Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.07.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+14° / +21°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1878 (ст.ст.) – В деревне Ташсу Казанского уезда (ныне Высокогорский район) в семье муллы родился Садри Максуди, видный общественный и государственный деятель. Депутат Государственной думы двух созывов от Казанской губернии.

    Подробнее...

Этикет - это разум для тех, кто его не имеет

Сегодня мы обращаем ваше внимание на область исторических знаний, которая лежит несколько в стороне от больших событий и важных персон. Тем не менее знать эту историю не помешает никому. Речь идет об истории этикета. Воспользуемся для этого интересной книгой «Все об этикете. Книга о нормах поведения в любых жизненных ситуациях», изданной в Ростове-на-Дону в 1995 году (авторы-составители И.Крохина и А.Крупенин).

Жесткая фраза, вынесенная в заголовок,  принадлежит Вольтеру. Отдадим ему дань в умении говорить афористично и зло и спросим (у самих себя, в первую очередь): а почему, собственно? И отвечать начнем издалека и по порядку.

Французское слово «etiquette» вошло во все языки мира, и давно воспринимается без перевода. Между тем, столь единодушное, единообразное понимание этикета стало оправданным, вероятно, лишь совсем недавно.

Собственно говоря, саму историю этикета принято отсчитывать где-то века с 16 – когда этикет стал способом (а часто и смыслом) существования королевских дворов Европы. Галантный век во всем галантен. Возможно, публика скучала; а, возможно, монархи абсолютизировали свою власть любым мыслимым способом – регламентируя жизнь своих подданных на каждом шагу, и сами, подчас, становясь рабами и жертвами пышных и слегка нелепых (если смотреть с высот прошедших лет) церемониалов.

Как бы то ни было, но в 16 веке «этикет» означал свод правил поведения при дворе монарха. В этих недрах он зародился – в этих недрах и процветал. И за пределами его влияния осталась, по сути, целая жизнь – жизнь простого народа, крестьян и ремесленников, становящегося «цеха» интеллигенции, а также жизнь воинов, чиновников, людей искусства (не допущенных ко двору), маргиналов различного толка и многих, многих других.

Но так ли это на самом деле? Стоит ли считать,что кромепридворной публики никто этикета не знал и ни в какие церемонии не играл? Может, в самом понимании слова «этикет» нужно что-то подправить? Можно ли говорить о том, что церемонии – в самом широком смысле этого слова – были изобретены лишь в 16 веке и лишь в среде придворных?

Или все же стоит говорить о том, что подобное узкое понимание слова «этикет» сложилось исторически и пора взглянуть на проблему шире? И тогда надо будет признать тот очевидный факт, что в 16 веке появился не институт этикета как таковой, а лишь некий кодекс поведения и чести, сложившийся и укрепившийся при королевских дворах Европы. Он и получил название «этикет». И именно с 16 века это слово, вместе с правилами придворной жизни, зародившимися в среде обитателей Версаля, стало распространяться но миру, проникая во все языки без перевода и особых комментариев.

Попробуем рассмотреть этикет как специфический институт общественной жизни. Этикет – как свод норм, правил общения людей между собой, поведения каждого конкретного человека в обществе – и той социальной среде, где он живет, с членами которой взаимодействует. Поэт сказал: «Моя свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается нос моего ближнего». «Носы ближних» окружали человека с древнейших времен, уже при первобытно-общинном строе существовало четкое понимание того, кто есть «ближний» и чем грозит неосторожное обращение с носом «дальнего».

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» (V век до н. э.) есть такие строки: «Те поступки других, которых человек для себя не желает, что самому не приятны, пусть не делает другим людям». Известны библейские изречения: «Что ненавистно тебе самому, того не делай никому», «И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки», «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».

Те же по форме и смыслу слова находим мы и в древней этике: «Остерегайся сам того, чего не одобряешь в других» (Катон), «Не делай сам того, что ты порицаешь в других» (Публий Сир). Как пишет Диоген Лаэртский, на вопрос: «Какая жизнь самая лучшая?», древнегреческий философ Фалес ответил: «Когда мы не делаем того, что осуждаем в других». Известный русский писатель и мыслитель XVIII века Д.И. Фонвизин как бы разбивает это правило на две части, употребляя понятия «беспорочность» и «добродетель». Беспорочность он поставляет себе правилом не делать того другому, чего бы не пожелал себе, а добродетель – «распространяет сие правило гораздо далее и велит делать то другим, чего пожелал бы себе».

Каждое общество, каждая общественная группа вырабатывает свою собственную систему ценностей, а значит, и свои критерии «должного» поведения. А фактически во все времена каждый человек сам выбирал ту «золотую середину», которая определялась требованиями общества и собственными критериями возможного.

Этикетные пpавиласоставляющая сложной системы нравственной сферы жизнедеятельности человека. Основными структурными частями этой сферы являются: – нравственные отношения; – нравственная деятельность; – нравственное поведение.

Нравственные отношения – это совокупность поступков, совершенных не по соображениям выгоды, а по велению совести, по критерию справедливости и добра. Первоосновой, исторически первой формой нравственных отношений является дружба. Из нее позднее произросли товарищество, сотрудничество, взаимопомощь, любовь. История нравственности знает множество различных форм общностей людей, основанных на чувстве дружбы и привязанности: мужские и женские союзы, побратимство и посестримство, монашеские ордена, религиозно-нравственные союзы и братства.

Особое место среди нравственных отношений занимают отношения семейно-брачные. Формы семьи отличаются многообразием и изменчивостью. Прочные связи между людьми, формирующиеся на основе нравственного выбора, возникают уже в первобытном обществе (побратимство и посестримство). В дальнейшем создаются общности, основанные уже не на кровнородственных связях, а на совпадении нравственных ценностей, например, институт монашества. Монашеские объединения стали возникать у некоторых народов почти одновременно с распадом первобытно-общинного строя. Например, в Индии они первоначально были братствами нищенствующих.

Разорение общинников и обнищание их являлось как бы «обратной стороной медали» – накопления богатства родовой знатью, военной верхушкой и жречеством, которые прибрали к своим рукам общинные земли и другие богатства, принадлежавшие ранее родам. Нравственность обязательно присутствует во всех отношениях между людьми – не только в дружеских, но и в экономических, политических, правовых.

Нравственная деятельность существует в двух планах.

Прежде всего как нравственно-воспитательная деятельность. Это передача подрастающему поколению духовных ценностей, накопленных предшествующими поколениями. Нравственная деятельность составляет нравственный мотив любой деятельности – производственной, политической, научной, творческой. Это желание совершить добро, исполнить долг, отстоять личную честь и достоинство и т.д.

Во-вторых, это нравственные переживания – чувства симпатии и антипатии, негодования и одобрения, привязанности и отвращения, доверия и недоверия, которые составляют, по-видимому, самый древний пласт нравственной структуры человека. В нем угадываются социальные инстинкты, полученные человеком в наследство от своих биологических предшественников. Например, чувство стыдливости у девочек появляется с первыми признаками формирования пола, в том возрасте, когда о нравственности еще не может быть и речи. Это чувство есть исключительно человеческое свойство, несомненный признак человечности. Животным чуждо чувство стыда, у них отсутствуют даже отдаленные аналогии такого чувства.

Нормы нравственного поведения обладают устойчивостью и определенностью. Они фиксируются обычаями, которые соблюдаются неосознанно, ибо являются стереотипами поведения и отношений, нормами быта и поддерживаются силой традиций. Например, левират – обычай, но которому вдова имеет право (или обязана) выйти замуж за брата покойного мужа. Это пережиток групповых брачных отношений, которые давно исчезли, а обычай продолжает существовать в быту некоторых народов.

Коль скоро мы договорились называть этикетом всю систему устоявшихся отношений между людьми (в рамках конкретного народа, социальной группы, исторической сообщности), то стоит поговорить о том, что означают термины, которыми мы столь легко пользуемся в повседневной жизни, редко задумываясь над их реальным содержанием и смыслом. Что есть «обычай», чем он отличается от «традиции», от «манеры поведения»?

Обычай Это определенный порядок поведения людей в обществе. Он складывается исторически. Социальная жизнь при всем ее многообразии и сложности характеризуется частой повторяемостью сходных ситуаций, которые требуют от людей однотипных поступков. К «обычаям» (в самом широком смысле слова) относятся приемы и способы труда, повторяющиеся в рамках определенного общества, формы общественно-политической деятельности, брачно-семейной жизни, взаимоотношения людей в быту, религиозные ритуалы и т. п.

Через обычаи происходит передача форм массовой деятельности от коллектива к личности, от поколения к поколению. К обычаям в более узком смысле слова относят те действия, которые передаются стихийно. Поэтому, например, к обычаям нельзя относить нормы, предусмотренные какой-либо инструкцией, или правила, исполнение которых поддерживается государством.

Обычай – это элемент принятого в обществе образа жизни. При развитии общества происходит ломка обычаев, борьба старых и новых обычаев. Мы это очень хорошо испытали на себе, поскольку живем в эпоху больших, можно сказать – глобальных перемен.  

Традиция  – это разновидность (или форма) обычая, отличающаяся особой устойчивостью и усилиями людей сохранить унаследованные от предыдущих поколений формы поведения. Для традиции характерны: бережное отношение к существующему укладу жизни как к культурному наследству прошлого, внимание не только к содержанию поведения, но и к внешним его проявлениям, к стилю, в результате чего внешняя форма становится наиболее устойчивой.

Если эта форма строго канонизируется и начинает доминировать над содержанием поведения людей, традиция становится обрядом, переходит в ритуал. Каждое общество имеет свою меру традиционности, она определяется потребностью в гармоничных отношениях между разными поколениями. Часто традиции культивируют изживший себя уклад жизни – и тогда они становятся тормозом, препятствием на пути развития общества.  

Манеры  – это способ держать себя, внешние формы поведения и обращения с другими людьми, совокупность свойств речи (употребляемые выражения, тон, интонация) и характерные для человека походка, жестикуляция, мимика, и, наконец, то, что принято называть «манерой одеваться».

Манеры регулируются этикетом. Отношение к ним различно у различных социальных групп. Аристократический взгляд на манеры рассматривает их как выражение прирожденного благородства представителя «высшего» сословия или как внешний лоск, характеризующий принадлежность человека к «светскому» обществу. Демократическое понимание манер исходит из того, что внешняя красота и изящество должны быть выражением внутренней чистоты и красоты, внешним проявлением нравственного облика личности.

Еще совсем недавно хорошие манеры рассматривались как форма повседневного выражения скромности и сдержанности человека, умения контролировать свои поступки (самоконтроль), внимательного и тактичного обращения с людьми (чуткость, уважение). Сегодня с манерами происходит что-то странное. Уже не зазорно ругаться матом даже в высших уче6ных заведениях, со страниц газет, журналом и даже художественных книг. Скромность перестала быть добродетелью. Наоборот, помогает жить нахальство.

Недостаток манер или их неопределенность, как в наше время, вносит в межчеловеческие отношения мелочное напряжение, неловкость. Избыток, именуемый обычно манерностью, также не способствует гармоничному общению. Найти точную меру во внешних формах поведения особенно сложно в современных условиях динамизма жизни и быстрой смены моды. Поэтому приличные манеры все больше зависят от внутренней культуры, моральной глубины и такта личности.

Строгая регламентация поведения и общения людей пронизывает всю человеческую историю. И эта регламентация имеет глубокий смысл.

Правила поведения возникли в глубокой древности, еще при первобытно-общинном строе. Они отличаются широчайшим многообразием у разных народов и в разные времена. Все правила можно типологизировать по нескольким признакам.

Во-первых, по социальным общностям: сословиям, класcaм, корпорациям. Например, в феодальном обществе правила поведения барина и крепостного крестьянина различались кардинальным образом. Спесивость, высокомерие, щегольство, чванливость, церемонность считались естественными для барина. Для крепостного крестьянина считались обязательными такие нормы поведения, которые выражали и закрепляли его смирение, кротость и послушание. Через всю историю человеческого общества проходят писаные и неписаные правила поведения для военачальников и рядовых солдат, вельмож и челяди, рабовладельцев и рабов, мастеров и подмастерьев.

Во-вторых, правила поведения следует типологизировать по полу и возрасту. Для людей преклонного возраста нормально то, что дурно для человека молодого. Народный обычай запрещает молодежи сидеть в присутствии старших, перебивать их в разговоре... Существенным образом различаются правила поведения мужчин и женщин, юношей и девушек.

В-третьих, поведение с точки зрения этики есть поведение нравственное и поведение безнравственное. Нормы нравственности в силу тех или иных исторических обстоятельств изменяются, поэтому меняется представление о нравственном и безнравственном поведении. Бывает, что обычаи надолго переживают конкретно-исторические обстоятельства их возникновения и поэтому в новых условиях кажутся бессмысленными и непонятными. Например, кувада – обычай, по которому во время родов жены муж обязан в унисон с роженицей кричать и стонать, является пережитком матриархата, но он кое-где сохранился.

Существуют ли некие общечеловеческие правила, которые признаются (или могли бы использоваться) людьми различных социальных групп, разных возрастов, разных стран и народов? Таких единых, общечеловеческих правил нет, хотя есть общий принцип, на котором они строятся. Этот принцип – так называемое «золотое правило нравственности», которое в той или иной форме является критерием нравственного поведения всех цивилизованных народов. И существует это правило на протяжении всей истории человечества. Во всяком случае, в известных дошедших до нас памятниках культуры почти за две с половиной тысячи лет.

Менялись народы и цивилизации, но «золотое правило» оставалось. Языки первобытных народов дают множество достоверных свидетельств относительно происхождения некоторых нравственных понятий и обычаев.

Например, язык тасманийцев, дольше других народов сохранивших отношения каменного века, является драгоценным источником по истории нравственности. Словарный состав тасманийского языка крайне беден (всего несколько сотен слов). Тасманийцы не создали даже слов для выражения таких понятий, как «холод», «тепло», «длина», «ширина», «высота». Для обозначения твердости они говорили «как камень», о горячем они говорили «как огонь» и т. д. Тасманийцы умели считать только до 10, пользуясь для счета пальцами рук. Они не ведали понятий религиозно-мистического характера: «дух», «душа», «черт», «дьявол», «бог», «привидение», «призрак», «загробный мир» и др. Однако для обозначения существенных нравственных качеств человека у тасманийцев существовал достаточно богатый набор терминов: добрый, веселый, тихоня, угрюмый, злюка, сварливец, бесстыдник.

Эта особенность тасманийского языка подтверждает предположение о том, что нравственные оценки людей составляют, по-видимому, древнейший пласт понятийного мышления.  

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов