Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
29.03.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-6° / -3°
Ночь / День
.
<< < Март 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1932 – Родился Мухаммат Сабиров, в 1990-1995 – Премьер-министр РТ, в 1995-1999 – народный депутат Республики Татарстан, член Президиума Государственного Совета, в последние годы жизни – руководитель благотворительного фонда «Родная земля».

    Подробнее...

Музыка, которую можно увидеть…

К сожалению, так получается, что, беря десятки интервью, зачастую обходишь вниманием тех, кого особо выделяешь в череде знакомых. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации и Республики Татарстан, профессор Казанской консерватории Леонид Любовский, чья музыка звучит в Москве, Санкт-Петербурге, в других странах, не однажды мог бы стать героем если не очерка, то рецензии обязательно. Благо, что в последнее время он радует своих казанских почитателей уже не одним концертом.

Последний состоялся 16 ноября 2002 года в Государственном концертном зале на площади Свободы и был посвящен 65-летию композитора. Зрители имели возможность не просто еще раз услышать знакомую музыку, но и познакомиться с Любовским-дирижером. И знакомство оказалось приятным.

Мне довелось быть и на предыдущем концерте, в декабре 1999 года. Причем, вырвалась на него в последний момент, даже не посмотрев на афишу. Зайдя в зал с опозданием, услышала оркестр, который стонал, как израненный зверь. Крещендо было такой силы, что закладывало уши. И через всю эту мощь пробивался одинокий голос флейты. Как тяжело было ей разорвать фантасмагорию звуков! Но флейта упорно вела свою мелодию, гармоничность которой среди какофонии звуков завораживала, унося куда-то вверх, за пределы концертного зала.

Изредка к флейте присоединялась скрипка, потом труба… И крещендо рвалось, оркестр переходил на пианиссимо. Музыка напоминала трудный поединок, финал которого можно было предугадать заранее, зная композитора. В финале побеждала гармония. Флейта сумела-таки укротить стихию хаоса…

Как оказалось, это была новая, пятая по счету симфония – для большого симфонического оркестра и органа. В тот вечер тема поединка звучала и в других сочинениях Любовского, особенно сильно выявляла ее Lacrimoza памяти А. Сахарова. Композитор представил слушателям четыре сочинения, и все они удивительным образом отвечали общему замыслу. Это был концерт, посвященный 10-летию со дня смерти Андрея Дмитриевича Сахарова, которого Любовский почитает как своего духовного наставника, хотя в жизни знаком с ним не был.

Композитора так потрясла смерть знаменитого ученого и политика, что он не лег спать, пока не записал на бумаге рожденную трагическим известием музыку (lacrimoza – часть реквиема, по-латински это слово значит «трогающий до слез, скорбный»). Для юбилейного концерта в 2002 году композитор выбрал три сочинения, представившие всю многогранность его дарования: четвертую симфонию, написанную в 1882 году; концерт для фортепиано в четыре руки с оркестром, в котором блестяще солировали лауреаты международных конкурсов Софья Гуляк и Земфира Мустафина; три танца из балета «Сказание о Йусуфе».

Это его первый балет, созданный в творческом содружестве с автором либретто Ренатом Харисом и балетной труппой театра имени М.Джалиля. Спектакль уже получил всеобщее признание. Еще один фрагмент из него Любовский выбрал для исполнения на бис.

Фото Владимира Зотова

Композитор плодотворно работает во многих жанрах, пишет симфоническую и камерную музыку. Попробовал себя даже в эстрадной песне. Не было у него только балета. Хотя по характеру музыкального дарования движение к этому жанру было предопределено.

Я не специалист в области музыки. Просто слушатель, который воспринимает музыку скорее сердцем, чем головой. Потому не очень люблю сочинения многих современных композиторов, которые всеми способами заставляют обратить внимание прежде всего на оригинальность формы, на своеобразие оркестровки.

Любовский, несомненно, современный композитор. Как отмечают специалисты, он в совершенстве владеет техникой музыкального письма и его замыслы привлекают смелой выдумкой и богатством фантазии. Яркий пример неожиданного подхода к классическим канонам – из программы последнего концерта: мелодия танго в третьей части прозвучавшей симфонии.

Однако композитор далек от технического экспериментаторства. Он притягивает прежде всего силой художественных образов. Причем по отношению к Любовскому это свойство надо понимать в прямом значении слова «образ».

Это удивительно, но я словно вижу его музыку, и флейта явственно представляется одиноким человеком, мятущимся посреди жестокого и бездушного мира. Оркестр удивительно точно передал все сложность этого поединка. Кстати, когда отзвучали последние аккорды и композитор тепло благодарил тех, благодаря которым концерт состоялся, не забыв ни Союз композиторов, ни администрацию концертного зала, ни спонсоров, он особое внимание уделил оркестру. И это не были слова ритуальной благодарности. Оркестр и в самом деле был великолепен. Он шел за дирижером как послушный школьник. Это и понятно: то был самый надежный поводырь. Кто лучше автора расскажет о том, какие мысли и чувства стоят за нотной скорописью? Ведь это его душа нервно билась в тенетах современной жизни, стараясь перекричать то рев толпы, то звуки марша, сгоняющего людей в колонны.

Ведущая концерта, народная артистка Татарстана Светлана Захарова, как всегда, нашедшая самые нужные слова и для композитора, и для исполнителей, не удержалась и спросила у Любовского, что заставило его встать за дирижерский пульт. Только ли желание вспомнить профессию, которой когда-то он учился?

Она рассказала слушателям, как композитор ответил на ее вопрос: как хлебороб, взрастив пшеницу, он вдруг захотел сам подать каравай на стол. Прямо скажем, законное желание. И пусть знатоки говорят, что дирижерская манера Любовского слишком эмоциональна. Нам, слушателям, это только помогало. Композитора нельзя было отделить от его музыки. К тому же даже по формальным признакам концерт был заявлен как авторский.

Когда за твоей спиной пять симфоний, две оперы, балет, много театральной музыки, камерных сочинений для разных инструментальных составов, для хора и солистов, можешь себе и это позволить. Гора ярких цветов на рояле, огромная корзина цветов от Президента республики, грамота от главы администрации Казани – это закономерный финал для юбилейного концерта, который начинает отсчет нового этапа творческой деятельности композитора.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов