Говорят, что, когда умер ее любимый ученик, она кричала на все побережье (была тогда на отдыхе в Испании).

– Если б ты слышал этот крик.

Я не выдержал и положил трубку. Зря, наверное, позвонил ей...

– Поплачь...

– Не умею плакать...

 * * *

Никак люди не могут определиться – сколько же континентов на земном шаре? Шесть или семь? А кто-то вообще считает, что их четыре. Я же могу сказать, что жизнь меня одарила новым континентом. Неизвестным никому. Континентом, который всегда будет для кого-то лишним, а для меня – самым важным и основным.

Долго думалось, как же назвать этот новый континент?

Он не подвластен никаким катаклизмам природным, никаким политическим бурям, никаким человеческим распрям. Этот мой новый континент всегда прочен и тверд. Все в этом моем континенте подчинено одному – миру и покою в моей не такой уж большой семье.

Этот новый континент открылся мне еще в XX веке, когда земля уходила из-под ног от всяческих моих бед. И как-то так разом пригласил к себе и вот скоро сорок лет, инк выдерживает мои землетрясения, мои цунами...

Думал-думал, как же мне назвать этот Континент. И ничего лучшего не придумал -

Ирина.

А Геннадий уже пишет третью свою книжку. Не верите? Зайдите в нему в гости, на страничку в Фейсбуке (https://www.facebook.com/profile.php?id=100001836575693). Увидите сами.

21 июля в 14:03 ·

Кижи.
Какое-то странное ощущение... кажется, что в прошлом все было интереснее, вдохновеннее что ли...возраст однако:-) не было деревянных настилов, касс, сувенирных киосков,полиции, бойцов росгвардии.. А было Чудо - остров, почти дикий, с чудом сохранившимися шедеврами.. Чуда сейчас лишили...

6 июля ·

"Марсель"..
как-то в последнее время ушли слова о подлинном величии... их больше заменяют слова о "величайших" скандалах пугачевой и неизвестной мне бузовой, странных выходках и странных нарядах киркорова и баскова... слова, которые набили оскомину, как и все вышеупомянутые субъекты и иже с ними..
мое же слово о Жераре Депардье...
и не о мордовских нарядах его, не о разных гражданствах, которые, благодаря нашим сми, превратили его почти в шута..
а о том, что
Он - Величайший Актер... Актер, который сумел подчинить себе кинокамеру... Ощущение, что камера вырывается из рук оператора и сама находит и передает тончайшие нюансы его Страданий.. его Человечности... его Радости... его Жизни на экране...
(впечатление от актера в фильме "Марсель"... он есть в сети)

4 июля ·

посмотрел вчера "бандитский петербург" с "беловежской пущей" по пьесе островского "лес" кирилла серебренникова на канале "культура"... да, все так и есть... кто ныне актеры? шуты для утехи бандитов, придурочных баб богатеньких, какого-то зловеще-кривляющегося сообщества, танцующего "летку-енку"... да, все так и есть..
но почему-то вспомнился Г. Товстоногов с его скрипучими дверями в "Мещанах"... вот у него было страшно..и без бандитов в черных очках...
а здесь не страшно и не грустно, а смешно...
комедию наваляли...
(пристально смотрел за режиссерской серебренниковской рукой - а ведь талантлив, чертяка)

12 июня ·

То, что мы делали с ЭД в 116-ой смело можно назвать инакомыслием.. Да мы таковыми и были.. Когда ЭД поставили в упрек, что мы используем в одном из спектаклей арию Христа из оперы "Иисус Христос - сверхзвезда", то вместе с испугом, что нас заставят убрать этот момент, в нас всех поселилась радость- мы не похожи на стадо... Уроки 116-ой - уроки сопротивления реальности.. Спасибо Ане Миллер и журналу "Казань" !
(ох, как били люди в сером нашего Клоуна под арию Иуды... ох, как били... кто-то в зале не выдержал и крикнул: Хватит!!! Убьете!!!!!!!")

6 июня

ненавижу!!!!
"Бари отравили внучки", "мучительная боль ждет Алибасова", "Федосееву-Шукшину откачивают после отравления Алибасова"......
и ничто не остановит разнузданность сми..............

27 мая  

Без нее..
Вадим сидит, пьет водку и плачет..
- Юнку поминаю.. Держитесь.. Скоро вдвоем останетесь.
- Не хочу говорить об этом.. Помни, мы трое в лодке остались. Да и держаться нам надо всем. Один на дно пойдет - всех за собой потянет..
Вадим сидит, пьет водку и плачет..
А я вспоминаю далекие восьмидесятые и "Вдовий пароход", поставленный мною на их курсе.. Один из лучших моих спектаклей на студенческой сцене.. Они с Юноной тогда не убоялись моей опальности и отдали мне замечательных ребят, которые ярко прожили жизнь грековских героев.. Они учили ребят жить на сцене и научили.. ЖИТЬ, а не казаться.. Слово "жить" уходит из театральной лексики.. Приходит что-то другое, в чем я не хочу разбираться... И оставляю себе только их ребят из "Вдовьего парохода", которых они научили Профессии...И потрясать внутренним сопереживанием ...Это, когда забываешь, что перед тобой актеры и видишь людей...
А Вадим сидит, пьет водку и плачет...................
А я вспоминаю их лица тех лет.. И поступки...

22 мая ·

огромная просьба
к некоторым моим френдам:
заглянув на мою страницу, пожалуйста, постарайтесь не осуждать и тем более оскорблять людей иных политических взглядов, иных жизненных позиций, иных сексуальных ориентаций...
для меня все просто - мы все одна человеческая особь...
а если невтерпеж - уйдите по-английски..
не заставляйте меня выкидывать, блокировать..
я не люблю насильственные действия всю жизнь...
спасибо.

14 мая ·

мама..
завтра, 15 мая 2019 года, мы в семье обязательно поднимем бокалы в честь 100-летия со дня рождения Никифоровой Анны Михайловны, моей мамы...
Моя Мама не знала, кто такая Коко Шанель, но стиль одежды предпочитала черно-белый.. Я так и помню ее в черном пиджачке, черной юбке и белой блузке... Так она всегда уходила на работу.. Любопытно, что в других цветах моя память ее не зафиксировала...
Иру она называла только Ирочка..
- Ты сегодня увидишь Ирочку?
- Конечно, мы же вместе работаем..
Она выпроваживала меня за дверь и, по-моему, крестила меня в спину...
И накрестила на сорок с лишним лет...
Она ушла очень рано... ей было всего 56 лет...

 

Обе книги Геннадия Прыткова представлены в интернет-магазине Finarty, где их можно заказать.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского