Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.07.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+14° / +21°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1878 (ст.ст.) – В деревне Ташсу Казанского уезда (ныне Высокогорский район) в семье муллы родился Садри Максуди, видный общественный и государственный деятель. Депутат Государственной думы двух созывов от Казанской губернии.

    Подробнее...

Как вас теперь называть?

Недавно попала в довольно глупую ситуацию. Поскольку у меня плохая память на имена, стараюсь каким-то образом компенсировать это в общении. Например, обращаясь к собеседнице женского пола, говорю: «Барышня». На мой взгляд, это приятное обращение для особы любого возраста. Во всяком случае, мне самой оно нравится. Так вот, однажды в ответ услышала от молодой особы прямо-таки отповедь.

Мне буквально приказано было больше к ней ТАК не обращаться.

К сожалению, у носителей русского языка при обращении друг к другу довольно часто возникают проблемы. В отличие, скажем, от поляков. У них даже в эпоху всеобщего равенства никто не посягнул на обращения «пан» или «пани». Пани – и начальница в конторе, и лифтерша в доме, а пан может работать и в шикарном офисе, и в токарном цехе. И никакого сословного подтекста.

Возвращение из «социалистической» эпохи в капиталистическую произошло в этом смысле без всяких потрясений. Давно в Польше не была, а потому не знаю, зовут ли по-прежнему «пан» и «пани» современную варшавскую бедноту. В этой стране есть другие формулы обращений, например: «пани доктор», «пани учительница», «пан начальник». Кроме того, польский язык имеет универсальную форму обращения к собеседнику – в третьем лице. «Женщина (товарищ, продавец), покажите мне вон те духи», – скажите вы по-русски.

«Прошу пани, покажите мне эти духи» – так эта просьба звучит по-польски. Надо сказать, что не только у поляков нет проблем с обращениями.

Многие языки предлагают даже варианты, например, к девушке в Париже принято обращаться «мадемуазель», к женщине – «мадам», в Америке – «мисс» и «миссис», в Германии – «фрейлин» и «фрау». Это совсем не то, что «девушка» и «женщина» по-русски. У мужчин во всех языках – одно слово: у французов – «мсье», у англичан – «мистер», у немцев – «герр».

В некоторых странах при этом совсем не обязательно называть фамилию или должность, достаточно, скажем, «мсье». В восточных странах слов прямого обращения нет, но в разговоре принято добавлять к имени собеседника уважительные частицы: «бей» – в турецком языке, «сан» – в японском.

По-татарски скажут: «Мустафа-абый», более уважительно – «Мустафа-ага», более официально – «Мустафа-эфенди», «Хадича-апа» (среди своих), «Хадича-ханым» (в остальных случаях).

Обращения во все времена были самым непосредственным образом связаны с социальным местом человека. Мало кто знает, что в Древнем Риме к Юлию Цезарю обращались просто «Цезарь». С укреплением императорской власти начали вырабатываться особые правила общения с монархом. Четкие иерархические отношения – согласно титулам – ввел император Константин.

Придворный этикет предписывал даже количество и конфигурацию линий, которые должны вычерчивать при реверансе министры, герцоги и прочие представители знати. Конечно, сегодня это выглядит смешно, как мы могли заметить, наблюдая за реверансом иноземного посла в фильме «Иван Васильевич меняет профессию».

Русские обращения, четко закрепленные по иерархической лестнице, появились в январе 1722 года, когда Петр I ввел в обиход Табель о рангах. Все чины подразделялись на три типа: военные, статские (гражданские) и придворные, каждый тип в свою очередь делился на 14 классов. Табель о рангах насчитывала 262 должности, и каждой соответствовал тот или иной социальный статус, а потому обращения были разными. Господ-товарищей в чинах первых двух высших классов следовало называть «ваше высокопревосходительство», чины 3-го и 4-го классов были просто «превосходительствами», 5-го класса – «высокородиями», 6-8-го классов – «высокоблагородиями», с 9-го по 14-й класс чин был небольшой, тянул только на «благородие».

Позднее жесткие правила были распространены даже на жен чиновников. В 1742 году был издан указ, позволявший носить шелка, парчу или кружева только особам первых пяти классов. Женщинам, не имевшим ранга, запрещалось носить бархат.

До октября 1917 года, когда российское общество делилось на бедных и богатых, знатных и незнатных, в общении с простолюдинами вполне доставало слова «человек». Так обращались к официанту в кабаке, продавцу в лавке, дворнику и камердинеру. В некоторых домах прислугу звали просто: «Эй!» Кстати сказать, именно так предписывалось правилами старинного придворного этикета.

По литературе мы знаем случаи, когда в доме все горничные имели одно имя – так было удобно хозяевам. Люди богатые и знатные по-русски друг к другу могли не обращаться, поскольку говорили больше по-французски.

После Октябрьской революции в России все слои общества получили равное право на уважение, а значит – и на имя. А потому не стало ни «господ», ни «высокоблагородиев», ни «человеков». Ломке подвергся весь этикет, что не всегда было хорошо. Отменялась, в частности, услужливость кавалеров перед дамами – потому что женщина перестала быть дамой и перешла в класс «товарищей».

От старого времени осталось разве что слово «дама», но произносили его как-то странно: «За мной тут еще одна дама стояли». Именно так, во множественном числе.

Пролетарское «товарищ» в некоторых слоях российского общества вызывало классовое отторжение, но желающих зваться, как прежде, «господами» было маловато. В Москве и других российских городах постепенно прижилось одесское «товарищ», которое практически вытеснило другие варианты, в том числе официальное «гражданин» или ласково-фамильярное «гражданочка».

Это было обращение для всех случаев жизни, для всех возрастов, для мужчин и для женщин. Это было не просто обращение, а своего рода пароль. В определенных кругах даже говорили: «Тамбовский волк тебе товарищ». В этих кругах принято было говорить: «гражданин начальник».

На зоне больше приняты клички. Знающие люди утверждают, что обращение «козел» может стоить здесь жизни, поскольку нет оскорбления сильнее. Про клички – плохие и хорошие – разговор особый. Ограничусь тем, что дам один совет.

В некоторых семьях принято называть друг друга разными ласковыми словами – «киска», «лапушка», «солнышко». Слов нет – приятно. Этикет дозволяет среди своих какие угодно обращения. Помните, что на людях такие обращения сочтут признаком невоспитанности. Существует немало семей, где в присутствии посторонних вообще принято обращаться друг к другу по имени-отчеству.

Вряд ли кто объяснит, почему закрепились половозрастные варианты обращений: «мужчина», молодой человек», «женщина», «девушка». Не скрою, приятно, когда тебя вдруг назовут «девушкой» – с годами такое обращение греет душу больше, чем в молодости. Но если услышу «бабушка» или даже «бабуля», настроение будет на весь день испорчено, хотя по возрасту так, куда деваться...

Не приходилось слышать, чтобы мужчина в годах обижался на обращение «молодой человек». А вот слово «старик», думаю, вряд ли кому понравится.

Сразу после революции проблема с обращениями была столь серьезна, что обсуждалась в средствах массовой информации, особенно среди российской интеллигенции, которая очень не хотела принимать новые правила общения. Звучали даже предложения узаконить некогда существовавший на Руси эквивалент – «сударь», «сударыня». Но эти обращения почему-то не прижились. Как сейчас не хотят приживаться слова «господин», «госпожа».

С какой бы интонацией их не произносили, все равно чувствуется некоторый иронический подтекст. Может, потому что «промеж себя» мы знаем, что господ среди нас пока еще нет. Ведь право на такое обращение в языковой практике России давало не только и не столько богатство, сколько особый духовный статус личности.

«Господа» отличались воспитанностью и образованностью, знали иностранные языки, фехтовали, ездили на лошадях, имели постоянные ложи в театрах...

В литературе по этикету воспроизводится такой исторический эпизод. К одному из английских королей обратилась его няня с просьбой сделать ее сына джентльменом. Король ответил так: «Я могу сделать его графом, но джентльменом он должен сделать себя сам».

Мы во многом еще остаемся друг для друга «товарищами», и я не вижу в этом ничего плохого. Тем более что наше отношение к этому слову как к одному из атрибутов прежней жизни во многом условно. Товарищ – совсем не обязательно соратник по партии. Это и человек, дружески расположенный к кому-то – так определяет это слово Толковый словаря С.И.Ожегова.

А в некоторых странах есть даже должность, которая так называется, например, товарищ министра...

Особо умелые предпочитают вообще обходиться без обращений. Выручают другие правила этикета. Это несложно в общении со знакомыми, которых можно назвать просто по имени-отчеству. Тем более что у нас это принято. Есть страны, где обращение по имени (отчество – чисто российское явление) сочтут за неуместную фамильярность.

Трудности в общении с незнакомыми людьми каждый преодолевает самостоятельно. Язык трудно подчиняется командам и весьма сложно адаптируется в новых общественных условиях. Особенно если эти условия меняются кардинальным образом при жизни одного поколения.

Успокаивает то, что мы все-таки далеко ушли от жителей Новой Гвинеи, где мужчину приветствуют словами «Эй, наяк!» («Я вижу тебя, мужчина!»), а женщину – «Эй, лаок!» («Я вижу тебя, женщина!»).

Встречаясь с другими людьми, мы можем просто сказать – «Здравствуйте!».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов