Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Ноябрь 2019 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания» – «Дракон» в Качаловском театре

16, 20 и 22 октября 2019 года Казанский академический русский большой драматический театр имени В. И Качалова покажет премьеру – спектакль по сказке нашего земляка Евгения Шварца «Дракон».

Фантастическая история с музыкой 

Режиссер-постановщик, народный артист РФ и РТ Александр Славутский определил свою очередную постановку как фантастическую историю с музыкой в двух действиях. Вместе с ним ее создавали художник-постановщик, заслуженный деятель искусств РФ Александр Патраков, хореограф, заслуженный работник культуры РФ и РТ Сергей Сентябов, художник по свету,заслуженный работник культуры РФ Евгений Ганзбург (г.Санкт-Петербург), конструктор костюмов по мотивам работ Александра Маккуина Катя Борисова. Использованы видеопроекции Марии Степановой (г.Москва).

В спектакле использована музыка французского композитора Рене Абри (René Aubry) в живом исполнении инструментальной группы театра. Вокальные номера на стихи Дж. Байрона, Р. Бернса, Ф. Тютчева, Н. Карамзина, Г. Иванова, М. Лохвицкой звучат как сольные партии и как хор горожан. Не могу не назвать персонально музыкального руководителя Ляйсан Абдуллину. Надо полагать, это она – автор как аранжировки, так и  мастерского соединения музыки и стихов. Написанные разными авторами и в разное время, они удивительным образом дополняют спектакль новыми красками и, что очень важно, дополнительным содержанием. В рецензиях на спектакли  драматических театров редко указывают хормейстеров, но не могу не выделить Леонида Тимашева, который сумел добиться не только профессионального звучания хора горожан (у актеров Качаловского театра в этом деле большая практика), но и великолепной артикуляции. Зрители могут слышать каждое слово.

Театр уточняет в программке, что вокал и музыкальное сопровождение – живой звук. И это немаловажное уточнение, ведь, как сказал А. Славутский на встрече с журналистами, новую постановку вполне можно назвать мюзиклом. Еще он отметил, что спектакль поставлен по мотивам сказки Шварца, хотя и близко к его тексту.

Фашизм в отвратительном образе дракона - так задумано

Думаю, есть смысл привести большую цитату о том, что заставило Евгения Шварца написать «Дракона».

Зная Шварца по всем его произведениям, можно себе ясно представить, как этот настоящий воинствующий гуманист ненавидел фашизм во всех его проявлениях. И начал писать «Дракона» он именно в тот момент, когда сложные дипломатические отношения с гитлеровской Германией в попытках сохранения мира исключали возможность открытого выступления со сцены против уже достаточно ясного и неизбежного противника. Сказочная форма, олицетворение фашизма в отвратительном образе дракона, принимавшего разные обличья, неопределенность национальности города, подавленного двухсотлетним владычеством Дракона, — давали возможность выступить против коричневой чумы без риска дипломатического конфликта.

Когда в 1942 году Шварц снова принялся за эту работу, никаких препятствий против открытого выступления уже, конечно, не было, но сказочная форма, блестяще удавшаяся в первом акте, сообщала всему произведению такую силу обобщения, в такой степени заостряла мысль автора, не стесненную документальными подробностями, что она оказалась более точной уже не по международным, а по чисто художественным соображениям.

«Вредная сказка»

Написанная в 1942-1943 годах, одна из самых знаменитых пьес классика советской драматургии Евгения Шварца была запрещена как «вредная сказка», показывать которую советскому зрителю нельзя. Первая постановка была осуществлена Н.П. Акимовым в Ленинградском театре комедии во время войны. Спектакль, одобренный на предварительных просмотрах, после первого показа на публике 4 августа 1944 года был снят. Мотивировок высказано не было,  просто  какой-то сверхбдительный начальник увидел в пьесе то, чего в ней вовсе не было…

Между прочим, умный был чиновник. Потому что в образе Дракона можно было увидеть не только Гитлера.

Пьеса попала под запрет на постановку и не ставилась в СССР до 1962 года, когда Николай Акимов в 1962 году поставил «Дракона» повторно. Спектакль шел один сезон. В 1962 году в Студенческом театре МГУ спектакль поставил Марк Захаров. После 17 представлений он был запрещен. Режиссер вернулся к сказке Шварца в 1988 году, сняв  фильм «Убить дракона». Хорошо помню, как зрители воспринимали актуальный подтекст – в стране была перестройка.

Нельзя не вспомнить, что «Дракона» ставили и в Казани. В 1988 году премьера состоялась в ТЮЗе (режиссер Б. Цейтлин, художник М. Рыбасова). Актриса Нина Калаганова напомнила,  что играли в спектакле ее муж – Александр Калаганов, Елена Ненашева, Владимир Фейгин…

Современная история о нашем времени

Сказка о странствующем рыцаре, освобождающем город от четырехсотлетней власти Дракона, в постановке Александра Славутского – это современная история о нашем времени, о людях, которые видят то, что хотят видеть, и слышат то, что хотят слышать. Это цитата из пресс-релиза театра.

Горожан вполне можно назвать, наряду с актерами-«солистами», главными действующими лицами спектакля. В роскошных костюмах от известного казанского модельера Кати Борисовой они появляются рядом с Драконом, Ланцелотом, архивариусом Шарлеманем, его дочерью Эльзой. Они танцуют и распевают песни, восхваляя свой город и Дракона, который порой совершает и добрые поступки.

Подруги Эльзы

Горожане не видят ничего страшного в том, чтобы раз в год отдать ему одну девушку в обмен на свое благополучие и особые булочки к кофе в три дня траура. И вовсе не желают, чтобы их сделали людьми свободными. Именно они в сценах с Бургомистром становятся выразителями идей, заложенных Шварцем в своей сказке и реализованных Славутским в виде реальной истории в некоем вольном городе. Сначала они неистово поклоняются  Дракону, а потом, когда Бургомистр «очень демократично» становится истинным хозяином города, верно служат ему.

Бургомистр, ставший Драконом

Славутский уверен, что фантастическая история поможет ему поговорить со зрителем о вечном сосуществовании в человеке добра и зла, о необходимости убить дракона прежде всего внутри себя.

Режиссер-постановщик заметил на встрече с журналистами, что он ставил не сказку. Это история про нас с вами. В каждом из нас живет и Дракон, и Ланцелот, и Бургомистр, сказал он.

Декорации Александра Патракова намеренно минималистичны. Облака есть над каждым городом, фейерверки – тоже не редкость. Такая история – конечно, фантастика, но что-то в ней угадывается знакомое… Художник одел сцену в полупрозрачные сетчатые стены, которые напоминают одновременно и окна домов, и тюремные решетки.

Кот в сказке - персонаж вполне реальный

Конечно, ставить  сегодня сказку про Гитлера вряд ли стоит. Уподобимся бдительному чиновнику и вытащим из нее то, что актуально сегодня. А, может, всегда и везде.

Очень удачно введена в ткань спектакля стойка с микрофоном,  который активно использует Бургомистр, когда говорит с «народом». Он совсем не возражает, когда к микрофону подходит кто-то другой. Правда, Бургомистр его не слушает. Он знает, как и что говорить людям, чтобы заставить их добровольно отказаться от свободы. Это, так сказать, зримый образ демократии, как ее понимает новый хозяин «вольного города».

Как мне кажется, после спектакля умные зрители будут выходить из театра оглушенными страшной догадкой: а может ли вообще в природе быть «вольный город», если люди не свободны и при «самодержце» Драконе, и при «демократе» Бургомистре?

О чем сказка Евгения Шварца?

Вспомню, как на театральных курсах в ВТО (еще в советское время) нас учили искать основную идею, с которой театр идет в каждом спектакле к зрителям. Вижу три возможных варианта перенесения сказки Шварца на сцену. 

По замыслу автора, сказка хороша для развенчания диктаторов любого толка, умеющих манипулировать людьми, паразитировать на их интересах. Прочитала в одной из интернет-публикаций, что Борис Цейтлин ставил в ТЮЗе спектакль-памфлет, развенчивающий образ Старина. 

«Дракона» можно поставить как социальную антиутопию с простенькой идеей – зачем нам Ланцелот, если в любом случае всё будет по-прежнему? Не зря при общении журналистов со Славутским кто-то назвал рыцаря разрушителем, который пришел в «вольный город» со своим уставом. Надо ли винить людей при этом, они такие, как есть? – эта мысль на этой встрече тоже звучала.  

Мне ближе третий вариант – это призыв к каждому из нас почувствовать свою личную ответственность и за то, что твоим городом правит Дракон, и за то, что на его месте появляется другой. Вспомним знаменитую фразу: народ достоин того правителя, который им управляет. Одни горожане помогают Ланцелоту, хотя знают, что могут оказаться в тюрьме, Садовник же размышляет прагматично – ему очень нужны деньги для проведения научных опытов, а потому он с одинаковой страстностью приветствует как Дракона, так и Бургомистра.

Ну, а толпа идет туда, куда ее поведут, и каждый считает, что у него нет другого выбора…

Ищу в тексте Шварца почву для оптимизма. С трудом, но нахожу. Есть среди жителей города смелые, мужественные люди, ненавидящие Дракона. Только благодаря их помощи Ланцелот и мог победить. Архивариус Щарлемань не без труда, но находит в себе силы возразить Дракону.

Как показывает история его дочери Эльзы, каждого человека можно спасти, пробудить в нем и разум, чтобы он понял, как его используют, и силу для сопротивления. Людей с «прожженными» душами рыцарь не считает покорной толпой. Народ не может быть дурным, говорит сказка, он может быть обманутым и испорченным.

Только вот трудное это дело – воспитать не человека из толпы, а гражданина. «Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания», – говорит у Шварца Ланцелот, который остается в городе, чтобы помочь людям стать действительно свободными. (В Качаловском театре  финал другой). «Будьте терпеливы, господин Ланцелот, – говорит Садовник, – сорную траву удаляйте осторожно, чтобы не повредить здоровые корни. Ведь если вдуматься, то люди, в сущности, тоже, может быть, пожалуй, со всеми оговорками, заслуживают тщательного ухода».

«Я люблю вас всех, друзья мои. Иначе чего бы ради я стал возиться с вами?» – это последняя реплика Ланцелота в пьесе.

Кто такой Ланцелот?

Какой вариант получился у качаловцев? Каждый зритель ответит на этот вопрос сам. Поскольку процесс восприятия спектакля – дело сугубо индивидуальное. Мне, к  сожалению, сделать этого не удалось. По словам Славутского, он выбрал третий вариант, это прочитывается во многих сценах, но полного ощущения нет. Поскольку в «Драконе», который я увидела, нет Ланцелота.

Нет, персонаж есть, но нет адекватной метафоры для воплощения авторской идеи, какая есть, скажем, в образе Бургомистра. Собственно, у Шварца каждый персонаж – это какая-то идея. Так в каждой притче бывает, а я воспринимаю его сказку именно как притчу. И спектакль, поставленный Славутским, вполне мог бы претендовать на философское осмысление добра и зла, которые, живя в каждом из нас вместе, не могут не влиять друг на друга. Но для этого я должна понимать, кто такой Ланцелот.

Ланцелот, которого я видела, – скажу мягко, никакая не идея. И если бы только в этом было дело... Молодой актер Павел Лазарев статичен в движениях, разговаривает – как декламирует. Профессиональных силенок не хватает или такого Ланцелота придумал режиссер-постановщик? Пока ответа на этот вопрос у меня нет. Придется посмотреть «Дракона»  еще раз. Ведь мы все-таки видели не спектакль, а его генеральную репетицию. И Славутский был убедителен, когда рассказывал журналистам, ЧТО он хотел сказать зрительному залу.  

В новой постановке заняты в основном молодые актеры. Хотя, наверное, заслуженного артиста РТ Марата Голубева уже пора из этого списка убрать. Мы видим его в роли Дракона. В спектакле качаловцев Дракон материализован вовсе не как страшное чудовище. Правда, изредка он рычит и пускает дым. Но как можно бояться этого не геройского телосложения человека в плаще с огромным красным шлейфом? Кстати, плащ очень эффектно смотрится на черном фоне спектакля. Увы, в жизни своих драконов мы порой создаем сами.

Бургомистра ярко по форме и точно по содержанию играет народный артист РТ Илья Славутский. Он рисует своего обаятельного героя как человека страшного, способного легко, с улыбкой скрутить в бараний рог не только горожан, которые помогали Ланцелоту, но и своего сына, у которого забирает невесту.

 Кроме них, в спектакле заняты Славяна Кощеева (Эльза), Алексей Захаров (Генрих), Виктор Шестаков (Кот), Илья Скрябин (Шарлемань), Николай Чайка (Садовник), Андрей Белозеров (тюремщик) и другие актеры Качаловского театра.

Генрих и Эльза

 Не могу не отметить элементы современной сценической инженерии, без которых в этой сказке обойтись трудно. Прежде всего бой Дракона и Ланцелота в небесах. И в самом деле на высоте третьего этажа. 

Думаю, что многие зрители, как и я, будут сравнивать спектакль со знаменитым фильмом Марка Захарова, вспоминать блистательных актеров, которые в нем играли. Но спектакль - не фильм, и эффект соучастия в нем достигнуть невозможно. А театр как раз для этого и существует. И каждый зритель  может понять про себя, какая роль ему ближе.  

P.S. Театр имени Качалова предложил журналистам интересную форму взаимодействия, пригласив нас на спектакль в преддверии премьеры. У нас бывали такие предпоказы в театре имени Джалиля, но, во-первых, без зрителей (а без них какой спектакль!), во-вторых, для режиссеров это была обычная репетиция, и они при необходимости прерывали действие для «разбора полетов». В Качаловском был полный зрительный зал, спектакль шел, как во время премьеры, даже с антрактом. А после того, как зрители покинули зал, состоялся очень важный разговор Александра Славутского с представителями СМИ.

Он рассказал об авторском замысле, ответил на вопросы, вместе с нами подумал над некоторыми из них. При этом присутствовала вся постановочная группа, и любому можно было задать вопрос.

Если бы не эта встреча, вряд ли бы я смогла осмыслить увиденное в такой короткий срок…   

Снимки предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского