Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Декабрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1994 – Образованы Авиастроительный и Ново-Савиновский районы Казани

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Главная библиотека республики: 80 лет из длинной истории. Публикация первая

5 августа 2020 года журналистов пригласили на пресс-конференцию, тема которой была определена так: «О трансформации Национального культурного центра «Казань» под нужды Национальной библиотеки Республики Татарстан».

Пресс-конференция получилась не совсем обычной.И не потому, что все журналисты были в масках и сидели "квадратно-гнездовым способом". К этому все уже привыкли.

Она продолжалась много больше, чем обычно, поскольку, кроме общения со спикерами, была еще экскурсия по строительной площадке. Да, мы увидели именно стройплощадку, и обещание открыть новый культурный центр 30 августа, в День республики и города, выглядит неправдоподобно. Впрочем, чего только не приходилось наблюдать за годы журналистской практики. Будет поставлена задача – и откроют. А потом закроют, чтобы без спешки завершить обустройство на новом месте главной библиотеки республики, а также других обитателей здания бывшего НКЦ «Казань».

В релизе-приглашении от агентства «Татмедиа», разосланном по СМИ, назывались два спикера: помощник Президента РТ Наталия Фишман-Бикмамбетова и министр культуры РТ Ирада Аюпова. На месте их оказалось больше. Кроме того, журналисты пообщались с представителями четырех общественных пространств, которые будут здесь работать. Что называется, в прямом эфире узнали, что директор библиотеки Сююмбика  Зиганшина – теперь заместитель министра культуры РТ, а на ее место только что назначена Мадина Тимерзянова, ранее занимавшая пост заместителя гендиректора телерадиокомпании ТНВ. Журналисты имели возможность поздравить Табриса Яруллина, экс-руководителя Всемирного форума татарской молодежи, с должностью заместителя директора Национальной библиотеки, которую он получил тут же, на пресс-конференции.

Прежде чем познакомить читателей с тем, что я услышала на пресс-конференции, сделаю два исторических экскурса, благо личный архив это позволяет.Первый – об истории главной библиотеки республики. Второй – об истории поиска нового дома для нее.

Так все начиналось

В нынешнем году Национальная библиотека РТ отметила свое 155-летие. У ее истоков стояла первая публичная библиотека Казани, открытая 10 (24) января 1865 года в доме городского общественного управления (ныне это главное здание казанской Мэрии).

Книжный фонд в основном составляли издания библиофила и краеведа Ивана Алексеевича Второва, подаренная городу его сыном – Николаем Второвым, литератором, археологом и этнографом. 

Открытое для всех желающих книжное собрание занимало две комнаты. «Почетным блюстителем» был действительный статский советник, профессор Императорского Казанского университета Н. Булич. Желающих узнать подробности отсылаю к публикациям «Казанских историй»: Национальная библиотека Республики Татарстан; «Второвская библиотека»: об истоках могучей реки.

 На пресс-конференции журналистам напомнили, какую важную роль играли книги и библиотеки в жизни общества в прошлом. Достаточно сказать, что библиотекарем Императорского Казанского университета был великий Николай Лобачевский. На параллелях с прошлым прозвучала главная цель преобразований здания бывшего НКЦ – вернуть в библиотеки читателей. Цель благородная и своевременная…           

Революционные события 1917 года послужили толчком к изменениям в публичной библиотеке. Она получила название Центральной губернской. 10 июля 1919 года Казань посетила Надежда Константиновна Крупская. Она прибыла на агитпароходе ВЦИК «Красная звезда» в качестве представителя Наркомпроса. Следствием этого события стал перевод городской библиотеки из тесных помещений в здании общественного присутствия в роскошный особняк напротив университета, который и сегодня зовут домом Ушковой.

Фото Владимира Зотова

Переезд библиотеки в этот особняк был событием эпохальным. Это было одно из красивейших зданий в Казани, как внутри, так и снаружи. Его изюминкой был, и остается, грот на втором этаже, в котором многие годы был читальный зал. Кто из студентов университета не сиживал под этими сводами?!

История этого особняка не менее интересна, чем история самой библиотеки. Дом связан с именем одного из сыновей владельца химических заводов Константина Ушкова – Алексея. Особняк вошел в историю Казани как дом Зинаиды Ушковой. По сведениям Льва Жаржевского, он был построен в качестве свадебного подарка для Зинаиды Высоцкой, дочери Николая Федоровича Высоцкого, профессора Императорского Казанского университета.

В 1919 году библиотеке было присвоено имя В.И. Ленина. С 1941 года она именовалась республиканской, с 1991 года – национальной. В 1965 году библиотека получила статус научной, что определило ее особое место в библиотечной системе республики.

Со временем, по мере накопления фондов, библиотеке стало тесно в доме Ушковой. 16 января 1960 года Совет Министров ТАССР своим постановлением за №21 поручил Госплану ТАССР и Казанскому горисполкому рассмотреть и внести в народнохозяйственный план на 1961 год предложение о строительстве для Республиканской библиотеки имени Ленина типового здания. УКС горисполкома в июне 1961 года стал генеральным заказчиком этого проекта. Министерство культуры ТАССР передало ему задание на разработку проекта библиотеки на 1 миллион томов и разрешение на строительство Госстроя РСФСР. Однако через год проектирование было приостановлено на стадии завершения изыскательских работ. О причинах читать не приходилось.

Вторая попытка построить новое здание была предпринята согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 1 сентября 1969 года. Строительство Республиканской библиотеки на 2 миллиона томов предусматривалось в 1971-1975 годах. Проектирование поручили институту «Казгражданпроект». В связи с ограничением ассигнований на капитальное строительство социально-культурно-бытовых учреждений работа опять остановилась, на этот раз на стадии создания технического проекта. Библиотека в очередной раз стала жертвой печально известного принципа – финансирование культуры по остаточному принципу.

Библиотека закрыта Госпожнадзором

Эти факты я взяла из статьи тогдашнего директора библиотеки, поэта Разиля Валеева (работал в этой должности с 1986 по 2000 год), опубликованной в «Вечерней Казани» 22 июня 1988 года.

Все стеллажи забиты под потолок высотой в пять метров, в коридорах, на лестничных площадках, под лестницами, на пыльных чердаках, в сырых подвалах громоздятся горы книг, повергая в ужас библиотекарей и пожарных инспекторов. Стыдно даже сегодня говорить о том, что за годы Советской власти в республике не построена ни одна типовая республиканская библиотека, тогда как бывшие уездные центры Казанской губернии – Йошкар-Ола и Чебоксары – давно уже обзавелись прекрасными дворцами книги.

Такое равнодушие, прямо сказать, наплевательское отношение к народному добру, национальному богатству, духовным сокровищам говорит прежде всего о нашем с вами уровне просвещенности, культуры. В прошлом году мы провели социологическое исследование в библиотеках республики. Результаты этого исследования показали, что самыми пассивными читателями в нашей республике являются руководители различных рангов. После этого я еще сильнее усомнился не только в успехе перестройки библиотечного дела, но и в потенциальных возможностях некоторых наших руководителей, призванных идти в первых рядах перестройки общественной жизни.

В январе прошлого года в течение целого месяца Ленинская библиотека была закрыта Госпожнадзором для 50 тысяч своих читателей. Но, увы, ни один из депутатов горсовета даже случайно не поинтересовался, не возмутился таким чрезвычайным событием (только «Вечерняя Казань» отозвалась на него тревожным сигналом). А мои одиночные атаки в различные организации результатов не имели.

Крик о помощи услышали

 Статья в популярной «Вечерке» была криком о помощи. К руководству города и республики обращался не просто директор библиотеки, а народный депутат Верховного Совета ТАССР, известный поэт. Может, поэтому крик о помощи  был услышан.

Далее мы наблюдали, как библиотека дважды расширила свои площади. В 1989 году она получила двухэтажный особняк под номером 36 на улице Карла Маркса, где расположился отдел периодических изданий, а уже в наше время появились новые структурные подразделения библиотеки.

Был открыт филиал поблизости, на улице Театральной, в доме №5, где разместился отдел искусств. Краеведческий отдел получил помещение с отдельным входом в главное здание и небольшим читальным залом.

В деятельности библиотеки многое изменилось – появились отделы рукописей и редких книг, гигиены и реставрации книг, мультимедийный информационный центр, Американский и Немецкий центры при отделе литературы на иностранных языках, мультимедийный центр при отделе искусств; республиканский публичный центр правовой информации.

Книги, которые могут быть сокровищами

В 1992 году был создан отдел рукописей и редких книг. Коллекция старопечатной книги – особая гордость библиотеки. Многие из этих книг уже в XIX веке представляли собой большую библиографическую редкость. На пресс-конференции министр культуры Ирада Аюпова показала несколько уникальных раритетов, подчеркнув, что эти книги никогда не потеряют своей ценности. Можно продлить их жизнь с помощью оцифровки, что уже делается, но это будет всего лишь канал передачи содержания. Не будет магической ауры, которая возникает во время нашего общения с книгой. Испытано на себе при чтении некоторых редких изданий Национальной библиотеки в сети.

Казани повезло: уже долгие годы сбор книжных раритетов ведется в двух библиотеках – научной имени Лобачевского (Казанский университет) и бывшей Ленинской. Есть поистине уникальные сокровища, некоторые в свое время представил в своих публикациях на страницах «Вечерней Казани» Вячеслав Аристов. Раритеты есть в нескольких отделах республиканской библиотеки, кроме профильного: татарской и краеведческой литературы, периодических изданий. Раньше они были доступны по специальному разрешению в основном ученым, краеведам, аспирантам и студентам. Изредка впускали в святая святых и журналистов. Теперь со многим можно познакомиться в Интернете.

В рамках Государственной программы по сохранению, изучению и развитию государственных языков РТ было начато создание электронной базы старинных рукописей и книг, и сегодня читатель может ознакомиться с ними в электронном варианте.

Кстати, в Интернете можно найти издание любой казанской библиотеки. Единой точкой доступа к их ресурсам является портал Национальной электронной библиотеки Республики Татарстан (https://kitap.tatar.ru/ru/), где любой пользователь может быстро найти необходимую информацию.

Библиотеке нужен новый дом

С 1960 года фонды республиканской библиотеки увеличились в разы. По республиканскому закону о библиотеках и библиотечном деле сюда направляются в обязательном порядке образцы всех печатных изданий республики. Разиль Валеев в своей статье в 1989 году сообщал, что за год прибавление составляет в среднем 100-150 тысяч изданий. В 2011 году нормативы по загруженности были превышены в шесть раз.  Так что и дополнительных площадей уже не хватало.

Став депутатом Верховного Совета ТАССР, а потом председателем постоянной Комиссии по культуре и национальным вопросам Государственного Совета РТ, Разиль Валеев получил возможность оказывать большее влияние на ход событий, связанных с библиотекой. Он и его коллеги: Туфан Миннулллин, Ренат Харис, Роберт Миннуллин не раз с трибуны парламента говорили о необходимости строительства нового здания для главной библиотеки. Однажды под него даже был выделен участок земли.

Одно время предполагалось отдать библиотеке комплекс построек, принадлежавших до революции Спасо-Преображенскому монастырю в Кремле. Туда планировалось перевести отдел рукописей и редких книг с центром реставрации и консервации документов, а также книгохранилище. В Кремле открылся бы еще один читальный зал, оборудованный компьютерами. Новоселье планировалось в юбилейном для библиотеки, году: 24 января 2005 года Национальной библиотеке Республики Татарстан исполнилось 140 лет.

Потом от этой идеи отказались. Было решено построить для библиотеки новое здание. И не одно, а целый комплекс.

Мечты, мечты…

Четвертого июля 2007 года в Казанской ратуше были оглашены итоги открытого конкурса с международным участием на лучший эскизный проект застройки квартала между улицами Некрасова и Бутлерова с учетом размещения там Национальной библиотеки РТ. Заявки на него подали 40 архитекторов и творческих мастерских. В моем архиве сохранилось несколько снимков проектных предложений.

Победил проект голландского архитектора Эрика Ван Эгераата. Архитектор задумал вписать здание библиотеки в «тело» холма, на котором сегодня стоит памятник Муллануру Вахитову. Его планировали перенести на площадь имени видного татарского революционера в Приволжском районе. Два здания должны были напоминать раскрытую книгу. Между башнями из хрома и белого мрамора располагался вестибюль главного входа (его высота составляла 18 метров). В подземных хранилищах были предусмотрены самые новейшие системы хранения книг.

Но от этого проекта тоже отказались.

Общественное мнение, судя по всему, подустало за эти годы сотрясать воздух, и уже давно о трудностях Национальной библиотеки никто особо не говорил. И вдруг, как летний снег на голову, в августе 2018 года появилась новость – библиотека после реставрации здания НКЦ «Казань» переедет туда.

Третья жизнь здания на Казанке

Напомним, Национальный культурный центр «Казань» был создан на базе Казанского филиала Центрального музея В.И. Ленина. Он был создан на основе решения Центрального Комитета КПСС от 3 февраля 1981 года. Открытиебыло приурочено к 100-летию революционной сходки студентов Казанского университета и состоялось 24 июня 1987 года. Но работал музей недолго.

По указу Президента РСФСР от 6 ноября 1991 года «О деятельности КПСС и КП РСФСР» была прекращена деятельность всех учреждений партии, в том числе и филиала Центрального музея Ленина в Казани, здание которого находилось в подчинении отдела пропаганды и агитации Татарского обкома КПСС. Решением Казанского горсовета в сентябре 1992 года в здании был создан Национальный культурный центр «Казань».Поскольку оно было построено специально под музей, здесь легко было создать новые экспозиционные площадки.

Новость о новоселье Национальной библиотеки вызвала в СМИ массу толков, но в основном речь шла о дальнейшей судьбе Музея национальной культуры и  Музея 1000-летия Казани, открытого в 2005 году,  работавших в НКЦ. Подвисли в воздухе еще несколько муниципальных музеев, открытых  на других городских площадках, которые составляли музейный комплекс «НКЦ «Казань»: Музей Б. Урманче, Музей А. Мазитова, Галерея-студии И. Зарипова, Дом-музей В. Аксёнова, Картинная галерея К. Васильева, Мемориал «Книга памяти».

(Подробнее – «БИЗНЕС Online»).

За 27 лет учреждение превратилось в сложный многофункциональный комплекс. Здесь проводилось много массовых мероприятий, культурных, научных, политических, с участием гостей, в том числе из-за рубежа.

Чтобы освободить здание НКЦ «Казань», потребовалось передать его из муниципальной, казанской собственности в республиканскую. Наверное, это было самое простое решение, во всяком случае, интересов казанцев оно не затронуло.

Был музей – и нет музея

Я в шоке! – признался корреспонденту «Вечерней Казани» и.о. директора НКЦ «Казань» Наиль Зиатдинов 8 августа 2018 года.

– Я был в отпуске, главный инженер доложил, что 4 августа пришли представители Минстроя РТ, показали эскизное предложение и предупредили: на сборы дают две недели. Как руководитель я еще ни одного документа в глаза не видел и не подписывал. Но как такой большой музей, как наш, в одночасье выселить?

В шоке были и музейные работники.  Только в Музее 1000-летия Казани – около 80 тысяч единиц хранения. 20 октября лауреат Тукаевской премии Розалина Шагеева, главный хранитель фондов Индуся Мингазова, замдиректора по культурно-массовой работе НКЦ Халиса Исмагилова, ученый секретарь Инесса Эделева и заведующая лекторской группой Ляйсан Кариева написали открытое письмо Разилю Валееву (он тогда еще был председателем Комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Государственного Совета РТ). Оно было опубликовано в СМИ. Авторы письма просили его помочь оставить «всетатарский музей» в стенах национального культурного центра и предлагали совместить в одном здании музейное пространство и библиотеку.

Разиль Исмагилович оказался в трудном положении. С одной стороны, Национальная библиотека наконец-то реально расширит свои площади, с другой – платить за это приходится дорогой ценой. Депутат Валеев все годы работы в республиканском парламенте (1989-2019) защищал интересы татарского народа, ратовал за развитие национальной культуры. Как он мог поддержать уничтожение Музея национальной культуры? В сети много подобных обвинений в его адрес. Хотя, как мне представляется, бывший директор библиотеки, которой нынче руководит его дочь Сююмбика Зиганшина, вряд ли имеет к этому решению непосредственное отношение.

У выселения из здания НКЦ Музея национальной культуры сразу появился национальный подтекст. Тот факт, что, по замыслу проектантов, птица Хоррият на вершине высокой стелы у НКЦ, теперь не будет вращаться вокруг своей оси, представители татарской интеллигенции расценили как политическое поражение Татарстана. Вот как прокомментировала это Розилина Шагеева, с которой мы обсуждали будущую судьбу Музея национальной культуры, в одном из интервью:

«Хөррият – это удивительный символ. Поскольку памятник родился в 1996 году, мы назвали его «Хөррият» – демократия, это слово Тукая. И поскольку музей изначально был идеологизирован, то мы туда тоже вписали политизированное: мы провозгласили государственный суверенитет, мы объединились с татарами всего мира! И вот эта могучая лестница, как в галерее Гуггенхайма в Нью-Йорке, вела нас с древнейших времен, с эпохи восточно-тюркского средневековья до XXI века».

Кстати, той самой лестницы в здании уже не будет. Но как реликвию из прошлого, решено сохранить скульптурную группу, которая так же, как раньше, будет встречать посетителей в главном холле. Она была сделана еще для Ленинского музея, располагалась вдоль лестницы, потом скульптуры демонтировали, а в 2005 году (если не ошибаюсь в дате) восстановили в другом месте, несколько изменив первоначальную композицию.

Жаль, не нашла в своем архиве снимок Владимира Зотова времен Ленинского музея.

Уже много месяцев руководству Министерства культуры приходится комментировать принятое решение представителям общественности. В 2018 году министр культуры Ирада Аюпова так оценила ситуацию с Музеем национальной культуры:

«Есть принцип неделимости музейной коллекции. Разделить – не в нашей власти, и нет такого желания. Сегодня мы бьемся над концепцией музея Казанского Кремля. Весь Кремль будет экспозиционной площадью, все здания справа, когда входишь на территорию Кремля, присутственные места – это все отдается под музей», – ответила она.

Министр не заметила противоречия в своих словах, поскольку она в том же интервью заметила, что в музей-заповедник «Казанский Кремль» переедет большая часть экспозиции. Какие экспонаты войдут в эту большую часть, она не сказала, и где мы найдем меньшую часть, тоже.

Я имела возможность убедиться, что Ирада Аюпова пыталась найти разумный компромисс. Встречалась она и с «бунтовщиками» из НКЦ. 4 октября 2018 года в очередном выпуске ток-шоу «Наша республика. Наше дело», в котором участвовала и я, она обещала, что при принятии окончательных решений будут учтены интересы всех сторон.

И вот сейчас вроде бы появилась ясность в судьбе Музея национальной культуры: его планируют переселить в здание бывшего магистрата на улице Баумана, что рядом с Кремлем.

Пишу – вроде бы, потому что планы, как видно по предыдущей цитате министра, вполне могут поменяться. Могу найти подтверждение по косвенному факту – здание магистрата, переданное Музею изобразительных искусств РТ, у него сейчас отобрали, с обещанием построить новое. В настоящее время прорабатывается вопрос передачи магистрата из республиканской собственности в муниципальную собственность для размещения в нем музейной коллекции НКЦ «Казань». Нет сомнения, что финансирование из муниципального бюджета будет меньше, чем из республиканского.

О здании городского магистрата можно сделать отдельный газетный материал. Здание, а это объект культурного наследия федерального значения, построенное в 1780 году (архитектор А.К. Шмидт), было отремонтировано по фасаду к празднованию 1000-летия Казани. С тех пор стоит одиноко, без дела, неизвестно, произведена ли реставрация внутренних помещений. То, что здание у Музея изобразительных искусств РТ отобрали, никого особо не огорчило. Как мне пояснили специалисты этого музея, здание не приспособлено для создания музейных экспозиций. Значит, будут масштабные перепланировки. Снова, по сути, оставят от памятника старины одни стены.

Пока сотрудники Музея национальной культуры работают в филиалах музейного комплекса НКЦ «Казань». В галерее художника Зарипова разместили ценные экспонаты. Главный хранитель фондов музея Индуся Мингазова полагает, что это место непригодно для хранения раритетов, среди которых есть парсуна XVII века, чаша периода XV века, найденная на дне озера Кабан, височные подвески из серебра периода Волжской Булгарии. Это первый этаж четырехэтажного жилого дома, так называемой сталинки. В любой момент галерею могут  затопить с верхних этажей. «Мы написали письмо даже Михаилу Пиотровскому, который является президентом Союза музеев России, и президенту Татарстана – кому только ни писали, но нас выселяют», – сказала она корреспонденту «БИЗНЕС Online».

У Национальной библиотеки скоро новоселье

Понятно, что руководство библиотеки публично выразило поддержку решению о переезде в НКЦ «Казань». Ее директор Сююмбика Зиганшина (она работает на этой должности с 2015 года) сказала корреспонденту «Вечерней Казани»:

«Нам столько раз уже обещали и выделить здания, и новые построить, что мы со счету сбились. Сейчас общая площадь всех помещений библиотеки составляет 5 тысяч квадратных метров. Это очень мало! Мы будем рады любой дополнительной площади, даже 300 метрам».

Под библиотеку по проекту отводится 13,2 тысячи квадратных метров. Заметим, общая площадь нового здания Национальной библиотеки РТ, предлагаемая голландским архитектором, была 50 тысяч.

Руководитель Попечительского совета библиотеки Разиль Валеев в разговоре со мной подтвердил, что окончательного решения ее проблем нет. Новоселье – это хорошо, но библиотека должна освободить главное здание на улице Кремлевской, а также помещение в доме на улице Театральной. Хорошо, что за библиотекой остается здание на улице Карла Маркса. Если сложить всю площадь, часть фондов снова остается, что называется, без крыши над головой.

В пресс-релизе, розданном журналистам перед пресс-конференцией, указывалось, что в шести подвальных книгохранилищах здания НКЦ можно разместить 2 миллиона единиц хранения. Насколько мне известно, фонды сегодня составляют более трех с половиной миллионов единиц. Разница существенная. Разве это было не известно на стадии проектирования?

Фонд Национальной библиотеки насчитывает 3,3 миллиона книг, в том числе на татарском языке – более 120 тысяч, на иностранных языках – более 80 тысяч.

В фонде отдела рукописей редких книг собрано более 14 тысяч экземпляров книг на татарском, арабском, турецком, персидском, русском и других языках. Также имеется около 3 тысяч рукописей, среди которых прижизненные издания трудов выдающихся деятелей татарской литературы и просветительства.

Особую ценность представляет коллекция Коранов, насчитывающая более 200 текстов, толкований и переводов Священного писания. На портале Национальной электронной библиотеки РТ размещено около 4 тысяч документов, всего отсканировано более 10 тысяч.

«Нам необходимо здание в восемь раз больше, чем мы сегодня имеем.  А у нас богатейшие фонды, есть книги еще XIV века. Таких библиотек, располагающих такими фондами, в России не больше десятка: это в Москве, Санкт-Петербурге, библиотека Казанского университета. Мы сейчас не располагаем специальным зданием, где мы бы могли создать нормальные условия для обслуживания читателей и для хранения фондов»  – это цитата из выступления Разиля Валеева на  научно-практической конференции «Национальные библиотеки: вехи истории и современный облик», которая проходила 15 октября 2015 года в рамках 150-летнего юбилея Национальной библиотеки РТ.

Тогда еще речь шла о новом здании. Но денег на строительство не было - то Универсиада  в 2013 году, то Чемпионат мира по водным видам спорта в 2015 году, то Чемпионат мира по футболу в 2018 году...  И вот, наконец, решение найдено.

Будущее Национальной библиотеки, изменения, которые планируются внутри и снаружи, принимались без привлечения общественности. Наталия Фишман-Бикмамбетова объяснила это на пресс-конференции тем, что есть вопросы, которые лучше обсуждать не в ходе общественных дискуссий, а в узком кругу специалистов и экспертов. Не споря с этой точкой зрения, однако не могу не заметить, что к голосу работников библиотеки в процессе обсуждения особо не прислушивались. Иначе чем объяснить, что часть фондов провисает  в воздухе?  

Проблема, увы, не закрыта

Я спросила на пресс-конференции, как будет решаться проблема с фондами. Получила оптимистичное заверение: оказывается, только что принято решение сделать еще один пристрой к зданию (это будет вторая очередь), что позволит не только вместить все книги, но и сделать задел для последующего пополнения фондов.

Не могу не заметить, что с трудом представляю, где его можно разместить, если уже есть два симметричных пристроя. Мне кажется продуктивной идея, которая прозвучала при ответе на мой вопрос о будущем дома Ушковой, то есть прежнего главного здания библиотеки. Этот вопрос сегодня интересует многих. В Интернете есть даже предположение о том, что все эти пертурбации затеяны потому, что кому-то очень понадобился особняк на Кремлевской.

Журналистам было обещано, что дом Ушкова после его реставрации, которая наверняка займет много времени, будет открыт для посещения всем желающим. Скорее всего, здесь будет еще одно общественное пространство (как, однако, неуклюже звучит современное обозначение культурных объектов!). И не исключено, что сюда будет возвращена коллекция книжных и иных раритетов Национальной библиотеки. То есть в какой-то степени библиотека сюда вернется. Пожалуй, это лучшее решение проблемы с фондами. А рядом можно будет предусмотреть зоны для интеллектуального отдыха.

Только давайте обсудим судьбу дома Ушковой все-таки с привлечением общественности… Наталия Фишман-Бикмамбетова хорошо знает, как полезно бывает посоветоваться с людьми. Если не со всем городом, то хотя бы со знающими людьми.    

Удивительно, как долго сохраняется особняк Ушковой без реставрации. Изредка здание ремонтировали, особенно снаружи. Ведь дом  находится на центральной улице  Казани.  О том, в каком плачевном состоянии он пребывает, наглядно рассказал в очередной исторической программе «Новая Тартария» Эдуард Хайруллин.

Теперь планируется подлинная реставрация, включая элементы художественного декора. Будем надеяться, что заказчики и авторы проекта не внесут изменений в планировку помещений, не оставят  от особняка одни стены, как это сделано при проектировании работ в НКЦ «Казань».

Давайте посчитаем…

По примеру коллег из деловой газеты «БИЗНЕС Online» я выписывала из материалов в СМИ сведения о затратах, которые сопровождают рокировку учреждений культуры. Стоимость реставрации зданий в расчет не беру, поскольку их когда-никогда надо было бы ремонтировать.

На проект по переносу Национальной библиотеки в НКЦ «Казань» потратят 22,7 миллиона рублей. Но эта сумма понадобилась бы  в любом случае, куда бы не переезжала библиотека.

Здания библиотеки уже давно закрыты для читателей, работа  осуществляется только в режиме онлайн. Сначала по причине кавида, потом по причине переезда. Упаковать миллионы рукописей, книг, альбомов, газет и журналов не так-то просто. Потом будет адаптация на новом месте. Так что казанцы попадут в библиотеку нескоро. Скорее всего, помещения будут открываться постепенно.

Потребуется время и для установки мебели и оборудования, имевшегося  и нового. Пока, насколько я понимаю, на месте только элементы внутренних коммуникаций: свет, кондиционеры, вода, канализация, безопасности, в том числе самая современная система пожаротушения. На пресс-конференции мы могли видеть часть новой мебели, книжные стеллажи для открытого доступа и подвального книгохранилища.

На демонтаж и перевозку экспозиций Музея национальной культуры потребуется 17 миллионов. Сколько денег нужно для размещения экспозиций на новом месте, возможно, уже посчитали… Только бы не было при этом серьезных потерь для музеев. Специалисты утверждают, что вряд ли удастся сохранить в первозданном виде огромные панно, написанные специально для НКЦ «Казань».

Обновление знакомого каждому казанцу «крематория» (так окрестили здание за его мрачный силуэт из темно-бардового туфа) было произведено за сравнительно небольшой промежуток времени. Но об этом – в другой раз.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского