Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1995 – Государственный комитет по управлению государственным имуществом РТ и фирма «NKS Trading inc» учредили ОАО «Татаро-американские инвестиции и финансы» (ТАИФ)

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Такого, как Виталий Егорович Копылов, не встречал больше никогда!»

8 августа 2019 года на перекрестке улиц Копылова и Побежимова в Казани установлен бюст Героя Социалистического Труда Виталия Копылова.

О памятнике Копылову в Соцгороде говорили давно. Решение об установке бюста было принято только в августе 2018 года, постановление Кабинета Министров подписал Премьер-министр Алексей Песошин. Инициаторами в официальных релизах называются Министерство культуры РТ и Министерство промышленности и торговли РТ. Поддержали идею и в Казанском авиационном заводе имени С.П. Горбунова – филиале ПАО «Туполев».   И этот факт вызывает много вопросов. Почему памятник не появился в августе 2016 года, когда у Копылова был 90-летний юбилей?  Почему  инициаторы – не руководители филиала?

Понадобился визит в Казань Президента РФ В. Путина, который напомнил после посещения Казанского авиационного завода и общения с рабочими, что в 90-е годы производство спас знаменитый гендиректор — Виталий Копылов. «Было бы правильным увековечить память выдающегося авиастроителя», — заявил президент РФ (цитируем по «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/413749). И только после этого на месте памятника, где уже были начаты работы, дела пошли быстрее.

Да, теперь Казанский авиационный завод – не самостоятельное предприятие, а один из филиалов  ПАО «Туполев». Но это нисколько не умаляет заслуг Виталия Егоровича перед предприятием и даже перед отечественным авиастроением.

Памятник открывали с участием Президента РТ Рустама Минниханова. На церемонию открытия памятника пришло много ветеранов КАПО, и те, кто его знал лично, и те, с кем он никогда не был знаком. Не может генеральный директор знать каждого из многих тысяч работников вверенного ему предприятия. Но знал он многих, поскольку руководил коллективом не только из директорского кабинета.

Наш фотокорреспондент Владимир Зотов пришел на митинг в Соцгороде с пачкой снимков Виталия Егоровича. Когда-то он сфотографировал его на юбилейном вечере композитора Назиба Жиганова. Дарил снимки всем подряд…

«Красный директор», каких поискать

Копылов стал последним директором советского времени на КАПО, олицетворением своей эпохи. Виталий Егорович родился в деревне под Самарой 12 июня 1926 года, окончил Куйбышевский авиационный институт, и был направлен в Комсомольск-на-Амуре, на самолетостроительный завод на Дальнем Востоке, инженером-технологом цеха сборки носовой части фюзеляжа. Вскоре молодой специалист стал старшим технологом, затем начальником технологического бюро, помощником начальника цеха по подготовке производства. Всего за три года Виталий Егорович вырос до начальника цеха стапельно-сборочной оснастки. В 1965 году его назначили директором авиационного завода.

В то время  в Комсомольске-на-Амуре выпускались боевые самолеты Су-7 и Су-17 – основные истребители-бомбардировщики ВВС страны. Старожилы этого города до сих пор любят рассказывать историю, которая случилась  во время директорства Копылова.

На местном авиационном заводе, кроме основной продукции, начали освоение нового, модного по тем временам катера «Амур». Поначалу дело не ладилось, что-то не в порядке было с редуктором. Бились-бились, но решение вроде бы нашли. На следующий день утром Копылов должен был прийти в цех, чтобы посмотреть, как работает новый агрегат. И надо же было такому случиться, что накануне ночью этот долго ожидаемый редуктор украли прямо из цеха! Начальник цеха — ни жив ни мертв в ожидании директорского визита. И вот зазвонил телефон, на проводе — Копылов: «Ну как дела?» — «Виталий Егорович, редуктор украли!» — «Как украли?» Трубка на том конце минуту помолчала, а потом случилась неожиданное. Копылов вдруг весело так говорит: «Это же хорошо, что украли! Значит, мы сделали его правильно, было что спереть».

За семь лет под управлением Копылова завод успешно справлялся с выпуском сложнейшей техники, результатом чего стало награждение предприятия орденом Октябрьской Революции в 1971 году. Самому же Копылову было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

В очерке Михаила Бирина вы можете прочитать много подробностей о жизни и деятельности Виталия Егоровича. С разрешения автора мы цитируем его фрагменты.

Фото на память после завершения церемонии

В Казань Копылов был командирован как один из самых опытных руководителей и организаторов промышленного производства в стране. На него возлагались особые надежды. В начале 1970-х требовалось резко увеличить количество самолетов Ту-22М, выпускавшихся Казанским авиационным заводом. Готовилось к освоению новое изделие 70 – самолет Ту-160. Задачи, которые были поставлены перед заводчанами, были гигантскими: предстояло наладить выпуск не только уникальной машины, равной которой не было в истории мировой авиации, но и практически построить для нее новый завод. 250 тыс. кв. метров 206-го корпуса стали бесценным вкладом нового директора в историю казанского завода.

Министр авиационной промышленности СССР Петр  Дементьев, кстати, наш земляк из Дрожжановского района,  потребовал заменить тогдашнего директора предприятия. После довольно долгих и безуспешных поисков (одних нельзя было трогать с места, другие не подходили) министр решил сам «закрыть» этот вопрос, назначив директором авиазавода в Казани Копылова, которого он всегда выделял среди других руководителей соответствующего ранга. Нельзя сказать, что тот сразу согласился на перевод в другой город и регион, но отказаться было невозможно, и назначение состоялось.

В Казань Виталий Егорович приехал уже в зрелом возрасте, со сложившимся характером и своим представлением о том, как руководить заводом. Характер у него был непростой, не очень «удобный». В Казани нового директора сразу прозвали «уссурийским тигром», а отчество переделали из «Егорыча» в «Ягуарыча», намекая на его дальневосточное происхождение.

Результатом напряженной деятельности всего коллектива стал первый полет Ту-160 в Москве (центроплан собирался в Казани) в 1981 году. Самолет Ту-160 строился на основе широкой кооперации ряда авиационных заводов: крылья и мотоотсеки изготавливались в Воронеже, оперение и воздухозаборники — в Иркутске, шасси — на Куйбышевском агрегатном заводе, изготовление центроплана и узлов поворота консолей крыла, а также окончательная сборка и летные испытания самолета шли на Казанском авиазаводе. Таким образом, основная тяжесть освоения самолета Ту-160, вызвавшего переоснащение, а по существу, создание нового производства, легла на казанский авиазавод. В стратегическом бомбардировщике Ту-160 были воплощены весь многолетний опыт и достижения отечественного самолетостроения.

То, что поставленные перед казанцами задачи были архисложными, говорит то, что первая заводская машина взлетела только три года спустя. Затем выпуск «Белых лебедей» наладился, их было построено два десятка, но грянула перестройка и развал страны.

Несомненно, что Ту-160 – самые мощные самолеты страны были, как дети, для Виталия Егоровича. Но Копылова вспоминают в Соцгороде не только как руководителя крупнейшего в городе предприятия. При нем началось грандиозное жилищное строительство для работников КАПО. К решению этой задачи Копылов подходил по-крупному, с размахом. Объединение ежегодно вводило в строй до 30 тыс. кв. метров благоустроенного жилья (примерно 300-500 квартир). К 1995 году Виталий Егорович планировал сдавать не менее одной тысячи квартир в год. По его инициативе в целях ускорения темпов жилищного строительства был построен собственный заводской домостроительный комбинат.

Еще задолго до принятия в Татарстане программы ликвидации ветхого жилья с подачи директора КАПО началась реставрация ветхих, построенных еще в годы войны, домов, в которых жили рабочие предприятия.

Когда в 1990 году в Казань еще в ранге Председателя Верховного Совета России приезжал Борис Ельцин, Копылов принял необычное решение: «Давайте не будем показывать Ельцину самолеты, он в них мало что понимает. А вот как строителю ему будет интересно посмотреть на наш домостроительный комбинат, новые дома, реконструкцию ветхого фонда». Так и сделали. И попали в точку. Виталий Егорович собрал у себя в кабинете человек 20, наметил маршрут, по которому пойдет высокая делегация.

«Это диверсия и надгробный камень Минавиапрому»

Самолет Ту-160 как бы олицетворял своего создателя – они оба были очень сильными фигурами. Виталий Егорович разговаривал с руководителями города и республики на равных, и это не всем в Казни нравилось. Но за ним была Москва и слава крупнейшего советского авиапредприятия. И вдруг не стало Советского Союза. Началось буквальное шельмование оборонной промышленности, взгляды «Аэрофлота» обращены на зарубежных авиапроизводителей. «Закупка правительством самолетов «Боинг» — это диверсия и надгробный камень Минавиапрому», –  считал Виталий Егорович. Сегодня диверсией многие называют все, что случилось в годы перестройки и последующие годы с отечественной промышленностью. В Татарстане, где «оборонка» составляла значительную часть промышленного потенциала, это ощутили в полной мере.

Заказов на отечественные самолеты нет, а за те, которые уже сделаны,  федеральный центр не платит. Объявляется конверсия, и вместо самолетов высококвалифицированные рабочие и специалисты выпускают гражданскую продукцию. Ее можно было видеть в заводском музее (он сейчас временно не работает). Рабочие сидят без зарплаты. Рабочие, инженеры, обслуживающий персонал буквально выживают. Продукты и товары первой необходимости они могут купить только в заводском магазине, где их дают в счет будущей зарплаты… 

Копылов глубоко переживал решение о прекращении выпуска Ту-160 в 1992 году. Оно стало для него ударом в прямом смысле этого слова. Инсульт подкосил его здоровье. На помощь коллективу приходят руководители республики. Помогают, чем могут. Вспоминает Юрий Дьячков, работавший при Копылове заместителем генерального директора КАПО по кадрам:

«В феврале 1994 года состоялось совещание, на котором в очередной раз обсуждались вопросы конверсии производства и дальнейшей перспективы объединения. Как часто бывало в то время, совещание прошло в напряженной и нервной обстановке. На следующий день Виталий Егорович тяжело заболел. Исполняющим обязанности генерального директора был назначен главный инженер Альберт Андреевич Хабибуллин.

Врачи категорически запретили всякие контакты с Копыловым. И так продолжалось примерно два месяца. В апреле 1994 года мне позвонила жена Копылова Лидия Павловна и сказала, что Виталий Егорович приглашает меня приехать к нему домой. Я приехал, поздоровался, мы прошли в комнату, сели.

Виталий Егорович сказал, что в связи с плохим состоянием здоровья он работать дальше не сможет и поэтому принял решение уйти на пенсию, а на место генерального директора объединения предложил кандидатуру Юрия Дмитриевича Литвинова. Речь его была разборчивой, но говорил он с трудом.

Затем он пригласил меня подойти к письменному столу, показал на неразборчиво написанные строки на листках бумаги и сказал, что пытался написать заявление о своем уходе собственной рукой, но из этого ничего не получилось, так как рука плохо повиновалась ему. Виталий Егорович продиктовал мне свое заявление, попросил отпечатать текст на машинке, а затем привезти ему на подпись. Я пытался отговорить его от этого шага, сказав, что он поправится и вновь вернется в строй, приводил примеры, когда люди, попавшие в аналогичную ситуацию, выздоравливали и продолжали работать… Но Виталий Егорович твердо стоял на своем.

Я отпечатал текст его заявления, Виталий Егорович с трудом, плохо повинующейся рукой поставил свою подпись и сказал, чтобы я «не тянул резину», а как можно быстрее ехал в Москву и решил этот вопрос. Вернувшись на завод, я показал заявление исполняющему обязанности генерального директора Альберту Андреевичу Хабибуллину. Он пригласил и ознакомил с ним заместителя генерального директора по производству Юрия Дмитриевича Литвинова. После этого они несколько раз ездили к Виталию Егоровичу и пытались отговорить его от принятого решения, но тот был непреклонен.

Вскоре я вместе Хабибуллиным поехал в Москву к заместителю председателя Госкомоборонпрома РФ Анатолию Геннадьевичу Братухину, курирующему авиационную промышленность, и передал ему заявление Виталия Егоровича Копылова. Мне известно, что, прежде чем было принято окончательное решение, к Виталию Егоровичу домой приезжали руководители отрасли и республики, они пытались уговорить Копылова забрать заявление и после выздоровления вернуться на завод. Но Виталий Егорович настоял на своем решении уйти на пенсию».

На политическом поле «красный директор», коммунист Копылов не смог играть по правилам нового времени. Прожив на пенсии около года, 9 февраля 1995 года он выстрелил в себя из ружья…

Виталий Егорович за двадцать лет в Казани сделал очень много. Он остался в памяти людей не только как «отец» стратегического самолета Ту-160, но и как великий строитель. В его послужном списке стоят и новый завод, и целый городской район, преобразившийся за два десятка лет. Десятки тысяч людей благодарны Копылову за то, что он сделал для решения самой больной проблемы советских людей. Жилье для заводчан – вот, что весьма волновало директора, на что он тратил гигантские средства и все свои силы.

Могила Виталия Егоровича Копылова на Сухорецком кладбище Казани

Однако для себя «палат каменных» он так и не нажил, у него не было ни дачи, ни машины, ни гаража. Всего себя он отдавал заводу и людям, а пережить 1992 год у него просто не хватило жизненных сил. Он скончался 9 февраля 1995 года. Похоронен на Сухорецком кладбище.

Виталий Егорович Копылов

Самолет Ту-214 был сертифицирован только в декабре 2000 года, уже при Президенте В. Путине. В 2008 году в Казани состоялась церемония передачи нового Ту-160 на вооружение ВВС России. Новый самолет получил имя «Виталий Копылов».

Заводчане и жители Соцгорода Виталия Егоровича не забыли. В его честь названа одна из центральных улиц  огромного микрорайона казанских авиастроителей - это проспект Виталия Копылова.

 Теперь в Казани есть и памятник Герою Социалистического Труда Виталия Копылова. Конечно же, его установили в Соцгороде.

Виталий Егорович Копылов

Публикация очерка Михаила Бирина вызвала много комментариев. «Таких Директоров больше не будет.  Спасибо что вспомнили» – это один из них. «В очередной раз убеждаюсь что так называемые "красные директора", которых так ненавидели и массово отодвигали от управления пришедшие к власти демократы - это были лучшие люди нашей промышленности!» – так написал другой читатель. А это третий комментарий: «Был настоящим руководителем предприятия! За свою жизнь встречал много руководителей разного уровня, но такого, как Виталий Егорович Копылов не встречал больше никогда! Горжусь тем, что был знаком с ним и работал под его руководством».

Источники изучала Любовь Агеева

Фото с открытия памятника Владимира Зотова

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского