Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
14.11.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
-8° / -2°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Даже в сложных случаях мало кто из русских жен возвращается назад

Когда-то выйти замуж за границу было опасно и почти нереально. Сегодня это – почти повальное интернет-увлечение. Предлагаем вашему вниманию полезные советы от Марины, которая вышла замуж за иностранца и живет в Англии.  

Россия в течение всего ХХ века теряла мужчин почти целыми поколениями. В результате сегодня женщин детородного возраста в стране больше примерно на 10 миллионов! При этом смертность среди мужчин в четыре раза выше. В старших поколениях дисбаланс еще больше. Кроме того, Россия относится к странам с высоким уровнем преступности по отношению к женщинам и детям.

В странах Европы, Америке, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, традиционно приглашавших иммигрантов, сегодня, наоборот, выше доля мужского населения. У трудовой миграции мужское лицо, причем симпатичное. Это, как правило, завидные женихи – высококвалифицированные, предприимчивые, способные содержать семью. И живут мужчины в развитом мире дольше. И положение женщины там куда легче, и отношение к ней цивилизованнее. (В Англии, например, так вообще матриархат).

Поэтому личное счастье в такой стране может найти женщина с детьми в любом возрасте. Опыт показывает: наша женщина с одним ребенком считается там завидной невестой. Финляндия и Норвегия, по данным женских сетевых сообществ, просто берут всех. Возраст, внешние данные и количество детей не имеют значения.

За последние 15 лет полтора миллиона российских женщин, устав от безнадежности, непомерной работы и нищеты, вышли замуж за иностранцев и уехали за рубеж.

***

Помню, как восхищал меня мой иностранный муж в первые годы нашего брака. Все в нем было другое, чудное, труднопереводимое, высококачественное.

Он ел пельмени и вареную кукурузу ножом и вилкой. Он вообще очень мало и редко ел, меньше, чем я. В Европе в принципе едят меньше нас. Он пил только молоко. Он употреблял удивительные выражения: «Ты права», «Никогда не говори мне сорри», «Что бы ты хотела на завтрак?» и «Я пошел варить воду для яиц».

Он удивлялся: «Как, и сегодня суп? Я за всю жизнь не съел столько супов, сколько за первый год русского брака». Он выбрасывал фрукты из-за малейшего пятнышка «опаснейшей» плесени и спешно выливал в раковину призадумавшееся молоко. Глядя на гречневую кашу, он с содроганием спрашивал, правда ли я буду это есть. Он пробовал раскусывать семечки, но так и не понял, зачем их искать по всему Лондону, если в любом супермаркете есть то же самое без шелухи. Русский веник и пододеяльник с квадратной дыркой посередине сразили его наповал.

Он приносил мне в постель чай, который сам не пил и не умел «варить», но ради меня научился управляться с пакетиком, и бутерброды из божественного солоноватого хлеба, который он сам и пек в хлебопечке, а еще свежий йогурт, который с вечера заквашивал в йогуртнице. Тогда это было невидалью в России, и мне казалось, что я попала на борт космического корабля из фантастического романа. Командир экипажа в белых джинсах, которые он сам же выстирал с вечера и нагладил с утра, стоял надо мной, дирижируя первым концертом этого грандиозного русского Тчайкофского, и следил, нравится ли мне завтрак. Сам-то он встал несколько часов назад и отремонтировал газонокосилку, заправил машину и выгулял собаку. Отремонтировать он смог бы и сам космический корабль, хотя учился только на врача.

Вечером, приехав с работы и застав меня за компьютером (профпривычка, работа и восторженные письма друзьям), он радостно спрашивал, когда я планирую закончить, чтобы ему быть готовым с ужином, который он готовил с микровесами, стальным термометром и секундомером, а подавал на разогретых тарелках.

Поедем мы в город или поужинаем дома? А главное, что я желала бы съесть? Я стала привыкать к постоянному вопросу: «Что бы ты хотела?», на который никогда не знала ответа. Я хотела бы сделать все дела, которых было море в новом доме, вот и все. Но я ничего не была должна. Главное, я не должна была уставать! «Мне не нужна домработница, я сам все умею, мне нужна счастливая женщина рядом!»

Он не разрешал мне рано вставать. Стоило заболеть моей голове, как меня почти за руку отводили отдыхать.

У меня не стало обязанностей, остались только права. Даже готовил муж лучше меня, во всяком случае, его любимое мясо. А больше всего он любил сэндвичи и всегда был готов закусить «хлебом с чем-нибудь, если у тебя нет настроения готовить».

Он хорошо зарабатывал, но ничего не тратил на себя. Одежду и обувь он донашивал дотла, но и тогда не желал с ней расставаться. Он всегда знал, где и как купить нужную вещь за четверть цены, но заболевал при одном виде магазина, ибо ненавидел шоппинг. Он помнил все книги по истории, биологии, палеонтологии, астрономии и химии, которые прочитал со школьных лет.

Неприхотливый и нетребовательный, веселый, заботливый, честный, все умеющий и все знающий, умный, щедрый, великодушный. С сердцем, как в Англии говорят, на правильном месте, и головой, прикрученной хорошо. Трудно было понять, как столько достоинств поместились в одном человеке, как кто-то мог с ним развестись и почему местные женщины не порвали его на сувениры.

Он говорил на шести языках, а мой вроде бы отличный университетский немецкий оказался крепко забыт. Мы подолгу, смеясь, со словарем выясняли бесконечные недоразумения. Но впервые в жизни мне казалось, что любимый понимает меня абсолютно.

Мой космический корабль приземлился на седьмое небо.

***

А мой иностранный муж считал, что это ему неслыханно повезло. Во-первых, моя неземная красота, о да, типично славянская при этом. Мое образование, моя профессия, моя работа, мой ум, откуда-то взятый им мой талант, мое происхождение от ученых родителей, репрессированных дедов и раскулаченных прадедов. Мой «золотой характер с вулканическим темпераментом, отсутствие потребностей и привычка работать пока не опрокинусь».

Бесконфликтность. Манера слушать во все глаза. Патологическая скромность и гиперзаботливость.

– Моя дорогая, так я рухну под грузом твоей опеки, – скоро заявил он. – Я уже большой мальчик и привык все делать сам. А мои родные? Ты все время подавала на стол! Они были очень смущены. Им так и не удалось уютно посидеть с тобой как следует. Давай-ка запрем кухню на замок и будем каждый вечер читать, гулять с собакой и смотреть телевизор.

Только один он нашел у меня изъян, и тот потешал его:

– Плииз, не вскрывай эту коробку по-русски. Не рви ее со зверским лицом на куски! Вот же надрез, и указано: Open here… И лучше бы не чинить посудомойку по-русски ударом кулака…

Он гордился моей манерой одеваться, ибо я единственная в стране носила юбки и даже ходила на каблуках. Я завязывала длинные волосы узлом «камея».

(Коротко стриженые англичанки в мятых серых шортах и футболках, не отличимые сзади от мужчин, которые держали их за руку, провожали меня глазами; мужчины оглядывались. Старушки в синтетических мочалистых курточках подходили погладить мой песцовый воротник.

Скоро «русский», он же «цыганский», стиль вошел в моду, и теперь на улицах Великобритании можно увидеть белые кружевные юбки под рваной джинсовой курткой и с сандалиями зимой, а летом – ажурные кофточки с мятыми шортами хаки и меховыми унтами. Шорты оказались непобедимы).

Мое героическое трудовое прошлое разведенной матери с ребенком в перестроечной России, сам факт наличия выращенного ребенка, мое чувство юмора, количество друзей и моя общительность, любовь к животным и возня с растениями, мои рисунки, лепка, вязание-вышивание и стихи – все вызывало у него восхищение. Ему было трудно понять, как столько достоинств могли уместиться в одной женщине, и о чем себе думали странные русские мужчины.

Было весело привыкать к новому имени «моё сокровище».

Как говорят специалисты по международным (т.н. межкультурным) бракам (а теперь есть даже такие специалисты), западного мужчину, уставшего от независимости его эмансипированных землячек, восхищают и притягивают славянская женственность, покладистость и семейственность как чудом сохранившиеся качества идеальной женщины из милого прошлого. При этом русским и славянским здесь считается все, что выросло на территории Советского Союза и говорит по-русски (как, например, моя подруга кореянка Оля из Казахстана).

Женившись на россиянке, западный мужчина вырастает в статусе и собственных глазах. Он теперь – не просто равный партнер, который должен каждый день доказывать свою состоятельность, чтобы не остаться в одиночестве, а глава семьи, опора, кормилец, универсальный справочник для ошеломленной, вдвойне счастливой, довольно беспомощной, немногословной красавицы в кружевах и мехах, заметно моложе его и с прекрасным образованием. (Эти русские, наверное, рождаются с дипломами, какая жалость, что здесь их не признают и ей остаются только дом и дети.) Славянки либо очень начитаны, либо отлично разбираются в музыке, либо и то, и другое. А как танцуют, как спортивны! Каждая легко встанет на эти штуки – ну, вы понимаете – и не опрокинется; они там все бегают по снегу и по льду, поэтому улицы в городах зимой не чистят и лучше путешествовать по их стране, когда тепло.

Неважно, добился ты чего-то в жизни или нет, если рядом такая женщина – сама по себе достижение, как золотая медаль, придающая блеск и цену твоей персоне. Свежеиспеченный муж россиянки чувствует себя патриархом в старые добрые времена, когда жена смотрела мужу в рот и не решалась без него показаться на людях, не говоря о том, чтобы бороться за власть, больше зарабатывать и по пятницам наливаться в пабе пивом до изумления, пока он равноправно сидит с детьми. Теперь уважение и благодарность ежедневно изливаются на его голову по самым неожиданным поводам, не говоря о постоянном теплом внимании, сочувствии и ласке. А слушает... Боже мой, как она слушает! Впервые в жизни кто-то действительно слушает его.

Возможно, она пока не улавливает все детали, но смеется и плачет она в полном соответствии со смыслом его речи. Похоже, что славянской женщине нужен и важен сам мужчина, его душа, мысли и чувства, даже настроение с утра, а не только его страна и деньги, как пугают газеты; и не только деньги, дети и секс, как, увы, бывает с вечно занятыми собой и бизнесом землячками.

Конечно, мы-то знаем, что любовь мужчины для русской женщины важнее всего на свете, где-то сразу после здоровья и сытости детей и родителей. Мужчина для нас – смысл жизни, высшее жизненное достижение, часто до полного растворения в нем. И хотя не всем такая эмоциональная зависимость жены под силу и не всякий способен выдержать столько счастья сразу, для уравновешенных иностранцев это неотразимо привлекательно. Как супер автомобиль, содержание которого, возможно, потом окажется не по силам.

Кроме того, европейская жительница или американка ни за что не пойдет замуж за человека старше ее лет на двадцать, если он не миллионер, а россиянка выйдет – лишь бы не алкоголик! Лишь бы человек хороший...

***

У мужей-европейцев и американцев при всем их разнообразии есть неизбежные общие черты. Как известно, они побаиваются обидеть женщину, заплатив за её ужин в ресторане. Им комфортно в белых брюках на полу аэропорта и в парке на траве. Они распаковывают чемодан, собравший пыль и микрофлору разных континентов, почему-то на постели, на белой простыне, а потом укладываются туда сами прямо в ботинках. Англичанин, заткнув пробкой раковину в общественном туалете, привычно вымоет в ней руки. Норвежца поразит отсутствие шампуня и салфеток в придорожном туалете. Вообще туалеты в России стараются сфотографировать все, с чего бы это?

Вернувшись домой, европейцы будут рассказывать, что не видели страны, потому что ездили пассажиром, зажмурившись, и только по случайности выжили на русских дорогах, где к правилам дорожного движения принято относиться философски: этот красный свет может гореть сутками, чего его ждать, а этот знак «Проезд запрещен» мог забыть здесь пьяный рабочий, поехали. К тому же вся страна ведет упорную партизанскую войну с ремнями безопасности.

Делая подарок, иностранец с детской гордостью сообщит, что приобрел его за со скидкой в 75 процентов. За четверть цены! Это придает особую ценность подарку и показывает его как достойного, рачительного жениха, который не будет швыряться семейным бюджетом. Глупо сорить деньгами вообще, а тем более в условиях бурной конкуренции и постоянных распродаж. Почему у русской женщины вытягивается лицо при виде наклейки «уценено»? Ведь сэкономлены общие средства. Ей же больше останется на типично русское мотовство.

О, русское мотовство! Скоро выяснится, что русская непритязательность – это миф.

Славянская жена убеждена, что в семью и в дом следует покупать только все самое лучшее, потому что считать деньги, когда речь идет о близких, стыдно. Чтобы оплатить приличные, по ее мнению, подарки на дни рожденья домочадцам, приходится брать кредит. Она ходит на шопинг, как в бой, выбирает платье или пальто так, будто выходит за него замуж, и может заплакать или заболеть, если он спросит, не подождать ли с туфлями до распродажи.

Первое время муж, выдав жене банковскую карточку от общего счета, будет пораженно переспрашивать, правда ли она купила что-то на такую-то сумму в таком-то магазине, или это банк шутит с ним шутки. Скоро муж перестанет задавать вопросы. И вообще читать отчеты о расходах из банка. Нужно беречь нервную систему, свою и жены. У русских еще не утолен потребительский голод советских лет, да и обычный голод дышит в спину каждому поколению в России, поэтому здесь нужны такт и терпение. Один аппетит за столом у бедной девочки показывает, что она голодала всю свою жизнь.

Еда – это вообще отдельная песня. Славянские жены не только умеют вкусно готовить, но и любят колдовать на кухне. Более того – считают своим долгом обеспечить семье горячую пищу три раза в день, хотите верьте, хотите нет. И какую пищу! Одни блинис, например, чего стоят. Русские не сбрызгивают их лимоном и не посыпают сахаром. Они мажут их маслом, вареньем и кислым кремом сметана и съедают штук десять, после чего не ложатся спать до понедельника и не умирают, а переходят к борщу и котлетс со спагетти, запивают это вкусной вещью кисел, который сам по себе стоит целого обеда, и не вызывают амбуланс из госпиталя, а идут работать! Только так они могут выжить на этом их немыслимом снек в своей Сайбириа.

Кто-то из иностранных супругов подсаживается на русскую еду, как на наркотик, кто-то толерантно позволяет дорогой супруге чудить, как ей хочется, а сам жует в сторонке свой крекер с сыром.

«Скажи мне, что ты ешь? Такого я еще не видел!» Мужья-иностранцы либо опасаются культового блюда русских борштч, уверяя, что его без последствий для нетренированного кишечника можно только нюхать, ибо пахнет-то он, конечно, хорошо; либо жить без него не могут и зовут волшебным красным супом с капустой, способным воскресить усталого человека из мертвых. Но никто еще не устоял перед пелмени – это, знаете, такие равиоли без шпината и стилтона, а с мясом.

Разница во вкусах обеспечивает мультикультурной семье маленький спектакль каждый день.

Мужья-иностранцы во все глаза смотрят, как русские едят жареную курицу и вареную кукурузу руками, держа ее, как белка орех, и ловко обгрызая со всех сторон. Русские жены каждый день забывают полить картофель фри уксусом, едят торт не десертной вилкой, а чайной ложкой и кладут в макароны сливочное масло, а в чай – кусок лимона! Вообще славяне едят все, что видят, даже арахис из отдела товаров для белок и птиц.

Лес имеет для них культовое значение. Им необходимо бывать там с той же регулярностью, что верующим на исповеди. Но русских туда гонит голод. Оказавшись в лесу, они тут же исчезают из виду: ищут дикие шампиньоны, которые потом будут варить и тоже пытаться есть!

С почти религиозным благоговением мужья-иностранцы относятся к рассказам об этих русских морозах, от которых нормальные люди умерли бы еще не выйдя из дома, и любят послушать рассказы о холоде, как дети – страшную сказку на ночь; а так же к этой знаменитой русской водка, которую, говорят, русские мужчины наливают себе в мюсли по утрам и из-за которой их, мужчин, в России осталось так мало; а также к перестройка, после которой, к счастью, стало возможным жениться на стильных и домовитых русских красавицах. В России некрасивых женщин нет, там красавицы голливудского масштаба ходят по улицам без телохранителей и в одиночестве растят детей; в турпоездке по стране человеку незакаленному обеспечены эстетический шок, гормональная буря, вторая молодость и потом неизлечимая ностальгия на всю жизнь. После такой поездки мужчина больше не в состоянии жениться. Не то что вы подумали, а просто, зная теперь, как бывает, он уже не сможет обречь себя на одну женщину на целую жизнь.

***

Если говорить серьезно о той части лиц мужского пола на западе, что находится между принцами, миллионерами, знаменитостями – с одной стороны, и некондиционным материалом вроде алкоголиков, наркоманов, психически больных, калек и патологических личностей – с другой, то есть о большинстве, о нормальных людях с хорошим характером и прочим, то у них, конечно, есть и общие качества поинтереснее. Как правило, это надежные, заботливые мужья, для которых даже анекдоты о любовницах – дурной тон, а семья – высшая ценность. Жена для них – как доброе вино: с годами становится только дороже; дорогой товарищ, с которым прожит век, пережиты беды и радости, дома, чины, болезни, аварии и похороны, с кем выращены дети и внуки; а старый друг лучше новых двух.

Это на каждом шагу можно наблюдать на улицах, в кафе, в кино, театрах, парках, это написано на лицах. Стоит несколько раз проследить взглядом за пожилыми и совсем старенькими супругами, трогательно держащими друг друга за руки или покупающими обоим вечерние костюмы и шляпы на свадьбу внучки... Совместный шоппинг – супружеский долг, тест на преданность мужа: для мужей в магазинах обустроены специальные загончики, как для детей, только с креслами и газетами, куда их можно водрузить отдышаться до ланча с кока колой и чипсами, обещаю!

Стоит насчитать с десяток молодых и не очень отцов с колясками, детьми и собаками гуляющих в парке, отметить с платонической ревностью бережно-уважительное отношение высоких привлекательных мужчин к их партнершам, часто менее красивым, заметно старшим, толстоватым, принципиально игнорирующим косметику (а про декоративную функцию будничной одежды и ее возможное использование для обозначения пола на западе, похоже, совсем забыли) – как наши женщины понимают, что иные, параллельные, обетованные, миры есть – и в один из них они попали.

Такие мужья в случае тяжелой болезни жены бросают не ее, а работу, чтобы ухаживать за любимой женщиной; а оставшись после ухода жены с тремя детьми, из которых один инвалид, будут с любовью растить их сами.

Он не предадут семью, не изменят, не бросят на произвол судьбы. И мысли такой нет. Законодательство не позволяет, традиции велят, и, похоже, примерное отцовство впечатывается в генотип. Да и развод, скажем прямо, для мужчины себе дороже...

Европейский, американский муж не инфантилен. Он сделает все, что в его силах, чтобы его семья не нуждалась. Он с удовольствием уйдет в декретный отпуск по уходу за дитем. Он будет готовить каждый вечер, если жена заканчивает работу на час позже него.

Скорее всего у мужа-иностранца будут хорошие отношения с бывшей женой, а с ее родными уж точно. Это приятная особенность. Всегда лучше знать, что ожидает тебя в случае чего.

Пожалуй, сказанного уже достаточно, чтобы довести до обморока, не правда ли? По меньшей мере это объясняет, почему наши женщины так мечтают выйти замуж за рубеж.

***

Известная у нас писательница, прожившая в Лондоне четверть века, тоном эксперта сказала мне, что рада за моего мужа: «Мужики здесь от благополучия болеют депрессиями. Им незачем жить, потому что не с чем бороться. Нет настоящих трудностей, достойных проблем. Адреналин не вырабатывается. Метафизически, хронически скучно. Но Ваш теперь спасен. Вы обеспечите ему фронт забот. Одни ваши документы на жительство, одно ваше незнание языка… Одни ваши родственники и друзья! Он еще не знает, что, женившись на Вас, он женился на половине России! Со всеми их проблемами в придачу!»

Она знала, о чем говорила.

Проходит время, а вместе с ним – ошеломленность счастьем, незнание языка и вынужденная молчаливость. Начинается неизбежное в любом партнерстве время, когда наружу выходят недостатки обоих и проясняется расстановка войск, то есть кто в доме хозяин. Наши женщины, которые еще так недавно с облегчением сбросили непосильную ношу ответственности за все и были счастливы весь день не выходить из кухни, начинают томиться в четырех стенах от мелкости проблем и тесноты размаха. Справившись с таким, что мужьям и не снилось, у себя на родине, одолев такой переезд, такую перемену в жизни, теперь в этом лакированном игрушечном мирке они в растерянности ищут, с чем справиться еще, на чем заработать выброс адреналина, на что направить бурный поток душевных сил.

На акклиматизацию, дорогая! На овладение языком в совершенстве, на вождение автомобиля, на поиск работы и карьеру.

Но нет. Пока нет. Не так сразу!

Сначала дома порядок наведем.

Теперь у них на все находится собственное, отличное от мужниного, мнение. Бедняга обнаруживает, что его русская половина полна странных принципов, и она стоит за них насмерть. Войти в дом, тем более на кухню, в ботинках, даже если ты прошел пять метров от машины по собственному чистому дворику, и, наоборот, в носках по двору, оказывается себе дороже. Положив ноги на стол, рискуешь не только ботинками, но и головой! Она раздает подзатыльники детям, не заботясь о юридических последствиях. Она полна идей. Он больше не имеет права одеваться как можно дешевле, проще и удобнее, а должен лосниться, как адвокат Ее Величества, отправляясь к собственной матери на Рождество! Переодеваться, возвращаясь домой, слыхали ль вы! А эта пресловутая русская национальная идея «тапки» ! Это настоящая мания преследования тапками!

Это террор чистотой и порядком – в наше-то время, когда все живут по принципу «Если камень на дороге мешает тебе пройти, не трудись пинать его в сторону, а обойди». Качество жизни – не в красоте стенки с хрусталем, не в хрусте крахмального пододеяльника, не на столе, заставленном едой, а в том, сколько у тебя свободного времени, сколько книг ты прочитал, сколько стран объездил, сколько раз смеялся за день, сколько удовольствия от жизни получил.

Но у славянской жены все иначе. И в доме, пропахшем едой, кипяченым бельем и французскими духами, начинает опасно попахивать независимостью и жареным. Она, недавно ловившая каждое слово как откровение, теперь посмеивается над его сетованиями на трудности жизни, пробки, инфляцию, продажность властей, бестолковость сервиса, уровень преступности и скверную погоду. Она все больше берет на себя. Вчера еще не умевшая отправить письмо, сегодня она дает ему советы по работе! По его работе! И неглупые советы…Ее распирают проекты по открытию бизнеса, непременно совместного с кем-нибудь в России. Она критикует социальное, государственное и политическое устройство его страны.

Она все еще слушает его, как никто, – этого у русских не отнимешь – но она не слушается! Она все делает по-своему! Вроде бы мягкая и уступчивая, но кто из них подчинил кого? Кто в доме главный?

У нее, конечно, золотой характер, но он из металла! А главное, сколько его там!

Муж слышал раньше про иррациональность, противоречивость и загадочность русской души и даже пробовал читать Достоевского, но только теперь он начинает понимать, что такое необузданная эмоциональность на практике.

Он слышал, что русский отдаст последнюю рубашку другу в беде, но не предполагал, что она может оказаться его собственной рубашкой. Он читал про общинный строй, про выживание вопреки государству за счет взаимопомощи и связей, но не ожидал, что в его жизнь вместе со славянской невестой войдет целая очередь к их мавзолею.

А родня! Он был наслышан про глубокую преданность русских женщин своей семье и предвкушал это счастье, только не догадался, что не он один будет ее объектом. Что глубина привязанности к детям, родителям, братьям и сестрам, мера взаимной гиперопеки и откровенности будет зашкаливать, как и телефонные счета, и расходы на авиабилеты, и списки обязательных подарков в Россию – они там обмениваются подарками, как прохожие улыбками. И это вам не книжка на день рожденья и не букет на юбилей… И всегда нужно кого-нибудь за что-нибудь хорошо отблагодарить в России! При этом сами они штопают одноразовые колготки и стирают пакеты из-под еды!

Муж гордился тем, как я выгляжу на людях, но однажды сказал, что устал от моей домашней юбки, которую он видит на мне десятый год.

Устал! Не такая уж она и тяжелая. Ее еще за десять лет не сносить.

Сидя в машине, он стучал по рулю и яростно чесался, не в силах поверить, что русской женщине нужен час, чтобы собраться и одеться для выезда в магазин за собачьим кормом...

Ему самому гости из России везут почему-то исключительно водку, и как говорит жена, самую дорогую. Чтобы он делал с этой коллекцией, если бы они сами ее не выпивали!

В его доме теперь постоянно кто-то либо живет, либо останавливается проездом, либо, заскочив на минутку, пьет водку и плачет всю ночь. Он пытался входить в курс дела, но его нервы не выдерживали неприличных подробностей и криминальных реалий их судеб; единственное, что тут можно было сделать – это выписать чек из того, что еще оставалось. Пока оставалось...

Новости от его новых российских родных и друзей – как правило, пугающие -– держат его на постоянной адреналиновой игле. Он ощущает себя благотворительным фондом и командой спасателей одновременно. Он чувствует себя человеком!

Но, сев за стол со своей русской семьей, он через час сбегает, вызвав себя со второго мобильника по срочному делу, потому что столько ему просто не высидеть, не съесть, не выпить, не выслушать и не выговорить!.. А то еще запоют!

А поездки в эту огромную, холодную, невыносимую, неотразимую страну, пропахшую бензиновой гарью, сигаретным дымом, дивным хлебом и туалетами; где все постоянно либо ругаются, либо дерутся, либо выручают друг друга из беды; где, кажется, все дают взятки друг другу и где дождь на ходу превращается в лед, а асфальт – в непроходимое месиво; где его принимали как принца Уэльского, где он чуть не умер от переедания и похмелья, а снегоуборочный комбайн похоронил под тонной снега его машину!

Он слышал, что в обычаях женщин в России останавливать лошадей на бегу и первыми входить в загоревшийся коттедж, но думал, что это метафора. Увы, его славянская «девочка-жена» в трудных ситуациях проявляет силу характера пожарного на ипподроме, а легкие ситуации шутя превращает в неразрешимые, скрестив на груди руки этим вызывающим русским жестом «видала я вас всех».

Жизнь приобретает напряжение в 220 вольт. Ссоры принимают эпический трагизм. О, эта русская неистовость!

Он живет на вулкане, ежедневно испытывая полный спектр эмоций от шока до обморока, но сожалеет только о том, что нашел свой вулкан так поздно. Где ж я раньше был? Я только начинаю жить!

Говорят, что даже в случае развода, прокляв всё, едва придя в себя, бывший муж русской жены начинает искать себе … русскую жену.

***

Судьбы наших женщин за границей складываются очень по-разному. Многие действительно счастливы. Увы, не счесть криминальных сюжетов. Неудачных попыток больше, чем мы, наверное, будем когда-нибудь знать. Число разводов, говорят, высоко, хотя и не подсчитано точно. И никто пока не знает, каков процент браков удачных, как долго супруги из разных миров могут быть счастливы вместе.

Но даже в сложных случаях мало кто возвращается назад. Наши женщины с их российской закалкой не пропадают: находят работу, выходят замуж второй, третий раз, до победы, часто успокаиваясь на российских иммигрантах. Преподают языки, получают новое образование или подтверждают дипломы, открывают свой бизнес (как правило, связанный с Россией). А главное для них, что в лучшую жизнь вывезены дети.

***

Тем не менее массовый исход женщин из страны пошел на убыль. Наибольшее их количество оставило Россию в 1997-1999 годах, и с тех пор свадеб с иностранцами играют все меньше.

Взаимное разочарование? Думаю, до него далеко, хоть и подпортили нам репутацию юные брачные аферистки из России. Америку и Европу выпотрошил и продолжает сотрясать кризис. Славянская жена, только на оформление и переезд которой нужно не меньше двадцати тысяч долларов, становится роскошью.

Для спасения от депрессии иностранцам теперь хватает своих собственных проблем.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов