Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2022 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1930 – Опубликовано постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 30 июля 1930 о передаче клиник высших медицинских учебных заведений и медицинских факультетов университетов в ведение местных органов здравоохранения

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Леонид Любовский: «Жизнь как симфония»

«Напоминалка» Фейсбука бесстрастно сообщила, что сегодня день рождения Леонида Любовского, а сайт Казанской консерватории уточнил – профессору Казанской государственной консерватории имени Назиба Жиганова, заслуженному деятелю искусств России и Татарстана, лауреату Государственной премии Российской Федерации 24 февраля исполнилось бы 85 лет.

В 16 часов в консерватории состоялся концерт памяти известного казанского композитора. Впрочем, вряд ли только казанского. В последние годы его музыка чаще звучала в других городах. Напомню, его творчество высоко оценили в Польше, Болгарии, Германии, Италии, Испании, Словакии, США, Японии.

На концерте я была, позднее напишу о нем. Пока штрихи к портрету юбиляра.

В последнее время Леонид Зиновьевич постоянно жил в Санкт-Петербурге. Он много ездил по стране, участвовал в концертах, был участником творческих вечеров. В Санкт-Петербургском Доме национальностей работала «Музыкальная гостиная композитора Леонида Любовского».

Так судьбе было угодно, что умер он все-таки в нашем городе (уже несколько лет Любовский жил в Казани летом), и мы имели возможность попрощаться с ним 11 сентября 2021 года.

Мы с Леонидом Зиновьевичем были добрыми друзьями, довольно часто встречались и говорили не только о музыке, о консерватории, но и о жизни вообще. В разные годы тему нашего диалога (изредка к нему присоединялась его жена, Ирина, если мы встречались в их гостеприимном доме недалеко от площади Тукая) определяли конкретные обстоятельства. Когда я работала над книгой о Жиганове, говорили о Назибе Гаязовиче, о том, почему судьба уготовила ему и огромные творческие успехи, и хулу, чаще всего незаслуженную. Закончив работу над балетом «Легенда о Желтом аисте», он пригласил меня домой и показал несколько его фрагментов.

После августовских событий 1991 года Леонид Зиновьевич и Ира поделились со мной впечатлениями о московских событиях. Они случайно оказались тогда на площади Дзержинского, и памятник "Железному Феликсу" стаскивали с пьедестала на их глазах, что вызвало у Любовского большое недоумение. Когда он стал лауреатом Государственной премии России, я спрашивала его о том, как ему работалось в паре с автором либретто Ренатом Харисом, известным татарским поэтом. Над балетом «Сказание о Йусуфе» Любовский работал почти пять лет, если считать от его замысла до постановки.

«Заканчивался XX век. Погруженный в образы балета, я, казалось, не замечал времени. Это был уход от всего того хаоса, который творился в стране в эти годы, – от разочарований и крушения идеалов, от сознания новой реальности через трагедии и надежды уходящего старого и рождающегося нового», – так вспоминал он то время. Поставили балет, когда хаос сменился более или менее спокойной жизнью.

Мне запомнилось его интервью 1991 года, которое было опубликовано в газете «Казанские ведомости» (Леонид Любовский: «Мы – щепки во всеобщем развале…»). Время тогда было тяжелое. Настроение по большей частью ужасное. Не ради красного словца он сказал тогда, что в такие времена человек чувствует себя как щепка в океане. Помню, меня поразило тогда его признание о том, что даже в очередях, где он, как и все казанцы, стоял, чтобы отоварить талоны (кто из казанцев этого не помнит?), у него внутри звучала музыка.

«Это дает возможность смотреть на то, что происходит, как бы со стороны. По-настоящему композитор – всегда немножечко Пимен. Он как бы стоит в стороне, он наблюдает. И эти наблюдения через свои эмоциональные ощущения выражает в музыке. Чаще всего так – в крупных сочинениях.

Большая музыка – это бесконечный диалог композитора с самим собой. Он своего рода переводчик мыслечувствования времени. Он обнажает глубинные, не доступные разуму явления. Я вспоминаю, как после исполнения моей Третьей симфонии секретарь по идеологии Татарского обкома КПСС Валеев строго спрашивал меня, что я хотел сказать своей музыкой. Больно подозрительными ему показались продолжительные аплодисменты публики».

А это уже цитата из рассказа Жизнь коротка:

«Мне кажется, профессия композитора имеет свои определенные преимущества: невыносимость происходящего в те «лихие годы» (и осознание того, что произошло со страной и в каком мире мы очутились) толкнуло думающую часть общества на поиски новых истин, – кто ушел в религию, кто в изотерику и философию, кто в бурную общественную жизнь, кто просто спился, – я же «отвел душу» на своей Пятой симфонии, которую писал почти десять лет. В ней и сомнения, и надежды, и вопросы, и поиски смыслов – через трагедию уходящего века…».

Помню целый марафон культурных событий, который Любовский устроил в Казани к своему 75-летнему юбилею в феврале 2012 года. В афишу двух театров были включены спектакли с его музыкой: «Снежная королева» в Татарском государственном театре кукол и балет «Сказание о Йусуфе» в Татарском академическом театре оперы и балета имени М. Джалиля. Встречи с его участием прошли в Доме-музее Василия Аксёнова, в Литературном музее Габдуллы Тукая, в Национальной библиотеке РТ, в музыкальном училище. В юбилейной афише было три концерта, главный из которых, симфонический, состоялся 29 февраля в Большом концертном зале имени С. Сайдашева.

12 февраля мы беседовали с Леонидом Зиновьевичем (Музыка как исповедь). Он сказал тогда:

« Мне неоднократно говорили: «Как ты хорошо все организовал». Но я ни с кем не договаривался сам! Все сделано по просьбам с мест. Желающих было даже больше, чем вошло в афишу. В прошлом году у меня было много концертов-творческих встреч вне Казани, в том числе три в Москве. А в этом году особое внимание уделил Казани. Слава Богу, наработал много. Есть что показать и о чем рассказать.

Мои встречи со слушателями проходят достаточно свободно. Всегда задают много вопросов. Конечно, на каждой встрече слушатель будет особый. Например, в консерватории прозвучат сочинения, которые используются и как концертный и как педагогический репертуар в вузовской практике. Студенты и преподаватели исполнят то, что играется (а точнее сказать, изучается) в учебной аудитории».

Такая же картина случилась в 2017 году, когда он выступал, в том числе, в Доме дружбы народов. На концерт тогда пришли его земляки,  казанские украинцы.

Любовский считал, что культура и воспитание – это те области, которые запускать преступно: от них зависит уровень цивилизованности общества. Это было его глубокое убеждение. Он говорил об этом в своих книгах и интервью, выступая перед специалистами. Когда им с Ренатом Харисом вручали Государственные премии России, улучшив момент, Леонид Зиновьевич даже Президента В. Путина сделал своим собеседником. Именно эта мысль руководила его огромной просветительской работой.

В 1994 году он подарил мне свою брошюру «Что есть музыка». Размышления о музыке композитор назвал фугой. Это было сочинение, обращенное к тем, кто музыку слушает и понимает. По его мнению, композитор может помочь  ее осмыслению. Позднее Любовский стал размышлять о музыке на фоне рассуждений о жизни вообще, сочетая их с воспоминаниями о своей жизни. Так родился у него цикл рассказов-эссе, который в 2011 году он предложил опубликовать в «Казанских историях» (Леонид Любовский: Жестокость; Леонид Любовский: Жизнь коротка; Леонид Любовский: Прекрасная негритянка; Леонид Любовский: Тихие аллеи).

В своем отклике на концерт Любовского в ноябре 2002 года, я написала, что порой, слушая его музыку, я ее как бы вижу (Музыка, которую можно увидеть…). Это поразительное чувство! Впервые я испытала его в декабре 1999 год, когда была исполнена его Пятая симфония.

Симфонический оркестр предстал передо мной как безбрежный океан нашей жизни, а флейта явственно показалась одиноким человеком, мятущимся посреди жестокого и бездушного мира. Это был концерт, посвященный 10-летию со дня смерти Андрея Дмитриевича Сахарова, которого Любовский почитал, как своего духовного наставника, хотя в жизни знаком с ним не был. Композитора так потрясла смерть знаменитого ученого и политика, что он не лег спать, пока не записал на бумаге рожденную трагическим известием музыку. В концерте впервые была исполнена Lacrimoza памяти Сахарова. (lacrimoza – часть реквиема, на латинском языке – значит «трогающий до слез, скорбный»).

Кончина Леонида Зиновьевича на 85 году жизни отозвалась горестной нотой во многих сердцах. Несмотря на ковидные ограничения проститься с ним к главному зданию консерватории пришли десятки людей: его коллеги, ученики, друзья и просто знакомые. Были и официальные лица. Со словами соболезнования выступила министр культуры Ирада Аюпова. Некролог подписали Р. Минниханов, М. Шаймиев, Ф. Мухаметшин, А. Песошин, другие официальные лица. В нем говорилось:

«Леонида Любавского отличали беззаветное служение любимому делу, преданность профессии и высокое чувство общественного долга. Мудрый наставник, настоящий мастер и творец, он посвятил себя классическому музыкальному искусству, щедро даря окружающим свой талант и вдохновение».

Руководство консерватории сделало все, чтобы проводить профессора Любовского в последний путь достойно. С этим вузом связано более сорока лет жизни Леонида Зиновьевича. Он учился здесь, уже имея диплом Львовского музыкального училища. Консерваторию окончил в 1967 году. Учился у выдающихся музыкантов: профессоров Альберта Лемана (композиция), Генриха Литинского (контрапункт), Назиба Жиганова (инструментовка). Сразу после окончания КГК начал преподавать. Вел классы полифонии и чтения партитур. С 1985 года – доцент, с 2000 года – профессор.

Сразу после гражданской панихиды гроб с телом покойного увезли в Санкт-Петербург. И вот новая встреча с музыкой Леонида Любовского. Не знаю, кто был инициатором юбилейного концерта – руководство консерватории или Ирина Любовская. Я узнала о концерте от нее. Но не это важно. Важно, что память о композиторе Любовском в Казани жива.

В наших разговорах Леонид Зиновьевич не раз сетовал на то, что музыка его звучит в нашем городе редко. Помню, с какой обидой он сообщил мне о том, что ему предложили провести концерт с премьерой Пятой симфонии за свои деньги. Я утешала его тем, что мир сегодня таков, что подобные предложения делают и другим его собратьям. Хотя не была совсем уверена, что права в последнем предположении.

Нельзя сказать, что творчество Леонида Любовского в Казани не замечали. Но любому композитору, художнику, писателю хочется, чтобы его слушали, видели чаще. Это концерты организуют по каким-то поводам, чаще юбилеям. А музыка пишется каждый день, вне зависимости, поступил на нее заказ из Министерства культуры РТ или нет. И не могут деятели культуры не замечать, что чаще всего такие заказы, а значит и знаки внимания, получают их коллеги, как теперь говорят, титульной нации.

Правда, обобщать в таком деле не стоит. Поскольку не всегда мерилом внимания является национальность творца. Судьба Назиба Жиганова  – тому доказательство. Но факты – упрямая вещь. И порой их трудно объяснить.

В Казани только что закончился юбилейный 40-й Шаляпинский фестиваль, к которому Татарский академический театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, как всегда, подготовил интересную выставку архивных документов и фотографий. На этот раз она включала новые разделы. Так, два стенда рассказывали о спектаклях – лауреатах Государственных премий. Зрителями напомнили о спектаклях Назиба Жиганова «Алтынчеч» и «Джалиль», об опере Бату Мулюкова «Кара за любовь», опере Резеды Ахияровой «Любовь поэта». Но почему-то не было даже упоминания о балете «Сказание о Йусуфе« (композитор Леонид Любовский, автор либретто Ренат Харис, балетмейстеры Г. Ковтун и Н. Боярчиков). Как это расценить – как «эксцесс исполнителя»? А ведь спектакль получил главную на сегодня Государственную премию в области литературы и искусства! Композитор Леонид Любовский, автор либретто Ренат Харис и исполнитель главной партии – танцовщик Нурлан Канетов в 2005 году были удостоены Государственной премии Российской Федерации. Этот балет впервые увидел свет рампы в июле 2001 года и стал событием в культурной жизни не только Татарстана, но и России.

Леонид Любовский с одним из своим учеников, композитором Эльмиром Низамовым, ныне заведующим кафедрой композиции Казанской консерватории

У балета «Легенда о Желтом аисте» два автора – Назиб Жиганов и Леонид Любовский. Два таланта слились воедино. Довести музыку балета до сценической версии Любовского попросила Нина Ильинична Жиганова. Назибу Гаязовичу сделать это помешали неблагоприятные обстоятельства того времени. Наверняка он услышал китайскую сказку о Желтом аисте в 1957 году, когда побывал в этой стране. В 1963 году написал 7 симфонических новелл, которые собирался превратить в балет. Но как его можно было поставить в пору обострения отношений СССР с Китаем? Так и осталась от того замысла только партитура симфонических новелл для оркестра.

Любовский рассказал о работе над балетом так:

«У меня в то время были свои творческие замыслы, и я не сразу дал согласие. Но министр культуры Зиля Рахимьяновна Валеева одобрила идею этой работы, и я согласился. Честно говоря, не мог не согласиться, ведь речь шла о моем учителе! Назиб Гаязович Жиганов учил меня оркестру. Он был первым и единственным моим учителем оркестровки.

Пришлось отложить некоторые замыслы и погрузиться в мир китайского фольклора. Внимательно изучил все, что осталось в личном архиве Жиганова от «Желтого аиста». Прежде всего это партитура для большого симфонического оркестра: семь симфонических новелл, или пьес, написанных на основе китайской сказки. Из Китая Назиб Гаязович привез большое количество пластинок, на конвертах которых я нашел немало ценных суждений о китайской музыке Назиба Гаязовича. Некоторое время занимался слушанием этой музыки».

Этот балет Любовский впервые представил 5 апреля 2011 года в Министерстве культуры РТ, на совещании с участием членов экспертного совета по музыкальному искусству и руководства правления Союза композиторов республики (Желтый аист – привет из Китая; Легенда о желтом аисте).

Я присутствовала на этом совещании и не могла не видеть, что музыка первым слушателям понравилась. Я спросила тогда руководителя балетной труппы Владимира Яковлева, планирует ли театр имени Джалиля поставить этот балет. Ответ был короткий: «Дадут денег – поставим». Выходит, не дали.

Не каждому композитору удается увидеть свои сочинения на столичной сцене. Нетрудно представить, как радовался  Любовский, когда узнал о желании Вячеслава Гордеева поставить балет в Московском государственном театре «Русский балет». Но постановка балета к столетию Назиба Жиганова не состоялась. Как сказал мне Леонид Зиновьевич, у Татарстана не нашлось средств, чтобы выполнить условия заключенного с театром договора. Не нашлось средств или не было желания?

Музыка балета «Легенда о Желтом аисте» впервые прозвучала 3 февраля 2012 года в Государственном концертном зале имени Салиха Сайдашева в исполнении Казанского камерного оркестра La Primavera под управлением заслуженного деятеля искусств РТ, народного артиста РТ, лауреата Государственной премии РТ имени Габдуллы Тукая Рустема Абязова, и была высоко оценена («Неизвестный Жиганов»). Потом было еще концертное исполнение в Чебоксарах.

Но один балет Любовского все-таки был поставлен в Москве. 15 января 2015 года, еще до премьеры, он показал его музыку в Казани (Премьеры с симфоническим оркестром). В концерте Государственного симфонического оркестра РТ была исполнена Сюита из балета «Стойкий оловянный солдатик», которая называется «Кукольные танцы». Одноактный балет по мотивам знаменитой сказки Г.Х. Андерсена был написан композитором по заказу Московского государственного академического детского музыкального театра имени Наталии Сац к 50-летнему юбилею театра. В апреле 2015 года состоялась его премьера.

Леонид Зиновьевич относился к своим сочинениям, к себе как-то по-философски. В одном из своих интервью он объяснил, почему:

«Я могу назвать десяток достаточно хороших для своего времени композиторов XIX века, но сегодня мы не знаем ни одного их сочинения. Мало кто может назвать имя учителей Чайковского Иогансона или Зарембы. Ну что мы знаем об этих композиторах? Да ничего. Разумеется, в музыке происходит естественный отбор. Но и тут бывают непопадания. К примеру, великую ораториально-хоровую музыку Баха не знали уже через 50 лет после его смерти. До того времени, пока Мендельсон не продирижировал его Пассионами. И тут имя Баха как будто открылось заново. Произведения Вивальди переживали период полного забвения, а сегодня это один из самых исполняемых композиторов в мире.

Сегодня мы можем преклоняться перед сочинением, а завтра о нем все забудут. Иногда нужно время, чтобы увидеть величие произведения».

Это суждение, конечно же, он не относил на счет своего творчества. Просто констатировал исторические факты. Не раз я слышала от него: «Пишу. Потому что не могу не писать».

Леонид Зиновьевич успел написать свою последнюю книгу. В 2020 году она выложена на сайте «Лит-Рес». Я узнала об этом только сегодня. Называется книга удивительно – «Возвращение к празднику» (https://www.litres.ru/leonid-lubovskiy/vozvraschenie-k-prazdniku-kniga-esse-o-tvorcheskoy-rabote/chitat-onlayn/). Он обещал мне ее подарить. Но не пришлось.

Так что новая встреча с композитором Любовским мне еще предстоит. Как и всем, кто захочет эту книгу прочитать.

По отзывам специалистов, Леонид Любовский был композитором, остро и напряженно чувствующим современность, ее живой, динамический пульс, стремительное течение жизни. Какой бы темы или жанра он ни касался в своем творчестве – это всегда музыка, преломленная через сегодняшнее восприятие. В своей книге «Жизнь как симфония» он писал об этом так:

«ХХ век – время, насыщенное самыми разными событиями, иногда выглядевшими как фарс, а иногда как кровавая жестокая драма. Я пишу о том, что мне самому довелось увидеть. Многое затем пришлось переосмыслить, дать свою оценку. Оценка эта – в моих сочинениях.

Я бы предпочёл просто писать музыку, к которой призван был с детства, музыку, идущую от ощущения себя в необъятном мире. Это ощущение сродни молитве. Но время, в которое я жил, диктовало другое: постепенно уходили иллюзии, навеянные детством. Жаль было расставаться с этим детством. Замкнуться в себе, быть сторонним наблюдателем – я не смог. Мир оказался куда хуже, чем я предполагал: зависть, жестокость, ложь, обман, предательство, воровство, жадность, недоверие людей друг к другу – все эти пороки чужды музыке. Думаю, что они всегда были чужды и мне. Музыка не возникает в ожесточённом сердце. Оказалось, что наше время для неё «молооборудовано».

Всё же, если по своей наивности я надеюсь, что хотя бы незримую каплю доброты мне удастся внести в мир своими сочинениями – значит, я работал недаром. В конце концов – это жизнь. Жизнь как симфония».

Он многое хотел сказать нам, слушателям, своим современникам. И будет справедливо дать нам возможность это услышать.

 

НАША СПРАВКА

Леонид Зиновьевич Любовский – композитор, дирижер, педагог.

Родился 24 февраля 1937 года в городе Каменка Киевской, ныне Черкасской области Украинской ССР. Работал во многих музыкальных жанрах, является автором трех опер, трех балетов, шести симфоний, музыки для драматического театра, многочисленных инструментальных, вокальных, хоровых произведений, среди них: оперы «Праздник святого Иоргена», «Каменный властелин»; балеты: «Сказание о Йусуфе«, «Легенда о Желтом аисте»; Симфоническая сюита «Из Моабитских тетрадей» для оркестра и солиста и других крупных симфонических партитур, пять концертов с оркестром (для скрипки, для виолончели, для альта, для фортепиано, для фортепиано в 4 руки, для трубы), двух струнных квартетов, фортепианного трио, других камерных ансамблей, двух кантат («Земную боль в слова облечь» по поэме Твардовского «По праву памяти» и «Предчувствие весны» для детского хора), вокальные, хоровые, фортепианные циклы, и др.).

В 2005 году за балет «Сказание о Йусуфе» композитор был удостоен Государственной премии РФ в области литературы и искусства. Он заслуженный деятель искусств Татарской АССР (1983) и заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1996).

  Издательский дом Маковского